<<
>>

Американские заложники: День 15 000-й

Возможно, мятеж радио против печатных и электронных СМИ и не распространился бы дальше АМ-диапазона, если бы не кабельное телевидение и Интернет. Кабельные каналы и Интернет, как альтернативные источники новостей – и как плацдармы для нападок на традиционную систему знаний – фактически укрепили друг друга в 1990-е годы.

Даже Лимбо, после того как временно посвятил себя писательству, выпустив пару бестселлеров, попробовал свои силы на телевидении, проработав там несколько лет. Ранее узкое медийное окно теперь заметно расширилось, обеспечив массовое нашествие людей со стороны.

Истории, рождавшиеся в одной информационной среде, быстро перетекали в другую, чтобы с еще большим шумом вернуться назад, подобно оглушающему эху микрофона, расположенного рядом с колонкой.

Ирония же заключается в том, что ни кабельное телевидение, ни Интернет не стали родоначальниками двадцатичетырехчасового новостного цикла. За последнее мы должны благодарить покойного аятоллу Хомейни из Ирана.

В ноябре 1979 года иранские революционеры захватили американское посольство в Тегеране, взяв в заложники десятки американских служащих.

Зрелище шокировало американцев, которые следили за всем происходящим практически в режиме реального времени. Драма с захватом заложников в Иране была совершенно новым явлением, чем-то средним между войной и кризисом: Вьетнам стал медленным прорывом плотины, который затянулся на десятилетие, а кубинский кризис случился за две недели, быстрее, чем его смогли полноценно осветить телевидение и газеты. Захват заложников произошел быстро, а потом все затянулось, когда после нескольких дней насилия последовал долгий и мучительный период ожидания и тревоги.

Новостные медиа оказались в затруднительной ситуации. С одной стороны, американцы находились в смертельной опасности в чужой стране; с другой стороны, ничего в действительности не происходило.

Подобно тому, как комедийный актер Чеви Чейз объявлял каждую неделю в шоу Saturday Night Live о том, что испанский лидер Франсиско Франко все еще мертв, так и журналистам телеканалов не оставалось ничего другого, как только сообщать, что заложники все еще в заложниках.

В то время телеканал ABC решил попробовать нечто новое, передвинув ежедневную сводку новостей по Ирану на поздний вечер. Это также было маркетинговым ходом: у ABC не было вечерних программ, чтобы конкурировать с ток-шоу знаменитого Джонни Карсона на NBC. А новостная программа обходилась дешевле. ABC заполнила вечернюю нишу новой программой под названием Nightline, которая была посвящена исключительно освещению кризиса. Каждый вечер ABC давала на весь экран заставку с надписью «Американские заложники» и указанием количества дней, в течение которых заложники остаются в неволе. На протяжении всего эфирного времени журналист (как правило, ветеран ABC корреспондент Тед Коппел) интервьюировал экспертов, журналистов и всех, кто имел какое-то отношение к данному кризису.

Спустя год заложники вернулись домой, но Коппел и Nightline продолжали вещать еще долгие годы. Кабельное телевидение обеспечило новую технологию для последующих подражателей, но Nightline предоставила им новую модель подачи материала. Срочные сообщения и телевизионные титры – те маленькие полоски новостей, которые медленно проплывают в нижней части экрана новостных телеканалов – все они берут свое начало с программы, которая фактически была создана на лету, в ответ на кризис.

Возможно, мятеж радио против печатных и электронных СМИ и не распространился бы дальше АМ-диапазона, если бы не кабельное телевидение и Интернет.

Еще одним наследием эпохи Nightline и продуктом двадцатичетырехчасового новостного цикла стало обесценивание экспертных знаний в средствах массовой информации. Как правильно заметил профессор Военного колледжа армии США Стивен Метц, выступая в 2015 году, в прежние времена «широкая публика, как правило, считалась с мнением представителей национальной системы безопасности, которые заработали свой авторитет благодаря опыту и глубоким знаниям – парламентариев, военачальников, политических деятелей, ученых, представителей медиа или экспертов-аналитиков».

Но потом ситуация изменилась.

«Заработанные нелегким трудом знания оказались не нужными, когда людям стали доступны многие часы радио и телевизионного эфирного времени или онлайн-дискуссий… На протяжении нескольких десятилетий уважение к экспертам стремительно ослабевало. Избыток информации и технических средств связи придал уверенности тем людям, которые прежде считались с авторитетным мнением»{80}.

«Вооружившись мизерным объемом информации, – заключает Метц, – такие люди «высказывают свое мнение по самому широкому кругу вопросов». Продюсеры и репортеры породили самозваных экспертов, приглашая их высказаться по любому поводу – искушение, перед которым лишь немногие способны устоять. (И я среди тех, кто в данном случае не без греха.)

Программа Nightline имела успех, но телерадиовещательные сети все равно не видели смысла в том, чтобы выдавать новости круглые сутки. В конце концов, какой зритель захочет смотреть сплошные новости? В 1980 году предприниматель Тед Тернер рискнул предположить, что захочет, и основал на этом предположении вещание своего детища, канала Cable News Network (CNN). CNN уничижительно называли “Chicken Noodle Network” («Телеканал «Куриная Лапша»), лапшой быстрого приготовления из кратких новостей и сюжетов. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним. И последним оказался Тернер, так как CNN не только надежно утвердился среди кабельных каналов, но и породил впоследствии своих собственных конкурентов, включая канал Fox News, который в итоге обгонит его по рейтингу.

Вместо того чтобы нанимать немолодых белых мужчин, читающих новости хорошо поставленными голосами, Тернер предпочел сделать свой канал более гламурным. 1 июня 1980 года 39-летний Дэвид Уокер и его 31-летняя жена Луис Харт стали первыми ведущими, появившимися на новом телеканале CNN. Они рассказали о визите президента Джимми Картера в больницу к гражданскому активисту Вернону Джордану. Новости перестали быть получасовым выпуском, который вели спокойными, убаюкивающими голосами мужчины среднего возраста, как, например, Джон Чанселлор и Фрэнк Рейнольдс, а стали непрерывным шоу с участием более молодых и куда более привлекательных персонажей, сменявших друг друга круглые сутки.

Пришло время двадцатичетырехчасового новостного цикла, однако потребовалась череда нескончаемых кризисов и катастроф 1980-х и 1990-х годов, чтобы привлечь аудиторию. Покушение на убийство президента Рональда Рейгана, авиационная катастрофа на реке Потомак в Вашингтоне и угон самолета авиакомпании TWA, помимо всего прочего, – все это доказало, что американцы готовы часами смотреть новостной канал. Новости перестали быть неким ритуалом, когда американцы собирались у телевизоров в определенное время или бежали к экранам, услышав тревожные слова «мы прерываем вещание». Новости теперь преподносились, как шведский стол, к которому можно было подходить в течение всего дня.

Трансляция выступлений в суде профессора права Аниты Хилл, обвинявшей в сексуальных домогательствах кандидата в члены Верховного суда США Кларенса Томаса в 1991 году, доказали, что американцы готовы смотреть не только на кризисы и катастрофы, но станут неотрывно следить за политическими и судебными драмами – особенно если там есть секс или убийство, а лучше и то и другое. В 1991 году, когда в залах суда разрешили устанавливать больше камер, на кабельном телевидении появился телеканал Court TV[32]. Американцы стали диванными экспертами в области права, наблюдая за бесконечными судебными случаями, связанными с изнасилованием, убийством и подобными грязными делами.

CNN теперь давал больше новостей, чем мог переварить за день среднестатистический зритель, но изобилие таких кабельных каналов, как Court TV, стало для экспертов настоящей головной болью. Оценивая в 1991 году новый телеканал, еженедельник Entertainment Weekly назвал Court TV «частично C-SPAN[33], частично Monday Night Football, хоть это и звучало немного несправедливо по отношению к обоим каналам. А к тому времени, когда зрелищный судебный процесс 1995 года по делу об убийстве жены О. Джей Симпсона завершился, у миллионов обычных людей появились глубокие взгляды на те вещи, в которых они фактически не разбирались, от данных генетической экспертизы до принадлежности отпечатков обуви.

Это была драгоценная находка для будущих рейтингов, доказавшая, что на самом деле люди хотят от новостных каналов не долгих часов скучных новостей, а напряженной, интригующей драмы.

В 1982 году сеть CNN запустила канал, передававший исключительно новости дня. Предполагалось, что на канале каждые полчаса будет идти повторяющийся цикл из главных новостей дня. Конечно, это было довольно скучно для среднестатистического зрителя. И, естественно, вскоре знаменитая ведущая и прокурор Нэнси Грейс появилась на новом телеканале HLN (который, очевидно, решил обойтись без новостей).

HLN специализировался на сенсационных историях, которые перемежались преувеличенно гневными высказываниями Нэнси в адрес правосудия. В одной жуткой истории, произошедшей в 2008 году, мать из Флориды, Кейси Энтони, обвиняли в убийстве двухлетней дочери. Это была шокирующая история, своего рода повтор дела Симпсона, когда миллионы людей мгновенно вставали на чью-то сторону. Но телеканал HLN не только освещал судебное заседание; Грейс и другие журналисты сделали его коньком своих «новостей», посвятив этой теме пять сотен выпусков{81}. К тому времени, когда Энтони вынесли оправдательный приговор в 2011 году, зрители HLN наверняка гораздо лучше знали судебное законодательство штата Флорида, чем свои собственные конституционные права.

Невозможно обсуждать связь между журналистикой и гибелью экспертного знания, не рассмотрев революционные перемены, привнесенные каналом Fox News, который появился в 1996 году.

Невозможно обсуждать связь между журналистикой и гибелью экспертного знания, не рассмотрев революционные перемены, привнесенные каналом Fox News, который появился в 1996 году. Детище консультанта по связям с общественностью, консерватора Роджера Эйлса, телеканал Fox добился того, что новости стали быстрее, занимательнее, а с появлением там настоящих королев красоты в качестве дикторов, еще и гораздо симпатичнее. Подобные триумфы маркетинга, в хорошем или плохом его проявлении, – это примеры американской истории успеха.

(Кодой к завершению карьеры Эйлса, словно бы созданной для телевизионного формата, стало его выдворение с Fox в 2016 году после множественных случаев обвинения в сексуальных домогательствах. Следует отметить, что все это подробнейшим образом освещалось на телеканале, который он лично помогал создавать.)

Но история Fox пересекается с проблемой гибели экспертного знания в одном очень важном моменте: появление Fox наглядно показало то, как люди находят источники новостей в новых реалиях электронных медиа. То, что Лимбо попытался сделать с радио и связанным с ним телешоу, Эйлс воплотил в реальность с помощью телеканала. Если бы Эйлс не создал Fox, за него это сделал бы кто-то другой, потому что рынок, как показали радиошоу, был к этому уже готов. Как любит иронизировать консервативный журналист и комментатор Fox Чарльз Краутхаммер, Эйлс «обнаружил нишевую аудиторию – половину американцев».

Fox забил последний гвоздь в крышку гроба новостных телеканалов, будучи аполитично настроенным к событиям дня. Редактор консервативного журнала First Things, Р.Р. Рино, написал в 2016 году, что Роджер Эйлс был «возможно, самым влиятельным человеком последнего поколения, приложившим руку к превращению политики в развлечение», но с тех пор у него появилось много помощников.

«Это не только Fox. MSNBC и другие сети представили свои собственные политические ток-шоу – разговорные версии матчей World Wide Wrestling[34].

Говорящие головы злятся, перебивают друг друга и развлекают себя иными грубыми способами. Зрители наслаждаются этим зрелищем. Реклама продается. Деньги зарабатываются»{82}.

Девиз канала Fox «честно и объективно» был едкой репликой, нацеленной против лицемерия традиционных медиа, включая тогдашний телеканал CNN, которые говорили о том, что они вне политики. Fox, подобно радиоведущим, позиционировал себя, как альтернативу мейнстриму, к которому он не принадлежит и которому ничего не должен.

Конечно, идея о том, что Fox уникален, или что крупные телевизионные сети были в каком-то смысле аполитичны, всегда являлась фикцией. Предвзятость медиа, проявляющаяся самыми разными способами и повсеместно, – это реальность. Сеть Fox, как и другие телевизионные сети, пытается разграничить важные политические новости и программы, где высказываются разные точки зрения. И ей, подобно всем остальным, это редко удается. CNN Fox, MSBNC и другие крупные телерадиовещательные корпорации располагают отличными новостными редакциями, и при этом все они замечены в разной степени предвзятости, в первую очередь, чтобы обслуживать ту аудиторию, которая им нужна. В процессе соперничества за зрителей простой подачи телевизионных «новостей» недостаточно.

Канал Fox является более влиятельным просто благодаря размеру своей аудитории. Но сейчас все сети включают в свое расписание «инфотейнмент» (англ. infotainment от англ. information – информация и entertainment – развлечение). Серьезной проблемой на всех крупных телеканалах является то, что переход от новостей к развлечению стал практически незаметен: дневная мишура сменяется выпусками новостей и ток-шоу, уступая место вечерним развернутым новостям, которые затем плавно перетекают в программы, посвященные знаменитостям – и все это в течение нескольких часов.

Пока процветали радиошоу, а позднее и кабельное телевидение, Интернет набирал обороты, предоставляя еще одну арену не только для традиционных новостных СМИ, но и для всех, кто считал себя журналистом и хотел поучаствовать в игре. Уже тогда Интернет и переизбыток новостных медиа стали проблемой для экспертов. Но эффект синергии, созданный сочетанием новостей и Интернета – это уже проблема вселенских масштабов для экспертов, пытающихся общаться с дилетантами, которые убеждены в том, что пялиться в телефон, сидя в метро, равноценно тому, чтобы быть в курсе мировых событий.

<< | >>
Источник: Том Николс. Смерть экспертизы Как интернет убивает научные знания. 2019

Еще по теме Американские заложники: День 15 000-й:

  1. Джордж Колризер. Спасите заложника. Как разрешать конфликты и влиять на людей, 2017
  2. Корпоративные американские потребители
  3. Индивидуальные американские потребители
  4. Американские кейрецу?
  5. АМЕРИКАНСКИЕ ДЕПОЗИТНЫЕ РАСПИСКИ
  6. ЗЛО Американский колл-опцион
  7. Заключение. Американский капитализм в XXI веке
  8. «Тюремное рабство»: американский ГУААГ (2)
  9. Долги и паразитизм американской «экономики»
  10. Американский капитализм вXXI веке:«Начать мир заново»