<<
>>

Страховое право как юридическая основа страховой деятельности

Как экономическая категория страхование носит объективный характер — его возникновение обусловлено экономическими и социальными потребностями общества. В этом смысле страхование может существовать вне всякого правового регулирования со стороны государства.
И действительно, на первоначальных этапах существования страхования так оно и было и основным его регулятором являлся договор, который определял права и обязанности страхователя и страховщика в качестве субъектов страхового отношения, которое не выступало в качестве правового отношения. Однако по мере своего развития (как и развития самого государства и его правовой системы) страхование стало выступать предметом правового регулирования. Причем это регулирование в ходе исторического развития все более углублялось и расширялось, переходя от общих положений ко все более детальной (порой даже мелочной и излишней) правовой регламентации. В итоге возник тот правовой массив, который в настоящее время мы называем страховым правом.

Страховое право имеет свой предмет, в качестве которого традиционно рассматривают определенный вид общественных отношений.

Вопрос о том, что является предметом страхового права, в значительной степени зависит от ответа на вопрос, какие общественные отношения можно именовать страховыми.

От этого, в свою очередь, зависит ответ на вопрос о природе страхового права как правового образования, его составе и месте в системе права.

В литературе можно наблюдать две точки зрения.

В узком смысле страховыми отношениями можно считать лишь те общественные отношения, посредством которых осуществляется собственно страхование, а именно те экономические отношения, опосредованные, как правило, договором страхования, субъектами которых выступают страховщик и страхователь. В рамках этих отношений страховщик за плату в виде страховой премии обеспечивает страховую защиту интересов страхователя (застрахованного лица).

Эти отношения именуют собственно страховыми отношениями.

В широком смысле под страховыми отношениями понимается более широкий круг общественных отношений. В этом смысле страховыми отношениями именуют также отношения, возникающие в процессе деятельности таких субъектов, как страховые агенты и страховые брокеры, а также отношения, возникающие в процессе деятельности государственных органов, направленной на организацию страхования или связанной с осуществлением страхового надзора.

В конечном счете различие между узким и широким пониманием упирается в различие тех критериев, которые используются при признании отношения страховым: в первом случае в качестве критерия используется понятие "страхование", во втором — "страховая деятельность (страховое дело)". Иными словами, первая точка зрения признает страховыми отношения, возникающие при осуществлении страхования, вторая — отношения, возникающие в сфере страхования, включая, естественно, и осуществление самого страхования. Ясно, что понятие "страховая деятельность (страховое дело)" в том виде, в котором оно представлено в настоящее время в законодательстве, шире понятия "страхование".

Представляется, что понятие "страховое отношение" в его широком значении имеет право на существование, поскольку опирается на некоторые факты, имеющие объективный характер.

Таким фактом выступает само законодательство. Во-первых, в системе правовых актов, имеющих непосредственное отношение к страхованию, в настоящее время основополагающее значение имеют два акта: Гражданский кодекс, в котором содержится специальная гл. 48 "Страхование", и Закон об организации страхового дела. Гражданский кодекс регулирует отношения, которые именуются собственно страховыми отношениями, т.е. отношения по осуществлению страхования. Закон, что и вытекает из его названия, регулирует отношения, связанные с организацией страхового дела, т.е. отношения по организации страхования. Если под страховыми отношениями (и, соответственно, под предметом страхового права) понимать только отношения по осуществлению страхования, то такой акт, как Закон об организации страхового дела, автоматически подлежит исключению как из состава страхового законодательства, так и из числа источников страхового права.

Учитывая то широкое значение, которое имеет данный Закон для практики страховой деятельности, такое теоретическое решение вопроса было бы необоснованным.

Во-вторых, признание в качестве страховых только отношений по осуществлению страхования требует исключения из предмета страхового права деятельности по оказанию услуг, связанных со страхованием, такими специфическими субъектами страхового дела, как страховые агенты, страховые брокеры и страховые актуарии. Более того, из предмета страхового права пришлось бы исключить деятельность государственного страхового надзора, как и сам этот надзор, включая лицензирование страховой деятельности. Такое понимание предмета страхового права также представляется не соответствующим реальному положению дел.

Поэтому в литературе высказана точка зрения, согласно которой "предмет страхового права — это страховые отношения, возникающие в процессе страхования, а также другие общественные отношения, связанные со страхованием (выделено мною. — А.Х.)" <1>. Иначе говоря, понятие "страховые отношения" рассматривается в своем широком значении.

--------------------------------

<1> Прокошин В.А., Косаренко Н.Н. Финансово-правовое регулирование страховой деятельности в современной России. М., 2004. С. 40.

В свете сказанного предметом страхового права выступают три группы общественных отношений.

Первую группу составляют отношения, связанные с осуществлением страхования, или собственно страховые отношения. Именно в рамках этих отношений осуществляется страхование как таковое, т.е. предоставление страховщиком страховой защиты страхователю, чем обеспечивается защита его материального положения.

Эти отношения опосредуют уплату страхового платежа и выплату страхового возмещения или страховой суммы.

Коль скоро эти отношения опосредуют движение денежных средств (при уплате страховой премии — от страхователя к страховщику, а при производстве страховой выплаты — от страховщика к страхователю), то эти отношения можно обозначить в качестве материальных страховых отношений.

В соответствии с законодательством некоторых стран они всегда должны иметь договорную форму. Законодательство Российской Федерации допускает для обязательных видов государственного страхования бездоговорную форму.

Субъектами материального страхового отношения выступают страхователь и страховщик.

Вторую группу страховых отношений представляют отношения по оказанию услуг, связанных со страхованием и возникающих в процессе деятельности таких субъектов страхового дела, как страховые агенты, страховые брокеры и страховые актуарии. К числу таких отношений относятся, например, отношения между страховой организацией и страховым брокером. Эти отношения можно обозначить как вспомогательные страховые отношения.

Страхование — слишком важная сфера жизнедеятельности общества. Поэтому государство не может оставить эту сферу без своего внимания. Как уже говорилось, при социализме страхование вообще является государственной монополией. В обычных же условиях государство ограничивается регулированием страховой деятельности. В первую очередь это достигается путем издания нормативных правовых актов, устанавливающих правила поведения участников страховых отношений.

Для того чтобы обеспечить соблюдение правовых норм, посвященных страхованию, государство осуществляет надзор за законностью в сфере страхования, для чего создаются специальные государственные органы. Более того, на эти органы могут быть возложены не только надзорные функции, имеющие целью обеспечение исполнения законодательства, но и функции контроля над деятельностью субъектов страхового дела с точки зрения ее хозяйственной целесообразности. Все это обосновывается необходимостью защиты интересов страхователей.

Так или иначе любое государство, во-первых, стремится организовать страховое дело у себя в стране по той модели, которую это государство считает наиболее целесообразной для себя и для общества, во-вторых, держать осуществление страховой деятельности в зоне своего контроля и надзора.

Говоря о целях и задачах организации страхового дела, Закон об организации страхового дела устанавливает, что целью этой организации "является обеспечение защиты имущественных интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении страховых случаев.

Задачами организации страхового дела являются:

проведение единой государственной политики в сфере страхования;

установление принципов страхования и формирование механизмов страхования, обеспечивающих экономическую безопасность граждан и хозяйствующих субъектов на территории Российской Федерации" (п.

1 ст. 3).

В результате между государством, представленным соответствующими органами, с одной стороны, и участниками страхового дела (в первую очередь страховщиками и страхователями) — с другой, возникают отношения которые можно назвать отношениями по организации страхового дела или организационными страховыми отношениями. Эти отношения представляют собой третью группу страховых отношений.

Организационные страховые отношения не опосредуют движения денежных средств в виде страховых премий и страховых выплат. У них другое назначение. Посредством этих отношений государство решает следующие задачи: а) устанавливая определенные требования к таким субъектам страховой деятельности, как страховые организации, страховые агенты и страховые брокеры, оказывает влияние на формирование страховой инфраструктуры в стране, организуя тем самым страховой рынок; б) определяет параметры ведения страховой деятельности участниками материальных страховых отношений; в) устанавливает систему мер, призванных обеспечить исполнение страховщиками своих обязательств, что имеет целью защиту интересов страхователей; г) осуществляет государственный надзор за деятельностью субъектов страхового дела в целях соблюдения ими страхового законодательства, предупреждения и пресечения нарушений этого законодательства; д) формирует систему государственных органов, призванных осуществлять контроль и надзор за соблюдением страхового законодательства, определяет их компетенцию и взаимодействие с субъектами, осуществляющими страховую деятельность; е) организует проведение обязательного государственного страхования в стране.

Признаками организационных страховых отношений (как разновидности общественных отношений) являются следующие.

1. Эти отношения возникают в процессе организующей деятельности государства в лице его уполномоченных органов в области страхования.

2. Обязательным субъектом организационного страхового отношения выступает государство в целом либо уполномоченный государственный орган, специализированный для отправления функций государства в области страхового дела.

3.

Целью этих отношений выступает обеспечение функционирования той модели страхового дела, которая признана государством в качестве оптимальной.

4. Содержанием этих отношений выступает реализация функций соответствующих государственных органов по управлению либо регулированию страхования в стране, включая отправление государственного контроля и надзора за соблюдением субъектами и участниками материальных страховых отношений и другими субъектами страховой деятельности (в первую очередь страховыми брокерами и страховыми актуариями) предписаний государства и его органов в области страхования.

5. Объектом организационных страховых отношений выступает надлежащее исполнение субъектами страхового дела предписаний, содержащихся в нормах страхового законодательства, а также иных своих обязанностей перед государством.

6. Организационные страховые отношения всегда существуют в правовой форме, т.е. в форме правоотношения. Вне правовой формы данные отношения в отличие от материальных страховых отношений существовать не могут.

7. Не являясь экономическими, т.е. базисными, отношениями, организационные страховые отношения относятся к числу надстроечных общественных отношений.

Как уже отмечалось, государство, учитывая важность страхования в жизни общества, не оставляет его без внимания и осуществляет правовое регулирование страховых отношений (как материальных, так и организационных) посредством издания правовых норм. Данные нормы формируют собой особый правовой институт — страховое право.

Страховое право представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения по организации страхового дела в стране, а также отношения, возникающие в связи с осуществлением страхования.

Предметом страхового права, как отмечалось, выступают три группы общественных отношений: 1) отношения, возникающие в процессе проведения собственно страхования, т.е. при осуществлении страховой защиты страховщиком страхователя (застрахованного лица, выгодоприобретателя). Эти общественные отношения выступают в качестве материальных страховых отношений; 2) отношения, призванные содействовать осуществлению страхования, что включает в себя отношения с участием таких субъектов страхового дела, как страховые агенты, страховые брокеры и страховые актуарии. Это вспомогательные страховые отношения; 3) отношения, возникающие в процессе организации государством страхового дела в стране, по его регулированию и осуществлению надзора (контроля) за исполнением предписаний государства в области страхования. Эти отношения выступают в качестве организационных страховых отношений.

Как мы видим, предметом страхового права выступают разнообразные общественные отношения, включающие в себя как экономические (базисные), так и государственно-организационные (надстроечные) отношения. Являются они различными и по своей отраслевой принадлежности, т.е. выступают предметом различных отраслей права. Так, материальные страховые отношения, опосредующие собственно страхование, выступают предметом гражданского права. Отраслевая принадлежность организационных страховых отношений является спорной, о чем будет сказано ниже.

Объединяющим началом, позволяющим подвести данные отношения под эгиду страхового права, выступает то, что они связаны со страхованием. Иначе говоря, страховые отношения — это отношения между лицами, осуществляющими те или иные виды деятельности в сфере страхового дела.

Несмотря на то что термин "страховое право" является довольно распространенным и работы, посвященные ему, появились еще до революции <1>, а также издавались в первые годы советской власти, природа данного правового образования остается спорной.

--------------------------------

<1> Идельсон В.Р. Страховое право. Пг., 1914; Гойхбарг. Источники договорного страхового права. Пг., 1914.

Так, по вопросу о характере страхового права и его месте в системе права высказаны мнения, что оно является: 1) комплексным правовым образованием; 2) институтом (подотраслью) финансового права; 3) институтом (подотраслью) гражданского права; 4) самостоятельной отраслью права.

При рассмотрении страхового права в качестве комплексного правового образования высказаны предположения, что оно является: а) комплексной отраслью права; б) комплексным правовым институтом; в) комплексным институтом законодательства; г) комплексным образованием (подотраслью), являющимся частью предпринимательского права.

Начнем рассмотрение данного вопроса с точки зрения, согласно которой страхование представляет собой самостоятельную отрасль права.

Такое мнение было высказано уже сравнительно давно. Еще в 1925 г. несколько подзабытый к настоящему времени В.П. Крюков писал, что "вся совокупность договорно-страховых принципов имеет полное право на самостоятельное правовое существование как отдельный кодекс юридическо-страховых норм", и предлагал "произвести полную изоляцию норм страхового права от других смешиваемых с ним гражданских законов" <1>.

--------------------------------

<1> Крюков В.П. Очерки по страховому праву. М., 1992 (переизд. 1925 г.). С. 12, 49.

Фактически это является призывом считать страховое право самостоятельной отраслью права.

Правда, в настоящее время такого рода предложения вроде бы не высказываются.

Признание страхового права в качестве самостоятельной отрасли возможно лишь в том случае, если страховые отношения представляют собой отдельный вид имущественных отношений, качественно отличный от других видов общественных отношений. Это требует создания для данных отношений особого механизма правового регулирования (включая, как правило, собственный метод правового регулирования), в результате чего образуется такая совокупность правовых норм, которая в силу своей специфики отчетливо выделяется из общего правового массива.

Между тем материальные страховые отношения как предмет правового регулирования не выделяются из общей массы тех имущественных отношений, которые выступают предметом гражданского права. Регулируются эти отношения диспозитивным методом, который присущ гражданскому праву. С экономической точки зрения страховые отношения представляют собой разновидность товарно-денежных отношений, которые выступают предметом гражданского права. Естественно, материальные страховые отношения представляют собой особый вид экономических отношений. Но этот вид не настолько особый, чтобы требовать для своего правового регулирования формирования отдельной отрасли права. Особенности материальных страховых отношений претендуют лишь на то, чтобы сформировать в рамках гражданского права свой правовой институт, так же как требуют его, скажем, отношения купли-продажи, капитального подряда или перевозки.

Поэтому не случайно, что большинство авторов (особенно цивилистов) рассматривают страховое право в качестве института гражданского права. В частности, О.А. Красавчиков определяет страховое право как "гражданско-правовой институт, состоящий из комплекса правовых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие при создании и использовании страхового фонда" <1>. Л.И. Рейтман, выделяя "собственно страховые отношения", относит их к сфере только гражданского права <2>.

--------------------------------

<1> Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. Т. 2. М., 1985. С. 267.

<2> См.: Страховое дело / Под ред. Л.И. Рейтмана. М., 1992. С. 47.

Эту точку зрения вполне можно признать правильной, если имеются в виду только материальные страховые отношения (собственно страховые отношения). Однако помимо их к сфере страхового права относятся и те отношения, которые охватываются более широкой категорией, нежели "собственно страхование", а именно категорией "страховое дело". Вследствие этого существуют не только материальные (собственно страховые отношения), но и те отношения, которые возникают в процессе организации страхования, — организационные страховые отношения. При отнесении под эгиду страхового права как материальных, так и организационных страховых отношений признать его только институтом гражданского права, конечно же, невозможно, хотя бы в силу того, что организационные страховые отношения носят характер власти и подчинения.

Не представляется обоснованной и точка зрения, согласно которой страховое право является институтом финансового права.

Надо признать, что в период социализма эта точка зрения получала дополнительную аргументацию в виде таких факторов, как монополизация страхования государством (и это придавало страхованию государственно-публичный характер), нахождение страховых фондов в государственной собственности, что означало вхождение этих фондов в состав финансовой системы государства, включение страховой деятельности в состав финансовой деятельности государства и т.п.

Однако и тогда господствовала точка зрения, сложившаяся еще в 40-х годах прошлого века, согласно которой отношения (даже возникающие в процессе финансовой деятельности государства), опосредованные формой договора, являются гражданско-правовыми <1>. А это означало, что сам договор страхования является все-таки гражданско-правовым договором. Таким образом, отнести все страхование к "ведению" исключительно финансового права и в тот период не было оснований. Гражданско-правовые позиции страхования тем более усилились в связи изменением характера страховой деятельности в условиях рыночной экономики. Ныне осуществление страхования полностью вышло из разряда финансовой деятельности государства и перешло в разряд частнопредпринимательской деятельности.

--------------------------------

<1> См.: Система советского социалистического государства: Тезисы. М., 1941. С. 9.

Однако и в настоящее время, несмотря на полную "приватизацию" страхового дела, еще существуют сторонники признания страхового права в качестве подотрасли финансового права.

В обоснование этого Ю.А. Колесников приводит следующие доводы. Во-первых, страхование носит денежный и распределительный характер, т.е. обладает теми же признаками, что и финансы. Во-вторых, признаком страховых отношений выступает то, что они носят волевой характер. Это выражается в том, что государство своей волей очерчивает рамки, в пределах которых субъекты вступают во взаимоотношения по поводу страхования. Кроме того, эти отношения носят публичный характер, что, в свою очередь, выражается в двух моментах: 1) социально-экономическое значение страхования заключается в обеспечении бесперебойности и непрерывности воспроизводственного процесса; 2) формируемые страховщиками страховые фонды являются неприкосновенными, независимыми, не подлежат изъятию в вышестоящий бюджет, за счет их не могут уплачиваться штрафные санкции, налоги, погашаться хозяйственные нужды страховщика. Поэтому, утверждает Ю.В. Колесников, "даже вступая в частноправовые, гражданско-правовые отношения, стороны ограничены строго очерченными рамками, которые уже заданы самой спецификой деятельности страховщика, которая заключается в формировании страховых резервных фондов" <1>.

--------------------------------

<1> Колесников Ю.В. Страховое право как подотрасль финансового права // Проблеми фiнансового права. Чернiвцi, 1996. С. 229 — 231.

Последнее утверждение не может не вызвать недоумения: если отношение с юридической точки зрения является гражданско-правовым, то оно никак не может быть в то же время финансово-правовым, поскольку это разные виды правовых отношений, причем их различия во многом носят существенный характер. В частности, финансово-правовые отношения носят характер "власти и подчинения", где властвующим субъектом всегда выступает либо государство в целом, либо представляющий его интересы государственный орган. Поэтому если страхование осуществляет негосударственная страховая организация, а в качестве страхователя выступает негосударственное юридическое лицо или гражданин, то данное отношение никак не может быть финансово-правовым уже в силу того, что в этом отношении не участвует в роли его субъекта государство или орган государственной власти. К тому же гражданско-правовые отношения всегда основаны на юридическом равноправии сторон, что исключает возможность их квалификации в качестве финансово-правовых. И уж конечно, содержанием деятельности страховщика в процессе осуществления страхования не выступает формирование страховых резервных фондов. Содержанием деятельности страховщика выступает оказание услуг в виде осуществления страховой защиты. Страховые фонды выступают всего лишь средством, способствующим реализации страховой защиты в ее материальном выражении, т.е. в виде страховой выплаты.

Что же касается существа дела, то денежный и распределительный характер страхования вовсе не является свидетельством того, что страховые отношения выступают предметом финансового права. Даже если признать страхование частью финансов (что в настоящей работе опровергается), то и при этом варианте следует иметь в виду, что финансы, как известно, делятся на государственные (публичные) и частные. Предметом финансового права выступают лишь публичные финансы. Страхование, осуществляемое негосударственными страховыми организациями, относится к категории частных финансов. Поэтому не всякая деятельность, связанная с формированием денежных фондов, выражает собой финансовую деятельность государства, которая выступает предметом финансового права. Деятельность негосударственных хозяйствующих субъектов, связанная с формированием их собственных денежных фондов, находится вне сферы финансовой деятельности государства (и, соответственно, вне сферы финансового права), так как эти фонды не входят в состав финансовой системы государства. Поэтому тезис "финансовое — значит финансово-правовое" несостоятелен по своей сути. К тому же страховые отношения, что обосновывается в настоящей работе, вовсе не являются с экономической точки зрения финансовыми, т.е. распределительными, а представляют собой разновидность товарно-денежных отношений (отношений экономического обмена), т.е. являются отношениями, основанными на экономическом равенстве сторон, что требует их равноправия. А именно это свойство правовому отношению придает гражданское право, но отрицает финансовое. В итоге страховые отношения не есть отношения "по формированию и распределению страхового фонда", а представляют собой отношения по платному предоставлению страховой услуги в виде страховой защиты.

Не выступает признаком финансового отношения и то, что государство регулирует страховые отношения, придавая им, по мнению Ю.В. Колесникова, некий "волевой" характер и устанавливая рамки поведения субъектов данных отношений. Сам по себе факт государственного регулирования общественного отношения не превращает его в финансово-правовое отношение. Государство регулирует не только финансовые отношения, но и многие другие виды экономических отношений, в том числе товарно-денежные отношения, устанавливая правила поведения сторон. Отраслевая принадлежность правового отношения (является ли оно гражданско-правовым или финансово-правовым) определяется тем, находятся ли стороны в отношениях власти и подчинения, что свойственно финансовым правоотношениям, или в отношениях юридического равноправия, что свойственно гражданским правоотношениям.

Кстати, любое правоотношение является волевым. Разница между гражданскими и финансовыми правоотношениями заключается лишь в том, что первые основаны на взаимном волеизъявлении, для вторых характерно то, что государство, будучи субъектом правоотношения, подавляет волю второго субъекта (например, налогоплательщика), оставляя доминирующей собственную волю. Более того, финансовые и материальные страховые отношения как раз и различаются тем, что для регулирования первых государство применяет императивный метод правового регулирования, для регулирования вторых — диспозитивный. Характерно, что даже в эпоху социализма, когда имела место тенденция "офинансивания" страховых отношений, государство все-таки не смогло не включить в Гражданский кодекс главу "Страхование", так как материальные страховые отношения основаны на юридическом равноправии сторон. А это свойственно гражданско-правовым отношениям и несвойственно — финансовым.

Нельзя считать доводом в пользу признания страхования предметом финансового права и то обстоятельство, что "значение страхования заключается в обеспечении непрерывности воспроизводственного процесса". Этот тезис никто не оспаривает, хотя и не стоит переоценивать роль страхования в обеспечении воспроизводственного процесса: данный процесс — слишком сложное явление, зависящее от многих факторов и причин. Процесс непрерывности воспроизводственного процесса обеспечивается, например, и куплей-продажей — ни один товаропроизводитель не проживет, не покупая сырье и не реализуя произведенный товар, — и перевозкой, и строительством, и другими товарно-денежными отношениями. Но это вовсе не ставит под сомнение то, что товарно-денежные отношения выступают предметом гражданского права, а договор купли-продажи (перевозки, капитального подряда и т.п.) является его институтом.

Наконец, не выдерживает никакой критики и тот довод, что страховые фонды являются неприкосновенными и независимыми. Во-первых, эти фонды вовсе не являются "неприкосновенными" — они прямо предназначены для производства страховых выплат. То, что эти фонды, во-вторых, "не подлежат изъятию в вышестоящий бюджет", так это совершенно очевидно. Эти фонды не входят в состав бюджетной системы, даже если страховая организация является государственной. А если страховая организация является негосударственной, то не входят эти фонды и в состав финансовой системы государства. Поэтому совершенно непонятно, на каком основании и в силу какого права они могли бы быть изъяты кем-либо в вышестоящий бюджет. В этом смысле страховые фонды столь же неприкосновенны от государственного изъятия, как и любая другая частная собственность. Однако нет никакого сомнения в том, что если страховая организация в качестве налогоплательщика будет уклоняться от уплаты налога и будет признана недоимщиком, то государство в лице налоговых органов взыщет в принудительном порядке эту недоимку за счет любого имущества налогоплательщика, включая средства его страховых резервов (ст. 855 ГК).

Попутно отметим, что регулирование государством порядка и источников формирования всякого рода денежных фондов негосударственных организаций, а равно установление специального правового режима их использования не вводят данные фонды в состав финансовой системы государства и вообще не являются вопреки распространенному мнению актом финансовой деятельности государства, что давало бы основание рассматривать возникающие при этом отношения в качестве финансово-правовых. Еще раз подчеркнем, что объектом финансовой деятельности государства могут выступать лишь те денежные фонды, которые входят в состав публичных финансов. Регулирование государством порядка формирования, распределения и использования денежных фондов негосударственных субъектов, включая страховые организации, осуществляется, как правило, в рамках регулирования предпринимательской деятельности, что относится к гражданскому или административному праву, а не к финансовому праву.

Подводя итог рассмотрению точки зрения, согласно которой страховое право есть подотрасль финансового права, отметим, что данная точка зрения (по крайней мере в той части, в которой страховое право регулирует собственно страхование) является несостоятельной по следующим основаниям:

1) в сфере финансового права находятся публичные финансы, т.е. денежные фонды, имеющие форму государственной или муниципальной собственности. Денежные фонды негосударственных страховых организаций, а именно они в настоящее время составляют основу страховой системы России, находятся в частной собственности;

2) предметом финансового права выступают отношения, являющиеся с экономической точки зрения финансовыми. Страховые отношения с экономической точки зрения являются разновидностью товарно-денежных отношений;

3) обязательным субъектом финансовых отношений, регулируемых финансовым правом, выступают государство, субъект Федерации или муниципальное образование, представленные в целом или в лице своего органа в качестве субъекта публичной власти. Сторонами материального страхового отношения (или собственно страхования) выступают страховщик и страхователь. Даже если страхователем и является государство, субъект Федерации или муниципальное образование, то они не выступают в качестве субъекта публичной власти, обладающего властными полномочиями;

4) финансовое правоотношение является отношением власти и подчинения, причем властвующим субъектом выступает такой участник данного отношения, как государство, субъект Федерации или муниципальное образование. Страховое отношение основано на юридическом равноправии сторон (даже если его субъектом выступают государство, его субъект или муниципальное образование).

Таким образом, ни по предмету, ни по методу правового регулирования страховое право никак не может быть уделом только финансового права.

Подавляющее большинство авторов относят страховое право к комплексному правовому образованию. Однако и здесь наблюдается широкий диапазон взглядов, существенно отличающихся друг от друга.

Так, В.К. Райхер относил совокупность норм, посвященных страхованию, к комплексным отраслям права, которые существуют наряду и параллельно с основными отраслями. По его мнению, страховое право регулирует общественные отношения, возникающие в процессе страховой охраны производительных сил общества и материального благосостояния граждан. В процессе этой охраны возникают разные по своему характеру, хотя и объединенные указанными признаками, общественные отношения, которые относятся к различным отраслям права. Они образуют в своей совокупности комплексную отрасль права — страховое право. Эта отрасль, с одной стороны, состоит из элементов, относящихся к различным отраслям (гражданскому, финансовому, административному праву и т.д.), и в этом смысле имеет смешанный, комплексный характер. Но с другой стороны, указанная отрасль обладает единством уже в ином аспекте взятого, по другому признаку очерченного предмета правового регулирования и в этом смысле является внутренне единой, несмотря на комплексную структуру <1>.

--------------------------------

<1> См.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л., 1947. С. 189.

В основном эту точку зрения разделяет и М.Я. Шиминова, которая, конкретизируя высказывания В.К. Райхера, отмечает, что страховые отношения в своей совокупности регулируются нормами нескольких отраслей, воздействующих на различные стороны этих отношений. Государственное право как ведущая отрасль закрепляет ряд принципов и норм, имеющих значение для всех отраслей права. Нормы административного и финансового права распространяются на отношения страховых организаций с органами страхового надзора и налоговой службы. Некоторое значение имеют в страховании нормы трудового права, касающиеся вопросов организации труда работников в страховых структурах, приема, увольнения и т.д. Значительная часть отношений в сфере страхования, а именно имущественные обязательства, возникающие между страховыми организациями и страхователями, регулируется гражданским правом. Исходя из этого, она определяет страховое право как совокупность норм, регулирующих общественные отношения, возникающие в процессе выполнения страховой деятельности, связанной с организацией страхового дела и непосредственным осуществлением страховой охраны производительных сил общества и защитой имущественных прав физических и юридических лиц от разного рода неблагоприятных событий за счет специального фонда, создаваемого методом участия в его формировании множества заинтересованных лиц <1>.

--------------------------------

<1> См.: Шиминова М.Я. Основы страхового права России. М., 1993. С. 11.

Однако идея существования комплексных отраслей права не получила всеобщего признания. По мнению многих авторов, таких отраслей вообще не существует и комплексными могут быть лишь комплексные отрасли законодательства либо правовые институты, на что и может претендовать страховое право.

Так, обосновывая невозможность существования комплексных отраслей права, в литературе по теории государства и права отмечаются следующие положения:

1) единый предмет и метод являются единственными критериями классификации отраслей права;

2) если какая-то группа норм строится на использовании различных методов, то это свидетельство того, что в эту группу входят нормы различных отраслей права, а сама она отраслью права не является;

3) ежегодно обновляемый общеправовой классификатор отраслей законодательства не решает (да и не может решать) практически важной, но теоретически сложной проблемы систематизации отраслей законодательства;

4) недопустимо привносить в процесс структурирования системы права не присущего ей на уровне отраслей и подотраслей признака комплексности; хотя исследователи и практики часто именуют отраслью права то, что в действительности является отраслью законодательства, и наоборот;

5) сама природа отрасли права как категории социальной действительности исключает возможность существования комплексных отраслей права (в отличие от комплексных отраслей законодательства) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Теория государства и права: Учебник. М., 2001. С. 191 — 195.

Следует также отметить, что большинство авторов, которые разделяют идею существования комплексных отраслей права, в их числе страховое право не упоминают <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 46.

Иной точки зрения придерживается Л.Н. Яковлев. Он полагает, что страховое право нельзя признать ни комплексной отраслью, поскольку совокупность норм по страхованию в силу своей разнородности не обладает свойством самостоятельности, присущим отраслям права, ни комплексным правовым институтом, поскольку регулируемые этими нормами общественные отношения не представляют собой прочной общности. В итоге он приходит к выводу, что данные нормы конституируют комплексный институт страхового законодательства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Яковлев В.Н. Страховые правоотношения в сельском хозяйстве. Кишинев, 1973. С. 157.

По поводу данной точки зрения следует сказать, что комплексные институты законодательства бесспорно существуют, как и существуют комплексные правовые акты. Но в данном случае вопрос упирается не в то, что собой представляет страховое законодательство, а в то, что представляет собой страховое право. Совершенно очевидно, что страховое законодательство и страховое право имеют между собой самую тесную связь: страховое законодательство является формой бытия страхового права. В то же время такие категории, как "страховое законодательство" и "страховое право", выражают собой самостоятельные явления объективной реальности. И выяснить, что же собой представляет страховое право (самостоятельную ли отрасль права, институт какой-либо иной отрасли права, комплексный правовой институт, состоящий из норм различных отраслей права и каких именно, и т.д.), как раз и является задачей юридической науки. В принципе же признание страхового законодательства в качестве комплексного института означает, что страховое право также является комплексным правовым институтом.

Высказано мнение, что страховое право является комплексным образованием (подотраслью), являющимся частью предпринимательского права. Однако не вполне ясно, что собой представляет само предпринимательское право: часть гражданского, комплексный правовой институт или некую комплексную отрасль права. Здесь существуют различные точки зрения. Если считать предпринимательское право институтом гражданского права, то организационные страховые отношения как отношения, основанные на власти и подчинении, предметом гражданского права быть не могут, каким бы комплексным мы ни признавали страховое право. Если же предпринимательское право признавать комплексным институтом, то одновременно быть подотраслью института — значит быть не в ладах с логикой. Если же комплексное право признается комплексной отраслью права, состоящей из комплексных же институтов, то отношение к комплексным отраслям права высказано выше — таких отраслей существовать не может.

В итоге следует признать ту точку зрения, согласно которой страховое право является комплексным правовым институтом.

Но возникает естественный вопрос: какие же отрасли права "делегировали" в этот институт свои нормы? Здесь также существует разброс мнений.

В период социализма, когда страхование было государственным и вполне обоснованно рассматривалось в качестве разновидности финансовой деятельности государства, наиболее распространенным на этот счет мнением было то, что страховое право представлено нормами финансового и гражданского права. Присутствие гражданского права обосновывалось существованием договора страхования. К области финансового права относили следующие вопросы: правовая организация самой системы государственного страхования, государственная страховая монополия, организационно-финансовая структура государственного страхования и отдельных его видов, система страховых органов, взаимоотношения их между собой и с финансовыми органами, отношения между страхователем и страховыми органами при обязательном страховании либо возникающие из факта обязательности страхования <1>.

--------------------------------

<1> См.: Финансовое право. М., 1946. С. 281.

Как мы видим, на долю гражданского права юристы-финансисты относили лишь добровольное страхование.

При рыночной экономике сфера финансового права области страхования сужается, что в значительной степени объясняется изменением функций государства в этой области, сужением сферы государственного страхования и изменением его качества. В то же время страхование в значительной своей части уходит из разряда финансовой деятельности государства и превращается в разновидность предпринимательской деятельности, осуществляемой негосударственными страховыми организациями. Это исключает возможность признания страхования, о чем уже было сказано, принадлежностью только финансового права. В частности, договоры страхования, заключаемые негосударственными страховыми организациями, никак не могут попасть в разряд финансовой деятельности государства.

Однако теория о страховом праве как совокупности норм финансового и гражданского права оказалась, несмотря на очевидные изменения, которые произошли в экономической системе, удивительно живучей и продолжает находить место даже в новейших работах по финансовому праву. При этом некоторые представители финансово-правовой науки вроде бы как и не заметили произошедших со страхованием качественных изменений и в своих теоретических посылках по поводу места финансового права в системе страхового права остались, по сути, на тех же позициях, что и при социализме. Для этого достаточно сопоставить советские учебники по финансовому праву с ныне существующими.

Не обходится, правда, и без курьезов. Так, в одном из учебников по финансовому праву утверждается (кстати, совершенно справедливо), что "страховое правоотношение представляет собой разновидность гражданско-правового обязательства", и далее следует описание этого обязательства, по своему содержанию ничем не отличающееся от аналогичного описания, даваемого в любом учебнике по гражданскому праву <1>. Авторы другого учебника по финансовому праву также утверждают, что "действующее законодательство определяет страхование как институт гражданского права, поскольку страховые отношения основаны на имущественных обязательствах субъектов страхового правоотношения", и далее следует описание этого института в гражданско-правовом духе <2>.

--------------------------------

<1> См.: Финансовое право / Под ред. проф. В.М. Мандрицы. Ростов н/Д, 1998. С. 339; Мандрица В.М. Финансовое право. 2-е изд., перераб. Ростов н/Д, 2003. С. 313.

<2> См.: Финансовое право: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. М.М. Рассолова. М., 2001. С. 258.

Но тогда возникает естественный вопрос: если страховое правоотношение является гражданско-правовым, а страхование — институтом гражданского права, то причем здесь финансовое право и почему страхование рассматривается в учебнике по этой отрасли права? Ведь уже студенту первого курса любого юридического вуза, сдавшему экзамен по теории государства и права и мало-мальски разобравшемуся в перечне учебных дисциплин, понятно, что в курсе "Финансовое право" должно изучаться финансовое, а не гражданское право. Для изучения гражданского права существуют свои учебники.

Однако более серьезные ученые-финансисты все-таки пытаются разграничить в страховании зоны финансового и гражданского права и как-то отреагировать на те изменения, которые произошли в правовом регулировании страхования в связи с его переходом в русло частнопредпринимательской деятельности.

В частности, отмечается, что гражданское право регулирует договорные отношения в сфере страхования, а финансовое право — отношения, основанные на государственно-властных велениях. При этом нормы финансового права определяют систему и организацию страхования, его виды, порядок обязательного страхования, лицензирование страховой деятельности, обеспечение финансовой устойчивости организаций-страховщиков, а также осуществление государственного надзора за страховой деятельностью <1>. Примерно такие же взгляды можно встретить и в других работах по финансовому праву.

--------------------------------

<1> См.: Финансовое право / Отв. ред. Н.И. Химичева. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 598.

Прежде чем рассмотреть указанные сферы применения финансового права в страховании, выскажем ряд соображений общего порядка, которые помогут нам разобраться в отраслевой принадлежности соответствующих правоотношений.

Во-первых, любая отрасль права осуществляет организующее воздействие на те общественные отношения, которые выступают предметом этих отраслей права. Скажем, когда Гражданский кодекс устанавливает виды договоров страхования, определяет права и обязанности субъектов страхового отношения, тем самым осуществляется организация страхования как определенного вида предпринимательской деятельности. То же самое имеет место, например, при регулировании отношений купли-продажи (чем достигается регулирование такой деятельности, как торговая деятельность), отношений строительного подряда (чем достигается регулирование такого вида деятельности, как капитальное строительство) и т.д.

Во-вторых, любые правовые отношения (гражданско-правовые, финансово-правовые, административно-правовые и др.) основаны на велениях государства, поскольку регулируются правовыми нормами, а правовая норма — это всегда веление государства. Другое дело, что одни правоотношения могут возникать в силу двустороннего и добровольного волеизъявления сторон (например, гражданско-правовые отношения), а другие возникают принудительно в силу одностороннего волеизъявления государства (например, финансово-правовые отношения). Но характерно, что и гражданско-правовые отношения могут возникнуть в силу принудительного волеизъявления государства (в силу требования закона). И не случайно, что ГК содержит ст. 421 "Свобода договора", не допускающую понуждения к заключению договора, однако оговаривающую, что такое понуждение все-таки может иметь место, если обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом или законом. С другой стороны, финансово-правовые отношения могут возникнуть в силу добровольного волеизъявления одной из сторон (например, отношения по уплате государственной пошлины).

Поэтому признак принудительности возникновения правового отношения сам по себе еще не выступает признаком того, является отношение гражданско-правовым или финансово-правовым. Кстати, не является таким признаком и то, насколько государство подробно регулирует общественное отношение: детальнейшим ли образом, что предопределяет бездоговорный характер отношения (т.е. применяется императивный метод правового регулирования), либо оставляет сторонам возможность определения условий обязательства на основе взаимного соглашения (т.е. применяется диспозитивный метод). В результате гражданско-правовые отношения могут быть бездоговорными, а финансово-правовые отношения — договорными (например, договор налогового кредита).

Напомним, в-третьих, что основное юридическое различие между финансово-правовым и гражданско-правовым отношениями заключается в том, что первые отношения носят характер власти и подчинения, причем властвующим субъектом данного отношения выступает государство (его субъект, муниципальное образование), вторые — основаны на юридическом равноправии сторон (даже если одним из его субъектов выступает государство).

На основе этих предварительных замечаний рассмотрим те обозначенные выше явления, которые расцениваются в литературе как "финансово-правовые аспекты страхования".

1. Финансовое право определяет систему и организацию страхования, его виды.

По данному поводу следует отметить, что в принципе право, как в целом, так и в виде любой своей отрасли, играет организующую роль, в том числе определяет виды той или иной деятельности, а также порядок ее осуществления. Скажем, Гражданский кодекс определяет виды купли-продажи, виды перевозки, виды банковской деятельности. И заметим, ни у кого не возникает сомнения, что все это делается посредством гражданско-правового законодательства. Аналогичным образом ГК определяет виды договоров страхования: имущественного и личного, а также дает их подвиды. Тем самым даются виды страхования, определяется его система, т.е. осуществляется организующее воздействие на данный вид экономической деятельности. Опять-таки вряд ли у кого возникает сомнение в том, что все это осуществляется посредством гражданско-правовых норм. Другое дело, что параллельно свои виды страхования (называя их формами) дает и Закон об организации страхового дела. Но это связано скорее с организацией лицензирования страховой деятельности. К тому же это свидетельствует, на наш взгляд, о неудачном построении страхового законодательства, когда один и тот же вопрос выступает предметом двух правовых актов, которые решают его по-разному, порождая коллизию права. В любом случае нет никаких оснований полагать, что нормы Закона об организации страхового дела, устанавливающие виды страхования и выстраивающие его в определенную систему, — это нормы финансового права. Судя по названию этого Закона, его скорее можно было бы отнести к административно-правовым актам. К тому же финансовое право создается государством для удовлетворения своих собственных денежных интересов (как в плане их добывания, так и в плане их расходования). В ситуации же, когда субъектами страхового отношения выступают негосударственный субъект — страхователь и другой негосударственный субъект — страховщик, говорить о наличии в этом правоотношении реализации финансового интереса государства нет никаких оснований.

В итоге полагаем, что нормы Закона об организации страхового дела, посвященные видам страхования, чем осуществляется организующее воздействие на него, являются аналогично соответствующим нормам ГК гражданско-правовыми нормами.

2. Финансовое право определяет порядок обязательного страхования.

Вопрос о том, к какой отрасли — гражданскому или финансовому праву — относится обязательное страхование, имеет стародавнюю историю: истоки этого спора можно обнаружить еще в дореволюционной литературе.

Нет слов, что государство, определяя тот или иной вид страхования в качестве обязательного, выступает в роли властвующего субъекта. Фактом является и то, что посредством такого страхования решаются те или иные задачи, имеющие публичное значение. Наконец, ясно и то, что в данном случае имеет место элемент государственного принуждения. Но все это не выступает свидетельством того, что данное страхование является сферой финансового права, возникающие при этом страховые отношения — финансово-правовыми, а правовые нормы, устанавливающие этот вид страхования в качестве обязательного и определяющие его условия, — также финансово-правовыми.

Обязательное страхование может быть двух видов: просто обязательным, которое предусмотрено ст. ст. 935 — 937 ГК, и обязательным государственным, которое предусмотрено ст. 969 ГК. Для упрощения определения отраслевой принадлежности правовых норм, регулирующих эти виды обязательного страхования, рассмотрим каждый из них в отдельности.

Начнем с того, что само материальное страховое отношение независимо от того, о каком виде страхования идет речь — добровольном или обязательном, является гражданско-правовым. Для данного вывода достаточно того, что страховое отношение всегда представляет собой отношение юридического равноправия, а субъектами его выступают страховщик и страхователь. При этом страхование осуществляется посредством заключения договора. Между тем обязательным признаком финансового правоотношения выступает то, что обязательным его субъектом, причем властвующим (управомоченным), выступает государство в целом или в лице соответствующего государственного органа, а само правоотношение носит характер власти и подчинения. К тому же предметом финансового права выступают не всякие финансовые отношения, а лишь те финансы, которые относятся к государственным (публичным) финансам <1>. Частные финансы выступают предметом гражданского права. Поскольку страхование, осуществляемое негосударственными страховыми организациями, никак не отнесешь к категории государственных (публичных) финансов, то приходится признать, что это сфера не финансового, а гражданского права. Наконец, на страницах настоящей работы обосновывается, что страхование — это вообще не финансы (ни государственные, ни частные). Материальные страховые отношения — это разновидность товарно-денежных отношений. Это вообще исключает возможность их существования в качестве предмета финансового права.

--------------------------------

<1> См., напр.: Годме П.М. Финансовое право. М., 1978. С. 41 — 42; Финансовое право / Отв. ред. Н.И. Химичева. 3-е изд., перераб. и доп. С. 34.

К этому можно добавить, что сами по себе признаки обязательности, принудительности вступления в отношение, детальности определения условий обязательства в соответствующем правовом акте не выступают, о чем было сказано выше, признаками того, что данные отношения являются финансово-правовыми. Обязательными, принудительными и детально регламентированными (и в силу этого бездоговорными) вполне могут быть и гражданско-правовые отношения. Наличие публичного интереса, решение государством своих задач в сфере страхования также не выступают признаком того, что данные страховые отношения являются финансово-правовыми, так как все это может достигаться и через гражданско-правовые отношения. Определение государством условий обязательного страхования не превращает гражданско-правовой договор страхования в некий финансово-правовой договор, как не превращает само страховое отношение в финансовое отношение.

В итоге следует признать, что правовые нормы, регулирующие отношения между страховщиком и страхователем по обязательному страхованию, являются обычными гражданско-правовыми нормами. Так, в основе любого обязательного страхования лежат ст. ст. 935 — 937 ГК, которые специально посвящены данному виду страхования. И вряд ли кто будет утверждать, что эти нормы являются финансово-правовыми. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в развитие этих статей, также являются (в той части, в которой они определяют порядок и условия страхования) обычными актами гражданского законодательства. Таким актом являются, например, Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденные Правительством РФ. При этом соотношение условий страхования, определяемых непосредственно соглашением сторон и устанавливаемых правовыми актами, есть обычное соотношение договора и закона. Согласно установленному Гражданским кодексом правилу договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими на момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК).

Следует иметь в виду, что установление обязательного страхования порождает два вида обязательств. Одно — обязательство по заключению договора, в силу которого страховщик обязан заключить договор с обратившимся к нему с соответствующей просьбой страхователем. Так, страховая организация, имеющая лицензию на право осуществления обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и входящая в состав Российского союза автостраховщиков, обязана заключить соответствующий договор страхования с обратившимся к нему владельцем транспортного средства. Данное обязательство по заключению договора — это гражданско-правовое обязательство. Его исполнение обеспечивается тем, что договор, опосредующий обязательное страхование, признается публичным договором, а также теми мерами, которые предусмотрены ст. 937 ГК, именуемой "Последствия нарушения правил об обязательном страховании".

Второе обязательство — это обязательство перед государством. Государство, объявив тот или иной вид страхования в качестве обязательного, заинтересовано в неукоснительном исполнении этого предписания. Исполнение данного обязательства контролируется со стороны государства и может обеспечиваться мерами государственного принуждения в виде привлечения к установленной государством юридической ответственности. Показательно в этом смысле обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств, где неисполнение обязанности по страхованию влечет применение мер административной ответственности. Однако отношения по государственному контролю за осуществлением обязательного страхования и по привлечению виновного лица к административной ответственности являются, разумеется, не финансовыми, а обычными административными правоотношениями.

То же самое можно сказать и в части обязательного государственного страхования: само материальное страховое отношение является обычным гражданским правоотношением.

В связи с этим отметим, что Ю.Б. Фогельсон, обосновывая финансово-правовой характер отношений по обязательному государственному страхованию, приводит следующие доводы: 1) обязательное государственное страхование осуществляется за счет бюджетных средств, которые по своему правовому положению не являются объектами гражданского оборота; 2) страхователями являются государственные органы. Следовательно, пишет он, отношения по обязательному государственному страхованию являются в основе своей не гражданско-правовыми, а финансово-правовыми <1>.

--------------------------------

<1> См.: Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. 2-е изд., перераб. и доп. С. 234.

По данному поводу можно сказать следующее.

Тот факт, что в качестве страхователя выступает государственный орган, не превращает данное отношение в финансовое. В этом правоотношении государственный орган выступает не в качестве властвующего субъекта, реализующего свои управленческие полномочия, а в качестве юридического лица, равноправного по отношению к своему контрагенту — страховщику.

Попытки обосновать финансовый характер страхового отношения тем, что речь идет об использовании государственного денежного фонда (в данном случае — фонда того государственного органа, который выступает в роли страхователя), также не являются убедительными, поскольку расходование государственных денежных фондов может осуществляться в рамках не только финансовых, но и товарно-денежных отношений. Последние возникают, например, при государственном заказе или государственном закупе, который осуществляется посредством заключения контракта (договора) на поставку товаров для государственных нужд, что регулируется Гражданским кодексом (ст. ст. 525 — 534 ГК). Аналогичным образом обстоит дело и при страховании, где само страховое отношение представляет собой разновидность товарно-денежного отношения, а расходование государственного денежного фонда на цели страхования осуществляется в форме платы за страховую услугу в виде страховой защиты. Иначе говоря, это расходование осуществляется не в рамках финансового отношения, выражающего одностороннее движение стоимости от страхователя к страховщику, а в рамках товарно-денежного отношения, где навстречу плате за страхование движется товар в виде страховой защиты. Кстати, денежные средства, полученные страхователем из бюджета на цели осуществления страхования, при зачислении этих средств в его денежный фонд теряют свои качества бюджетных (т.е. средств централизованного денежного фонда, входящего в состав казны) и трансформируются в денежные средства юридического лица в форме государственного учреждения, которыми оно владеет, пользуется и распоряжается на праве оперативного управления.

К тому же утверждение, что бюджетные средства исключены из гражданского оборота, не соответствует действительности. В этом случае, на что совершенно правильно обратил внимание М.И. Брагинский, Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования не могли бы быть признаны субъектами гражданского права и, соответственно, сторонами в гражданских правоотношениях <1>. Между тем ГК прямо называет их в качестве субъектов гражданского права, регулируя при этом их правовой статус в качестве стороны гражданского правоотношения (гл. 5 ГК). И совершенно очевидно, что указанные субъекты, выступая в качестве стороны гражданского правоотношения, будут производить расчеты со своими контрагентами именно бюджетными средствами, что вовсе не будет превращать данные отношения в финансово-правовые. Кстати, в том определении страхования, которое дает Закон об организации страхового дела в редакции Федерального закона от 10 декабря 2003 г., в числе страхователей помимо физических и юридических лиц названы также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

--------------------------------

<1> См.: Брагинский М.И. Договор страхования. М., 2000. С. 143.

Не является основанием для признания этого отношения в качестве финансового и то обстоятельство, что в роли страховщика может выступать государственная страховая организация <1>. Формирование страхового фонда такого страховщика осуществляется не за счет бюджетных ассигнований и даже не за счет взносов страхователей. Формирование этого фонда осуществляется за счет доходов страховой организации как коммерческой организации. Расходование этого фонда на страховые выплаты также осуществляется в рамках не финансового, а товарно-денежного отношения, где данная выплата выступает материальным выражением такого товара, как страховая защита.

--------------------------------

<1> Сейчас из-за отсутствия соответствующей информации крайне сложно ответить на вопрос, существуют ли вообще государственные страховые организации. Некоторые авторы относят к их числу страховые организации в форме акционерного общества, пакет акций которых либо полностью принадлежит государству, либо государство обладает контрольным пакетом. Это ошибочный подход. К государственной страховой организации можно отнести лишь ту организацию, которая создана в форме государственного унитарного предприятия. Имущество этих организаций находится в государственной собственности; сами же они владеют, пользуются и распоряжаются своим имуществом на основе права хозяйственного ведения. Что же касается акционерных обществ с участием государства, то эти организации, как и любые другие акционерные общества, владеют своим имуществом (включая страховые фонды) на праве частной собственности. В частной собственности находятся и средства, переданные им в качестве взносов (вкладов) их учредителями, включая государство.

Таким образом, отношения по формированию и расходованию страховых фондов государственных страховых организаций не укладываются в схему выступающих предметом финансового права финансовых отношений, которые определяются как отношения по формированию, распределению и использованию государственных денежных фондов. Не укладываются в эту схему и отношения, связанные с формированием и расходованием денежных фондов государственных организаций — страхователей. И в целом деятельность государства, субъекта Федерации и муниципального образования по осуществлению страхования своих имущественных интересов не выражает собой финансовую деятельность указанных субъектов, так как деятельность по страхованию основывается не на финансовых, а на товарно-денежных отношениях. Поэтому деятельность указанных субъектов по осуществлению страховой защиты своих имущественных интересов выражает не финансовую, а их хозяйственную деятельность.

Финансовым будет лишь то бюджетное правоотношение, посредством которого денежные средства доводятся из бюджета до той государственной организации, которая выступает в роли страхователя. Однако данные отношения лишь с большой натяжкой можно признать страховыми. Это обычные отношения по бюджетному финансированию, ничем не отличающиеся от других аналогичных отношений, посредством которых осуществляется финансирование тех или иных государственных расходов. Выделение той или иной государственной организации бюджетных ассигнований, предназначенных для оплаты услуг страховщиков, по своему правовому режиму ничем не отличается от выделения из бюджета денег школе для приобретения учебников. Конечно, бюджетное финансирование расходов по осуществлению государственного обязательного страхования носит целевой характер — деньги выделяются на цели осуществления страхования и только на эту цель получатель бюджетных средств может их истратить. Но такими же целевыми являются и все остальные бюджетные расходные отношения.

В целом же при оценке правовой природы отношений по обязательному страхованию и их отраслевой принадлежности следует исходить из того, что предметом финансового права выступают финансовые отношения. Эти отношения возникают на такой стадии общественного воспроизводства, как распределение. Страховые отношения — это отношения обмена, т.е. возникают они на другой стадии общественного воспроизводства. Экономическая сущность финансовых и страховых отношений порождает и экономический критерий их разграничения. Финансовые правоотношения, как опосредующие одностороннее движение стоимости в денежной форме, носят односторонне властный характер. Страховые правоотношения, как опосредующие встречное движение стоимости, носят характер юридического равноправия сторон. Поэтому финансовые страховые отношения (имея в виду собственно страхование) существовать не могут, что называется, по определению.

3. Финансовое право определяет лицензирование страховой деятельности.

Признание отношений по лицензированию страховой деятельности, безусловно, основано на предположении, что страховая деятельность представляет собой разновидность финансовой деятельности. Но такой подход означает, что отраслевая принадлежность отношений по лицензированию определяется отраслевой принадлежностью того вида деятельности, который лицензируется. Исходя из такой концептуальной предпосылки лицензирование, скажем, торговой деятельности следовало бы считать принадлежностью гражданского права, что явно абсурдно, поскольку лицензионные отношения — это всегда государственно-властные отношения.

Между тем лицензирование как разрешение уполномоченного государственного органа на право осуществления определенного вида предпринимательской деятельности представляет собой административный акт. Порядок осуществления лицензирования (выдачи, приостановления и прекращения лицензий) регулируется нормами административного права. Сами отношения по лицензированию — это административно-правовые отношения. Иначе говоря, лицензирование (причем независимо от того, какой вид деятельности лицензируется) — это сфера административного права.

4. Финансовое право определяет обеспечение финансовой устойчивости организаций-страховщиков.

Здесь, казалось бы, само созвучие понятий "финансовое право" и "финансовая устойчивость" автоматически предполагает наличие финансово-правовой зоны.

Однако только на этом созвучии понятий и выстроена вся данная конструкция.

Чтобы убедиться в этом, рассмотрим, какие же меры обеспечения финансовой устойчивости страховщиков установлены законодательством.

Закон об организации страхового дела устанавливает следующие гарантии обеспечения этой устойчивости: 1) экономически обоснованные страховые тарифы; 2) страховые резервы, достаточные для исполнения обязательств страховщиков; 3) собственные средства страховых организаций; 4) перестрахование (п. 1 ст. 25 Закона).

Страховые тарифы лежат в основе исчисления размера страховой премии как платы за страхование. Страховая премия выступает условием договора страхования, который является гражданско-правовым. И если при обязательных видах страхования размеры страховых тарифов устанавливаются государством, то это не меняет гражданско-правовой природы как самих страховых тарифов, так и рассчитанных на их базе размеров страховых премий.

Страховые резервы — это целевые фонды страховой организации, предназначенные для осуществления страховых выплат. Если страховая организация является негосударственной (а их абсолютное большинство), то эти страховые резервы находятся в частной собственности, т.е. представляют собой частные финансы. Если вспомнить, что в сфере финансового права находятся лишь публичные финансы (финансы государства, субъектов Федерации и муниципальные финансы), то этой отрасли права в сфере страховых фондов страховщиков как разновидности имущества, находящего в частной собственности, делать, что называется, вообще нечего. Но дело даже не в этом. Будь эти организации государственными, обладающими своим имуществом на основе такого гражданско-правового полномочия, как право хозяйственного ведения, правовой режим этого имущества все равно носил бы характер гражданско-правового режима. Естественно, что государство может устанавливать особенности правового режима имущества тех или иных видов коммерческих организаций, учитывая при этом особенности их организационно-правовой формы и вида деятельности. В частности, могут устанавливаться виды денежных фондов, которые обязаны создавать юридические лица, нормативы отчислений в эти фонды, специальные правила их использования и т.д.

Во всех случаях речь идет об установлении не финансово-правового, а гражданско-правового режима имущества хозяйствующего субъекта, в рамках которого они реализуют свои полномочия владения, пользования и распоряжения этим имуществом. Еще раз отметим, что регулирующее воздействие государства на предпринимательскую деятельность коммерческих организаций осуществляется не только через нормы финансового и административного права, но и в рамках гражданского права.

То же самое можно сказать и по поводу такой гарантии финансовой устойчивости страховщика, как собственные средства страховой организации, которые включают в себя уставный капитал, резервный капитал, добавочный капитал, нераспределенную прибыль.

Наконец, перестрахование представляет собой настолько очевидный гражданско-правовой институт, что для признания этого даже не требуется какой-либо аргументации.

Завершая рассмотрение вопроса об отраслевой принадлежности правовых норм, устанавливающих обязанности страховых организаций по обеспечению своей финансовой устойчивости, отметим следующее. Данные обязанности находятся за рамками материального страхового отношения. Заключая договор страхования, страховая организация не принимает на себя обязательство перед страхователем иметь сформированные страховые резервы, размещать их на определенных условиях, обеспечивать соблюдение соотношения между активами и принятыми страховыми обязательствами, осуществлять перестрахование рисков по тем обязательствам, которые превышают возможности их исполнения за счет собственных средств, и т.п. Страхователь, заключая договор страхования, исходит из предположения, что страховщик в состоянии выполнить свои договорные обязательства. Безусловно, он может поинтересоваться имущественным положением страховой организации, потребовав у этой организации соответствующую информацию. Однако само это имущественное положение, как и наличие соответствующих мер обеспечения финансовой устойчивости страховщика и гарантий его платежеспособности, не выступает ни условием договора страхования, ни элементом страхового обязательства страховщика. И здесь возникает вопрос: не является ли это свидетельством того, что данные нормы не являются гражданско-правовыми?

Отвечая на этот вопрос отрицательно, обратим внимание на следующий момент, имеющий, по нашему мнению, принципиально важное значение для определения отраслевой принадлежности тех правовых норм, которые регулируют вопросы обеспечения финансовой устойчивости страховой организации. Гражданское право — это не только договор страхования. Гражданское право определяет не только права и обязанности страховщика как стороны по договору страхования, но и правовой статус страховой организации в целом. Правовой статус страховой организации как субъекта гражданского права шире правового статуса страховщика как стороны по договору страхования. В равной мере деятельность страховой организации заключается не только в исполнении договоров страхования, но и охватывает собой многие другие направления, в том числе и те, которые связаны с размещением страховых резервов в соответствии с параметрами, установленными страховым законодательством. Указанные выше обязанности страховой организации, связанные с обеспечением его финансовой устойчивости и платежеспособности, порождены не договором, а непосредственно правовой нормой. По своей отраслевой принадлежности эта норма является гражданско-правовой. Хотя в конечном счете все эти меры направлены на то, чтобы страховая организация, выступая в качестве стороны по договору страхования — страховщика, была всегда способна исполнить свои договорные обязательства, т.е. была бы надежным партнером своему контрагенту — страхователю.

Надо сказать, что такое положение типично для правового регулирования деятельности субъектов предпринимательства. Скажем, когда гражданин покупает в соседнем магазине какой-нибудь товар, его, как правило, не интересуют вопросы организационно-правовой формы продавца, деятельности его органов управления как юридического лица, объем уставного капитала, его финансовое состояние, а также другие вопросы, связанные с организацией его деятельности. Тем не менее все эти вопросы имеют свое правовое регулирование посредством соответствующих норм, являющихся по большей части гражданско-правовыми.

В то же время следует иметь в виду, что государственный контроль и надзор за исполнением предписаний норм гражданского права, посвященных организации деятельности страховой организации, включая деятельность по обеспечению своей финансовой устойчивости, осуществляются в рамках отношения, являющегося административно-правовым.

5. Финансовое право определяет осуществление государственного надзора за страховой деятельностью.

Страховой надзор включает в себя комплекс мероприятий. Однако его содержанием выступает контроль за соблюдением страхового законодательства, которое, подчеркнем, в основном представлено гражданским законодательством. Отнесение страхового надзора к сфере финансового права связано, очевидно, с тем, что сама страховая деятельность рассматривается в качестве разновидности финансовой деятельности. Но при таком подходе отраслевая принадлежность норм, посвященных государственному надзору, определялась бы характером того вида деятельности, которая выступает объектом надзора. Скажем, надзор за деятельностью сельскохозяйственных организаций относился бы к сфере некоего сельскохозяйственного права, надзор за деятельностью транспортных предприятий — к сфере транспортного права, за деятельностью бань и прачечных — к сфере банно-прачечного права и т.д.

Отраслевая принадлежность государственного надзора определяется не его объектом. Хотя, безусловно, это сказывается на виде надзора. Поэтому и существуют, скажем, такие виды надзора, как санитарный, ветеринарный, горный, противопожарный и т.п.

Отраслевая принадлежность правовых норм, посвященных государственному надзору, определяется характером самого надзора как разновидности государственной деятельности. Государственный надзор является, как правило, разновидностью исполнительно-распорядительной деятельности органов государственной власти, которая регулируется, как известно, административным правом. Страховой надзор в этом смысле не является каким-либо исключением. К тому же сама страховая деятельность вовсе не выступает разновидностью финансовой деятельности. Не является финансовой деятельностью государства и осуществление надзора за страховой деятельностью.

Таким образом, из пяти перечисленных аспектов правового регулирования страховой деятельности, которые якобы находятся в сфере финансового права, ни один в действительности к этой отрасли права не относится.

В итоге следует, по нашему мнению, признать страховое право комплексным правовым институтом.

Страховое право как комплексный правовой институт включает в себя нормы следующих отраслей права:

а) гражданского права, регулирующего материальные страховые отношения (в основном это заключение и исполнение договоров страхования), а также вспомогательные страховые отношения;

б) административного права, регулирующего организационные страховые отношения. В основном это вопросы лицензирования страховой деятельности, осуществления государственного страхового надзора, включая надзор за соблюдением страхового законодательства субъектами страхового дела.

Административные организационные страховые правоотношения (которые не следует путать с материальными отношениями) в духе времени можно именовать публично-правовыми.

Материальные страховые правоотношения, которые по своей отраслевой принадлежности являются гражданско-правовыми, в духе времени можно именовать частноправовыми.

Как уже отмечалось, формой бытия страхового права выступает страховое законодательство.

Некоторые авторы в числе источников страхового права называют правила страхования, разрабатываемые и утверждаемые страховыми организациями и их объединениями. Эти акты рассматриваются в качестве локальных (корпоративных) нормативных правовых актов. К числу локальных актов А.К. Шихов относит не только правила страхования, но и все другие акты, принятые органами страховой организации как юридического лица (уставы страховых организаций, положения о внутреннем распорядке рабочего дня, положения об оплате труда штатных и нештатных работников, коллективный договор между администрацией и персоналом страховщика, различные инструктивно-методические руководства, должностные инструкции и др.) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Шихов А.К. Страховое право: Учебное пособие. М., 2003. С. 100.

Характеризуя правила страхования в качестве локальных нормативных правовых актов, В.С. Белых отмечает следующие их признаки. Во-первых, они издаются самими страховыми организациями для решения внутренних вопросов, которые таким образом осуществляют правотворческую деятельность, направленную на урегулирование внутренних отношений, во-вторых, локальные акты — это подзаконные акты, в-третьих, сфера действия этих актов ограничивается не только территорией организации, но и принадлежностью субъекта к коллективу или членством, возникающим по различным основаниям <1>.

--------------------------------

<1> См.: Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. М., 2001. С. 32 — 33.

Трактовка актов страховой организации в качестве правовых актов является ошибочной. Она выступает следствием механического переноса теоретических воззрений эпохи советского периода на систему и источники права. В тот период внутренние акты предприятий и организаций действительно рассматривались в качестве правовых актов. И на то были определенные основания, так как эти предприятия и организации были государственными юридическими лицами; органы управления этих предприятий (организаций) рассматривались одновременно и в качестве органа, представляющего предприятие (организацию) как юридическое лицо, и в качестве государственного органа, призванного управлять внутренними делами этого юридического лица. Внутренние акты предприятий и организаций рассматривались как акты, принятые их администрацией, выступающей в качестве органа государственного управления, что давало основание рассматривать эти акты в качестве правовых актов.

В настоящее время страховые организации являются негосударственными субъектами. Поэтому признавать акты этих организаций в качестве правовых актов нет никаких оснований. Право — это продукт государства. Правовая норма содержит государственное веление. Негосударственный субъект не может принимать акты, содержащие государственное веление. Исключение составляют случаи, когда государство уполномочило негосударственный субъект на принятие нормативных правовых актов путем делегирования ему своих полномочий. Такая ситуация имеет место, например, с органами местного самоуправления, которым делегировано право на принятие нормативных правовых актов.

Внутренние акты страховых организаций могут быть нормативными актами, т.е. содержать правило поведения, рассчитанное на неоднократное применение, но они не могут быть правовыми актами. Обязательность исполнения этих актов определяется не их юридической силой, обеспеченной возможностью государственного принуждения, что свойственно нормативным правовым актам, а членством в этой организации (если речь идет, допустим, об учредителях и участниках страховой организации) или обязанностью, вытекающей из трудового договора (если речь идет о работниках организации).

<< | >>
Источник: А.И. Худяков. Теория страхования. 2010

Еще по теме Страховое право как юридическая основа страховой деятельности:

  1. Особенности создания, лицензирования и прекращения деятельности страховой организации. Особенности создания страховой организации и порядок выдачи лицензии на осуществление страховой деятельности
  2. Финансовые основы страховой деятельности
  3. Юридические основы страховых отношений
  4. Юридические основы страховых отношений
  5. Юридические основы страховых отношений
  6. Финансовые основы страховой деятельности
  7. Определение страховой суммы, полное и пропорциональное страхование. Страховая сумма и страховая стоимость
  8. Экономика страхования и финансовые основы страховой деятельности
  9. Организационные и финансовые основы деятельности страховой компании
  10. Формирование страховых резервов и инвестиционная деятельность страховых организаций
  11. Страховая сумма и страховая премия. Расчет страховой суммы
  12. Договор страхования как основа реализации страховых отношений
  13. Особенности применения страховыми организациями Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности. Виды счетов в страховых организациях
  14. Страховой интерес как объект страхования. Понятие страхового интереса
  15. Основы страхового права
  16. Морское страховое право