Задать вопрос юристу

Миледи! Это мое седьмое, и его я, думаю, отправлю.

Первые несколько слов следующего абзаца были зачеркнуты.

<< | >>
Источник: Иэн Макьюэн. Закон о детях. 2016

Еще по теме Миледи! Это мое седьмое, и его я, думаю, отправлю.:

  1. Миледи, пожалуйста, напишите мне хотя бы несколько слов, что вы прочли мое письмо и не сeрдитесь, что я его написал. Ваш Адам Генри PS. Забыл сказать, что с каждым днем я чувствую себя все лучше.
  2. P.S. Я положила тебе в сумку книгу под названием «Пеппи Длинныйчулок». Почитай, когда у тебя будет время. Я купила ее на книжной ярмарке в Сиэтле несколько месяцев назад. Это перевод со шведского. Говорят, она очень популярна у себя на родине. Я думаю, очень скоро она завоюет и сердца американских ребятишек, но это мое личное мнение.
  3. «Аннушка, девочка, ты нашла мое письмо, это хорошо. Значит, я правильно сделала, что спрятала его в книгу… Раз ты читаешь его, значит, я мертва. Меня убили? Скорее всего… Интересно, как? Если отравили, то это сделала Лена, дочка, она всегда ненавидела кровь. Если застрелили, то это наверняка по указке Эдика, сына. Если же зарубили, размозжили голову, сбросили в окно, то тут постарались внуки – в них нет благородства моих детей, эти пошли бы даже на такое некрасивое убийство… Я давно предчувствов
  4. Дорогой Людвиг. Раз ты получил это письмо, то скорее всего я умерла. Я написала его уже довольно давно, с отсроченной доставкой. Оно будет отправлено тебе, если я не появлюсь в «Фабьен Клеменз и сыновья» через определенный промежуток времени. Понимаю, что это не слишком приятная новость. Даже для тебя. Верю, что ты опечален (я слишком хорошо успела изучить тебя, чтобы знать это), хотя, возможно, не готов признаться в этом даже себе. Но я опечалена куда сильнее, чем ты. Видишь? Я все еще могу шут
  5. «Дорогая Вианн! Спасибо за всё. Я знаю, каковотебе сейчас. Если хочешь, поговори с Гийомом, — он понимает лучше, чем остальные. Прости, что не смогу быть на твоём празднике, но я так часто воображала его себе, что, в сущности, это и не важно. Поцелуй за меня Анук и передай ей одну из вложенных монет. Вторая — для следующего. Думаю, ты понимаешь, что я имею в виду. Меня мучит усталость, я чувствую, как меняется ветер. Думаю, сон пойдёт мне на пользу. И, как знать, может, однажды мы с тобой ещё вс
  6. «Это я, это я, Господи! Имя мое — Сергей Пастухов. Чин мой на земле — раб Твой. Дело мое — воин. Твой ли я воин, Господи? Или князя Тьмы?.. Отец мой небесный, всемилостивый, всеведущий и всемогущий, снизойди к бедным детям твоим, вразуми их и наставь на путь истинный, очисти помыслы их и благослови дела их. И да не будут обделены милостями Твоими и справедливостью Твоей близкие, любимые и любящие их…»
  7. Привет, Харри! Что это у тебя лицо вытянулось? Ты, наверно, уже и не ждал снова получить от меня весточку? Что ж, жизнь полна неожиданностей. Полагаю, что и Арне Албу уже понял это, раз ты читаешь мое письмо. Ведь это мы, мы с тобой сделали его жизнь невыносимой, правда? Я, наверное, не сильно ошибусь, если предположу, что жена Албу забрала детей и ушла от него. Жестоко, не так ли? Лишить человека семьи, особенно если знаешь, что для него это главное в жизни. Впрочем, он сам во всем виноват. А в
  8. Здорово рассержена на Броуди. Заправила утром кровать, а он решил, что я намерена таким образом захомутать его. Это что, особенности мужского мозга? В таком случае всем им как виду требуется серьезное лечение. Вообще-то я думаю, что он просто устал от моего присутствия. Он и так сделал для меня больше, чем можно было ожидать. Так что я постараюсь быть благодарной (и рассерженной) и держаться в стороне от его дома. Напыщенный самец. Тем временем я лишь укрепила звание главной чокнутой этого город
  9. 2.2. Твое Я - это мое Зеркало
  10. Должна подумать о детях. Думаю, они теперь в опасности. Он все время их использовал. Я-то все время думала, что я ему нужна, а он использовал детей. Ублажал меня, чтоб верней использовать детей. Эти письма. Сколько ненависти, но именно это открыло мне глаза. Что они делали в «La Rep»? Как он хотел их использовать потом? Может, оно и к лучшему, что так случилось с Рен. По крайности, это ему все подпортило. Под конец повернулось не так, как задумано. Человек погиб. Это в его планы не входило. Тех
  11. Мои увлечения Самое престранное из моих увлечений, – это Танако Тануки Китами-сан. Я не понимаю, как увлекся ею. Чувствую, что-то нехорошо, в нашем с нею отношении есть какая-то ложь фальшь недобросовестность. Розовых кавай зайчиков, каких она любит, меня не заботит. Но как мы могли друг друга счесть годным (приглянуться)? Не понимаю. Ее не могу проникнуть взором (видеть насквозь). Но о себе сказать, когда вижу ее сияющее выражение лица, думаю «а! как-нибудь разберёмся!» Другое мое теперь увлече
  12. «Лариса связалась с самым настоящим бандитом, мало того, что он разыскивается полицией за… его фамилия как нельзя более соответствует его патологической страсти… это Ганс… а она теперь зовется Ларисой Берлянт, и это ирония… наш бог мстителен, и я уверен, что таково его отмщение мне за то, что я отрекся от него и…»
  13. Как узнают? Это мое изобретение, тебе я его не открою, – улыбнулся Казимир Лаврентьевич. – Я отдам колье в обмен на ответ. (Снова неразборчивая фраза.) Скажу, обязательно скажу. Но, поверь, тебя ждет большое разочарование. Я не буду говорить, в чем оно, потому что ты все равно не поверишь сейчас, но оно придет – разочарование. И тогда… я не знаю, что ты испытаешь, потому что, оказывается, я тебя не знал. Но тебе будет плохо. Ты будешь хохотать над собой. Я к чему это говорю… да чтобы ты не надел
  14. Поясняю: командиров судов просили подделать запись в судовом журнале и написать о том, что телеграмма-приказ «конвою рассеяться» была отправлена шифром, а не открытым текстом, как это было в действительности!
  15. «Я убедилась, дорогая тетушка, что не была влюблена по-настоящему. Ведь если бы я в самом деле пережила это возвышенное и чистое чувство, то должна была бы сейчас содрогаться даже при упоминании его имени и желать ему всяческих бед. А между тем я отношусь дружески не только к нему самому, но даже к мисс Кинг. Я не могу в себе заметить никакой ненависти к ней и даже не считаю, что о ней нельзя сказать доброго слова. Разве это могло быть любовью? Мое самообладание сослужило мне службу. И хотя для
  16. «Это надо сделать через месяц? О, это совсем несрочное дело (С). У меня целых 30 дней. Я, конечно, его не забуду; оно важное, но у меня есть целый месяц, так что сейчас я им заниматься не буду…» «Надо выполнить на следующей неделе, да? Ладно, давайте дадим ему срочность В. Я буду держать его в поле зрения. Никак не могу его упустить, это уже на следующей неделе. Это серьезно. О’кей, это В, но у меня есть еще дела, у меня есть дела со срочностью А, их надо сделать сегодня, так что остальное может