<<
>>

Еще одной остростоящей проблемой является определение разумной грани между контролем за активами и конфиденциальностью владения активами. Что здесь принципиально нового?

Достаточно интересно наблюдать за развитием государственной политики Российской Федерации в отношении мер «запретительного характера».

Иногда это почему-то напоминает фарс. К примеру, настораживает относительно недавнее появление законопроекта «Об особом правовом статусе на территории Российской Федерации оффшорных компаний».

Данный законопроект, в случае его принятия, нанес бы сильнейший удар по оффшорным компаниям и той части легальной экономики России, которая тем или иным образом с ними связана. Поэтому не удивительна позиция, изложенная в правительственном отзыве, которая сводится к тому, что данная законодательная инициатива противоречит нормам действующего валютного законодательства, а также принятым Россией обязательствам, налагаемым на страны – члены МВФ. «Как показывает международная практика, меры запретительного характера в отношении оффшорных компаний не дают желаемого результата, – говорится в отзыве, – экономически развитые страны мира идут не по пути запрещения тех или иных видов финансовой и торговой деятельности, а по пути их регулирования и контроля».

С другой стороны, почему не подойти к вопросу здраво.

В России действительно очень мягкое законодательство в отношении к оффшорным компаниям, если сравнивать с соответствующим законодательством Украины, Беларуси, Эстонии, ряда других европейских стран и стран СНГ. Поэтому какие-то разумные коррективы возможны. Но не следует вместо планомерной и продуманной регулирующей политики бросаться из одной крайности в другую. Взять, к примеру, появление на улицах Москвы плакатов с текстом вроде «Выведем деньги из оффшоров» или «Запретим оффшоры». Так и хочется поинтересоваться у авторов, а в курсе ли они, что такое оффшор и какие функции он может выполнять? Может, вместо этого написать плакат типа «Доработаем налоговое законодательство!»? Пользы было бы гораздо больше.

Очень показательным в последнее время является изменение валютного законодательства.

Дело в том, что и при старом Законе «О валютном регулировании и валютном контроле» можно было официально приобрести акции иностранной компании на сумму в эквиваленте 75 тыс. долларов США ежегодно. Другими словами, можно было официально владеть иностранной компанией, вести через нее бизнес, декларировать полученные дивиденды с уплатой смешной ставки налога-6% физическим лицом акционером-резидентом РФ (ст. 224 НК РФ).

Желание государства при этом вполне понятно. Вероятно, убедившись в бесплодности мер «запретительного характера», а также попыток получить информацию о реальном собственнике, была сделана ставка на то, что если процесс покупки иностранной компании упростить, то желающих задекларировать собственность прибавится. Расчет, конечно, верный. Как показывают статистика и опыт, желающих действительно прибавляется. Сейчас достаточно большой интерес появился к правовому анализу нового валютного законодательства именно в этой части. На данный момент ситуация с приобретением иностранной компании или открытием счета в иностранном банке проста до максимума. В основном из-за того, что не разработан тот или иной предусмотренный Законом порядок. А согласно новому принципу, изложенному в ч. 2 ст. 5 нового Закона, «Если порядок осуществления валютных операций, порядок использования счетов (включая установление требования об использовании специального счета) не установлены органами валютного регулирования в соответствии с настоящим Федеральным законом, валютные операции осуществляются, счета открываются и операции по счетам проводятся без ограничений».

Впрочем, если порядок регулирования и будет введен, ожидается, что принципиально данная часть валютного регулирования не изменится.

Хочется обратить также внимание на то, что без ограничений теперь можно приобрести акции иностранной компании на сумму до 150 тыс. долларов США (ст. 8 Закона: «Валютные операции между физическими лицами – резидентами и нерезидентами с внешними ценными бумагами, включая расчеты и переводы, связанные с приобретением и отчуждением внешних ценных бумаг (прав, удостоверенных внешними ценными бумагами), на сумму до 150 000 долларов США в течение календарного года осуществляются без ограничений»).

<< | >>
Источник: Денис Александрович Шевчук. Оффшоры: инструменты налогового планирования и налоговой оптимизации. 2007

Еще по теме Еще одной остростоящей проблемой является определение разумной грани между контролем за активами и конфиденциальностью владения активами. Что здесь принципиально нового?:

  1. Как сохранить конфиденциальность владения нерезидентной компанией? Как же можно сохранить полную конфиденциальность владения и управления оффшорной компанией?
  2. Правительство должно иметь полномочия по совместному использованию активов и возвращению активов в сотрудничающую страну
  3. Вилы и структура активов, принимаемых в покрытие страховых резервов. Виды активов
  4. Портфель активов коммерческого банка. Классификация активов
  5. Теодор Гринберг. Возврат похищенных активов. Руководство по конфискации активов вне уголовного производства, 2010
  6. Законодательство должно разрешать следственные действия и меры обеспечения сохранности активов без уведомления владельца активов в случаях, когда уведомление может помешать ведению дела о конфискации
  7. Определение активов и правонарушений, на которое распространяется процедура конфискации вне уголовного производства
  8. Хищение государственных активов — проблема, имеющая огромную значимость
  9. Определение цен основных активов
  10. Описание модели определения цен основных активов