<<
>>

Мудрость мегатолп

Несомненно, люди, не являющиеся экспертами, не могут всегда во всем ошибаться, точно так же, как эксперты не всегда бывают правы. Исключительно редко, но все же случается, что подросток оказывается прав, а ошибается команда докторов.

Эксперты важны, но обычные люди все-таки умудряются обходиться без советов профессоров, интеллектуалов и других всезнаек. Интернет, если им правильно пользоваться, может помочь непрофессионалам обмениваться друг с другом теми базовыми знаниями, которые обошлись бы им дороже и достались труднее, обратись они за помощью к профессионалам. На самом деле, Интернет, подобно фондовой бирже и другим механизмам, которые объединяют в одно целое догадки и предположения людей в том, что касается сложных дел, может выдавать примеры, когда обычные люди превосходят в чем-то экспертов.

То, что масса неверных предположений может быть переработана в одну большую правильную догадку, давно. К сожалению, уверенность людей в том, что Интернет может служить неким инструментом коллективного поиска ответа, позволяет спутать абсолютно разумную идею того, что писатель Джеймс Суровецки назвал «мудростью толп», с совершенно необоснованной мыслью о том, что толпы мудры, потому что каждый ее член также мудр.

Иногда люди, не обладающие специальными знаниями, могут выдать лучшее предположение относительно чего-то, будучи объединенными в группу. Это, как правило, работает применительно к тем решениям, когда объединение множества догадок дает лучший совокупный результат, в отличие от единичного мнения кого-либо из членов коллектива. Так, например, Суровецки вспоминает эпизод, произошедший в 1906 году на ярмарке в одном из английских графств, когда публику попросили угадать вес быка. Оказалось, что средний показатель догадок был лучше, чем любая отдельная догадка, и в итоге практически совпал с правильным ответом{60}.

Точно так же «коллективный разум» любой фондовой биржи мира оценивает курсы лучше, чем каждый биржевой аналитик по отдельности.

Существует множество причин, почему коллективная оценка лучше индивидуальной, включая возможность с помощью множества предположений разных людей в определенной степени избавиться от влияния склонности подтверждать свою точку зрения, заблуждений или других ошибок. Это также позволяет людям, обладающим лишь частичной информацией, вычленить проблему нехватки знаний и решить ее, подобно тому, как тысяча людей может собрать гигантский пазл, даже если у каждого из них есть всего лишь несколько его кусочков.

Здесь можно привести пример, когда беспристрастный взгляд толпы фактически стоил работы одному из самых известных журналистов Америки. В 2004 году, в разгар президентских выборов работавший на телеканале CBS авторитетный ведущий программы новостей, Дэн Разер, и его продюсеры вышли в эфир с историей о военной службе президента Джорджа Буша. CBS утверждала, что нашла документы, относящиеся к началу 1970-х годов, которые доказывали, что Буш покинул расположение своей воинской части ВВС Национальной гвардии и так и не отслужил требуемый срок военной службы. Буш, который был на тот момент главнокомандующим армии США и начал две крупные войны, соперничал в президентской гонке с сенатором Джоном Керри, заслуженным ветераном войны. И данное обвинение естественно добавило градус напряжения в предвыборную гонку, сфокусированную преимущественно на военных темах.

Сторонники Буша возмущались сомнительными, на их взгляд, источниками информации и грязной журналистикой. Но в конечном итоге обычные люди в Интернете, а не разгневанные фанаты, разрешили этот спор. Непрофессионалы, не имевшие журналистского опыта, но проведшие немало времени за компьютерами, заметили, что шрифт в документах напоминал используемый в программе Microsoft Word. Понятно, что в 1971 году в ВВС США печатали документы на пишущих машинках. Программ Microsoft тогда еще не существовало.

Таким образом, документы оказались подделкой. Оказавшись в такой ситуации, компания CBS запросила проведение расследования. В конце концов, телекомпания вынуждена была сделать опровержение. Продюсер передачи был уволен. Дэн Разер, который до сих пор уверен, что был прав, а все остальные ошибались, покинул свой пост и подал иск на своего бывшего работодателя. Он проиграл.

Так кому, спрашивается, нужны эксперты? Если мы задаем один и тот же вопрос достаточное количество раз или заставляем достаточное количество людей заниматься одной и той же темой, так почему бы нам не полагаться на их коллективную мудрость, вместо того, что спрашивать мнение у горстки самопровозглашенных мудрецов, которое может к тому же оказаться субъективным и даже ошибочным? Если один человек умный, а сотня людей умнее, тогда миллиард людей, общающихся друг с другом онлайн, будут наверняка еще более умными.

Активисты справочного сайта Wikipedia, в числе прочих, связывают будущее с подобного рода коллективным знанием, а не с экспертной информацией. Теоретически общедоступная и открытая онлайн-энциклопедия, которую может редактировать каждый, сама по себе должна способствовать созданию безошибочных и нейтральных текстов, просто за счет количества людей, просматривающих каждую статью. Статьи должны учитывать пытливость ума обычных людей, а не узкие интересы группы ученых или редакторов. Статьи не только будут постоянно корректироваться, чтобы обеспечить их точность и достоверность, но и сами они будут составлять собрание тех вещей, которые занимают читателей, а не систематизированным, но бесполезным заумным справочником.

К сожалению, дела не всегда обстояли подобным образом, и Wikipedia – это хороший пример вытеснения экспертных знаний с помощью Интернета. Оказывается, писать статьи на любую серьезную тему гораздо труднее, чем оценивать вес быка. И хотя много добросовестных людей потратили свое время, например, редактируя Wikipedia, часть из них также занята в компаниях или фирмах, занимающихся обслуживанием знаменитостей, которые явно заинтересованы в том, как будет подана информация в энциклопедиях.

(Девять из десяти редакторов Wikipedia мужчины, что стало бы красным флагом для многих ее читателей, если бы они это знали.)

Какими бы добрыми намерениями ни руководствовались создатели таких коллективных проектов, как Wikipedia, данным ресурсам не хватает одного важного качества, отличающего работу дилетантов от профессионалов: добровольцы делают то, что интересует их в данный конкретный момент, в то время как профессионалы применяют свои экспертные знания ежедневно. Хобби не то же самое, что профессия. В цитате, приписываемой английскому журналисту Алистеру Куку, говорится, что «профессионалы – это те люди, которые идеально выполнят свою работу, даже когда они к этому не расположены». Энтузиазм заинтересованных любителей не может быть систематической заменой суждений экспертов.

Благие начинания Wikipedia пали жертвой несистематичности и отсутствия контроля – именно то, чего следовало ожидать от проекта, напоминающего групповую домашнюю работу. Исследователь, изучавший эти тенденции, высказал мнение, что после 2007 года Wikipedia следовало бы поменять свой девиз, заменив фразу «энциклопедия, которую может редактировать каждый», фразой «энциклопедия, которую может редактировать любой, кто понимает правила, способен работать коллективно, избегая беспристрастного автоматического неприятия, и при этом готов тратить свое личное время и силы»{61}.

Со временем Wikipedia ввела более строгие правила редактирования, но эти ограничения в свою очередь отпугнули новых участников. Как отмечалось в статье в журнале Technology Review Массачусетского технологического института за 2013 год, «количество добровольных участников, благодаря которым создавалась Wikipedia и которые «должны были защищать ее от хулиганских действий, фальшивок и манипуляций, уменьшилось более чем на треть, начиная с 2007 года, и продолжает уменьшаться». Но Wikipedia все еще старается поддерживать качество своих собственных статей, пусть даже оцениваемых по своим собственным критериям:

Добровольцы делают то, что интересует их в данный конкретный момент, в то время как профессионалы применяют свои экспертные знания ежедневно.

«Среди значимых и еще не решенных проблем это неравномерное освещение тем сайта: статьи о Покемоне и женщинах-порнозвездах исчерпывающие, а страницы, посвященные женщинам-писательницам или странам Африки, расположенным к югу от Сахары, представляют собой поверхностные сведения. Заслуживающие внимания статьи остаются расплывчатыми. Из 1000 статей, которые добавили помощники проекта, чтобы сформировать основу хорошей энциклопедии, большая их часть не заслуживает даже собственных средних оценок качества»{62}.

У Wikipedia действительно есть «избранные статьи», которые должны быть «хорошо написаны», «исчерпывающи» и «внимательно изучены», включая «тщательный и подробный обзор соответствующей литературы», что свидетельствует об их проверке на основе «самых качественных надежных источников».

Иными словами, Wikipedia хочет, чтобы лучшие ее составляющие были равнозначны оцененным другими профессионалами научным знаниям – только без участия настоящих профессионалов. Надо сказать, что экспертная оценка – это сложная вещь, с которой непросто управляться даже в оптимальных условиях, когда редакторы пытаются контролировать самых лучших в каждой конкретной области, избегая при этом профессионального соперничества и других конфликтов интересов. Превратить данный процесс в проект для миллионов людей с минимальным контролем и управлением изначально было неразумной идеей. Чтобы работала система, подобная Wikipedia, практически каждому узкопрофильному специалисту пришлось бы нянчиться с каждой записью.

Конечно, если оценивать по количеству ее читателей, то Wikipedia работает прекрасно. А по некоторым темам Wikipedia является очень удобным источником информации. Как отмечалось в статье MIT, статьи Wikipedia имеют уклон в сторону «технической, западной и преимущественно мужской тематики», поэтому, когда дело касается практической – или более серьезной, непротиворечивой – информации, Wikipedia успешно сводит вместе массу данных в надежном и устойчивом формате. (Лично я обожаю Wikipedia за то, что она является огромным источником сюжетов практически для любого фильма.) Если вы хотите знать, кто открыл стронций, или кто присутствовал на военно-морской конференции 1925 года в Вашингтоне, или быстро узнать о лауреатах Нобелевской премии за прошедший год, Wikipedia поможет вам лучше, чем какой-то случайно найденный сайт.

Но как только речь заходит о политике, ситуация становится гораздо более рискованной. Так, например, статья Wikipedia, посвященная зарину, боевому отравляющему веществу, стала ареной ожесточенных споров противоборствующих сторон в отношении вопроса, применяло ли правительство Сирии его против своего народа. Даже фундаментальная наука пала под этим натиском. Лондонский аналитик Дэн Казета – эксперт по зарину, которого я упоминал в предыдущей главе, получивший горький урок, чем может кончиться попытка помочь студенту колледжа – рассказал мне в конце 2015 года, что

«Если бы кому-то пришлось довериться текущей странице Wikipedia, чтобы получить точную информацию по отравляющему веществу зарин, то эти люди были бы сбиты с толку полуправдами и многочисленными расплывчатыми утверждениями, не подкрепленными сопутствующим справочным материалом. Часть информации на Wiki, будучи технически верной в отдельных аспектах, сформулирована так, что может ввести в заблуждение. Некоторые из утверждений ложны».

Казета добавил, что «провел много часов, после того как зарин был применен в Сирии в 2013 году, исправляя ложные представления о зарине, многие из которых возникали из-за ошибок и неточностей на соответствующих страницах Wikipedia».

Говоря о Wikipedia и других сетевых ресурсах, а также о мудрости толпы в целом, следует отметить, что знания это нечто гораздо большее, чем просто собирание в кучу тривиальных фактов или гадание на кофейной гуще. Факты не говорят сами за себя. Такие источники, как Wikipedia, ценны своей базовой информацией, будучи своего рода постоянно обновляющимся каталогом. Но они не сильно помогут вам в более сложных вопросах.

Толпы могут быть мудры. Но не всё, однако, подчиняется праву толпы. Интернет порождает ложное чувство, что мнение множества людей равносильно «факту». Как жаловался комик Джон Оливер, вам не нужно собирать мнения относительно какого-то факта: «С таким же успехом вы можете провести голосование: «Какое число больше, 15 или 5?» или «Существуют ли совы?» или «Там лежат шляпы?»

Точно так же публичная политика – это не салонная игра в предсказания. Она касается долгосрочного выбора, рожденного при вдумчивом рассмотрении затрат и альтернатив. Просить народ строить догадки относительно каких-то специфических событий будет пустой тратой времени, когда вы пытаетесь выплыть в бурном политическом море. Вероятность как того, так и другого ответа на вопрос «станет ли президент Сирии Башар Асад применять химическое оружие в 2013 году?» равна, как если бы в рулетке вы поставили бы на красное или на черное. Это вопрос типа «да или нет», и в какой-то момент вы либо выиграете, либо проиграете. Это не то же самое, что спросить «зачем Башару Асаду применять химическое оружие?» И уж тем более первому вопросу далеко до проблемы «А что следует сделать Америке, если Башар Асад все-таки применяет химическое оружие?» Интернет просто сливает воедино все эти три вопроса, превращая каждую из трех важных проблем в голосование с одной кнопкой, выдающей быстрое решение.

Та легкость, с которой люди высказывают свое мнение по этим вопросам и даже иногда делают верные предсказания, когда эксперты ошибаются, вскрывает еще один слой антиинтеллектуальной брони, позволяющей непрофессионалам сопротивляться более информированным, чем у них взглядам.

<< | >>
Источник: Том Николс. Смерть экспертизы Как интернет убивает научные знания. 2019

Еще по теме Мудрость мегатолп:

  1. Семь столпов мудрости
  2. Пренебрегая мудростью
  3. От информации к мудрости
  4. Мудрость Соломона
  5. Мудрость Бенджамина Грэма и Уоррена Баффета
  6. Справедливая доля
  7. НЕФОРМАЛИЗОВАННЫЙ ПОДХОД К ПОКУПКЕ И ПРОДАЖЕ АКЦИЙ
  8. Джой Ито, Джефф Хоуи. Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем, 2018
  9. Природа планирования
  10. Гипотеза эффективных рынков
  11. Наталья Александрова. Китайская кукла, 2015
  12. Сиюминутная точность котировок против непреходящей важности внутренней стоимости
  13. Этот разговор — не о деньгах