<<
>>

Страхование имущества

Страхование имущества представляет собой один из видов имущественного страхования.

Под страхованием имущества понимается страхование риска утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества.

Применительно к страхованию имущества ГК не упоминает фигуры застрахованного лица.

Это, как уже отмечалось, дает основание некоторым авторам отрицать возможность существования такой фигуры при страховании имущества (и даже при имущественном страховании в целом). Между тем условия лицензирования страховой деятельности применительно к страхованию имущества прямо говорят о застрахованном лице, понимая под ним лицо, о страховании которого заключен договор. Кроме того, применительно к страхованию имущества ГК допускает возможность страхования чужого интереса, что соответствует понятию "страхование имущества застрахованного лица", где само это лицо выступает в качестве третьего лица. Таким образом, если под застрахованным лицом понимать "третье лицо, имущественный интерес которого выступает объектом страхования", то такое лицо при страховании имущества несомненно может присутствовать.

В то же время ГК, говоря о страховании имущества, выделяет фигуру выгодоприобретателя.

Гражданский кодекс устанавливает, что имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества.

Сам смысл этого правила в принципе ясен: не допустить страхования имущества, к существованию которого страхователь (или выгодоприобретатель, если в его пользу заключен договор) относится совершенно безразлично.

Такое отношение к застрахованному имуществу может повлечь инсценировку страхового случая, в результате которого это имущество действительно будет уничтожено или повреждено, с целью получения страхового возмещения.

Гражданский кодекс не раскрывает содержания понятия "интерес в сохранении имущества", указывая лишь основания этого интереса — "закон, иной правовой акт или договор".

Между тем эти вопросы имеют определенную как теоретическую, так и практическую значимость при решении вопросов правомерности страхования, особенно при одновременном страховании одного и того же имущества разными страхователями, при страховании имущества при разных имущественных интересах. Теория интереса является настолько существенной для страхового дела, что в свое время в науке и законодательстве выделялась даже специальная фигура, именуемая "страховой интерессент" (или "интерессант").

Интерес в страховании является производным от старинного правила страхового дела "без интереса нет страхования". Однако в настоящее время слово "интерес" в практике и теории страхового дела толкуется весьма по-разному и применяется для обозначения самых разнообразных явлений. К сожалению, вся эта терминология не является устоявшейся. Поэтому одни и те же выражения могут нести самый разный смысл в зависимости от того, какой автор их использует.

Так произошло и с понятием "интерес в сохранении имущества". Одни авторы отождествляют этот интерес с интересом к страхованию, т.е. с желанием обратиться к нему с целью обеспечения возмещения причиненных убытков, вторые — с имущественным интересом, который является объектом страхования, третьи — со страховым интересом, под чем понимается тот убыток, который страхователь может понести вследствие наступления страхового случая, четвертые видят в этом интересе юридическое право на застрахованное имущество (типа права собственности) и т.д. Таким образом, данное выражение обросло множеством значений.

По нашему мнению, интерес в сохранении имущества есть выражение субъективного отношения лица к имуществу, заключающегося в опасении его утраты. При этом данный интерес в общем-то даже не является стоимостной категорией.

Принято считать, что интерес в сохранении имущества может быть фактическим и юридическим.

Фактический интерес выражает озабоченность определенного лица в сохранности имущества в силу того, что данное имущество удовлетворяет те или иные потребности этого лица, в силу чего это имущество ему нужно, представляет для него определенную значимость.

Таким интересом могут обладать лица, не имеющие к данному имуществу никакого юридического отношения. Так, В.И. Серебровский приводит в качестве примера такого лица постоянного посетителя театра, который заинтересован в целости театрального здания, декораций, обстановки и пр. <1>. По законодательству некоторых стран фактического интереса уже достаточно для того, чтобы лицо могло заявить о себе в качестве страхователя.

--------------------------------

<1> См.: Серебровский В.И. Очерки советского страхового права // Избранные труды. М., 1997. С. 375.

Однако ГК РФ говорит о том, что интерес в сохранении имущества был основан на законе, ином правовом акте или договоре, т.е. требует наличия юридического интереса.

Юридический интерес выражает озабоченность лица в сохранении имущества в силу того, что данное лицо имеет определенные права на это имущество или несет по отношению к нему определенные обязанности.

Интерес в сохранении имущества как выражение субъективного отношения лица к этому имуществу всегда должен быть основан на сочетании фактического и юридического интересов. Наличия одного фактического интереса недостаточно уже в силу требования закона. В то же время право на имущество (например, право собственности) хотя и предполагает наличие у субъекта интереса в сохранности этого имущества (как следствие заинтересованности в сохранении самого права), но может и не порождать такого интереса. С юридической точки зрения право собственности хотя и возлагает на собственника бремя содержания принадлежащего ему имущества, однако не включает в себя обязанности по его сохранению. Более того, ГК предусматривает возможность отказа от права собственности (ст. 236 ГК). Никакое право собственности не может заставить человека любить принадлежащую ему вещь и дорожить ею. Иначе говоря, само по себе право на имущество автоматически не порождает у обладателя этого права интереса в сохранении данного имущества. В результате может возникнуть ситуация, когда лицо, являющееся безупречным с точки зрения юридического отношения к имуществу, страхует его, не имея интереса в сохранении предмета страхования.

Таким образом, интерес в сохранении имущества должен вобрать в себя две составляющие: фактический и юридический интересы.

Отсутствие одного из них приводит к отсутствию самого интереса в сохранении имущества как обязательного условия правомерности страхования. При этом сам интерес в сохранении имущества должен существовать независимо от того, страхуется это имущество или нет. Более того, он должен сохраняться и в случае, когда имущество застраховано. Причем интерес в сохранении имущества должен быть выше интереса в получении страхового возмещения, т.е. интерес в получении страхового возмещения не должен привести к утрате интереса в существовании имущества. К этому, в частности, приводит страхование на сумму, превышающую действительную стоимость имущества. Кстати, представляется ошибочной точка зрения, согласно которой интерес в сохранении имущества, выражая собой имущественный (иногда его называют страховым) интерес, выступает в качестве объекта страхования. Застраховать интерес в сохранении имущества невозможно, так как страхование не обеспечивает сохранности имущества. Страхователь осуществляет страхование имущества не на предмет его сохранения, а на предмет защиты своего материального положения, что, в частности, выразится в использовании полученной страховой выплаты на возмещение того убытка, который возникнет у него в случае утраты или повреждения данного имущества.

То обстоятельство, что интерес в сохранении имущества имеет две составляющие (фактическую и юридическую), вызывает у страховщиков определенные сложности в установлении наличия этого интереса. И если это сравнительно нетрудно сделать в отношении юридической составляющей (достаточно проверить титул страхователя применительно к предмету страхования), то в отношении фактического интереса сделать это гораздо сложнее. Отсюда столь часты случаи страхования, безупречного с формально-юридических позиций, но дефектного в силу отсутствия у страхователя фактического интереса в сохранности имущества. И не случайно, что в зарубежной практике страхового дела выявлению мотивов потенциального страхователя уделяется большое внимание, для чего применяется система специальных тестов, анкет, опросных листов, позволяющих выяснить истинные интересы этого лица.

Как уже отмечалось, ГК не раскрывает категорию лиц, являющихся носителями интереса в сохранении имущества, оговаривая лишь, что этот интерес должен быть основан на законе, ином правовом акте или договоре.

К числу лиц, имеющих юридический интерес в сохранении имущества, в первую очередь относятся обладатели вещного права (права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления и т.п.). Носителем интереса может быть также обладатель обязательственного права на конкретное имущество (в частности, арендатор, залогодержатель, доверительный управляющий и т.п.) либо лицо, ответственное за его сохранность (хранитель, комиссионер, перевозчик, лицо, осуществляющее ремонт вещи, и т.п.). При этом интерес в сохранности имущества может возникнуть не только на основании права как такового, но и в силу определенной юридической обязанности. Поэтому интерес в сохранении имущества не следует толковать как проявление любви к вещи.

Возможность осуществления страхования имущества любым лицом, имеющим интерес, связанный с владением, пользованием, распоряжением имуществом, а также интерес в сохранении этого имущества привели к тому, что страхование имущества стало делиться на страхование собственных и чужих объектов. Страхователем собственного объекта выступает, естественно, собственник страхуемого имущества или лицо, обладающее им на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Страхователем чужого объекта выступает соответственно лицо, не являющееся собственником.

Надо сказать, что такой подход в науке страхового дела вызывает определенные сомнения. Так, В.П. Крюков по поводу практики, когда имущество может застраховать любой гражданин независимо от того, является это имущество собственным или чужим, в свое время писал, что "страхование собственного объекта полноправно может быть осуществлено только фактическим владельцем лично, и притом, непременно, на свое имя; всякие же другие лица, страхующие на свое имя и за свой счет, но чужое имущество, не могут быть отнесены к разряду полноправных контрагентов" <1>. Данная тема продолжает оставаться актуальной и в настоящее время. В частности, существуют вопросы: правомерно ли страхование имущества третьим лицом без ведома и согласия собственника, правомерно ли страхование чужого имущества в свою пользу, возможно ли страхование своего имущества хотя и в свою пользу, но за счет третьего лица и др.

--------------------------------

<1> Крюков В.П.

Очерки по страховому праву. Систематическое изложение и критика юридических норм страхового дела. М., 1992 (переизд. 1925 г.). С. 43.

Страхование чужого имущества в пользу его собственника достаточно распространено на практике. Например, страхование арендатором арендуемого строения в пользу арендодателя, страхование грузоотправителем груза в пользу грузополучателя, являющегося собственником этого груза, страхование хранителем вещей в пользу поклажедателя и т.п. Такого рода договоры страхования нередко порождаются обязанностью, предусмотренной основным договором, и выступают в качестве условия последнего. Обычно в этих случаях имеет место перемещение риска гибели или утраты имущества с его собственника на другое лицо. Однако при этом не следует путать страхование имущества в пользу его собственника со страхованием риска ответственности за нарушение договора, которое является самостоятельным видом имущественного страхования.

В целом же представляется, что страхование любого чужого имущества (даже если его собственник выступает в качестве выгодоприобретателя) должно осуществляться с согласия или по крайней мере с уведомлением собственника этого имущества. И это правило следовало бы закрепить, по нашему мнению, в законе, как это сделано в страховом законодательстве некоторых стран.

Наличие интереса в сохранении имущества выступает в качестве обязательного условия правомерности страхования. Гражданский кодекс предусматривает, что договор страхования, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении имущества, недействителен.

При страховании имущества в качестве родового предмета этого страхования выступает застрахованное имущество.

Прежде чем рассмотреть вопрос об объекте страхования, следует обратить внимание на следующее обстоятельство.

Гражданский кодекс применительно к страхованию имущества говорит об обязанности страховщика возместить убытки в застрахованном имуществе.

Означает ли это, что при страховании имущества могут быть застрахованы как реальный ущерб, так и упущенная выгода?

Сам ГК по этому поводу говорит, что по данному виду страхования могут быть застрахованы имущественные интересы в виде риска утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества. Однако из этого невозможно получить ответ на поставленный выше вопрос, поскольку понятие "риск" не раскрывает, что оно охватывает собой: только реальный ущерб или же убытки в целом.

Некоторое прояснение наступает лишь при ознакомлении со ст. 947 ГК, согласно которой при страховании имущества страховое возмещение может быть выплачено в пределах страховой суммы, а последняя не должна превышать действительную стоимость застрахованного имущества. Из этого следует, что убытки в виде упущенной выгоды объектом страхования имущества выступать не могут. Но может ли выступать в качестве такого объекта косвенный ущерб, который в принципе входит в категорию реального ущерба, предусмотренного ст. 15 ГК, и влечет уменьшение действительной стоимости застрахованного имущества? Очевидно, может.

Таким образом, можно, по нашему мнению, утверждать, что при страховании имущества объектом данного страхования выступает интерес страхователя в защите своего материального положения, определяемого предметом страхования — застрахованным имуществом.

Сами убытки при страховании имущества ограничены той их разновидностью, которая именуется реальным ущербом. Упущенная выгода страхованию не подлежит.

Кроме того, в качестве общего ограничения размера страхового возмещения, выплачиваемого при страховании имущества, предусмотрено соотношение страховой суммы со страховой стоимостью застрахованного имущества.

Наиболее типичными видами страховых случаев при страховании имущества выступают: а) гибель (уничтожение) имущества как физического объекта (например, гибель имущества в результате пожара); б) утрата имущества в результате его отчуждения от своего владельца. Причем, как правило, отчуждение признается страховым случаем лишь тогда, когда оно носит противоправный характер (например, страхование имущества от хищения). Но возможны и такие виды страхования, когда имущество страхуется от утраты и по правомерным основаниям (например, страхование от реквизиции, национализации и т.п.); в) повреждение (порча) имущества (например, порча домашнего имущества вследствие аварии водопроводной системы); г) недостача имущества (отсутствие нужного количества вещей, в частности товара, по сравнению с тем, которое значится по документам).

Страховая выплата при страховании имущества именуется страховым возмещением, что подчеркивает компенсационный характер данного вида страхования, направленного на возмещение причиненного страховым случаем убытка.

Договор страхования имущества может быть заключен в пользу третьего лица, которое в данной страховой конструкции выступит в роли выгодоприобретателя, не являющегося страхователем. Выгодоприобретателя определяет страхователь. Фигура выгодоприобретателя может быть названа в договоре страхования имущества при его заключении, однако договор может быть заключен и без указания имени или наименования выгодоприобретателя. Выгодоприобретатель должен иметь интерес в сохранении застрахованного имущества.

Страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования имущества, другим лицом. Однако, если выгодоприобретатель выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования (например, уплатил страховую премию) или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения, его замена не допускается.

Возможность замены выгодоприобретателя распространяется как на случаи, когда выгодоприобретателем первоначально было назначено некое третье лицо, так и на случаи, когда им выступал сам страхователь.

Первоначальный выгодоприобретатель может быть заменен лицом, имеющим, как уже отмечалось, основанный на законе, ином правом акте или договоре интерес в сохранении застрахованного имущества.

Возникает вопрос: какие возникнут последствия, если страховщик выявит, что предъявивший требование выгодоприобретатель не имеет интереса в сохранении имущества?

Очевидно, что коль скоро не допускается страхование в пользу лица, не имеющего интереса в сохранении имущества, то такому лицу не должна производиться и выплата страхового возмещения. Это отвечает и сущности страхования имущества, которое связано с причинением убытков лицу, в пользу которого заключен договор страхования. Если лицо не интересует сохранность застрахованного имущества, то оно безразлично к его утрате или повреждению. Следовательно, утрата или повреждение имущества, судьба которого ему безразлична, не влечет и убытков от этих событий. Поэтому нет и оснований для выплаты страхового возмещения, так как данное лицо не потерпело никаких убытков. Без интереса в сохранности имущества нет страхования, без убытков — нет страхового возмещения.

Гражданский кодекс предусматривает, что договор страхования имущества в пользу выгодоприобретателя может быть заключен без указания имени или наименования выгодоприобретателя. При заключении такого договора страхователю выдается страховой полис на предъявителя. При осуществлении страхователем или выгодоприобретателем прав по такому договору необходимо представление этого полиса страховщику.

Такое страхование Гражданский кодекс именует страхованием "за счет кого следует". Само это выражение звучит несколько таинственно, и на первый взгляд трудно понять, что оно означает. И не случайно, что в литературе появились различные толкования этой формулы. Так, Н.С. Ковалевская полагает, что словосочетание "за счет кого следует" означает то лицо, которое имеет страховой интерес в сохранении данного имущества <1>. В.А. Рахмилович расшифровывает данную формулу выражением "кому или в чью пользу следовать будет", что, кстати, столь же малопонятно, как и сама формула "за счет кого следует" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996. С. 107.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).

<2> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 3-е изд., испр. и доп. / Рук. авт. колл. и отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1998. С. 512.

При буквальном прочтении данной формулировки создается впечатление, что речь идет о страховании, осуществляемом за счет некоего лица ("кого следует"), т.е. о страховании за чужой счет, когда плательщиком страховой премии выступает не страхователь, а какое-то третье лицо, которое и выступит в качестве выгодоприобретателя. Между тем В.И. Серебровский в свое время указывал, что отождествление страхования за чужой счет без указания наименования выгодоприобретателя со страхованием "за счет кого следует" ошибочно. По его мнению, характерным для страхования "за счет кого следует" является то, что при нем оказывается неизвестным, заключается ли договор в своем или в чужом интересе, т.е. в интересе страхователя или третьего лица, тогда как при страховании без указания имени выгодоприобретателя производится обыкновенное страхование чужого интереса <1>.

--------------------------------

<1> См.: Серебровский В.И. Очерки советского страхового права // Избранные труды. С. 390.

Независимо от того, соответствует ли это теоретическим представлениям о сущности страхования "за счет кого следует" или нет, Гражданский кодекс под данным страхованием понимает страхование имущества в пользу выгодоприобретателя без указания его имени или наименования. Поскольку ГК использует понятие выгодоприобретателя как фигуру, отличную от страхователя, то договор страхования "за счет кого следует" — это всегда договор в пользу третьего лица. Однако учитывая, что при данном страховании выгодоприобретателем признается любое лицо, предъявившее полис страховщику, предъявителем полиса может оказаться и сам страхователь. А это означает, что выгодоприобретателем может выступить и то лицо, которое заключало данный договор в качестве страхователя, не обозначив себя в момент заключения договора в качестве выгодоприобретателя.

Решение вопросов, за чей счет осуществляется страхование (т.е. кто будет плательщиком страховой премии — страхователь или выгодоприобретатель), чье имущество (страхователя или иного лица) выступает предметом страхования, чей интерес (страхователя или выгодоприобретателя) является объектом страхования, ГК применительно к страхованию "за счет кого следует" не предопределяет и в каждой конкретной ситуации они могут быть решены по-разному.

Возникает также вопрос: должен ли иметь такой выгодоприобретатель (поначалу анонимный, а при предъявлении полиса — совершенно конкретное лицо) интерес в сохранении застрахованного имущества? В литературе по этому поводу высказаны различные точки зрения. Так, В.А. Рахмилович считает, что у выгодоприобретателя, представившего страховщику предъявительский полис, должен быть "основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении имущества", при отсутствии которого договор страхования недействителен. Отсюда, по его мнению, следует, что страховщик, к которому обратился владелец предъявительского полиса, вправе потребовать доказательств наличия у него страхового интереса, т.е. права на застрахованное имущество. Требовать удостоверения законности приобретения предъявительского полиса страховщик не может, однако он не лишен права доказывать противоправность получения такого полиса его предъявителем <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).

<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 3-е изд., испр. и доп. С. 512.

Иного мнения придерживается Е.А. Суханов, который полагает, что в данном случае страхователь может передать право на получение страхового возмещения любому лицу, в том числе и не имевшему интереса в сохранении застрахованного имущества <1>.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1996. С. 278.

Еще одну точку зрения высказал А.А. Иванов. По его мнению, при заключении договора страхования "за счет кого следует" страхователь может не иметь интереса в сохранности страхуемого имущества, но договор тем не менее будет действительным. Однако при обращении к страховщику за выплатой страхователь или выгодоприобретатель должен доказать наличие у него данного интереса, в противном случае договор страхования все-таки окажется недействительным <1>.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2003. С. 706.

Рассматривая эти точки зрения, необходимо отметить, что Гражданский кодекс, говоря об интересе в сохранении застрахованного имущества, требует наличия этого интереса у лица, в пользу которого заключен договор страхования. Таким лицом может быть страхователь, являющийся одновременно выгодоприобретателем, либо выгодоприобретатель, не являющийся страхователем. Правда, это лицо на момент заключения договора вообще неизвестно, поэтому проверить, есть ли у него данный интерес или его нет, можно только в момент предъявления им страховщику страхового полиса с требованием произвести ему выплату страхового возмещения.

В то же время обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Пункт 2 данной статьи требует наличия у страхователя или выгодоприобретателя (правильнее было бы в данном пункте написать: "у лица, в пользу которого заключен договор") интереса в сохранении имущества на момент заключения договора. Но как проверить наличие такого интереса у выгодоприобретателя, который в данный момент неизвестен? Ясно, что это неосуществимая задача. Поэтому приходится либо говорить о том, что данный пункт сформулирован некачественно и он нуждается в изменении, либо толковать статью в том смысле, что ее п. 3 является исключением из п. 2. Другими словами, допустить возможность заключения договора страхования по формуле "за счет кого следует" без выяснения вопроса о наличии у выгодоприобретателя интереса в сохранении страхуемого имущества в момент этого заключения с перенесением этого выяснения на момент предъявления выгодоприобретателем требования к страховщику о выплате страхового возмещения. В соответствии с этим будет решаться вопрос и о действительности или недействительности данного договора. При этом речь пойдет о наличии интереса в сохранении имущества в момент наступления страхового случая.

Правило о необходимости наличия интереса в сохранении имущества у выгодоприобретателя отвечает и существу дела: если выгодоприобретатель не заинтересован в сохранении имущества, то тогда тем более он может быть заинтересован в получении страховой выплаты (в нормальной ситуации имущество должно представлять собой большую ценность, чем страховое возмещение). При этих обстоятельствах застрахованному имуществу грозит плачевная участь. То обстоятельство, что данный полис выписан на предъявителя, лишь усугубляет эту угрозу — мало ли кому может попасть в руки такой полис.

Завершая рассмотрение страхования по формуле "за счет кого следует", отметим, что это довольно удобная страховая конструкция, которая широко применяется в зарубежной страховой практике. Особенно она удобна при длительных морских перевозках, когда владелец (да и собственник) груза может меняться (причем неоднократно). Передача полиса на предъявителя какому-либо другому лицу может осуществляться без соблюдения процедуры письменного уведомления страховщика, пересмотра договора страхования и тому подобных дополнительных хлопот.

Следует также сказать, что страхование по формуле "за счет кого следует" допускается лишь при страховании имущества. При других видах страхования такое страхование не применяется. И это является специфической особенностью страхования имущества. Хотя, между прочим, страховое законодательство некоторых стран допускает возможность использования полиса на предъявителя и при некоторых других видах страхования. Кстати, ГК РСФСР 1922 г. знал предъявительский полис применительно и к личному страхованию.

<< | >>
Источник: А.И. Худяков. Теория страхования. 2010

Еще по теме Страхование имущества:

  1. Особенности страхования домашнего имущества.Страхование имущества от кражи
  2. Страхование имущества от кражи. Особенности страхования домашнего имущества
  3. Страхование имушества. Страхование имущества физических и юридических лиц
  4. Страхование имущества предприятии.Объекты страхования. Страховая стоимость и страховая сумма
  5. Особенности договора страхования имущества
  6. Страхование имущества от кражи
  7. Добровольное страхование имущества граждан
  8. Страхование имущества предприятий и организаций
  9. Страхование имущества от огня и иных опасностей
  10. Страхование имущества граждан
  11. Нормативная база страхования имущества от огня
  12. Особенности договора страхования имущества от огня и других опасностей
  13. Договор страхования имущества, порядок заключения, права и обязанности сторон