<<
>>

А. Страхование ответственности за причинение вреда

Страхование ответственности за причинение вреда относится к числу наиболее сложных в теоретическом отношении видов страхования, по поводу которых сложилось множество ошибочных представлений.
По степени сложности понимания это страхование не уступает страхованию жизни.

Под данным страхованием понимается страхование риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц.

В соответствии с гражданским законодательством лицо, причинившее вред другому лицу, обязано его возместить в полном объеме. С другой стороны, лицо, право которого нарушено (т.е. потерпевший), может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. В данном случае обязательство по возмещению вреда потерпевшему вытекает не из договора, а из самого факта причинения одним лицом вреда другому лицу, где эти лица не связаны договорным отношением. Такого рода обязательства именуют деликатными или охранительными обязательствами.

Общие условия ответственности за причинение вреда устанавливаются гражданским законодательством.

Ими являются: а) вред; б) противоправность поведения причинителя вреда; в) причинная связь между противоправным поведением и вредом; г) вина причинителя вреда. Впрочем, ГК допускает возможность возмещения вреда и при отсутствии вины причинителя вреда и даже возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Эти случаи могут иметь место, если они предусмотрены законом.

Вред, причиненный юридическому лицу, всегда будет носить имущественный характер. Вред, причиненный физическому лицу, может затрагивать как имущественную, так и личную сферу потерпевшего. Например, в результате дорожно-транспортного происшествия вред может быть причинен не только автомашине потерпевшего, но и его здоровью. Однако, даже если вред причинен личности потерпевшего, данное страхование относится к разновидности не личного, а имущественного страхования, поскольку предметом страхования здесь выступает не жизнь и здоровье потерпевшего, а та имущественная ответственность, которую будет нести причинитель вреда перед потерпевшим.

Эта ответственность выразится в той денежной сумме, которую страхователь, выступающий в роли причинителя вреда, выплатит или должен будет выплатить потерпевшему в порядке привлечения к ответственности за причинение ему вреда.

Страхование ответственности за причиненный вред может быть как обязательным, так и добровольным. Видом обязательного страхования выступает обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

В роли страхователя при страховании риска ответственности за причинение вреда в принципе может выступить любое физическое и юридическое лицо по любому виду своей деятельности. Но совершенно очевидно, что данный вид страхования представляет интерес для тех лиц, деятельность которых чревата причинением вреда каким-то третьим лицам, что грозит обернуться крупными убытками для причинителя вреда.

По договору страхования риска ответственности за причинение вреда может быть застрахован риск ответственности не только самого страхователя, но и иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, но которое в то же время не является страхователем, в данной страховой конструкции будет выступать в роли застрахованного лица. В обязательстве вследствие причинения вреда данное лицо будет выступать в качестве лица, ответственного за причинение вреда.

В роли выгодоприобретателя выступает получатель страхового возмещения. Им в зависимости от принятой в данной стране модели страхования ответственности может быть либо сам страхователь, либо потерпевший.

В связи с этим отметим, что существуют две модели реализации страховой защиты при страховании ответственности за причинение вреда.

Согласно первой модели, которая встречается в некоторых странах, обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство разделяются и каждое исполняется самостоятельно в определенной последовательности. Первоначально осуществляется рассмотрение требований потерпевшего к причинителю вреда и производство им за свой счет выплат по возмещению причиненного вреда.

И лишь затем причинитель вреда, действуя уже в качестве страхователя, являющегося выгодоприобретателем, предъявляет свои требования к страховщику о возмещении того убытка, который возник у него вследствие выплат, произведенных в порядке возмещения вреда потерпевшему. По этой схеме расчеты с потерпевшим причинитель вреда осуществляет самостоятельно в рамках отношения, возникающего в связи с причинением вреда, и без всякой связи с имеющимся у него договором страхования. Страховое возмещение выплачивается страхователю в рамках страхового правоотношения как реакция на возникновение у него реального ущерба, вызванного привлечением к ответственности за причинение вреда. Как мы видим, выгодоприобретателем здесь выступает сам страхователь, а страховая выплата выполняет функцию возмещения ущерба, причиненного этому страхователю страховым случаем, т.е. той выплатой, которая произведена им в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда потерпевшему.

Согласно второй модели обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство исполняются по существу одновременно: при привлечении причинителя вреда к ответственности вступает в силу механизм исполнения страховщиком своей обязанности по выплате страхового возмещения, которое выплачивается непосредственно потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя.

По поводу различных моделей страхования ответственности за причинение вреда М.И. Брагинский пишет: "...в принципе возможны две конструкции договора страхования ответственности за причиненный вред: простая, при которой в договоре участвуют только страховщик и страхователь, и сложная — по модели договора в пользу третьего лица" <1>.

--------------------------------

<1> Брагинский М.И. Договор страхования. М., 2000. С. 115.

Российское страховое законодательство придерживается второй модели.

В соответствии с Гражданским кодексом договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред.

Причем данное правило является настолько неукоснительным, что действует даже в тех случаях, когда договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо в договоре вообще не сказано, в чью пользу он заключен. Следовательно, при данном страховании в роли выгодоприобретателя всегда выступает потерпевший. И это правило является императивным.

Все это означает, что договор страхования ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, относится к разновидности договоров в пользу третьего лица, в качестве которого выступает потерпевший. Но поскольку лицо, которое окажется потерпевшим, заранее предугадать невозможно, то при данном страховании возникает особая юридическая конструкция — заключение договора в пользу не указанного в этом договоре третьего лица.

Таким образом, лицо, являющееся в обязательстве вследствие причинения вреда потерпевшим, выступает в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя, имеющего право на предъявление непосредственно страховщику требования о выплате страхового возмещения.

Вроде бы все ясно и понятно.

Однако всю эту ясность и понятность снимает п. 4 ст. 931 ГК. Согласно данному пункту выгодоприобретатель вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Причем имеет он на это право не во всех случаях, а лишь когда:

а) ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно;

б) возможность такого требования предусмотрена законом;

в) это предусмотрено договором страхования такой ответственности.

В связи с этим возникают как минимум два вопроса. Первый — как соотносятся п. п. 3 и 4 настоящей статьи. Согласно п. 3 ст. 931 ГК потерпевший во всех случаях имеет право требования к страховщику, поскольку в договоре страхования ответственности за причинение вреда он при всех обстоятельствах выступает в качестве выгодоприобретателя.

Однако согласно п. 4 этой же статьи право требования потерпевшего к страховщику ограничено определенными случаями.

Второй вопрос — в чем смысл права требования возмещения вреда, о котором говорит п. 4, в соотношении с правом требования выплаты страхового возмещения, на которое может претендовать выгодоприобретатель в соответствии с п. 3 этой же статьи. Что же имеет право требовать потерпевший от страховщика: возмещения причиненного ему вреда, выступая при этом субъектом деликтного обязательства, или страховой выплаты, выступая при этом выгодоприобретателем в страховом обязательстве?

Совершенно очевидно, что страховая выплата и выплата в порядке возмещения вреда — это разные денежные выплаты, имеющие как разные основания, так и разных плательщиков. Основанием для страховой выплаты выступает договор страхования, плательщиком является страховщик, а получателем — выгодоприобретатель. Основанием выплаты в порядке возмещения вреда выступает обязательство, возникшее вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), плательщиком выступает лицо, ответственное за причинение вреда, получателем — потерпевший.

Надо сказать, что специалисты в области страхового дела, пытаясь разобраться в данной ситуации, попали в довольно затруднительное положение.

Так, В.А. Рахмилович полагает, что в данном случае выгодоприобретатель (он же потерпевший) имеет право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения лишь в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 931 ГК, о котором было сказано выше. В остальных случаях правом требования выплаты страхового возмещения обладает только страхователь, который в дальнейшем, по-видимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. В то же время он отмечает, что трудно сказать, чем обусловлены такое ограничение прав выгодоприобретателя и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. "Если никто, кроме потерпевшего, выгодоприобретателем быть не может, — пишет В.А.

Рахмилович, — то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 3-е изд., испр. и доп. / Рук. авт. колл. и отв. ред. О.Н. Садиков. С. 513 — 514. См. также: Рахмилович В.А. Новые виды страхования в Гражданском кодексе // Юридический мир. 1997. N 12. С. 19 — 24; Аксенова И.О. Страхование ответственности за причинение вреда // Приложение к газете "Финансовая Россия". 1998. N 3. С. 7.

В отличие от приведенной точки зрения Ю.Б. Фогельсон пытается найти объяснение в категории "возмещение вреда". Он полагает, что содержащаяся в данном пункте норма позволяет выгодоприобретателю обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда, т.е. норма п. 4 не ограничивает, а расширяет права потерпевшего — выгодоприобретателя, позволяя ему в некоторых случаях требовать от страховщика то, что по общим правилам гражданского оборота он должен требовать от другого лица <1>.

--------------------------------

<1> См.: Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. 2-е изд., перераб. и доп. С. 122.

С последней точкой зрения вряд ли можно согласиться. Как правильно отмечает сам же Ю.Б. Фогельсон, обязательство по выплате страхового возмещения и обязательство по возмещению вреда — два совершенно разных обязательства. Они различны и по основаниям возникновения, и по составу участников, и по правилам осуществления, и по правовым последствиям <1>.

--------------------------------

<1> См.: Там же.

В итоге следует признать, что ГК одновременно устанавливает два довольно противоречивых решения. В соответствии с п. 3 ст. 931 ГК потерпевший, являясь выгодоприобретателем в страховом обязательстве, имеет право на получение от страховщика страховой выплаты (причем при всех обстоятельствах), а согласно п. 4 этой же статьи потерпевший имеет право требовать от страховщика возмещения вреда (причем лишь в некоторых случаях).

Отсюда вытекает и теоретическая оценка данного вида страхования. "Суть страхования ответственности, — указывает Н.М. Фомичева, — состоит в том, что страховщик принимает на себя обязательство возместить ущерб, причиненный страхователем третьему лицу или группе лиц" <1>. Примерно в этом же духе высказывается и Л.Н. Литвинова, которая пишет следующее: "Объектом страхования является гражданская ответственность страхователя, носящая имущественный характер. Иными словами, лицо, причинившее ущерб, обязано полностью возместить убытки потерпевшему, то есть третьему лицу. При страховании гражданской ответственности данная обязанность перекладывается на страховщика, а страхователь может лишь преследоваться по закону за свои противоправные действия по отношению к третьему лицу" <2>.

--------------------------------

<1> Страхование: Учебник / Под ред. Т.А. Федоровой. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 574.

<2> Зайцева М.А., Литвинова Л.Н., Урюпин А.В. и др. Страховое дело / Под общ. ред. М.А. Зайцевой, Л.Н. Литвиновой. Минск, 2001. С. 229.

Как законодательное решение этого вопроса, так и подобная теоретическая оценка сущности страхования ответственности за причинение вреда представляются ошибочными.

В связи с этим зададим вопрос: выступает ли в данной ситуации страховщик лицом, возмещающим потерпевшему причиненный ущерб?

Возложение на страховщика обязанности по возмещению вреда потерпевшему возможно лишь в одном случае: если страховщик заменяет собой причинителя вреда, т.е. в обязательстве вследствие причинения вреда происходит замена должника: вместо причинителя вреда им выступает другое лицо — страховая организация. Теоретически такая конструкция возможна. Скажем, в силу банковской гарантии страховая организация, выступая в роли гаранта, выплачивает кредитору принципала (бенефициару) определенную денежную сумму по требованию этого принципала (ст. 368 ГК). Однако при такой конструкции нет договора страхования (соответственно, не возникает и страхового обязательства), а страховая организация не выступает в качестве страховщика, т.е. стороны по договору страхования.

Здесь же мы имеем договор страхования, согласно которому страховая организация выступает в роли страховщика, а не в качестве лица, гарантирующего возмещение причиненного вреда, заменяя собой его причинителя. Страховщика и потерпевшего связывает то, что последний применительно к договору страхования ответственности выступает выгодоприобретателем. Страховщик не возмещает вред, причиненный потерпевшему. Он не может это сделать хотя бы в силу того, что не является стороной в обязательстве из причинения вреда. Страховщик и потерпевший — это субъекты разных правовых отношений: страховщик — субъект страхового отношения, потерпевший — субъект отношения из причинения вреда. Следовательно, конструкция, согласно которой потерпевший имеет право обратиться к страховщику непосредственно за возмещением вреда, а страховая организация производит возмещение вреда, заменяя собой его причинителя как должника в деликтном обязательстве, не имеет под собой никаких оснований и юридически несостоятельна. Проще говоря, законодатель, установив п. 4 ст. 931 ГК право потерпевшего на обращение непосредственно к страховщику за возмещением вреда, допустил ошибку. Заметим, что эта ошибка имеет в своем основании, о чем было сказано выше, ошибочную трактовку договора имущественного страхования, согласно которой страховщик возмещает убыток.

Следует иметь в виду, что при страховании ответственности за причинение вреда всегда имеют место как минимум два обязательства. Первое — обязательство вследствие причинения вреда, субъектами которого выступают причинитель вреда (делинквент) и потерпевший. Это обязательство порождает ответственность причинителя вреда перед потерпевшим в виде обязанности возмещения убытков, которые возникли у потерпевшего вследствие факта причинения вреда. Второе — страховое обязательство, субъектами которого выступают страховщик и страхователь. Эти два обязательства соприкасаются в том смысле, что страхователь и причинитель вреда являются одним лицом, потерпевший выступает в договоре страхования, как правило, выгодоприобретателем, предметом страхования выступает ответственность, которую несет причинитель вреда (он же страхователь) перед потерпевшим (он же выгодоприобретатель) по обязательству вследствие причинения вреда.

При наличии одновременно двух обязательств (обязательства из причинения вреда и страхового обязательства) лицо, которому причинен вред, может предъявить требование о возмещении вреда либо непосредственно к лицу, ответственному за причинение вреда, выступая при этом в качестве потерпевшего, либо к страховщику о страховой выплате, выступая при этом в качестве выгодоприобретателя.

Кстати, наличие у потерпевшего права требования к причинителю вреда (несмотря на страхование ответственности последнего за причинение этого вреда) делает несостоятельным упомянутый выше тезис, согласно которому при данном страховании происходит "переложение обязанности по возмещению вреда" со страхователя на страховщика. В равной мере несостоятельной является и позиция самих причинителей вреда (что особенно часто наблюдается при страховании ответственности владельцев транспортных средств), когда они отказываются рассматривать претензии потерпевших, отсылая их к своему страховщику.

Никакое страхование не аннулирует самого обязательства из причинения вреда и не освобождает причинителя вреда от установленной гражданской ответственности, а равно не аннулирует право потерпевшего требовать возмещения вреда непосредственно от его причинителя. К кому предъявить требование — причинителю вреда или страхователю — это его право.

В то же время следует иметь в виду, что потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, имеет право предъявить к страховщику требование о страховой выплате, но не о возмещении вреда. Возмещение вреда (как результат исполнения обязательства из причинения вреда) и страховая выплата (как результат исполнения страхового обязательства) — это достаточно разные вещи. Разными являются и те виды гражданско-правовых обязательств, которые лежат в основе данных выплат. В основе страховой выплаты лежит договор страхования, а не обязательство из причинения вреда. И напротив, в основе возмещения вреда лежит обязательство вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), а не договор страхования (страховое обязательство).

Наконец, уж вовсе ошибочной является точка зрения, согласно которой при выплате страхового возмещения страховщик несет ответственность вместо страхователя в порядке регресса <1>. Регресс означает право обратного требования, которое лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет к этому лицу. Для того чтобы потерпевший имел право регрессного требования к страховщику, этот потерпевший должен выступать в качестве лица, возместившего вред, причиненный другому. Здесь же он сам ждет, кто бы ему возместил причиненный ему вред.

--------------------------------

<1> См.: Шинкаренко И.Э. Страхование ответственности. М., 1999. С. 32.

Пункт 4 ст. 931 ГК породил еще одну проблему, разрешить которую практически невозможно. Суть этой проблемы заключается в следующем.

Согласно п. 3 ст. 931 ГК потерпевший признается лицом, в пользу которого заключен договор страхования. Это означает, что потерпевший, являясь выгодоприобретателем, во всех случаях имеет право требовать от страховщика страховую выплату. Однако п. 4 этой же статьи оговаривает право требования выгодоприобретателя к страховщику лишь определенными случаями. Иначе говоря, имеет место ограничение прав выгодоприобретателя на предъявление требования к страховщику. Все это не согласуется со всеми представлениями о правах выгодоприобретателя как третьего лица, в пользу которого заключен договор страхования. Действительно, как лицо может считаться выгодоприобретателем, если оно не имеет право на получение страховой выплаты?

Правда, по этому поводу можно сказать, что этому лицу следует обратиться с требованием к страхователю, а тот, получив страховое возмещение от страховщика, передаст его потерпевшему. Но это уже совершенно другая модель страхования ответственности за причинение вреда, где в роли выгодоприобретателя будет выступать не потерпевший, как это предусматривает п. 3 ст. 931 ГК, а сам страхователь. Обращение потерпевшего к причинителю вреда есть реализация требования о возмещении вреда, а не истребование выгодоприобретателем от страхователя полученного им от страховщика страхового возмещения. Кроме того, получение страхового возмещения самим страхователем приводит к тому, что в данной страховой конструкции возникают два выгодоприобретателя (сам страхователь и потерпевший).

Словом, правило, установленное п. 4 ст. 931 ГК, не только усложнило всю правовую конструкцию, но и ошибочно по существу. Поэтому трудно упрекать в ошибках тех специалистов, которые пытаются каким-то образом объяснить этот пункт и увязать его с другими нормами страхового права. Упрекать надо законодателя в допущенной небрежности при формировании правовой нормы. В результате ГК РФ вступил в противоречие с самим собой, запутав одновременно как своих пользователей, так и толкователей.

Ошибочность трактовки сущности страхования ответственности за причинение вреда, согласно которой потерпевший имеет право требовать от страховщика возмещения вреда, повлекло трудности в понимании таких категорий этого страхования, как "предмет", "объект страхования", а также "страховой случай".

В связи с этим попытаемся ответить на вопрос, что же является предметом и объектом страхования при страховании гражданской ответственности за причинение вреда.

Начнем с предмета страхования.

Применительно к этому виду страхования ГК устанавливает, что в данном случае страхуется риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц.

Поэтому предметом страхования при данном виде страхования выступает ответственность причинителя вреда (самого страхователя или застрахованного лица) перед потерпевшим.

Совершенно ошибочным является мнение И.П. Денисовой, которая считает, что "предметом страхования ответственности, согласно отдельным правилам, является страховой случай, который совершается как случайное событие (страховой риск) в результате неумышленных виновных действий страхователя или застрахованного лица" <1>.

--------------------------------

<1> Денисова И.П. Страхование. М.; Ростов н/Д, 2003. С. 85.

Такие категории, как "предмет страхования", "страховой случай" и "страховой риск" (при всей неоднозначности последнего термина), выражают собой самостоятельные элементы страхования: предмет страхования при всех обстоятельствах не может быть страховым случаем.

Многие авторы полагают, что при данном виде страхования его объектом (и соответственно объектом страховой защиты) выступает имущественный интерес самого потерпевшего. Этот интерес заключается в возмещении того вреда, который был ему причинен страхователем. Например, Б.Ю. Сербиновский считает, что при страховании гражданской ответственности покрывается не собственный ущерб страхователя (застрахованного лица), а ущерб, который застрахованное лицо причиняет другим (третьим) лицам. "Поэтому объектом страхования гражданской ответственности, — полагает автор, — является предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения, применяемая для восстановления нарушенных прав потерпевшего (третьих лиц), удовлетворения его за счет нарушителя. Гражданская ответственность носит имущественный характер: лицо, причинившее ущерб, обязано полностью возместить убытки потерпевшему, т.е. третьему лицу. Через заключение договора страхования гражданской ответственности данная обязанность перекладывается на страховщика" <1>. Применительно к страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств И.Э. Шинкаренко пишет, что "объектом страхования в данном случае является вред жизни, здоровью и имуществу третьих лиц, который может быть причинен при эксплуатации средств транспорта" <2>.

--------------------------------

<1> Сербиновский Б.Ю., Гарькуша В.Н. Страховое дело: Учебное пособие для вузов. С. 221.

<2> Архипов А.П., Гомелля В.Б. Основы страхового дела. С. 227.

Отсюда и определение назначения самого страхования ответственности. Как пишет А.А. Гвозденко, "основной задачей страхования ответственности является защита имущественных интересов физических и юридических лиц от возможных причинителей вреда" <1>.

--------------------------------

<1> Гвозденко А.А. Страхование. М., 2004. С. 87.

К таким выводам данных авторов приводит то обстоятельство, что потерпевший при всех обстоятельствах является выгодоприобретателем и имеет право на получение страховой выплаты. Более того, в соответствии с Гражданским кодексом, о чем сказано выше, он при определенных обстоятельствах имеет право требовать от страховщика не просто страховой выплаты, но даже возмещения вреда.

В связи с этим выясним, что собой представляет имущественный интерес потерпевшего, может ли он выступать объектом при данном виде страхования и в чем вообще заключается назначение страхования ответственности.

Совершенно очевидно, что интерес потерпевшего заключается в возмещении того вреда, который ему причинен в результате самого факта причинения вреда. Для того чтобы имущественный интерес потерпевшего выступил в качестве объекта страхования, этот потерпевший при страховании должен выступить в качестве застрахованного лица. В принципе такое страхование вполне возможно. Но это будет страхование вреда, причиненного потерпевшему. При этом в части вреда, причиненного имуществу потерпевшего, данное страхование будет разновидностью имущественного страхования, а при страховании вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего, — разновидностью личного страхования. Страховым случаем при таком страховании выступит сам факт причинения вреда потерпевшему.

Трактовка страхования ответственности как способа возмещения вреда потерпевшему, где объектом страхования выступает имущественный интерес этого потерпевшего, приводит и к ошибочному определению отраслевой принадлежности данного вида страхования. Например, в литературе утверждается, что "страхование ответственности сочетает в себе черты как имущественного страхования, если вред причинен имуществу, так и личного страхования, если вред нанесен жизни и здоровью граждан". На основе этого вносится предложение: "Страхование ответственности целесообразно рассматривать отдельно от имущественного страхования и считать данный вид страховой деятельности самостоятельной отраслью страхования" <1>.

--------------------------------

<1> Ермасов С.В., Ермасова Н.Б. Страхование. М., 2004. С. 390.

Однако в данном случае мы имеем не страхование вреда, причиненного потерпевшему, а страхование ответственности за причинение вреда. Эта совершенно другая разновидность страхования. При этом страхование ответственности за причинение вреда не выступает неким смешанным личностно-имущественным страхованием, а представляет собой чистый вид имущественного страхования. Страховая выплата при данном страховании всегда будет являться страховым возмещением, даже если эта выплата и является реакцией на возникновение ответственности вследствие причинения страхователем (застрахованным лицом) вреда жизни или здоровью потерпевшего.

При страховании ответственности объектом страхования выступает интерес причинителя вреда. Этот причинитель может выступать в роли страхователя (в случае если он сам страхует свою ответственность) или в качестве застрахованного лица (в случае если риск его ответственности застрахован неким иным лицом).

Данный интерес заключается в возможности погашения убытков, которые могут возникнуть у страхователя (застрахованного лица) в результате производства выплат третьему лицу — потерпевшему в порядке несения перед ним ответственности за причинение вреда. Как отмечает М.И. Брагинский, при страховании ответственности объектом служит "несомненно именно имущественный интерес к тому, чтобы не платить соответствующую сумму потерпевшему" <1>.

--------------------------------

<1> Брагинский М.И. Договор страхования. С. 59.

В соответствии с этим назначение данного страхования заключается в возмещении тех убытков, которые могут возникнуть у причинителя вреда, выступающего в роли страхователя или застрахованного лица, в результате привлечения его к гражданской ответственности вследствие причинения вреда иному лицу (потерпевшему). По этому поводу Н.М. Фомичева правильно пишет следующее: "Страхование ответственности преследует цель предохранить страхователя от возможного убытка. Риск гражданской ответственности для страхователя как физического лица состоит в том, что после предъявления претензий под угрозой может оказаться все благосостояние данного физического лица, а не одна его конкретная вещь. Для страхователя как юридического лица страхование ответственности можно обозначить как страхование от возрастания пассивов" <1>.

--------------------------------

<1> Страхование / Под ред. Т.А. Федоровой. 2-е изд., перераб. и доп. С. 577.

Назначение данного вида страхования как способа возмещения убытка, причиненного именно страхователю, хорошо видно при той модели страхования, при которой причинитель вреда сначала возмещает причиненный вред (исполняет свое обязательство перед потерпевшим), а затем получает страховую выплату от страховщика. Здесь имуществу страхователя сначала причиняется убыток в виде выплат в порядке возмещения вреда, который он затем компенсирует за счет полученной от страховщика страховой выплаты.

Это назначение страхования ответственности не меняется и в том случае, когда потерпевший, выступая в роли выгодоприобретателя, имеет право на непосредственное обращение к страховщику за страховой выплатой (как это предусмотрено российским страховым законодательством). В этом случае защита имущественного интереса страхователя выражается в том, что выплатой страхового возмещения потерпевшему — выгодоприобретателю снимаются его требования к самому страхователю. Тем самым материальное положение страхователя защищается от риска возможного ухудшения в результате привлечения к ответственности за причинение вреда.

Поэтому по большому счету при данном страховании страхуется даже не риск привлечения к ответственности, а риск возникновения у страхователя убытков в результате привлечения к этой ответственности. Страховщик возмещает не те убытки, которые возникли у потерпевшего в результате причинения ему вреда, а те убытки, которые возникли или должны возникнуть у страхователя в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда кому-либо.

При этом размер страхового возмещения определяется не размером причиненного вреда потерпевшему, как это кажется на первый взгляд, а размером той выплаты, которую страхователь должен произвести потерпевшему в порядке несения перед ним гражданской ответственности.

Учитывая возможные варианты осуществления расчетов по возмещению вреда, причиненного потерпевшему, производимого либо самим причинителем вреда, либо путем выплаты этому потерпевшему как выгодоприобретателю страхового возмещения, производимого страховщиком, убытки страхователя могут быть двоякого рода: 1) реальные убытки; 2) ожидаемые убытки.

Реальные убытки возникнут у страхователя в том случае, если потерпевший взыщет с него (как с причинителя вреда) возмещение причиненного вреда.

Назначением страхования здесь выступит защита интереса страхователя (застрахованного лица) от того убытка, который возник у страхователя в результате производства выплат по возмещению причиненного им вреда потерпевшему.

Независимо от вида вреда и назначения выплат, которые произведет причинитель вреда в счет возмещения данного вреда, его убытки как страхователя будут носить характер реального ущерба. И именно этот ущерб при страховании ответственности за причиненный вред выступает материальным воплощением последствий страхового случая.

Ожидаемые убытки — это те убытки, которые должны возникнуть у страхователя вследствие привлечения его к ответственности за причинение вреда.

Назначением страхования здесь выступит защита материального положения страхователя от того риска его ухудшения, которое произойдет вследствие привлечения этого страхователя как причинителя вреда к гражданской ответственности за данное причинение вреда. Иначе говоря, страхование путем удовлетворения требований выгодоприобретателя, являющегося потерпевшим, и освобождения от этих требований самого причинителя вреда защищает его как страхователя от возможного ухудшения своего материального положения.

В связи с этим убытки страхователя, возникшие или могущие возникнуть в связи с привлечением его к ответственности за причинение им вреда, можно классифицировать следующим образом:

1) убытки, связанные с привлечением к ответственности за причинение вреда имуществу потерпевшего, которые включают:

а) выплаты, связанные с возмещением реального ущерба, причиненного имуществу потерпевшего (возмещение стоимости полностью погибшего имущества или восстановление стоимости частично поврежденного имущества);

б) выплаты, связанные с возмещением упущенной выгоды (т.е. восполнение тех доходов, которые получил бы потерпевший, если бы ему не был причинен имущественный вред);

2) убытки, связанные с привлечением к ответственности за причинение вреда здоровью потерпевшего, которые включают:

а) выплаты, связанные с возмещением утраченного потерпевшим заработка (дохода);

б) выплаты, связанные с возмещением потерпевшему произведенных им дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья (расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств и т.п.);

3) убытки, связанные с привлечением к ответственности в результате гибели потерпевшего, которые включают:

а) выплаты лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую эти лица получали или имели право получать на свое содержание при жизни кормильца;

б) выплаты, связанные с возмещением расходов на погребение;

4) прочие убытки, которые обычно включают:

а) выплаты, связанные с привлечением к ответственности за причинение морального вреда;

б) судебные расходы страхователя, связанные с производством по делу в связи с привлечением его к ответственности за причинение вреда. В практике страхования данные расходы именуют претензионными расходами;

в) расходы страхователя, произведенные им для уменьшения убытков, подлежащих возмещению страховщиком, если такие расходы были необходимы или были произведены для выполнения указания страховщика, даже если соответствующие меры оказались безуспешными. В страховой практике эти расходы страхователя обычно именуют дополнительными расходами.

Конкретный перечень расходов страхователя, которые берутся на страхование, при добровольном страховании определяется договором страхования, при обязательном страховании — законом о данном виде страхования.

Отметим, что в страховой практике редко берутся на страхование риски, связанные с ответственностью за причинение вреда потерпевшему в виде его упущенной выгоды, а также за причинение морального вреда.

Следует также сказать, что на практике при страховании гражданской ответственности редко предусматривается выплата страхового возмещения потерпевшему в виде выплат долговременного (пожизненного) характера, призванных компенсировать вред, связанный с утратой потерпевшим (он же выгодоприобретатель) заработка или источника дохода. Но это не исключает и такой формы выплаты страхового возмещения, что имеет место, например, при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Говоря о том, что объектом страхования ответственности выступает интерес страхователя, в то же время совершенно очевидно, что при данном страховании учитываются и интересы потерпевшего. И не случайно, что в соответствии с законодательством договор страхования ответственности заключается в его пользу и он в обязательном порядке выступает в качестве выгодоприобретателя. Как правильно, по нашему мнению, отмечает Ю.А. Сплетухов, "страхование ответственности выполняет двоякую функцию: с одной стороны, оно ограждает страхователя или иных застрахованных лиц от материальных потерь в случае необходимости возмещения причиненного им вреда третьим лицам, а с другой — обеспечивает потерпевшим получение причитающейся им компенсации" <1>.

--------------------------------

<1> Сплетухов Ю.А., Дюжиков Е.Ф. Страхование. М., 2002. С. 149.

Тем не менее защита интересов потерпевших выступает социальным назначением данного вида страхования; конкретным объектом выступает интерес не потерпевшего, а страхователя (застрахованного лица).

Что касается страхового случая, то здесь также имеются определенные сложности, обусловленные главным образом ошибочной трактовкой сущности данного страхования и его объекта.

Начнем с того, что многие специалисты в области страхового дела полагают, что при данном страховании в качестве страхового случая выступает то деяние (действие или бездействие) страхователя, которое повлекло причинение вреда, т.е. сам факт причинения вреда потерпевшему. Так, В.В. Шахов пишет: "К страховым случаям, когда производится выплата страховщиком, относятся: смерть, увечье или иное повреждение здоровья (например, контузия) третьего лица. Кроме того, страховая выплата в рамках договора страхования гражданской ответственности... производится третьим лицам в связи с уничтожением или повреждением их имущества" <1>.

--------------------------------

<1> Шахов В.В. Страхование. М., 1997. С. 176.

С такой трактовкой страхового случая нельзя согласиться по следующим причинам.

Во-первых, не всякое причинение вреда влечет привлечение к ответственности причинителя этого вреда. Вполне может случиться так, что вред действительно причинен, но ответственности за него причинитель вреда в силу тех или иных причин не несет. Иначе говоря, факт причинения вреда есть, но ответственности за него нет. В силу этого сам факт причинения вреда не может выступать в качестве страхового случая.

Во-вторых, не всякое привлечение к ответственности за причинение вреда выражает собой страховой случай, где данная ответственность выступает в качестве застрахованной. При этом следует иметь в виду, что ответственность причинителя вреда возникает по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом для обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, а обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает в силу собственных оснований, которые предусмотрены договором страхования. Поэтому вполне возможно, что причинение вреда хотя и порождает ответственность причинителя вреда, но не порождает обязанности страховщика выплатить страховое возмещение.

В-третьих, при данном страховании страхуется не риск причинения вреда (вообще-то такое страхование вполне может существовать и существует), а риск привлечения к ответственности за причинение вреда. Другими словами, страховым случаем выступает не деяние страхователя, связанное с причинением вреда другому лицу, а деяние потерпевшего, связанное с привлечением к установленной гражданской ответственности лица, причинившего ему вред.

В результате следует, по нашему мнению, признать, что при данном страховании страховым случаем выступает факт признания страхователя лицом, ответственным за причинение вреда, и возложения на него обязанности произвести выплату определенной суммы денег другому лицу в порядке возмещения этого вреда, что повлекло или должно повлечь возникновение у этого страхователя (застрахованного лица) убытка. Как указывается в литературе, страховым случаем при данном виде страхования "является факт установления обязанности страхователя (застрахованного лица) возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц (выгодоприобретателей) в результате осуществления страхователем деятельности, в отношении которой был заключен договор страхования" <1>.

--------------------------------

<1> Теория и практика страхования. М., 2003. С. 403.

Факт причинения вреда и факт привлечения определенного лица к ответственности за причинение этого вреда лежат в плоскости деликтного правоотношения. Для страхового отношения, которое, заметим, является договорным, юридическим фактом, имеющим характер страхового случая, выступает факт возложения на страхователя обязанности произвести выплату лицу, выступающему в качестве потерпевшего в деликтном правоотношении, что приводит к возникновению убытков у данного страхователя.

Поэтому при страховании, например, ответственности владельца транспортного средства страховым случаем выступает не сам факт дорожно-транспортного происшествия и возникшие в связи с этим убытки у потерпевшего, а наступление ответственности страхователя, являющегося владельцем транспортного средства, за причинение вреда и те убытки, которые у него возникли или должны возникнуть в результате привлечения к этой ответственности.

Но возникает вопрос: что следует понимать под привлечением причинителя вреда к ответственности — заявление претензии потерпевшего к причинителю вреда о выплате соответствующей суммы и признание причинителем вреда данной претензии обоснованной; обращение потерпевшего в суд с аналогичным требованием и вынесенное судом решение по данному делу; обращение потерпевшего к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения?

Практика страхования использует различные основания признания лица в качестве причинителя вреда и определения размера его ответственности за причиненный вред, что порождает обязанность страховщика произвести выплату страхового возмещения. Иногда в качестве этого основания признается вступившее в законную силу решение суда, которое и выступает юридической формой страхового случая.

Безусловно, такой способ обеспечивает наибольшую юридическую достоверность всех обстоятельств причинения вреда (самого его факта, вины причинителя вреда и вины самого потерпевшего, наличия причинной связи между деянием причинителя вреда и самим вредом, размера вреда и размера ответственности его причинителя, возникновения у страховщика обязанности произвести страховую выплату и т.д.).

Отметим, что теория страхового дела избегает дачи каких-либо конкретных рекомендаций по данному вопросу. В частности, в литературе можно встретить следующее высказывание: "Ответственность может быть установлена судебными органами, но может быть добровольно признана причинителем ущерба. Конкретными правилами страхования страховым риском может признаваться только установленная судебными органами ответственность страхователя, однако чаще в качестве страхового случая рассматривается и ответственность страхователя, так как при наличии ущерба страховщик вправе самостоятельно выяснить обстоятельства наступления страхового случая, определить размер ответственности страхователя и принять решение о выплате страхового возмещения" <1>.

--------------------------------

<1> Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. С. 425 — 426.

Однако ГК РФ предусматривает право потерпевшего на непосредственное обращение к страховщику за выплатой страхового возмещения. Здесь в качестве страхового случая выступают по существу два взаимосвязанных факта: 1) обращение потерпевшего к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения; 2) признание страховщиком страхователя лицом, ответственным за причинение вреда. В международной практике такой способ именуется определением страхового случая на основе заявленной претензии (claim made policies).

Безусловно, само по себе предъявление к страховщику требования о выплате страхового возмещения еще не является основанием для автоматической выплаты этого возмещения. Страховщик имеет право провести собственное расследование обстоятельств причинения вреда и размеров следующей за этим ответственности и самостоятельно решить вопрос о выплате страхового возмещения. Если по результатам своего расследования страховщик придет к выводу, что, предположим, причинения вреда вообще нет либо страхователь признал свою ответственность без должных оснований, то данный страховщик может отказать в выплате страхового возмещения. В этом случае спор подлежит рассмотрению в судебном порядке с приглашением всех заинтересованных лиц (страховщика, страхователя, застрахованного лица, являющегося причинителем вреда, и потерпевшего, являющегося выгодоприобретателем по договору страхования). Разумеется, в договоре страхования должны быть прописаны все необходимые процедуры и сроки (сроки информирования страхователем страховщика о случившемся факте причинения вреда, сроки заявления страхователем или выгодоприобретателем требования к страховщику о выплате страхового возмещения, сроки расследования страховщиком обстоятельств факта причинения вреда и рассмотрения им требования о выплате страхового возмещения и т.п.).

Надо сказать, что механизм, в соответствии с которым признание страхователя — причинителя вреда ответственным за причинение вреда производится самим страховщиком, конечно же, упрощает процедуру рассмотрения дела по сравнению с судебным порядком. Но это таит в себе и опасность необъективного разрешения дела, поскольку такое признание страховщика одновременно означает признание себя лицом, обязанным произвести страховую выплату.

Отметим также, что в ситуации, когда страховщик, произведя самостоятельное расследование обстоятельств причинения вреда, согласен выплатить потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя, страховое возмещение, но страхователь по тем или иным причинам возражает против этого, его слово является решающим и производить выплату страхового возмещения против воли страхователя страховщик не вправе. Объясняется это тем, что основанием выплаты страхового возмещения является привлечение страхователя к ответственности в качестве причинителя вреда. Факт признания лица ответственным за причинение вреда выступает для договора страхования в роли страхового случая. Если страхователь не считает себя причинителем вреда и не был привлечен в этом качестве к установленной ответственности, то производство страховщиком каких-либо выплат выгодоприобретателю будет означать выплату страхового возмещения при отсутствии страхового случая, что является искажением самой сущности данного страхования.

Устанавливая право выгодоприобретателя — потерпевшего на самостоятельное истребование суммы страхового возмещения непосредственно от страховщика, российское страховое законодательство не регулирует ситуацию, при которой потерпевший, не желая иметь дело ни с какими страховщиками, воспользуется своим правом на возмещение вреда самим причинителем и взыщет искомую сумму непосредственно с него. Как в этой ситуации будет работать механизм страхования? Имеет ли право страхователь, возместивший ущерб, на получение суммы страхового возмещения?

Возникает даже вопрос: имеет ли право потерпевший на обращение непосредственно к причинителю за возмещением ущерба в условиях, когда ответственность за это причинение им застрахована?

Страховое законодательство не содержит прямого ответа на данный вопрос. Более того, создается впечатление, что законодатель, обходя эти вопросы стороной, разделяет теоретическую концепцию, согласно которой при страховании ответственности имеет место возложение на страховщика обязанности возместить вред или даже передача ответственности за причинение вреда от причинителя вреда к страховщику.

Так или иначе, но существует точка зрения, что в условиях, когда ответственность причинителя вреда застрахована, потерпевший не имеет права требовать возмещения вреда непосредственно от его причинителя и при всех обстоятельствах должен иметь дело со страховщиком. В частности, Ю.Б. Фогельсон считает, что такое положение подтверждается ст. 1072 ГК, "из которой прямо следует, что потерпевший вправе требовать от причинителя вреда возмещения только той части вреда, которая превышает страховое возмещение. Следовательно, выплату страхового возмещения он должен требовать от страховщика".

То, что потерпевший имеет право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения, это совершенно очевидно. Однако это не лишает его возможности требовать возмещения вреда непосредственно от его причинителя. Страховую выплату может произвести только страховщик. При этом потерпевший будет выступать в качестве выгодоприобретателя. Причинитель вреда может произвести лишь выплату в порядке возмещения вреда, но не страховую выплату, которая является исключительной прерогативой страховщика и страховых отношений.

Поэтому утверждение, что ст. 1072 ГК устанавливает право потерпевшего требовать от причинителя вреда возмещения "только той части вреда, которая превышает страховое возмещение", является прямым искажением данной статьи.

Статья 1072 вовсе не ограничивает право потерпевшего на взыскание суммы возмещения вреда с его причинителя. Она говорит лишь об обязанности причинителя вреда возместить этот вред в той части, в которой он не был возмещен страховой выплатой. Если этой выплаты вообще не было в силу тех или иных причин, то причинитель вреда обязан возместить вред в полном объеме без всякой оглядки на возможность получения потерпевшим — выгодоприобретателем страхового возмещения от страховщика.

Право потерпевшего на возмещение вреда за счет его причинителя определяется не ст. 1072, а ст. 1064 ГК, в соответствии с которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежат возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. И это право не отменяется тем, что ответственность причинителя вреда застрахована и потерпевший является выгодоприобретателем. У него, как уже отмечалось, лишь возникает право выбора: требовать возмещения вреда от его причинителя или требовать выплаты страхового возмещения от страховщика. Если страховое возмещение, полученное от страховщика, не возмещает вред в полном объеме, то оставшаяся часть вреда возмещается за счет его причинителя, чему и посвящена ст. 1072 ГК. Если же страховое возмещение вообще не было получено от страховщика, то эта статья не работает.

Вполне может случиться, что потерпевший не захочет воспользоваться своим правом на получение страховой выплаты или не сможет реализовать данное право. Причем это может произойти по вполне правомерным причинам (например, в силу неисполнения тех или иных условий договора страхования, пропуска срока исковой давности и т.п.). Но при этом он вовсе не утрачивает право на возмещение вреда от его причинителя, чем вполне может воспользоваться. И при всех обстоятельствах никто и ничто не может обязать потерпевшего, прежде чем обратиться с требованием к причинителю вреда, сначала обратиться с требованием к страховщику либо отказать ему в требовании к причинителю вреда по той причине, что он не обратился за получением страховой выплаты от страховщика. Право потерпевшего на возмещение вреда от его причинителя носит абсолютный характер. Другое дело — воспользуется он этим правом или посчитает целесообразным получить страховую выплату. Право выбора за ним.

Поэтому отказ причинителя вреда от его возмещения по тому мотиву, что его ответственность за причинение вреда застрахована и поэтому потерпевшему следует обратиться к страховщику за получением страховой выплаты, является неправомерным.

В связи с этим возникает еще один вопрос: может ли страхователь понудить через суд страховщика выплатить страховое возмещение потерпевшему — выгодоприобретателю?

Такого рода иски страхователей являются, как правило, их реакцией на требования потерпевших о возмещении вреда. Получив претензию от потерпевшего о возмещении вреда, страхователь обращается в суд с иском об исполнении договора страхования и выплате страхового возмещения потерпевшему с целью освободить себя от выплаты в порядке возмещения ущерба.

На этот счет уже сложилась и определенная судебная практика: суды отказывают в таких исках, мотивируя свое решение тем, что если потерпевший, выступая в качестве третьего лица, в пользу которого заключен договор страхования, не воспользовался своим правом на получение страховой выплаты, то страхователь не вправе требовать от страховщика исполнения договора в пользу этого третьего лица. И такой подход представляется правильным. Взыскивать или не взыскивать со страховщика страховую выплату — это право данного третьего лица.

Еще одним вариантом развития события может быть ситуация, когда потерпевший, не получив удовлетворения от причинителя вреда в добровольном порядке, предъявляет к нему иск о принудительном возмещении вреда. В этом случае причинитель вреда, выступая ответчиком, обычно привлекает в качестве соответчика или третьего лица страховщика и просит суд при удовлетворении иска взыскать его сумму с данного страховщика. Такое развитие событий предусмотрено при таком виде страхования ответственности, как обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" устанавливает, что "страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им вреда должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если страхователю предъявлен иск, привлечь страховщика к участию в деле" (ст. 11). Применительно к этим ситуациям судебная практика не является устойчивой и в некоторых случаях суды, рассматривая иск потерпевшего к причинителю вреда, чья ответственность застрахована, удовлетворяют этот иск путем обязывания страховщика возместить данный ущерб путем производства соответствующей страховой выплаты. Практически это означает, что в обязательстве из причинения вреда происходит замена должника и вместо самого причинителя вреда в этом качестве начинает выступать страховщик.

В принципе это ошибочный подход. Право потерпевшего на возмещение вреда непосредственно от его причинителя является, как уже отмечалось, абсолютным, и если он предъявил иск к причинителю вреда, то этот иск должен быть удовлетворен только за счет самого этого причинителя. Другое дело, что данный причинитель вреда, выступая в качестве страхователя, позднее может возместить свой убыток, вызванный возмещением вреда, путем предъявления соответствующего требования к своему страховщику. Но в то же время нельзя не признать, что подобная позиция судов объясняется тем обстоятельством, что страховое законодательство, совершая крупную ошибку, применительно к страхованию ответственности за причинение вреда говорит об обязанности страховщика не по выплате страхового возмещения, а о возмещении вреда. И именно это толкает суды на такие ошибки.

Следует также иметь в виду, что предъявление требования потерпевшим к страховщику выражает собой наступление страхового случая — привлечение страхователя к ответственности за причинение вреда. Если потерпевший не предъявляет требования к страховщику о выплате страхового возмещения, не предъявляя требования о возмещении вреда и к самому причинителю вреда, то это означает, что страховой случай как таковой вообще не произошел. При этих обстоятельствах понуждение страхователем страховщика к выплате страхового возмещения потерпевшему — выгодоприобретателю в принципе носит неосновательный характер.

Другое дело, когда потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда непосредственно к его причинителю. Здесь страховой случай действительно имеет место — ответственность причинителя вреда, которая была застрахована, реально наступила. Но и в данной ситуации причинитель вреда (он же страхователь) не вправе понуждать страховщика к страховой выплате, поскольку, как уже было сказано, при конкуренции прав требований — искать возмещения вреда от его причинителя или искать от страховщика страховой выплаты, т.е. воспользоваться правом потерпевшего из обязательства из причинения вреда или правом выгодоприобретателя, — выбор остается за самим потерпевшим. И если он не хочет воспользоваться своими полномочиями, вытекающими из его статуса выгодоприобретателя, то никто (ни страхователь, ни страховщик, ни даже суд) не может определять выбор потерпевшего, так как навязывание этого выбора автоматически влечет лишение потерпевшего права, принадлежащего ему как субъекту из обязательства из причинения вреда.

Но если вред был возмещен в соответствии с требованием потерпевшего самим причинителем вреда, то каким образом будет реализована страховая защита этого причинителя вреда, которую он оплатил?

Совершенно очевидно, что отказ потерпевшего от своего права на получение страховой выплаты и возмещение вреда непосредственно за счет причинителя вреда не лишают последнего права на страховую защиту. Имел место факт реального привлечения страхователя к ответственности за причинение вреда, что знаменует собой страховой случай при страховании этой ответственности. Поэтому страховая защита должна быть осуществлена и при данных обстоятельствах.

И реализовать эту защиту в данной ситуации можно лишь одним способом — путем перехода к страхователю права на непосредственное получение страховой выплаты, т.е. перехода к нему права выгодоприобретателя.

Анализируя эту ситуацию, А.А. Иванов пишет, что "возможна ситуация, когда страхователь (застрахованное лицо) уже возместил убытки потерпевшего в полном объеме. Тогда страховщик обязан компенсировать расходы страхователя (застрахованного лица) в сумме выплаты, причитающейся по договору страхования" <1>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный). С. 708.

Основанием для перехода права требования выплаты страхового возмещения от выгодоприобретателя к страхователю служит п. 4 ст. 430 ГК, согласно которому в случае, если третье лицо (в данном случае — потерпевший) отказалось от права, предоставленного ему по договору (т.е. потерпевший не воспользовался правом на получение страховой выплаты), кредитор (т.е. страхователь) может воспользоваться этим правом.

Отметим, что, по мнению некоторых юристов, эта передача должна быть оформлена переуступкой права требования потерпевшим — выгодоприобретателем причинителю вреда — страхователю. Мы полагаем, что в этом нет никакой необходимости. Свой отказ от правомочий выгодоприобретателя потерпевший выразил уже тем, что отказался от требований к страховщику и воспользовался своим правом требования к причинителю вреда. Но этот отказ не приводит к аннулированию ни самого страхового обязательства, ни самой страховой защиты, объектом которой, заметим, выступает интерес именно причинителя вреда. Поэтому сам по себе отказ выгодоприобретателя от своего права на получение страховой выплаты не влечет ни прекращения страхового отношения, существующего между страхователем (он же причинитель вреда) и страховщиком, ни прекращения страховой защиты, которую страховщик должен оказать своему страхователю.

В этой ситуации переходу прав выгодоприобретателя от потерпевшего к самому причинителю вреда, являющегося страхователем, не препятствует то обстоятельство, что договор страхования должен быть заключен в пользу самого потерпевшего. Сама формула "договор страхования должен быть заключен в пользу потерпевшего" вовсе не влечет того, что получателем страховой выплаты должен быть только сам потерпевший и что если ее он не получит, то ее не получит никто.

Конструкция договора страхования по модели "в пользу потерпевшего" установлена для того, чтобы обеспечить защиту его интересов как субъекта, пострадавшего в результате причинения ему вреда. Если этот вред был ему возмещен самим причинителем вреда, то пользы от договора страхования для него нет никакой и в этом договоре он просто не нуждается. Но нельзя забывать то, что объектом данного страхования выступает интерес не пострадавшего, а самого причинителя вреда, выступающего в качестве либо страхователя, либо застрахованного лица. В условиях, когда потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, обратится к страховщику за страховой выплатой, этот интерес будет реализован в уменьшении размера требования к страхователю (причинителю вреда) на сумму страхового возмещения, полученного потерпевшим от страховщика. Тем самым страхование оградит страхователя от того убытка, который он понес в случае, если бы возмещение вреда производил он сам. Если же вред будет возмещен самим причинителем вреда, в результате чего он понесет реальные убытки в виде суммы, истраченной на его возмещение, назначение страхования выразится в том, чтобы удовлетворить застрахованный интерес страхователя путем страховой выплаты, произведенной уже ему самому. В противном случае данное страхование вообще потеряло бы свой смысл как страхование ответственности причинителя вреда, которое призвано защитить интересы этого лица.

Таким образом, при возмещении вреда потерпевшему непосредственно самим причинителем этого вреда страховым случаем при данном виде страхования выступит даже не сам факт привлечения страхователя к ответственности за причинение вреда, что выразится в получении от потерпевшего требования о его возмещении, а факт реального убытка, возникшего у страхователя в результате произведенного возмещения вреда. При возмещении этого вреда путем денежной компенсации убыток страхователя выразится в той сумме, которую он выплатит потерпевшему. При возмещении вреда в натуральной форме убыток страхователя выразится в сумме тех затрат, которые он понесет, возмещая данный убыток (включая стоимость того имущества, которое будет им передано потерпевшему в порядке возмещения вреда).

Продолжая рассмотрение ситуации, когда вред потерпевшему был возмещен его причинителем, отметим, что само возмещение вреда его причинителем (страхователем) может произойти двумя способами: добровольно (на основе соглашения между причинителем вреда и потерпевшим) и принудительно (на основе решения суда).

При добровольном возмещении вреда страховщик вправе выдвигать против требования страхователя о выплате ему страхового возмещения те же возражения, которые он имел к выгодоприобретателю. Иначе говоря, если страховщик придет к выводу, что страхователь необоснованно произвел возмещение вреда (например, при обстоятельствах, когда он не должен был быть привлечен к ответственности за причинение вреда), то страховщик вправе отказать страхователю в выплате страхового возмещения.

При принудительном возмещении вреда обязанность страховщика по производству страховой выплаты страхователю носит обусловленный характер (разумеется, если к отказу в страховой выплате нет особых оснований, предусмотренных самим договором страхования). В противном случае отказ страховщика в страховой выплате означал бы ревизию страховщиком решения суда.

Независимо от способа возмещения вреда (добровольного или принудительного) выплата причинителя вреда, произведенная в порядке его возмещения, должна предшествовать обращению к страховщику за получением страховой выплаты, т.е. убыток страхователя, возникший в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда, должен носить реальный характер.

Еще раз обратим внимание на то, что действующее страховое законодательство не содержит описание ситуации, когда причинитель вреда непосредственно сам возмещает вред, будучи привлеченным потерпевшим к ответственности за его причинение, что следует рассматривать как недостаток этого законодательства.

Обратим внимание еще на ряд ситуаций, которые могут возникнуть при решении вопроса о соотношении прав потерпевшего и самого страхователя на получение страховой выплаты.

Если потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, не востребовал страхового возмещения от страховщика и одновременно не предъявил к причинителю вреда требования о возмещении причиненного ущерба, то и страхователь не может иметь каких-либо требований к страховщику, так как страхового случая (привлечение страхователя к ответственности) не произошло.

Если потерпевший, являющийся выгодоприобретателем, получил возмещение вреда непосредственно от его причинителя, то этот выгодоприобретатель лишается права на получение страховой выплаты от страховщика. Если потерпевший получил от причинителя вреда лишь частичное возмещение этого вреда, то он вправе получить от страховщика страховое возмещение, соответствующее невозмещенной части вреда.

Если потерпевший, являющийся выгодоприобретателем, получил страховое возмещение от страховщика, то его право требования к причинителю вреда считается удовлетворенным. Однако если страховое возмещение лишь частично покрыло причиненный вред, то потерпевший вправе требовать от причинителя вреда его возмещения в части, не покрытой страховым возмещением, полученным от страховщика. Иначе говоря, нельзя одновременно получить и возмещение вреда от его причинителя, и страховое возмещение от страховщика. В этом случае фактически будет иметь место получение выплат, связанных с причиненным вредом, сразу из двух источников (и от причинителя вреда, и от страховщика). Это привело бы к неосновательному обогащению потерпевшего.

Определение страховой суммы при данном виде страхования имеет свои особенности. Дело в том, при страховании риска ответственности невозможно заранее предугадать, каков будет размер вреда, причиненного потерпевшему, и какова будет сумма, которую причинитель вреда должен возместить потерпевшему. Соответственно, невозможно заранее определить и ту сумму убытков, которые понесет страхователь, будучи привлеченным к гражданской ответственности за причинение этого вреда. Поэтому страховая сумма может выразить стоимость застрахованного объекта страхования, как правило, лишь относительно.

Эта сумма может быть установлена следующим образом: 1) в твердоозначенном (фиксированном) размере; 2) в размере той суммы, которую причинитель вреда (он же страхователь) фактически выплатит потерпевшему; 3) в размере той суммы, которую предъявит потерпевший к причинителю вреда и которая будет им признана. В двух последних случаях страховая сумма в договоре страхования носит по существу отсылочный характер. На практике такое страхование называют страхованием с неограниченной ответственностью. Кроме того, в практике страхования гражданской ответственности для обозначения вреда, причиненного третьим лицам, обычно пользуются понятием "лимит ответственности", совпадающим по своему значению с понятием "страховая сумма" в смысле предела размера страховой выплаты, которую должен произвести страховщик выгодоприобретателю.

Лимит ответственности может выражаться разными способами. Так, в соответствии с международными правилами страхования гражданской ответственности авиаперевозчика перед третьими лицами устанавливается общий лимит ответственности по каждому страховому случаю, в рамках которого могут устанавливаться специальные лимиты ответственности страховщика применительно к конкретным видам причинения вреда (ответственность за повреждение или утрату груза, багажа и т.п.). Может быть также предусмотрен агрегатный (или совокупный) лимит, устанавливающий общий объем страховых выплат, которые страховщик должен произвести в течение всего срока действия договора страхования по нескольким страховым случаям.

Еще раз обратим внимание на условный характер применения в данном случае термина "ответственность". Выплата страховщиком страхового возмещения в пределах предусмотренной договором страховой суммы не есть акт привлечения данного страховщика к юридической ответственности, наступающей как следствие его противоправного поведения. Это есть способ нормальной реализации страховщиком своего обязательства, предусмотренного договором страхования. Иными словами, термин "ответственность страховщика", употребляемый в данном случае, не выражает собой наказание страховщика за противоправное деяние, как это следует из узкоюридического понимания института юридической ответственности, а обозначает установленный договором страхования предельный объем страхового возмещения, которое страховщик обязан выплатить выгодоприобретателю.

То обстоятельство, что размер страхового возмещения определяется в пределах обязательства страховщика перед страхователем, предусмотренного договором страхования, и это страховое возмещение не всегда может быть адекватным размеру обязательства причинителя вреда перед потерпевшим, лишний раз свидетельствует о том, что страховая выплата в своем прямом предназначении не есть средство возмещения убытка потерпевшего. Этот убыток возмещается опосредованно через осуществление страховой защиты лица, чья ответственность за причинение вреда страхуется.

По разным видам добровольного страхования ответственности за причинение вреда страховая сумма определяется сторонами по их усмотрению.

При обязательном страховании минимальный размер страховой суммы (иногда это делается в виде лимита ответственности страховщика) определяется законом, регулирующим данный вид обязательного страхования. Это имеет место, например, при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Страховая выплата, которую страховщик должен произвести выгодоприобретателю, в большей или меньшей степени корреспондирует с той суммой, которую страхователь как причинитель вреда выплатил или должен выплатить потерпевшему. Эта сумма составит, с одной стороны, размер гражданской ответственности причинителя вреда, а с другой — сумму убытков, которые понесет или должен понести страхователь (застрахованное лицо).

Как уже отмечалось, ст. 931 ГК предусматривает возможность страхования риска ответственности не только самого страхователя, но и иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. В этой ситуации фигуры страхователя и застрахованного лица разделяются и объектом страхования выступает интерес последнего — именно его материальное положение охраняется от возможного ухудшения вследствие необходимости осуществления выплат, связанных с возложением ответственности за причиненный им вред.

Причины страхования риска ответственности иного, нежели страхователь, лица могут быть самими разными. Например, отец может застраховать риск ответственности своего сына, являющегося владельцем транспортного средства, в силу проявления заботы о нем. Отметим, что российское страховое законодательство не предусматривает возможности обязательного страхования риска гражданской ответственности третьих лиц — п. 1 ст. 935 ГК говорит о возможности установления обязательного страхования риска лишь своей гражданской ответственности. Поэтому страхование чужой гражданской ответственности (т.е. ответственности третьего лица) может осуществляться лишь в порядке добровольного страхования.

Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Что же касается вопроса, с какой степенью определенности застрахованное лицо должно быть обозначено в договоре страхования, то исходя из судебной практики можно сделать вывод, что оно необязательно должно быть названо персонально — достаточно обозначить его с той степенью определенности, чтобы при страховом случае можно было однозначно определить, действительно ли о нем идет речь в договоре <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 14 октября 1997 г. N 4744/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 2.

Если лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя.

Страхование иного лица, на которое может быть возложен риск ответственности за причинение вреда, не следует путать с ситуацией, когда лицо несет ответственность за вред, причиненный действиями другого лица. Здесь фигуры лица, ответственного за причинение вреда, и непосредственного причинителя вреда различаются. Однако в случае страхования такой ответственности будет иметь место страхование страхователем риска своей ответственности и объектом страхования будет выступать интерес не третьего лица (непосредственного причинителя вреда), а самого страхователя как лица, ответственного за вред, причиненный этим третьим лицом.

Такая ситуация является достаточно распространенной. Например, родители отвечают за вред, причиненный не достигшими 14 лет детьми, юридические лица — за вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Одной из разновидностей ответственности за причинение вреда, которая довольно часто выступает предметом страхования (причем обязательного), выступает ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

В соответствии со ст. 1079 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Таким образом, основное отличие данного вида ответственности от всех прочих видов гражданской ответственности заключается в том, что эта ответственность может возникнуть и при невиновном причинении вреда.

Субъектом ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, является его владелец. Под таковым следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственности за вред перед потерпевшим лицо, непосредственно использующее или эксплуатирующее источник повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (работник при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицо, управляющее транспортным средством, и т.п.).

При страховании такого рода ответственности за причиненный вред в роли страхователя будет выступать ответственный субъект, т.е. владелец источника повышенной опасности. При этом непосредственный причинитель вреда (например, лицо, управляющее транспортным средством) не может рассматриваться в качестве застрахованного лица, т.е. третьего лица, риск ответственности которого застрахован. В данной ситуации этот риск несет субъект, ответственный за причинение вреда (в частности, владелец транспортного средства), выступающий в договоре страхования в качестве страхователя.

В силу того что источник повышенной опасности обладает способностью причинения непредвиденного вреда (при этом в значительных размерах) и того что владелец этого источника несет ответственность при отсутствии своей вины, данная ответственность чаще всего выступает предметом страхования. Во многих странах данный вид страхования относится к обязательному. Обычно таким видом страхования выступает гражданско-правовая ответственность владельцев автомототранспортных средств. Исключение не составляет и Российская Федерация, где это страхование является обязательным.

При данном виде страхования в качестве страхователя выступает владелец транспортного средства, предметом страхования — ответственность этого владельца, которую он несет перед третьими лицами в случае причинения вреда их жизни, здоровью или имуществу в процессе использования транспортного средства. Поскольку объем ответственности страхователя заранее определить невозможно, так как невозможно определить размер того ущерба, который будет причинен в результате дорожно-транспортного происшествия, то страховая сумма определяется в виде реальной ответственности за причиненный вред, но с установлением лимита страховой суммы. Правом на получение страхового возмещения пользуется непосредственно потерпевший, который в договоре страхования выступает в качестве выгодоприобретателя. Страховое возмещение может охватывать единовременные выплаты, связанные с возмещением причиненного потерпевшему ущерба в виде повреждения или гибели средств транспорта, одежды, багажа, витрин магазинов, домашних животных и другого имущества, а также с возмещением вреда жизни и здоровью потерпевшего в виде расходов на лечение, протезирование, дополнительное питание, на погребение и др.

Страховое возмещение может приобрести и характер долговременных выплат, если таковым будет само возмещение ущерба, которое должен осуществлять страхователь (как причинитель вреда) потерпевшему или членам его семьи. Например, выплаты, связанные с возмещением утраченного заработка или в связи со смертью кормильца.

Необходимо иметь в виду, что в случае, когда транспортное средство принадлежит юридическому лицу (например, автотранспортной организации), фигуры лица, ответственного за причинение вреда, и лица, выступающего в качестве непосредственного причинителя вреда (им будет выступать водитель транспортного средства), различаются. Так, автотранспортная организация будет выступать в роли лица, ответственного за причинение вреда, и должна отвечать за вред, причиненный ее водителями. Именно эта организация, будучи владельцем транспортных средств и лицом, ответственным за вред, причиненный своими водителями, выступит в качестве страхователя. Сами же водители, вопреки распространенному мнению, не являются в данной страховой конструкции третьими лицами, риск ответственности которых застрахован. Иначе говоря, сам водитель в данном случае не выступает в роли застрахованного лица, в этой роли выступает сама автотранспортная организация, к которой (а не к водителю) и будет предъявлять свои претензии потерпевший.

Следует отметить, что в настоящее время правовая база этого вида страхования выстроена крайне некачественно. Закон от 25 апреля 2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" во многом противоречит ГК. Принятые в развитие этого Закона Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г., противоречат данному Закону. А все вместе эти правовые акты во многих случаях дают ошибочную трактовку сущности данного вида страхования, постоянно "сползая" со страхования ответственности владельцев транспортных средств на страхование вреда, причиненного этими владельцами потерпевшим, или даже на отношения, возникшие вследствие причинения вреда, в котором страховщик заменяет собой причинителя вреда, возмещая этот вред потерпевшему вместо самого причинителя вреда. Так, то определение, которое дает договору по данному виду страхования указанный Закон, не есть определение договора страхования ответственности, а есть определение договора страхования вреда, причиненного потерпевшему владельцем транспортного средства. В Законе и Правилах содержатся три (!) противоречащих друг другу определения страхового случая: 1) наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства; 2) причинение вреда потерпевшему; 3) само дорожно-транспортное происшествие <1>.

--------------------------------

<1> О данном виде страхования подробнее см.: Худяков А.И., Худяков А.А. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

В страховании вопрос о производстве страховой выплаты всегда упирается в вопрос о вине страхователя в совершении страхового случая. По общему правилу если страховой случай произошел вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, то страховщик освобождается от страховой выплаты кому бы то ни было (самому страхователю, застрахованному лицу, являющемуся одновременно выгодоприобретателем, или выгодоприобретателю, не являющемуся ни страхователем, ни застрахованным лицом).

При страховании ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц, этот вопрос приобретает определенную сложность в связи с тем, что вина в причинении вреда отождествляется с виной в совершении страхового случая. Условием привлечения к ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу, является по общему правилу вина причинителя вреда. Но вина в причинении вреда означает вину в совершении страхового случая. Между тем согласно общим принципам страхования при виновном совершении страхователем страхового случая он теряет черты непредсказуемости и лишается свойств страхового случая как такового. Практически это означает, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения. Конкретизируя эти положения теоретического порядка, п. 1 ст. 963 ГК предусматривает, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица.

Таким образом, возникает ситуация, когда виновное причинение вреда, дающее право потерпевшему на привлечение причинителя вреда к гражданско-правовой ответственности, не дает этому потерпевшему права на получение от страховщика страховой выплаты, как раз и призванной компенсировать причиненный вред. В силу этого страхование риска ответственности за причинение вреда как способ защиты интересов потерпевшего в значительной степени лишается смысла.

Чтобы разрешить эту ситуацию, п. 2 ст. 963 ГК предусмотрено, что страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения при страховании ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью третьего лица, если этот вред причинен по вине ответственного за него лица. При этом под виной понимается любая форма вины, используемая в гражданском праве (умысел, грубая неосторожность, простая неосторожность). Объясняется это тем, что данное страхование осуществляется в пользу потерпевшего, которому в принципе все равно, причинили ему вред умышленно, неосторожно или вообще при отсутствии вины причинителя вреда.

Следует иметь в виду, что для страхового правоотношения вопрос о вине в причинении вреда (причем как причинителя вреда, так и самого потерпевшего) имеет значение лишь с одной точки зрения: будет иметь место привлечение страхователя к гражданской ответственности или нет, что в конечном счете означает, имел место страховой случай или нет.

В связи с этим отметим, что при добровольном страховании ответственности многие страховые организации в своих правилах страхования включают оговорку, согласно которой страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения при виновном причинении вреда. В свете упомянутого п. 2 ст. 963 ГК такая оговорка является неправомерной.

По этим же мотивам нельзя согласиться с позицией Ю.Б. Фогельсона, по мнению которого "никто не препятствует сторонам договора включить в него такое описание страхового случая, которое исключит выплату возмещения при возникновении ответственности за виновное причинение вреда". Он полагает, что это можно сделать, включив в договор следующее положение: "Страховым случаем по настоящему договору является возникновение ответственности за причинение вреда жизни или здоровью третьих лиц, если вред причинен вследствие стечения обстоятельств, не зависящего (выделено мною. — А.Х.) от страхователя (застрахованного лица)" <1>.

--------------------------------

<1> Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. 2-е изд., перераб. и доп. С. 217.

По этому поводу следует сказать, что п. 2 ст. 963 ГК содержит императивную норму. Поэтому ее корректировка посредством договора является недопустимой.

Однако при этом необходимо иметь в виду следующее обстоятельство. Упомянутый п. 2 ст. 963 ГК, говоря о том, что страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения за причинение вреда, если он причинен по вине ответственного за него лица, говорит лишь о причинении вреда жизни или здоровью, не упоминая при этом причинение вреда имуществу. Означает ли это, что если вред причинен имуществу потерпевшего по вине страхователя (застрахованного лица), то страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения? Например, если в результате дорожно-транспортного происшествия, случившегося по вине водителя, ответственность которого застрахована, пострадают другой водитель и его машина, то в части причинения вреда здоровью потерпевшего страховщик обязан выплатить страховое возмещение, а в части причинения вреда его имуществу (в виде машины) — нет? Вряд ли это является достаточно логичным решением вопроса.

Тем не менее приходится признать, что если следовать буквальному толкованию п. п. 1 и 2 ст. 963 ГК, то при умышленном причинении страхователем (застрахованным лицом) вреда имуществу потерпевшего страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения этому потерпевшему. Естественно, что это не освобождает причинителя вреда от гражданской ответственности за причинение вреда имуществу потерпевшего и он вправе требовать возмещения причиненного вреда непосредственно за счет причинителя вреда (или лица, ответственного за причинение вреда).

Если вред имуществу потерпевшего был причинен страхователем (застрахованным лицом) по неосторожности, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается. Если вред был причинен вследствие грубой неосторожности, то страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения лишь в том случае, если это предусмотрено законом (п. 1 ст. 963 ГК). Такой случай предусмотрен Кодексом торгового мореплавания РФ при осуществлении морского страхования.

В связи с этим нельзя признать правильным встречающееся в литературе утверждение, согласно которому по договору страхования ответственности за вред, причиненный имуществу, стороны вправе уточнить в тексте соглашения, что по договору считается застрахованной только невиновная ответственность <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Александров А.А. Страхование. М., 1998. С. 55.

В соответствии с п. 1 ст. 963 ГК страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения лишь в том случае, если вред был причинен вследствие умысла страхователя. Следовательно, при таких формах вины страхователя, как неосторожность, а также грубая неосторожность (если это не предусмотрено законом), страховщик не освобождается от такой выплаты. Данная норма является императивной и не подлежит пересмотру или корректировке договором страхования.

Отметим, что на практике бытует мнение, что в случае причинения вреда жизни и здоровью потерпевшего последний имеет право как на получение страховой выплаты от страховщика, так и на возмещение вреда от его непосредственного причинителя. При этом делается ссылка на п. 6 ст. 10 Закона об организации страхового дела, согласно которому страховая выплата производится потерпевшему независимо от сумм, причитающихся ему в порядке возмещения вреда.

Данное мнение следует считать ошибочным, а ссылку на указанный Закон — неосновательной. Данный Закон, устанавливая приведенное выше правило, имеет в виду личное страхование, в то время как страхование ответственности относится к имущественному страхованию. Однако если потерпевший был одновременно застрахованным лицом по договору личного страхования, заключенному в его пользу, то в случае причинения вреда его жизни или здоровью он имеет право на получение как страховой суммы по договору личного страхования, так и страхового возмещения по договору страхования ответственности, которое он получит в качестве выгодоприобретателя. Это прямо вытекает из п. 4 ст. 10 Закона об организации страхового дела, согласно которому страховая сумма выплачивается страхователю или третьему лицу независимо от сумм, причитающихся им по другим договорам страхования (в данном случае по договору страхования ответственности), а также в порядке причинения вреда.

Если же потерпевший был страхователем по договору страхования имущества, то при причинении вреда этому имуществу перед ним возникает альтернатива: либо требовать в качестве страхователя выплаты страхового возмещения по договору страхования имущества, либо требовать в качестве выгодоприобретателя выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности. Если страховое возмещение по договору страхования имущества не покрыло реального ущерба, причиненного застрахованному имуществу, то в оставшейся части этого ущерба потерпевший может требовать выплаты страхового возмещения и по договору страхования ответственности в пределах, естественно, предусмотренной им страховой суммы.

Страхование ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц не следует путать со страхованием жизни, здоровья или имущества. В первом случае предметом страхования выступает ответственность застрахованного за чужую жизнь (здоровье, имущество), застрахованным лицом является причинитель вреда, а выгодоприобретателем — потерпевший (т.е. фигуры застрахованного лица и выгодоприобретателя всегда различаются). Во втором случае предметом страхования выступает собственная жизнь (здоровье, имущество) застрахованного лица, который, будучи потерпевшим, одновременно является выгодоприобретателем (т.е. фигуры застрахованного и выгодоприобретателя совпадают). Попутно отметим, что эти два вида страхования могут совмещаться. Так, гражданин — владелец транспортного средства может застраховать на случай дорожно-транспортного происшествия свою жизнь и автомашину и одновременно застраховать на случай этого же происшествия свою ответственность за вред, причиненный чужой жизни и автомашине.

Особняком стоит вопрос о праве регресса при страховании ответственности за причинение вреда.

В соответствии со ст. 1081 ГК лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения.

В ситуации, когда фигуры субъекта, ответственного за причиненный вред, и непосредственного причинителя вреда разделены, указанный субъект, действуя в рамках отношения из причинения вреда и возместив вред, нанесенный третьему лицу причинителем вреда, имеет право регрессного требования к этому причинителю. Например, вред был причинен водителем транспортного средства, который работает в автотранспортной организации, являющейся владельцем этого транспортного средства. Данная организация, как владелец транспортного средства, выступает в качестве лица, ответственного за причинение вреда. Возместив потерпевшему вред, причиненный водителем, указанная организация имеет право регрессного требования к самому водителю как лицу, непосредственно причинившему вред.

В результате страхователь, страхующий риск своей ответственности за вред, причиненный иным лицом, и выступающий в обязательстве из причинения вреда в роли субъекта, несущего ответственность за непосредственного причинителя вреда, имеет право регресса к этому лицу. Однако этот страхователь имеет право регресса к причинителю вреда лишь в той части, в какой ответственность перед потерпевшим не покрыта страховым возмещением. Иное решение вопроса означало бы, что убыток, который может возникнуть у страхователя как лица, обязанного возместить вред, причиненный третьим лицом (непосредственным причинителем вреда), был бы покрыт из двух источников: за счет страхового возмещения, полученного от страховщика, и за счет сумм, полученных по регрессному требованию от причинителя вреда. А это привело бы к неосновательному обогащению данного страхователя.

Возникает также вопрос о возможности взыскания страховщиком со страхователя — причинителя вреда сумм страхового возмещения, выплаченных этим страховщиком потерпевшему в качестве выгодоприобретателя.

Многие работники страховых организаций искренне убеждены, что при виновном причинении вреда такое взыскание вполне правомерно. Одни из них полагают, что правовой основой такого взыскания выступает предусмотренное ст. 965 ГК право на суброгацию, в соответствии с которым страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое выгодоприобретатель имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. В соответствии с этим выгодоприобретатель, выступая в качестве потерпевшего, имеет право требования к страхователю, который является причинителем вреда. Получив страховое возмещение, он передает страховщику свое право требования к страхователю как причинителю вреда. Другие же полагают, что в основе этой конструкции лежит предусмотренное ст. 1081 ГК право регресса, в соответствии с которым страховщик как лицо, возместившее потерпевшему вред, причиненный другим лицом (в данном случае страхователем), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу (т.е. к страхователю) в размере выплаченного страхового возмещения.

В свое время применительно к добровольному страхованию ответственности владельцев транспортных средств развернулась даже дискуссия по поводу условий взыскания со страхователя суммы страхового возмещения. Одни авторы считали, что регрессный иск к виновнику дорожно-транспортного происшествия и нанесения материального ущерба третьим лицам следует предъявлять только в случае умышленного нанесения ущерба, а также управления автотранспортным средством во время дорожного происшествия в нетрезвом виде или без соответствующих прав на вождение транспортного средства. Другие авторы предлагали предъявлять регрессный иск и тогда, когда причиной автодорожной аварии и нанесения материального ущерба третьим лицом явилась грубая неосторожность владельца транспортного средства. По мнению третьих авторов, нельзя слишком широко применять право страховщика на предъявление регрессного иска, потому что этим можно исказить социальный смысл страхования гражданской ответственности. Если ввести в практику предъявление регрессного иска в случаях грубой неосторожности владельцев источника повышенной опасности, полагают они, многие владельцы окажутся перед выбором: заключать договор страхования или не заключать, так как, наряду с ежегодными взносами в страховой фонд, они обязаны будут еще возмещать убытки полностью или частично по суду. В связи с этим вносилось предложение оговорить в законе все случаи, когда страховщик имеет право предъявлять регрессный иск к виновникам нанесения материального ущерба третьим лицам <1>.

--------------------------------

<1> См.: Агеев Ш.Р., Васильев Н.М., Катырин С.Н. Страхование: теория, практика и зарубежный опыт. М., 1998. С. 76.

И надо сказать, что это предложение было реализовано в форме Закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Данный Закон установил право регресса страховщика, но лишь в случаях, предусмотренных этим Законом.

Разумеется, право регресса является весьма выгодным для страховщиков. При подобном страховании они всегда окажутся в выигрыше. Действительно, получив со страхователя плату за страховую защиту, которая заключается в выплате страхового возмещения, страховщик сумму этого возмещения взыскивает с этого же страхователя, оставив при этом плату за страхование при себе. Но в чем же тогда заключается страхование и за что все-таки страхователь платит страховщику? И зачем страхователю вообще нужно такое страхование, когда все убытки, вызванные страховым случаем, не только останутся при нем, но еще и возрастут на сумму страховой премии? Если бы он вообще не страховался, то по крайней мере сэкономил бы на страховых платежах.

Абсурдность этой конструкции очевидна даже на уровне, что называется, обыденного сознания. Однако рассмотрим ее с юридических позиций.

Начнем с возможности взыскания со страхователя страховщиком суммы страховой выплаты в порядке регресса.

Страховое возмещение является элементом договора страхования и предназначено оно для возмещения (или уменьшения) убытков страхователя, вызванных привлечением его к ответственности за причинение вреда третьему лицу. Страхуя риск привлечения к этой ответственности, страхователь платит страховщику деньги в виде страховой премии, получая взамен страховую защиту в виде возможного получения страхового возмещения. Это хорошо видно при той модели страхования ответственности, когда выгодоприобретателем выступает сам страхователь. Такая же ситуация возникнет и в том случае, когда потерпевший не пожелает иметь дело ни с какими страховщиками и взыщет всю сумму причиненного ему ущерба непосредственно с причинителя вреда (страхователя).

Здесь страхователь выступает в качестве лица, которое само возместит причиненный им вред. Страховая выплата здесь выполняет не функцию возмещения вреда, причиненного третьему лицу — потерпевшему (он страховой выплаты даже не получает), а функцию возмещения убытка, возникшего у самого страхователя в результате возмещения вреда третьему лицу, что и было объектом страховой защиты. Получить со страхователя обратно выплаченное ему страховщиком страховое возмещение невозможно даже в порядке теоретической постановки вопроса, поскольку этот страховщик не производил никаких выплат потерпевшему в порядке возмещения ему вреда, причиненного другим лицом — страхователем, и вообще не имел с этим потерпевшим никаких дел.

Следовательно, речь может идти лишь о той ситуации, когда выгодоприобретателем по договору страхования выступает потерпевший и где на первый взгляд кажется, что получение им от страховщика страхового возмещения и есть возмещение этим страховщиком вреда, причиненного потерпевшему страхователем. На самом же деле возмещение причиненного вреда не выступает элементом страхового обязательства. Выплата в порядке возмещения вреда осуществляется, на что уже неоднократно обращалось внимание выше, в рамках обязательства, возникшего вследствие причинения вреда, в котором страховщик не является ни субъектом, ни стороной, ни вообще каким-либо участником. Поэтому его нельзя рассматривать в качестве предусмотренного ст. 1081 ГК лица, возместившего вред, что давало бы ему право на какие-то регрессные иски, предусмотренные этой статьей. Еще раз подчеркнем, что страховое возмещение выплачивается потерпевшему не как стороне обязательства из причинения вреда, а как выгодоприобретателю (т.е. участнику страхового правоотношения), а само страховое возмещение и выплата в порядке возмещения вреда — это качественно разные выплаты, осуществляемые в рамках различных правоотношений.

Отметим также, что гл. 48 ГК, посвященная собственно страхованию, ни о каком праве страховщика на регресс не упоминает. Эта глава говорит лишь о праве страховщика на суброгацию.

Поэтому Закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", который ввел право страховщика на регрессное требование к страхователю, представляет собой исключение как из общих правил страхования, так и из правил регресса.

Но спрашивается, если страховщик действительно выступает в качестве лица, возместившего вред вместо причинителя этого вреда, то что мешает этому страховщику при осуществлении регресса опереться непосредственно на ст. 1081 ГК? Почему при осуществлении данного права ему необходимо опираться на специальный закон? Ведь все другие лица при возмещении ими вреда вместо его причинителя получают право регресса непосредственно из ст. 1081 ГК! Ответа на эти вопросы нет и не может быть по одной простой причине: право регресса в данной ситуации используется необоснованно и не отвечает ни сущности страхования ответственности, ни конструкции обязательства из причинения вреда.

Ситуацию не только не объясняет, но еще больше запутывает то обстоятельство, что законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств предусматривает право регресса страховщика не для всех случаев выплаты страхового возмещения, а лишь для тех, где вина субъекта в причинении вреда имеет наиболее грубые и выразительные формы. Так, Закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" предоставляет страховщику право регресса лишь в случаях, если вред был причинен вследствие умысла страхователя, в состоянии опьянения, если страхователь скрылся с места происшествия и т.п.

Здесь возникает уже другой вопрос: почему в одних случаях страховщик признается лицом, возместившим вред, и ему предоставляется право на регресс, а в других — нет при условии, что и в первом, и во втором случаях был и вред, была и выплата страхового возмещения в погашение этого вреда? Вразумительного ответа на этот вопрос также дать невозможно. Хотя в принципе все понятно: если предоставить страховщику право регресса на все случаи страховой выплаты, то такое страхование превратится в фикцию. Если вообще отказаться от права регресса, то страхователь будет получать страховую защиту даже в случаях своего по существу неправомерного поведения. Если в таких случаях вообще не производить страховой выплаты — в обиде окажется потерпевший. Кстати, по мнению А.К. Шихова, при умышленном причинении страхователем вреда потерпевшему вообще следует отказаться от включения механизма страхования, что означает отказ потерпевшему в праве на получение страховой выплаты в этой ситуации. По данному поводу он пишет, что осуществление страховщиком страховой выплаты при умышленном причинении вреда жизни или здоровью потерпевшего страхователем с последующим предъявлением страховщиком регрессного требования к этому страхователю, во-первых, не соответствует понятиям страхового риска и страхового случая и, во-вторых, противоречит норме ст. 928 ГК (не допускающей страхования противоправных интересов) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Шихов А.К. Страховое право: Учебное пособие. М., 2003. С. 194.

Наконец, не вполне ясно, как быть в ситуации, если страхователь сам (то ли добровольно, то ли в силу решения суда) возместил причиненный вред. В обычной ситуации у него возникло бы право на получение страховой выплаты. Но здесь это право упрется во встречное право регрессного требования страховщика, что, очевидно, должно означать отказ страхователю в страховой выплате. Однако такого основания в отказе в страховой выплате страховое законодательство не знает.

Таким образом, предоставление страховщику в некоторых избранных случаях, предусмотренных специальным законом, права регрессного требования к страхователю означает, что соображения целесообразности и некой справедливости берут верх над законностью и объективными основаниями построения правовых систем. В то же время это означает, что страхование ответственности за причинение вреда подменяется страхованием вреда, причиненного потерпевшему.

Вполне понятно стремление законодателя, с одной стороны, не лишить потерпевшего права на страховую выплату, что выступает формой его социальной защиты, а с другой стороны, не поощрять особо виновных в причинении вреда страхователей распространением на них страховой защиты. Но эту проблему надо решать в рамках законности и соблюдения требований, предъявляемых правом к соответствующим юридическим конструкциям.

Неприменима здесь и суброгация.

Да, действительно, потерпевший имеет право требования к причинителю вреда (в данном случае страхователю) о возмещении этого вреда. И ничто, кстати, не мешает ему воспользоваться этим правом требования, несмотря даже на то, что ответственность причинителя вреда застрахована. И если он воспользуется этим правом и взыщет сумму причиненного вреда непосредственно с его причинителя (т.е. со страхователя), то этому потерпевшему — выгодоприобретателю нечего передать в порядке суброгации страховщику, так как его право требования к причинителю вреда удовлетворено и исчерпано суммой, полученной в порядке возмещения вреда непосредственно от причинителя вреда — страхователя.

Но если даже потерпевший воспользуется своим правом выгодоприобретателя и получит страховую выплату от страховщика, то его право требования к причинителю вреда — страхователю (т.е. привлечение его к ответственности за причинение вреда) также считается удовлетворенным в части суммы этой выплаты, так как ответственность причинителя вреда является застрахованной. В противном случае мы признали бы потерпевшего обладателем одновременно двух прав требований: к причинителю вреда о возмещении данного вреда и к страховщику о страховой выплате. Это поднимало бы вопрос о незаконном обогащении данного потерпевшего. Между тем в соответствии со ст. 1072 ГК потерпевший, воспользовавшийся своим правом на получение страховой выплаты от страховщика, имеет к причинителю вреда право требования о его возмещении лишь в той части, в какой страховая выплата не покрыла причиненного вреда.

Таким образом, и в этой ситуации потерпевший не является носителем того права требования к причинителю вреда — страхователю, которое он мог бы передать в порядке суброгации страховщику.

Что касается страховщика, то его обязанность по выплате страхового возмещения вытекает из заключенного со страхователем договора. Страховое возмещение знаменует собой ту страховую защиту, которая оплачена этим страхователем. Иначе говоря, выплачивая страховое возмещение, страховщик отрабатывает те деньги, которые он получил от страхователя в виде платы за страхование. При этом не имеет значения, кому конкретно выплачивается это возмещение — самому страхователю или же потерпевшему, потому что в любом случае объектом страхования выступает интерес страхователя (а не потерпевшего) и речь идет об исполнении страховщиком своего обязательства по договору страхования путем оказания страховой услуги, оплаченной страхователем как стороной этого договора. Обратное взыскание сумм страхового возмещения страховщиком со страхователя под видом регресса или суброгации означает, что фактически страхования ответственности за причиненный вред не было вообще. В то же время это дает основание утверждать, что при таком понимании страхования ответственности нет и самого договора страхования, поскольку вся эта конструкция исключает риск страховщика, который является непременным элементом как имущественного страхования вообще, так и договора страхования ответственности за причинение вреда в частности.

Таким образом, конструкция, согласно которой страховщик имеет право взыскать со страхователя сумму страхового возмещения, не имеет под собой никаких юридических оснований и выражает собой желание страховщиков организовать посредством юридических уловок безубыточный бизнес, основанный на отрицании страхования как такового. К сожалению, законодатель поддерживает эти устремления страховщиков применительно к конкретным видам обязательного страхования.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда фигуры страхователя, выступающего в обязательстве из причинения вреда в роли лица, ответственного за причинение вреда, и непосредственного причинителя вреда разделяются. Отметим, что применительно к этой ситуации в среде работников страховых организаций существует твердая уверенность в том, что страховщик имеет право требования к непосредственному причинителю вреда на выплаченную сумму страхового возмещения либо в силу права на регресс, предусмотренного ст. 1081 ГК, либо в силу права на суброгацию, предусмотренного ст. 965 ГК. Порой это право требования к причинителю вреда прямо прописывается в правилах страхования или в текстах договоров страхования, используемых этими страховщиками. Эта позиция находит поддержку и среди некоторых ученых <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Рахмилович В.А. Новые виды страхования в Гражданском кодексе // Юридический мир. 1997. N 12. С. 11.

Рассмотрим данную ситуацию сначала с точки зрения права на регресс.

Да, действительно, лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу. Так, если автотранспортная организация как владелец транспортного средства возместит вред, причиненный ее наемным водителем, она бесспорно имеет право на регресс к этому водителю. Однако страховщик не может рассматриваться в качестве лица, возместившего вред. Он, во-первых, не является субъектом отношения по возмещению вреда, и поэтому, во-вторых, выплата страхового возмещения не есть акт возмещения убытков потерпевшего, возникших у него в результате причинения ему вреда, а есть акт возмещения убытков страхователя, возникших у него в результате привлечения к ответственности за причинение вреда третьему лицу. Правда, здесь возможна конструкция цессии, т.е. переуступки страхователем того права требования, которое он имеет к непосредственному причинителю вреда, страховщику. Но данная цессия будет представлять собой самостоятельное правоотношение, лежащее за пределами собственно страхового отношения.

Несколько иная ситуация складывается с возможностью применения суброгации.

Суброгация означает замену лица в обязательстве, где вместо страхователя, являющегося кредитором, начинает выступать страховщик. Если страхователь имеет право требования к лицу, виновному в причинении убытка страхователю, то это право требования переходит к страховщику в пределах выплаченной суммы возмещения. Следовательно, для того, чтобы страховщик имел право требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, надо, чтобы такое право требования имел сам страхователь. Эта ситуация может сложиться тогда, когда страхователь, выступая в качестве лица, ответственного за причинение вреда, привлекается к ответственности за действия непосредственного причинителя вреда. Здесь у страхователя возникает право регрессного требования к данному причинителю вреда. И это право переходит к страховщику в порядке суброгации.

Таким образом, в данном случае мы будем иметь конструкцию передачи в порядке суброгации права регрессного требования страхователя к тому лицу, за действия которого этот страхователь несет ответственность, т.е. к непосредственному причинителю вреда. Например, водитель, работающий в автотранспортной организации, совершил дорожно-транспортное происшествие. К ответственности будет привлекаться не сам причинитель вреда, а владелец транспортного средства, т.е. автотранспортная организация. Поскольку ответственность этой организации является застрахованной, страховщик произведет страховую выплату потерпевшему, который выступает в роли выгодоприобретателя. В этих условиях страховщику, выплатившему страховое возмещение потерпевшему в результате дорожно-транспортного происшествия, перейдет то право требования, которое автотранспортная организация будет иметь к своему работнику.

<< | >>
Источник: А.И. Худяков. Теория страхования. 2010

Еще по теме А. Страхование ответственности за причинение вреда:

  1. Страхование гражданской ответственности на случай причинения вреда в процессе хозяйственной и профессиональной деятельности.
  2. Страхование ответственности за нанесение вреда окружающей среде. Предпосылки возникновения и особенности
  3. Возмещение вреда, причиненного работникам поврежде-нием их здоровья
  4. Страхование профессиональной ответственности оценщиков.Объект страхования
  5. Страхование ответственности за неисполнение обязательств по коммерческому кредиту (страхование делькредере)
  6. Страхование ответственности в морском страховании
  7. Страхование гражданской ответственности
  8. Страхование ответственности
  9. Страхование ответственности
  10. Страхование ответственности судовладельца (P&I страхование)
  11. Страхование ответственности
  12. Сущность и назначение страхования ответственности
  13. Страхование ответственности судовладельца (р&1 страхование)
  14. Страхование профессиональной ответственности