Стороны по сделке

Субъектами сделки могут быть любые субъекты гражданского права, обладающие таким качеством, как праводееспособность. Субъекты такой сделки, как купля-продажа, именуются сторонами, продавцом и покупателем.
Как правило, "продавец товара должен быть его собственником или обладать иным ограниченным вещным правом, из которого вытекает правомочие продавца по распоряжению имуществом. <...> В случае, предусмотренном законом или договором, правомочия по распоряжению имуществом могут быть предоставлены лицу, не являющемуся субъектом права собственности или иного ограниченного вещного права на это имущество" <1>. Даже если объект не принадлежит продавцу на праве собственности, с классических позиций принципиально важным является факт самой потенциальной возможности с точки зрения смысла объективного права принадлежности объекта какому-либо субъекту на абсолютном праве. Именно здесь, при определении статуса субъекта сделки, вызывается к жизни теория абстрактного документа. Нет принципиальной разницы в том, что понимается под отчуждаемым предметом: нечто, что вызывает к жизни "специфическое абсолютное право на ценные бумаги" <2>, идеальную оболочку, выражающую внешнее отражение сущности ценной бумаги <3>, или абстрактный документ в виде специфической фикции <4>, — важен лишь юридический статус владельца подобного объекта права. Принципиально важным остается вопрос о применении вещных институтов к объектам, утратившим признак вещности (к бездокументарным ценным бумагам). При определении статуса субъекта сделки становится особенно актуальным вопрос о бездокументарных ценных бумагах как объекте права собственности. По субъекту сделки, обладающему нормативным правомочием эмитировать ценные бумаги, последние характеризуются при первичном размещении как корпоративные, государственные, муниципальные.
Безусловно, при рассмотрении сущности договора купли-продажи эмиссионных ценных бумаг нельзя не рассмотреть элементы, характеризующие его как особую сделку по отчуждению особого имущества.
Итак, необходимым фактором воплощения в жизнь любой сделки является прежде всего воля сторон.
Что же такое воля участника, или субъекта сделки, в частности сделки купли-продажи? Это, скорее, стремление к заключению сделки. Воля характеризует субъективную сторону договора, именно она (воля) является тем стержнем, благодаря которому достигается собственно имущественная цель субъекта, вступающего в правоотношение, и волеизъявление, являющееся инструментом воли, будет эффективным только в случае адекватности и разумности первой. Воля всегда покоится на осознании предполагаемой цели, которая заключается, например, в удовлетворении имущественного интереса, и может показаться, что она (воля) является характеристикой именно человеческого сознания. Однако в корпоративном праве, как, собственно, везде, где существует общий интерес участников гражданского оборота, воля приобретает несколько иной, не персонифицированный смысл. Если рассматривать эмитента как юридическое лицо, то, вне всяких сомнений, эмитент (или покупатель — юридическое лицо) как субъект права, обладающий свойством правосубъектности, может осуществлять свои права посредством формирования волеизъявления, а значит, способен иметь такое свойство, как выражение своей индивидуальной воли.
В корпоративных организациях воля является сложным совокупным явлением, цель которой зависит от направленности ее составляющих воль участников организации или лиц, входящих в органы управления общества.
Наиболее сложную генеалогию воли мы можем наблюдать в акционерном обществе, например, при принятии на общем собрании акционеров решения о дополнительном выпуске акций. Казус при этом заключается в следующем. Изъявляет волю или осуществляет волеизъявление юридическое лицо — акционерное общество, и субъектом сделки или стороной при размещении выступает именно оно, общество. Но изначально истоки воли на совершение сделки находятся не у юридического лица в целом как субъекта гражданского правоотношения и не у лица, представляющего его интересы и от имени АО выступающего, а у лиц, находящихся с АО в обязательственно-имущественных правоотношениях, — акционеров, так как именно их сублимированная воля, выраженная в решении общего собрания посредством осуществления основного права по акциям — права голоса, определяет или гарантирует наличие существенных условий в оферте особого рода — решении о выпуске ценных бумаг. Общее собрание выступает как выражение воль корпоративного большинства. Например, п. 8 ст. 49 Закона об АО гласит, что суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными, решение не повлекло причинения убытков данному акционеру, и устанавливает сокращенный срок исковой давности — шесть месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении. В то же время в п. 8 Постановления N 4/8 содержатся виды существенных нарушений. К таковым относятся: несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания акционеров и несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования при заочном голосовании, т.е. к существенным отнесены такие нарушения, которые исключают возможность участия в голосовании и (или) невозможность объективного голосования, а значит, адекватного формирования воли и объективного волеизъявления обладателя акций <*>.
<*> К таковым, по мнению автора, можно отнести как любые нарушения подготовки и проведения общего собрания акционеров, которые исключают возможность участия в голосовании, самого объективного голосования, так и нарушения, способствующие игнорированию прав акционеров, например, право требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров (при необоснованном отказе в созыве собрания) или право участвовать в подготовке годового собрания (необоснованное невключение предложений в повестку дня). Необходимо исключать не только преднамеренные ошибки при процедуре подготовки и проведении общего собрания, но и ошибки, вытекающие из неправильного правоприменения норм корпоративного права, поскольку, как было указано выше, суд вправе, но не обязан оставлять в силе обжалуемое решение.
Воля продавца, выражающаяся в такой форме волеизъявления, как договор, завершает сложный процесс своего формирования. И мы можем наблюдать, как источник воли де-факто и деюре находится за пределами воли субъекта сделки. Заметим, что воля сторон в данном случае должна выражаться в установленной форме волеизъявления — письменной. (Необходимость письменной формы обусловлена особым порядком осуществления операций с ценными бумагами
- взаимосвязана с необходимостью указания реквизитов договора <*>.)
С точки зрения института воли сделка купли-продажи эмиссионных ценных бумаг отличается, прежде всего, именно спецификой формирования волеизъявления продавца, выступающего в качестве эмитента. Подобное детальное рассмотрение генеалогии воли позволяет выделить два момента: де-факто воля и соответствующее волеизъявление (исходное волеизъявление) направлены прежде всего на создание объекта сделки посредством выпуска ценных бумаг в установленном порядке, в то время как конечная воля и соответственно конечное волеизъявление направлены непосредственно на отчуждение акций первым владельцам прежде всего при принятии решения о дополнительном выпуске. Возникает сложность в определении соответствия воль и волеизъявлений, точнее, соответствия в их (воль и волеизъявлений) строгой последовательности. Скажем, воля акционера, обладающего достаточным количеством акций для того, чтобы влиять на исход голосования или на принятие решения общим собранием, должна быть выражена в установленном порядке посредством, например, бюллетеня для голосования, т.е. соответствующее волеизъявление должно быть выражено в строго определенной форме; затем подобные волеизъявления выражаются в определенном результате — решении общего собрания. Именно с этого момента воля с последующим волеизъявлением акционеров, голосовавших на общем собрании, становится волей всего общества; и в дальнейшем подобная сублимированная воля при совершении обществом сделки по размещению должна быть соответствующего содержания. Если предположить, что акционер голосовал, не обладая объективной информацией о положении дел в обществе, но необходимые материалы ему были предоставлены, то, очевидно, не будет никаких существенных оснований полагать, что наличествует порок воли, влекущий негативные последствия для последующего волеизъявления общества. Однако если такие материалы были умышленно не предоставлены ввиду того, что при их предоставлении решение могло быть не принято, будет иметь место соответствующий порок воли самого общества. Таким же образом обстоят дела и при отсутствии воли акционера в результате такого нарушения в подготовке общего собрания, как неизвещение или не должное извещение о проведении общего собрания акционеров. И будет правильным, надо полагать, на данном этапе развития рынка ценных бумаг утверждение: "...отношение права к ошибке опирается <... > на различие юридической природы сделок, которая в одних случаях требует удержания сделки в силе, несмотря ни на какую ошибку, сопровождающую ее совершение, а в других — объявления недействительной сделки ввиду ошибки не только в волеизъявлении, но и в его содержании" <*>. Наличие подобной тесной взаимосвязи беспорочности воли и правовой природы сделки в целом наводит на мысль, что рассмотренные выше примеры свидетельствуют о том, что ошибки в волеизъявлении на соответствующих этапах формирования воли и волеизъявления, предшествующих сделке, самым непосредственным образом влияют на последующее содержание сделки (в частности, на предмет передачи имущества, являющийся результатом эмиссии). Если при принятии решения о выпуске окажется, что общее собрание вообще не имело юридической силы (например, вследствие отсутствия кворума, решение принято с нарушением компетенции общего собрания акционеров <**>), то воля и волеизъявление сами по себе соответственно не будут иметь юридической силы, точнее, будет презюмироваться их отсутствие.
Воля и ее должное выражение продавцом-эмитентом находятся, безусловно, в тесной взаимосвязи с волей покупателя, и взаимосвязанность сделок при эмиссии проявляется также в таком элементе, как воля продавца, так как именно она фактически объединяет все сделки при размещении данного выпуска и ее существенный дефект влечет недействительность всего выпуска и соответственно всех сделок, в то время как дефект воли или ее отсутствие у конкретного покупателя не влекут за собой недействительности остальных сделок. Но если эмиссия ценных бумаг повлекла за собой введение в заблуждение владельцев этих ценных бумаг, имеющее существенное значение в соответствии с п. 5.3 Положения о порядке приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным и внесении изменений и дополнений в акты Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 31 декабря 1997 г. N 45 <*> (далее — Постановление N 45), выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным по иску ФСФР <**> в случаях, указанных данным Постановлением, и выраженное в сделке при таком выпуске волеизъявление покупателей будет изначально искажено намеренными действиями продавца, что также повлечет совокупную недействительность сделок посредством признания выпуска недействительным. Если учесть, что цель каждого волеизъявления также принимается во внимание правом как собственно цель конкретной сделки, то и конечное назначение воли сторон также будет иметь существенное значение при определении юридической действительности волеизъявления. Так, например,
выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным, если цели эмиссии ценных бумаг (а значит, цели волеизъявления) продавца противоречат основам правопорядка и нравственности.
- Консенсуальность как характеристику сделки, естественно, нельзя рассматривать в отрыве от характеристики воль, скорее, наоборот, ведь сама сущность консенсуальности заключается в идентичности моментов собственно заключения сделки и момента согласования воль — соглашения о заключении.
"Купля-продажа считается заключенной с момента установившегося состоявшегося согласия контрагентов; если соглашение сопровождается составлением письменного акта, то последний имеет значение лишь доказательства установленного договора" <*>. В данном смысле является бесспорным факт, что договору купли-продажи ценных бумаг присущ такой же принцип консенсуальности, как и классическому договору. И при рассмотрении признака консенсуальности не имеет значения, что ради обоснования того, на что же переходит право собственности и для чего служит это собственно трансформированное право собственности, на так называемую фактическую фикцию документа мы потратили столько времени, т.е. при определении момента заключения договора такая составляющая предмета, как ценная бумага, не имеет столь решающего значения. В данном случае можно лишь констатировать, что последующие юридически значимые факты — такие, как исполнение договора, не находятся в прямой зависимости от объекта сделки.
Кроме того, такое свойство договора купли-продажи, как консенсуальность, напротив, находится в прямой зависимости от воли и волеизъявления участника сделки, так как именно соглашение двух сторон есть момент встречи двух целенаправленных волеизъявлений. Именно момент заключения договора является отправной точкой юридической жизни договора как сделки. Именно момент встречи двух воль определяет окончательное соглашение по поводу существенных условий сделки. При договоре присоединения договор считается заключенным в том случае, если покупатель присоединяется к условиям продавца. Данным обстоятельством объясняется тот факт, что на продавца в установленных законодательством случаях в императивном порядке возлагаются дополнительные обязанности по раскрытию информации (см. ст. 23, 26 Закона о РЦБ), предоставлению достоверной информации при регистрации выпуска ценных бумаг (Положение о порядке приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным, утвержденное Постановлением ФКЦБ РФ N 45 и т.д.), что является дополнительным основанием для отнесения сделки с эмиссионными ценными бумагами к особому виду купли-продажи имущества, а сделки купли-продажи эмиссионных ценных бумаг при первичном размещении — соответственно к подвиду. При рассмотрении существенных условий вполне можно столкнуться с тем, что определение наличия или отсутствия существенных условий находится в прямой зависимости от факта согласования и соответствия воль.
<< | >>
Источник: Е.Н. Решетина. Правовая природа корпоративных эмиссионных ценных бумаг. 2005

Еще по теме Стороны по сделке:

  1. Валютные сделки
  2. Валютные сделки
  3. Целесообразно разрешить сторонам договариваться о конфискации во внесудебном порядке и разрешить суду выносить заранее оговоренное постановление о конфискации, если стороны согласны на эту процедуру
  4. в. Сделки РЕПО
  5. Биржевые сделки, их виды и характеристика
  6. Понятие международной торговой сделки
  7. Запоздавшие отчеты о сделках
  8. Сделки РЕПО
  9. Промышленные компенсационные сделки
  10. Общая характеристика сделки