<<
>>

Практика осознанной жизни

Вот составляющие осознанного бытия.

• Активный, а не пассивный разум.

• Интеллект, находящий удовольствие в собственном применении.

• Умение быть-в-моменте, не теряя из виду общей ситуации.

• Обращение к релевантным фактам, а не отказ от них.

• Стремление различать факты, интерпретации и эмоции.

• Умение выявлять побуждение избегать или отвергать болезненные или угрожающие реалии и сопротивляться ему.

• Желание знать, «где я нахожусь» в отношении своих разнообразных (личных и профессиональных) целей и проектов, а также понимать, к чему я ближе — к успеху или неудаче.

• Желание знать, согласуются ли мои действия и мои цели.

• Поиск обратной связи от окружающих, чтобы при необходимости скорректировать направление действий.

• Настойчивые поиски понимания, несмотря на трудности.

• Восприимчивость к новым знаниям и готовность переосмысливать прежние достижения.

• Готовность видеть и исправлять ошибки.

• Постоянное стремление к расширению осознания означает способность учиться и, следовательно, ведет к росту личности.

• Желание понять окружающий мир.

• Желание познавать не только внешние, но и внутренние реалии — реалии своих потребностей, чувств, побуждений и мотивов, чтобы не быть для себя самого котом в мешке.

• Стремление осознавать ценности, которые мной движут и руководят, а также их истоки, чтобы не руководствоваться ценностями, которые я неразумно усвоил или некритично почерпнул у других.

Давайте обратимся к этим позициям по очереди.

Активный, а не пассивный разум. Здесь мы имеем дело с самым фундаментальным из актов самоутверждения: нашим выбором в пользу мышления — поиска осознанности, понимания, знания и ясности.

С ним связано другое достоинство самооценки — самоответственность. Если я несу ответственность за собственное существование и счастье, то выбираю осознанную жизнь и руководствуюсь четким пониманием того, на что я способен.

Я не фантазирую, что кто-то всесильный освободит меня от необходимости думать или принимать решения.

Интеллект, находящий удовольствие в собственном применении. Естественная наклонность ребенка — получать удовольствие от работы ума не меньше, чем от работы тела. Умение перенести эту потребность во взрослые годы, чтобы сознание оставалось не бременем, а радостью, — признак успешного развития человека.

И, конечно, став взрослыми, мы не способны наслаждаться работой сознания, если по той или иной причине ассоциируем последнее со страхом, болью или утомительными усилиями. Но любой, кто проявил упорство, преодолел этот барьер и научился жить более осознанно, скажет вам, что подобное ученичество становится величайшим источником удовлетворения.

Умение быть-в-моменте, не теряя из виду общей ситуации. Идея сознательной жизни заключает в себе идею присутствия в том, что человек делает в данный момент. Выслушивая жалобы клиента, я присутствую в этом опыте. Забавляя ребенка, я присутствую в игре. Я делаю то, что делаю, пока я это делаю. Это не значит, что мое осознание сужается до непосредственных сенсорных ощущений, теряя связь с более широким контекстом. Я стремлюсь быть внутри настоящего момента, а не попадаться в его ловушку.

Таково равновесие, позволяющее мне находиться в самом продуктивном состоянии.

Обращение к релевантным фактам, а не отказ от них. Релевантность определяют мои потребности, желания, ценности, цели и действия. Сохраню ли я внимание и любознательность в отношении любой информации, которая может заставить меня изменить направление или скорректировать предпосылки, или же буду действовать, исходя из убеждения, что больше нет ничего такого, чему мне стоило бы учиться? Нахожусь ли я в постоянном активном поиске новых полезных знаний или закрываю на них глаза? Нет нужды пояснять, какой из вариантов делает меня сильнее.

Стремление различать факты, интерпретации и эмоции. Я вижу, как вы хмуритесь, и интерпретирую это как вашу досаду на меня. Я чувствую себя обиженным, неправым, ощущаю необходимость занять оборону.

В реальности моя интерпретация может быть верной или неверной. Чувство, вызванное этой интерпретацией, может соответствовать или не соответствовать ситуации. В любом случае речь идет о четко различимых процессах. Не осознав их, я буду склонен трактовать свои чувства как голос реальности, который способен завести меня в пропасть.

Другой пример: я услышал, что физики работают над задачей, которую находят непреодолимой (предположим, что это правда). Я интерпретирую такую новость как утверждение, что разум и наука потерпели поражение. Я расстроен и потрясен или, наоборот, ликую и радуюсь (в зависимости от моих философских убеждений). В действительности точно можно знать лишь то, что физики сетуют, будто зашли в тупик. Все остальное — измышления моего разума, возможно, рациональные или иррациональные, и в любом случае говорят больше обо мне, чем о внешней реальности.

Чтобы жить осознанно, я должен чувствовать эти различия. Мое восприятие, интерпретация, чувства, возникшие в результате этой интерпретации, — три отдельных вопроса. Если я не отличаю одно от другого, то первым делом пострадает мое умение «заякориться» в реальности. А значит, пострадает и моя эффективность.

Умение выявлять побуждение избегать или отвергать болезненные или угрожающие реалии и сопротивляться ему. Нет ничего естественнее желания избегать страха или боли. Так как речь идет о фактах, которые — в своих же интересах — мы должны встретить лицом к лицу и проанализировать, нам придется преодолеть искушение избежать их. Но для этого необходимо осознать подобные побуждения. Здесь нужно взять курс на самоанализ и самосознание — на осознанность, направленную как внутрь, так и вовне. Осознанное бытие включает в себя необходимость постоянно быть настороже, борясь с искусительным зовом подсознания, быть честным перед собой. Страх и боль следует считать сигналом не закрывать глаза, а открыть их пошире, не отворачиваться, а вглядеться пристальнее. Задача, конечно, непростая и требующая усилий. Не стоит воображать, что нам всегда будет удаваться решать ее безукоризненно.

Однако мы с вами принципиальным образом отличаемся друг от друга в искренности своих намерений, причем степень этих отличий весьма существенна. Самооценка требует не чистой победы, но искреннего намерения жить осознанно.

Желание знать, «где я нахожусь» в отношении своих целей и проектов, а также понимать, к чему я ближе — к успеху или неудаче. Если среди моих задач — успешный и удовлетворяющий меня брак, то каково нынешнее состояние моих брачных отношений? Известно ли мне это? Одинаковый ли ответ на этот вопрос дадим и я, и моя вторая половина? Счастливы ли мы друг с другом? Нет ли каких-либо ложных ожиданий, нерешенных проблем? А если есть, как я поступаю с ними? Есть ли у меня план действий или я просто надеюсь, что ситуация сама придет в норму? Если я хочу открыть собственный бизнес, что я для этого делаю? Ближе ли я к цели сегодня, чем месяц или год назад? На правильном ли я пути или сбился с него? Если моя амбиция — стать профессиональным писателем, в какой точке пути я нахожусь сейчас? Что я делаю, чтобы мечта стала реальностью? Приближусь ли я к цели в следующем году? Если да, то каким образом? Подхожу ли я к своим проектам с достаточной степенью осознанности?

Желание знать, согласуются ли мои действия и мои цели. Эта проблема тесно связана с предыдущей. Порой то, как мы формулируем цели, сильно расходится с тем, сколько времени и сил мы вкладываем. Иногда мы уделяем меньше всего внимания ключевым моментам и при этом прилагаем громадные усилия к работе над второстепенными. Жить осознанно означает отслеживать свои действия по достижению поставленных целей, ища признаки соответствия или несоответствия. В последнем случае следует переосмыслить либо цели, либо действия.

Поиск обратной связи от окружающих, чтобы при необходимости скорректировать направление действий. Пилот, который ведет самолет из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, всегда слегка отклоняется от курса. Эта информация, именуемая обратной связью, фиксируется приборами, давая возможность постоянно корректировать курс.

Живя своей жизнью, добиваясь своих целей, мы не можем раз и навсегда задать вектор и существовать дальше спокойно и слепо. Всегда есть вероятность, что планы и намерения потребуется скорректировать.

Если мы руководим бизнесом, нам приходится периодически пересматривать стратегию. Управляющий, на которого мы полагались, оказывается неподходящим для своей должности. Наш пользующийся спросом продукт перебит более современной разработкой конкурента. Внезапное появление на рынке новых иностранных компаний вынуждает нас менять бизнес. Новые демографические тренды, влияющие на наш бизнес в долгосрочной перспективе, требуют пересмотра текущих прогнозов. Наша скорость выявления новых тенденций и адекватность нашей реакции целиком зависят от степени осознанности наших действий.

Бизнес-лидер, который действует с высокой осознанностью, строит планы с опережением. Руководитель более скромного ранга мыслит в терминах сегодняшнего дня. Работник низшего звена может не отдавать себе отчет, что по-прежнему руководствуется вчерашними категориями.

Перейдем на более личный уровень. Предположим, я бы хотел видеть у своей жены некую новую модель поведения. Я предпринимаю определенные действия, чтобы способствовать желаемым изменениям. Буду ли я упорствовать в своих действиях независимо от результата? Может, мы с супругой в который раз ведем один и тот же разговор — и все без толку? Или же, видя бесплодность своих попыток, я пробую новые варианты? Иными словами, действую ли я механически или осознанно?

Добиваясь понимания и мастерства, все мы сталкиваемся с трудностями и выбираем, упорствовать или сдаться. Эта дилемма часто возникает перед студентами во время учебы. Перед учеными — при решении научных проблем. Перед предпринимателями — при столкновении с бизнес-вызовами. Перед каждым из нас — в рамках личных взаимоотношений.

Настойчивые поиски понимания, несмотря на трудности. Оказавшись перед препятствием, мы можем передохнуть или предпринять новую попытку. Единственное, чего нельзя делать, — это впадать в отчаяние и принимать поражение.

Выходя из игры, впадая в спячку или фальшиво изображая усилия, мы тем самым снижаем уровень осознанности, чтобы избежать боли и огорчений. Но мир принадлежит упорным!

Мне вспоминается история, которую рассказывают об Уинстоне Черчилле. В конце жизни его пригласили выступить перед выпускниками колледжа Харроу, который он сам когда-то заканчивал. Аудитория с нетерпением ожидала, когда закончится официальная часть и великий человек возьмет слово. Наконец Черчилль поднялся на трибуну, оглядел собравшихся и провозгласил: «Никогда, никогда, никогда, никогда не сдавайтесь!» — после чего надолго замолчал. Посмотрев несколько минут в зал на слегка опешивших слушателей, Черчилль молча вернулся на свое место.

Конечно, иногда мы сознательно принимаем решение отказаться от усилий, потому что приходим к выводу, что трата времени, энергии и ресурсов будет неоправданна. Но это другой вопрос, не относящийся к нашей непосредственной проблеме. Разве что стоит отметить, что отказываться от усилий нужно осознанно.

Восприимчивость к новым знаниям и готовность переосмысливать прежние достижения. Мы не сможем действовать с высоким уровнем осознания, если предпочитаем довольствоваться уже имеющейся в нашем распоряжении информацией и не интересуемся ничем новым, вступающим в противоречие с нашими идеями и убеждениями. Подобный взгляд на жизнь исключает шанс для роста.

Альтернатива ему — не подвергать сомнению все свои мысли без исключения, а скорее, оставаться открытыми новому опыту и знаниям. Иногда наши предпосылки ошибочны и нуждаются в пересмотре, что приводит нас к следующему пункту.

Готовность видеть и исправлять ошибки. Не желая ставить под сомнение истинность тех или иных идей, мы рискуем на них зациклиться. Тогда возникает опасность нежелания признавать очевидность своих ошибок.

О Чарлзе Дарвине рассказывают, что каждый раз, сталкиваясь с фактом, который противоречил его теории эволюции, ученый немедленно его записывал, чтобы не впасть в искушение проигнорировать «неудобную находку».

Осознанное бытие подразумевает, что я прежде всего должен быть предан истине, а не собственной правоте. Все мы порой оказываемся неправы, все совершаем ошибки. Но, связав свою самооценку (или псевдосамооценку) с необходимостью быть выше всяких ошибок или уверовав в собственную непогрешимость, мы сжимаем свое осознание до ложной самообороны. Ставить знак равенства между необходимостью признать ошибку и унижением — явный признак ущербной самооценки.

Постоянное стремление к расширению осознания означает способность учиться и, следовательно, ведет к росту личности. Во второй половине XIX века глава Патентного бюро США заявил: «Все важное, что могло быть изобретено, уже изобрели». Подобная точка зрения доминировала на протяжении практически всей истории человечества. В течение тысячелетий люди считали бытие неизменным. Они верили, что обрели всё знание, доступное человеческому роду. Представление о жизни как о процессе движения от полученного знания к новому, от одного открытия к другому (не говоря уже о научных и технологических прорывах, следующих один за другим с невероятной скоростью) появилось, по меркам эволюции, пару секунд тому назад. Но, в отличие от минувших веков, мы живем в эпоху, когда, повторюсь, сумма человеческих знаний удваивается примерно каждые десять лет.

Только готовность учиться на протяжении всей жизни позволит нам адаптироваться к новой реальности. Скептики, утверждающие: «Мы уже повидали все, что можно, и свое отучились», ступают на путь в бессознательное. Простой пример — упорное нежелание множества людей обрести компьютерную грамотность. Вице-президент одной брокерской фирмы сказал мне: «Необходимость бороться с компьютерной безграмотностью оказалась разрушительной для моей самооценки. Я не желал учиться. Но у меня не было выбора — жизнь заставила. И борьба была еще та!».

Желание понять окружающий мир. Он воздействует на нас множеством способов: физически, культурно, социально, экономически и политически. Физические условия влияют на наше здоровье. Культурное окружение — на наши мнения, ценности и степень удовлетворенности, которую мы получаем (или не получаем) от увиденного, услышанного и прочитанного. Социальная среда вносит в наше бытие порядок или хаос. От экономических факторов зависит наше материальное благополучие. Политические — определяют меру нашей свободы и возможность контролировать собственную жизнь. К этому списку значимых составляющих каждый в зависимости от персональной трактовки может добавить космические, религиозные или духовные измерения. В любом случае этот перечень далеко не полон и предлагается, только чтобы обрисовать масштаб.

Не учитывать эти силы, воображая, будто мы живем в безвоздушном пространстве, воистину означает жить во сне. Осознанность бытия — это желание понять всю его полноту.

И конечно же, человек высокого интеллекта, философски настроенный, способен продвинуться по этому пути дальше, чем остальные. Но даже люди со средними способностями выказывают далеко не одинаковый интерес к этим проблемам. Все мы в различной степени любознательны и вдумчивы. Но коль скоро мы не обладаем всеведением, особую важность имеют наши намерения и их выражение в действии.

А также желание познавать не только внешние, но и внутренние реалии — реалии своих потребностей, чувств, побуждений и мотивов, чтобы не быть для себя самого котом в мешке. За годы психотерапевтической практики я встречал немало людей, гордых своими знаниями о Вселенной — от физики до политической философии, от эстетики до последних данных о Сатурне и учении дзен-буддизма — и тем не менее абсолютно слепых в отношении себя. На обломках своей личной жизни они возводят памятник непониманию своего внутреннего мира. Они отрицают и отвергают свои нужды, подходят к эмоциям с точки зрения рационального мышления, стараются вести себя «интеллектуально» (или «спиритуально», духовно) и оставляют за собой шлейф разрушенных отношений или всю жизнь бьются в одних и тех же путах, не пытаясь ничего улучшить. Я не живу осознанно, если использую свое сознание для чего угодно, только не для понимания самого себя.

Порой наши усилия по части самоанализа заходят в тупик, и нам требуется помощь наставника или психотерапевта. И здесь я хочу подчеркнуть значимость основного намерения — разобраться в окружающем мире и познать свой внутренний мир потребностей, чувств, мотивов и умственных процессов. Альтернатива незавидна — это состояние самоотчуждения и самоотрешенности, которое в той или иной степени свойственно большинству людей (об этом я писал в книге The Disowned Self).

Намерение или стремление, о котором мы говорим, выражается в следующих вопросах: отдаю ли я отчет в своих чувствах в каждый конкретный момент? Осознаю ли, какими побудительными мотивами продиктованы мои действия? Отмечаю ли согласованность чувств и действий? Знаю ли, какие нужды или желания пытаюсь удовлетворить? Знаю ли, чего действительно хочу от конкретных взаимоотношений с другим человеком (а не то, что мне, по моему мнению, «следовало бы» хотеть)? Знаю ли я, зачем живу? Чем обусловлена программа моей жизни — следованием общепринятым постулатам или собственным выбором? Знаю ли я, что делаю, когда нравлюсь себе и когда нет?

Разумный самоанализ требует ответов именно на такие вопросы.

Следует отметить, что этот подход радикальным образом отличается от нездоровой поглощенности собой, когда человек каждые десять минут измеряет свою «эмоциональную» температуру. Я вовсе не рекомендую зацикливаться на себе или заниматься интроспекцией, то есть самонаблюдением, поскольку это понятие предполагает специальное знание психологии. Я бы предпочел назвать рассмотренный выше самоанализ «искусством замечать». Замечать ощущения своего тела, свои эмоции, модели собственного поведения, которые, возможно, не идут вам на пользу. Фиксировать, что наполняет вас энергией, а что истощает; действительно ли ваш внутренний голос принадлежит вашему «я» или кому-то другому — к примеру, вашей матери.

Для изучения всего перечисленного необходима заинтересованность. Нужно считать эту практику достойной внимания. Нужно верить, что знать себя — ценное качество. Возможно, придется найти в себе готовность встать лицом к лицу с нелицеприятными фактами. Следует убедить себя, что, практикуя осознанность, а не бессознательность, вы обогатите себя в долгосрочной перспективе.

Для чего фиксировать телесные ощущения? Вот только один из многочисленных доводов: эта привычка помогает избежать сердечного приступа, отмечая признаки приближающегося стресса. Аналогично наблюдение за своими эмоциями при общении с другим человеком и поведенческими моделями поможет лучше понять свои поступки и реакции, выяснить, какие из них приносят желаемые результаты, а какие нет. Зачем отмечать, что нас возбуждает, а что выматывает? Чтобы делать больше первого и меньше второго (причем делать автоматически, инстинктивно). Зачем прилагать усилия для различения внутренних голосов? Чтобы выявить чужеродные влияния с чуждыми для нас мотивами (голос матери или авторитетного религиозного деятеля, к примеру), научиться выделять собственный голос из общего хора и управлять собственной жизнью.

Стремление осознавать ценности, которые мной движут, а также их истоки, чтобы не руководствоваться ценностями, которые я неразумно усвоил или некритично почерпнул у других. Этот тезис тесно связан с вышеизложенным. Одна из форм, которую принимает жизнь в бессознательном, — это невнимание или даже безразличие по отношению к ценностям, определяющим поступки. Все мы порой делаем из своего опыта ошибочные выводы и на их основании формируем набор ценностей, вредных для нашего благополучия. Все мы в той или иной мере вбираем ценности окружающего мира — своей семьи, коллег, культуры, — причем эти ценности необязательно разумны или служат нашим истинным интересам. На самом деле, зачастую налицо обратный эффект.

Молодой человек, взрослея и видя немало примеров нечестности и двуличия, может прийти к выводу: «Именно так устроен мир, значит, я должен к нему приспособиться», и, как следствие, вычеркнуть честь и цельность из набора необходимых достоинств.

Мужчина, воспринимая правила игры социума, начинает отождествлять ценность личности с уровнем дохода, а женщина — со статусом своего мужа.

Подобные ценности извращают самооценку и практически неизбежно ведут к самоотчуждению и трагичным решениям. Таким образом, жить осознанно означает анализировать и взвешивать в свете разума и личного опыта ценности, которые определяют наши задачи и цели.

<< | >>
Источник: Натаниэль Бранден. Шесть столпов самооценки. 2018

Еще по теме Практика осознанной жизни:

  1. Сущность, значение и функции страхования жизни. История становления и развития страхования жизни
  2. Виктор Зуду. Как стать миллионером, ничего не делая . Мы все богаты, но не все это осознаем, 2018
  3. Айенгар Б. К. С.. Дерево йоги. Ежедневная практика, 2014
  4. Абрамов В.Ю.. Страхование: теория и практика, 2007
  5. Судебная практика
  6. Заключение и веление договора страхования жизни. Особенности договора страхования жизни
  7. Арбитражная практика МКАС
  8. Арбитражная практика МКАС
  9. Практика создает упреждающий трейдинг
  10. Арбитражная практика
  11. Арбитражная практика
  12. Арбитражная практика
  13. Арбитражная практика
  14. Региональная практика
  15. Московская практика