<<
>>

Когда мы предаем собственные критерии

Чтобы разобраться, почему нарушения целостности наносят вред самооценке, давайте подумаем, с чем эти нарушения связаны. Если мои действия противоречат моральным ценностям кого-то другого, а не меня самого, я могу быть прав или неправ, но меня нельзя обвинить в том, что я предал собственные убеждения.

Если же я поступаю так, как сам считаю неверным, если мои действия противоречат заявленным мной ценностям, тогда я поступаю против собственных суждений и предаю собственное мышление. Лицемерие по природе ослабляет эго. Разум отрицает сам себя. Нарушение целостности подрывает мои силы и отравляет самоощущение. Оно наносит мне такой ущерб, как ни один упрек или отторжение со стороны.

Предположим, я проповедую честность своим детям, но лгу друзьям и соседям. Возмущаюсь и негодую, когда люди не держат обещаний, данных мне, но забываю о собственных обещаниях другим. Заявляю о приоритете качества, а сам спокойно сбываю клиентам подпорченный товар. Продаю облигации, которые, как мне известно, должны упасть в цене, клиенту, доверяющему моему суждению.

Обещаю, что учту идеи своих подчиненных, а сам уже принял решение. Обманываю коллегу и приписываю себе его достижения. Прошу других принести жертвы, говоря о трудных временах, а сам начисляю себе гигантскую премию. При этом я могу делать вид, что не замечаю собственного лицемерия, и приводить сколько угодно разумных объяснений, но факт остается фактом: я наношу своей самооценке такое оскорбление, какого не смоет ни одно оправдание.

Только я могу повысить себе самооценку — и точно так же ее уронить.

Величайший самообман — говорить себе: «Об этом знаю только я».

Только я знаю, что я лжец: только я знаю, что вел себя неэтично с людьми, которые мне доверяют; только я знаю, что не собирался держать обещание. А суть здесь такова: мое мнение о себе не важно, только мнение других принимается в расчет.

Но когда речь заходит о самооценке, я должен больше бояться собственного суждения, чем мнения кого-то еще. Во внутренней «судебной палате» собственного разума в расчет принимается только мой собственный приговор. Мое эго, «я» в центре моего сознания и есть тот неумолимый судия, от которого не скрыться. Я могу избегать людей, которым известна обо мне унизительная правда. Но от себя не убежишь.

Несколько лет назад мне довелось читать статью об одном ученом-медике с высокой репутацией, который, как выяснилось, много лет подделывал данные, получая один грант за другим и одну награду за другой. Подобное поведение не могло не стать катастрофой для его самооценки даже прежде, чем мошенничество было раскрыто. Он сознательно предпочел жить в нереальном мире, где его достижения и престиж тоже были нереальны. Он знал правду задолго до того, как ее узнали другие.

Мошенники такого рода, живущие ради иллюзорного представления о них в глазах других людей, чье мнение для них важнее истины, не могут обладать высокой самооценкой.

По большей части проблемы целостности, с которыми мы сталкиваемся, не столь уж велики, однако каждый наш сделанный когда-то выбор влияет на наше самоощущение.

Я веду еженедельные постоянные «группы самооценки» для людей, которые собираются с особой целью — повысить самоэффективность и самоуважение. Однажды я дал группе такую основу предложения: «Если я внесу в свою жизнь на 5 процентов больше целостности…» Вот какие окончания получились:

Я бы не молчал, когда люди совершают неприятные мне поступки.

Я бы не стал раздувать счет на представительские расходы.

Я бы честно сказала мужу, сколько стоили мои наряды.

Я бы заявила родителям, что не верю в Бога.

Я бы признался, что флиртую.

Я бы не заискивал перед теми, кто мне не нравится.

Я бы не смеялся над тупыми и вульгарными шутками.

Я бы прилагал к работе больше усилий.

Я бы больше помогал жене по хозяйству, как обещал.

Я бы говорил покупателям правду о товаре, который они покупают.

Я не говорил бы только то, что люди желают услышать.

Я не продал бы душу за популярность.

Я бы говорил «нет», когда хочу это сказать.

Я бы признал свою вину перед людьми, которых обидел.

Я бы возместил убытки.

Я бы держал обещания.

Я бы не изображал согласие.

Я бы не отрицал, что злюсь, когда бываю зол.

Я бы старался быть справедливее и не срывался бы с катушек.

Я бы признал, что люди мне помогают.

Я бы признавался перед детьми, когда бывал неправ.

Я бы не уносил канцтовары из офиса домой.

Легкость и быстрота реакции членов группы указывают, что такие проблемы не слишком глубоко залегают под «поверхностью» осознания, хотя по понятным мотивам люди стараются их избегать. (Одна из причин действенности метода завершения предложений — это его способность обходить многие блоки и отторжения.) Трагедия многих жизней состоит в том, что люди сильно недооценивают последствия и цену лицемерия и бесчестности, за которые приходится расплачиваться самооценкой. Они думают, что в худшем случае почувствуют легкий дискомфорт. На самом же деле душа принимает дозу яда.

<< | >>
Источник: Натаниэль Бранден. Шесть столпов самооценки. 2018

Еще по теме Когда мы предаем собственные критерии:

  1. Частная собственность: люди усерднее трудятся и рациональнее используют ресурсы, когда собственность является частной
  2. Критерии, определяющие финансовое состояние региона В эту группу критериев входят:
  3. Критерии найма на работу
  4. Критерии согласия, средние и характеристики вариации
  5. Понятне и критерии кредитоспособности клнента
  6. Критерии налоговой системы
  7. Критерии, определяющие уровень экономического развития региона
  8. Основные критерии оценки долевых ценных бумаг
  9. Критерии андеррайтинга
  10. Критерии необходимости санирования банка и порядок предъявления ему требования об этом
  11. Является ли субъективная удовлетворенность единственным критерием?
  12. Критерии и результаты грамотного продвижения
  13. Критерии оценки эффективности логистических процессов в системе материально-технического обеспечения