<<
>>

Родительская семья

Мы выходим из прошлого и устремляемся в будущее, живя в настоящем. Мы все родом из детства, где самые важные фигуры – это родители (иногда другие родственники). Никто не оказывает на нас такого сильного влияния, как мать и отец (или те, кто их заменяет).

Всю жизнь мы несём в себе отпечатки образов родительской семьи (рода) – модели, планы, сценарии, амбиции, ожидания, схемы. На тонком (психологическом уровне) связь поддерживается даже когда родители ушли из жизни.

Можно лепить свою жизнь по их образцу и подобию или бунтовать («никогда не стану, как они»), но следы родительского «благословения» и семейных «скелетов в шкафу» сопровождают нас повсюду.

Одни направления психологического (духовного) развития недооценивают власть родительских программ, другие придают этому слишком большое значение, заставляя поверить, что семейная система – это сеть, из которой не выбраться.

Как игнорирование, так и преклонение перед могуществом семьи (рода) не решает корневого вопроса – как преодолеть «родовые проклятия» и жить свою жизнь? Ритуалы очищения (прощения, почитания и пр.) выполняют важную роль и успокаивают сознание, но также успешно отвлекают от главной работы, которая происходит в Душе (когда используются для защиты, а не исцеления).

Братья и сёстра (сиблинги) иногда больше родителей влияют на нас и определяют взрослую жизнь. В сериале это отношения между:

– Эрикой, Самантой и Лео

– Адамом и Джонни

– Джулианой и Джоржи

– Барбарой и Руби

В таком случае, едва ли супруги (влюблённые) могут избежать влияния родительской семьи (включая сиблингов), которое часто бывает негативным:

– несогласие с выбором сына (дочери)

– борьба за «счастье» своего ребёнка через вмешательство, контроль и манипуляции

– обесценивание (недовольство и длинный список претензий)

– может проявляться неприязнь к одному, нескольким или всем членам семьи (родительской и супружеской).

В фильме «История о нас» (The Story of Us, 1999) наглядно показано, что пара – это не 2 человека, а гораздо больше. По меньшей мере, это отец и мать с каждой стороны (уже 4 человека), а при более широком подходе соединение родов (по материнской и отцовской линии).

Всё, что было накоплено (хорошего и плохого), имеет реальный шанс проявиться. Неслучайно неврозы и задачи у обоих партнёров (родов) во многом похожи или дополняют друг друга.

Создавая семью (пару) у мужчины и женщины включается подсознательная цель решить эти проблемы на новом уровне. Но, часто происходит повтор и усугубление сложности до тех пор, пока ситуация остаётся неосознанной.

В сериале мы видим примеры, как динамика родительской семьи влияет на судьбу героев, награждая неврозами, сожалениями и «кармой рода».

Семья Эрики

Слишком домашняя, земная, ограниченная мать-наседка (Барбара). То, что она умеет делать хорошо – скрывать свои чувства, обеспечивать заботу окружающим и накрывать столы. Тайна её прошлого (до брака с Гарри) наносит вред Саманте, которая ожидает ребёнка. Только серьёзная болезнь заставила Барбару пересмотреть некоторые взгляды на себя, отношения с детьми и мужчинами.

Слишком «духовный» (витающий в небесных далях), гневливый и своенравный отец (Гарри). По духу хиппи, в то же время традиционен (консервативен), ищет поддержки своим религиозным исканиям на стороне, с трудом вовлекаясь в реальную жизнь семьи. Краткий эпизод с участием отца Гарри (дедушки Эрики) приоткрывает его родительскую историю. Гарри смог осознать ценность семьи только благодаря кризису и болезни бывшей жены.

Каких детей в итоге мы видим?

Эрика – эксцентричная (папина дочка), не устроенная в социальной жизни, по-матерински опекающая сестру, друзей и мужчин.

Саманта – незрелая и малоинтересная, слишком привязана к матери (мамина дочка), не может мыслить и действовать самостоятельно, ведомая, но требовательная.

Лео – самодовольный и конфликтный подросток, потерянный псевдо-искатель и «мальчик для битья».

Семья Джудит

Джудит слишком рациональна, холодна, подобна «роботу» в своей «правильности», оторвана от чувств и естественных женских циклов. Это видно по её отношению к будущему ребёнку. Наверное, есть причины тому, что со школьных лет она не любит детей.

Для Джудит роль матери – это адский труд, в котором нет радости и взаимных переживаний счастья. Можно с большой вероятностью предположить, что:

– родительская семья не передала ей здоровые образы материнства

– её ребёнок в будущем будет иметь неврозы и проблемы из-за недостатка любви

– вынужденное (внешнее) материнство не сделает её полноценной матерью

– ей придётся пережить кризис в отношениях с мужем (и возможно развод)

Семья Джулианы

Идеальный образ Рождества в кругу семьи, который рисует Джулиана, оказывается далеким от реальности. Мы видим контролирующую мать-перфекционистку, для которой внешняя форма (чтобы всё было красиво и чудесно) важнее чувств близких людей и качества отношений.

Отец, хотя и «хороший человек», но во многом потакает жене. Оба родители ценят и поощряют, прежде всего, внешние заслуги дочерей, расхваливая одну перед другой, осознанно (или бессознательно) вызывая у каждой чувства неполноценности и конкуренции.

Если одна (Джулиана) – красивая и забавная, то другая (Джоржи) умная. В итоге девочки вырастают с определёнными ролями, которые расписаны и определены за них. Поэтому каждая старается доказать, что она не хуже другой в соревновании, которое началось в раннем детстве.

Семья Адама

Мать Адама – инцестуозно-флиртующая, непоследовательная, зависимая (пьющая), требовательная и незрелая личность, которая манипулирует мужем и сыновьями (особенно использует Адама).

Отец – жестокий, гневливый, несправедливый, проявляет власть и насилие над сыновьями до тех пор, пока Адам не даёт отпор.

Такая неблагополучная семья – питательная среда для криминального будущего сыновей. Адам не получил хорошего воспитания, не умеет общаться и перенял многие черты своего отца.

Хотя в отличие об брата он смог выйти из криминальной среды, но все равно чувствует себя неудачником.

Терапия помогла Адаму преодолеть поверхностные препятствия, но многие шаблоны он продолжает использоваться в жизни и отношениях с женщинами. Патология (страдания) родительской семьи заставляет отвергать близкие отношения, вызывает приступы удушья и неспособность изменить жизнь к лучшему.

Семья Тома

Мы видим, что у Тома нет матери (она ушла, когда он был ребёнком). Отец – успешный карьерист, который внушает Тому свои ценности и убеждает отложить семейные радости в пользу работы (якобы это важнее).

Том всю жизнь искренне считает, что его отец счастлив и доволен, но только в зрелом возрасте ему открывается правда. Одиночество отца (под маской самодостаточности) – всего лишь защита от боли и страха перед близостью, по которой он тоскует с тех пор, как ушла жена.

Все эти годы отец Тома и он сам отрицал потребность в значимой связи с женщиной, отдаваясь целиком работе.

Семья Сары

Марджери и Том – социально успешные роботы на службе у своих комплексов, незрелые и лишённые связи с Душой личности, которые предъявляют к дочери завышенные требования и ожидания. Они не переносят образа жизни девочки и её свободолюбивый характер.

Невроз, который Том перенял от своей родительской семьи, получает продолжение. Он лучше знает, что нужно дочери и кем ей следует стать. Жена под стать Тому – нетерпима, жёстко фиксирована на своём образе благополучия, не даёт Саре вздохнуть свободно и развивать свои уникальные таланты.

В такой ситуации Сара впадает в крайность – становится бродяжкой, не терпит порядка (границ) и отрицает социальную реальность, погружаясь в омут зависимости (как это описано в сказке «Красные башмачки»).

Семья Ленина

Мы видим всего лишь один эпизод, в котором появляются родители Ленина, но этого вполне достаточно. Мать – живая и мудрая женщина, от которой веет силой и надежностью Первозданной Женщины (Той, кто Знает).

Её присутствие наполняет происходящее смыслом и бережно одаривает энергиями любви.

Она благословляет будущего ребёнка Саманты (то, чего Барбара сделать не может). Она излучает архетип Дикой Матери – даже Гарри не возмущается языческим ритуалам, а наполняется радостью. Мы видим, с каким вдохновением все общаются (только Барбара испытывает неприятие).

Скорее всего, именно благодаря родителям (тому, что они привили) Ленин обладает качествами, которые подходят для счастливой совместной жизни: он творчески и с большим интересом исследует жизнь, чего нельзя сказать о большинстве окружающих. Несмотря на отсутствие внешних успехов, Ленин – более гармоничная и устойчивая личность с богатым внутренним миром и опытом путешествий.

Семья Джоша

Родители Джоша появляются в коротком эпизоде на предсвадебном вечере (и на свадьбе). Внешне это респектабельная и вполне приятная семья. Но что скрывается за фасадом, если Джош настолько невыносим?

Семья Кэсиди

На ужине у Барбары Кэсиди приоткрывает завесу семейной истории: она более 10 лет не общается с матерью потому что та отвергла сексуальную ориентацию дочери. Можно предположить, что негативное отношение матери усугубило естественные подростковые эксперименты.

С точки зрения глубинной психологии, в гомосексуальном выборе роль матери бывает ключевой в отсутствие здоровых отношений с отцом (Кэсиди умалчивает о своём отце).

Семья Скотта Гэлвина

Мы видим только отца, о матери Скотта ничего не известно. Если Фрэнк сочетает мужское и женское в названии и политике издательства «Ривер-Рок» (в переводе «Река-Скала»), то Скотт отбрасывает женское, отдавая предпочтение агрессивной (примитивной) маскулинности, создаёт перекос в энергиях и проявляет неприятие к женскому (как скрытое, так и явное).

Поведение Скотта пропитано недостатком душевного развития и нацелено на успех по мужскому (патриархальному) образцу, который:

– унижает (разговор с Джулианой)

– обесценивает (увольнение Брента)

– хочет поглотить женское (предложение купить бизнес Эрики и Джулианы)

<< | >>
Источник: Марина Зотова. Уроки встреч и расставаний. 30+1 история, которая заканчивается хорошо. Глубинная психология кино о любви и отношениях. 2019

Еще по теме Родительская семья:

  1. Родительские напутствия
  2. Семья
  3. Россия
  4. Виктория Дмитриева. Это же ребенок. Школа адекватных родителей, 2018
  5. Карен Миллер, Джон Миллер. Правила счастливых семей. Книга для ответственных родителей, 2014
  6. Глава 6 Профессор-педофил и другие учителя жизни
  7. Реконструкция семантических пространств, характеризующих восприятие социального капитала общества различными этническими группами
  8. Отношение к юридическим лицам и отношение к семье
  9. Догмат четвертый: Индивидуализм как способ жизни
  10. Древнейшее средство обмена
  11. Основные предпосылки планирования
  12. От автора
  13. Наталья Александрова. Веер княгини Юсуповой, 2020
  14. Лия Арден. Золото в тёмной ночи, 2020
  15. Юлия Алейникова. Медальон великой княжны, 2018