<<
>>

Порядок рождения

Проведено свыше 2000 исследований{212}, в которых анализировалось, какое место ребенок занимает в семье в зависимости от порядка его рождения. Согласуясь с тем фактом, что дети конкурируют за родительские инвестиции, создавая собственные ниши, результаты этих исследований показывают: первенцы{213} следуют путем наименьшего сопротивления и обычно приспосабливаются к мыслям и чувствам родителей, стараются оправдать их ожидания, послушно разделяя желания и ценности мам и пап.

Они часто становятся более добросовестными, ответственными, амбициозными и организованными взрослыми по сравнению с детьми, рожденными позже. Первенцев значительно больше среди лидеров, таких как премьер-министры и президенты. Они чаще бывают консервативными, придерживаются традиционных взглядов и поддерживают общепринятую мораль. Например, если они делают перерыв между школой и университетом, то редко тратят этот год на приключения и путешествия, а скорее займутся чем-то полезным, например, будут работать с детьми из малоимущих семей или пойдут на стажировку.
Они делают более успешную карьеру, добившись более высоких результатов в школе{214}, а родители ведут за столом разговоры, ориентируясь скорее на их уровень, чем на уровень младших детей. У первенца в семье с четырьмя детьми в среднем приблизительно на 10 % чаще{215} ежедневно проверяют домашнее задание, чем у младшего. Первенцев больше беспокоит их статус, они более эмоциональны, медленнее успокаиваются, если расстроены. Они более злопамятны и склонны к гневу, для них мучительна потеря внимания в результате рождения младших детей. Им, как правило, не нравится рисковать, в частности заниматься опасными видами спорта, они предпочитают плавание, теннис, гольф и другие неконтактные виды.

Младшие дети обычно меньше идентифицируют себя с родителями.

Для них могут оставаться незанятые ниши, особенно если их пол отличается от пола первенца. Например, нашим первенцем была девочка. Она быстро сообразила, что мне нравится смотреть игры футбольного клуба Chelsea, и я брал ее с собой пару раз на матчи. Сын родился на три года позже. Футбол стал меньше интересовать дочь, у нее появлялось все больше «женских» интересов, и сыну удалось перехватить эту нишу, играя в футбол и болея за Chelsea. Дочь была вполне довольна такой ситуацией, поскольку ее увлекали другие виды деятельности – рисование и чтение, на которые сын не претендовал. Если бы сын родился девочкой, не исключена другая ситуация, и дочь, возможно, по-прежнему демонстрировала бы интерес к Chelsea. Она могла бы остаться в этой нише, параллельно приобретя «женские» интересы или став девчонкой-сорванцом.

Младшие дети больше склонны к получению разностороннего опыта, хотя бывают вынуждены подчиняться старшим братьям или сестрам{216} из-за того, что те лучше развиты физически или умственно. В результате младшие дети могут сочувствовать обездоленным и быть сторонниками уравнительной политики. Чем больше у них старших братьев и сестер, тем менее вероятно, что они будут подчиняться авторитетам и уступать, то есть они станут бунтарями в семье. Такие дети менее уверенны в себе, более бескорыстны и умеют сопереживать. Они менее добросовестны, меньше склонны сердиться и мстить, более общительны и приятны в общении – им приходится учиться быть привлекательными и уживаться с более сильными братьями и сестрами. Они выбирают рискованные и контактные виды спорта чаще, чем первенцы: предпочитают регби, футбол, бокс и парашютный спорт. В течение года между школой и университетом они могут отправиться в джунгли, горы или пустыню, не выходя на связь ни по электронной почте, ни по Skype и заставляя родителей месяцами волноваться.

Порядок рождения тесно взаимосвязан с багажом, привнесенным родителями из собственного детства. Однажды мне написал по электронной почте один человек, с которым мы впоследствии несколько раз разговаривали.

Он был младшим из двух сыновей. Его родители, сами не получившие высшего образования, поощряли старшего сына к усердному учению, и тот стал первым ребенком с дипломом университета за всю историю обеих семей. Младшего сына, с которым я общался, держали поближе к его тревожной, неуверенной в себе матери. Женщина постоянно требовала внимания сына, как поступала с нею ее мать. Когда он был подростком, она сопровождала его на занятия в театральную студию, и в конце концов между сыном и матерью сформировалась сильнейшая зависимость друг от друга. Только после 30 лет ему удалось освободиться от нее и начать сексуальные отношения с женщинами.

Поскольку у него не было высшего образования, он работал по той же профессии, что и его родители, мало получал и имел низкий социальный статус. Он был ничуть не менее умным, чем его брат, на которого родители возложили все свои надежды, и не достиг таких же успехов в карьере только потому, что родился вторым. Его использовали в качестве опоры для неуверенной в себе матери. Если бы можно было поменять их местами при рождении, подозреваю, они с абсолютной точностью заняли бы место друг друга только благодаря порядку рождения.

Основная причина, по которой первенцы отличаются от младших детей{217}, состоит в том, что они пользуются безраздельным вниманием матери как минимум в течение девяти месяцев, а обычно и дольше. Здесь возможны значительные отклонения, но часто это означает больше отзывчивости и любви в раннем возрасте. Это может пойти им на пользу, но также зависит от того, что будет происходить дальше.

Один первенец рассказывал мне в письме о своем детстве. Он три года был объектом обожания родителей. Затем родилась его сестра, и мальчик испытал огромный дефицит внимания к себе. Но это было только начало. И потом каждый год в течении четырех лет рождались еще дети. К моменту, когда ему исполнилось восемь, у него было пятеро братьев и сестер. Вот, что он писал: «У меня был отличный старт, однако все эти братья и сестры превратили меня в любителя командовать с ужасным характером – я устраивал жуткие истерики, потому что мама больше не обращала на меня особого внимания.

Как только смог, я начал зарабатывать деньги и пользовался ими, чтобы манипулировать своими братьями и сестрами. Например, у всех нас были обязанности, например, пылесосить или мыть посуду. Я платил братьям и сестрам, чтобы они выполняли мою работу за меня». Во взрослой жизни он стал крупным чиновником, руководящим тысячами людей, что приписывает своему опыту управления младшими братьями и сестрами.

Еще одна причина, по которой первенцы отличаются от младших детей, в том, что родители обычно более строги к ним{218}. На примере первенца родители надеются показать младшим, что случится, если они будут плохо себя вести. С первым ребенком родители только начинают приобретать опыт и могут тревожиться о необходимости контролировать питание, сон и другие аспекты жизни сына или дочери. Чтобы справиться, они могут проявлять строгость, например кормить, укладывать спать и будить малыша строго по расписанию. Впоследствии они следят за ребенком более пристально. Например, родители двоих детей{219} тратят в среднем на полчаса больше на то, чтобы побыть вдвоем с первенцем. Неудивительно, что оценки первенцев в тестах на интеллект и на экзаменах выше{220}, ведь их умственному развитию уделяют больше внимания.

Если количество детей в семье растет, у родителей остается все меньше времени и энергии. Результатом может стать пренебрежение потребностями ребенка или предоставление ему большей свободы. Родители меньше беспокоятся и меньше стремятся вмешиваться, понимая, что не произойдет ничего страшного, если сын или дочь без присмотра поиграет в песке на пляже или в саду. Кроме того, с младшими детьми они связывают меньше надежд{221}, обычно полагаясь на старших. Хорошим примером тому служит история сэра Винса Кейбла{222}, члена партии либеральных демократов, старшего ребенка в семье. Его история также наглядно демонстрирует, как динамика семьи может формировать политические взгляды.

Кейбл прославился в 2007 г., когда в течение двух месяцев исполнял обязанности руководителя своей партии.

Этот период совпал с крахом банка Northern Rock. Выступая со страстными призывами национализировать банк, Кейбл приобрел много сторонников. Его язвительная фраза, обращенная к Гордону Брауну, занимавшему тогда пост премьер-министра, что тот «был Сталиным, а стал мистером Бином», попала в точку. Впоследствии в качестве министра коалиционного правительства до 2015 г. время от времени Кейбл защищал экономические идеи левого крыла и снова обрушивался на банки, «слишком большие, чтобы развалиться».

Самое удивительное в Кейбле – то, что он никогда вообще не придерживался традиционных левых взглядов (приверженцы которых отстаивают европейский уровень государственных расходов и выступают против влияния нерегулируемого рынка на электорат, а также против большого разрыва между средней зарплатой и зарплатой руководителей высшего звена), о чем он совершенно ясно говорит в автобиографии 2008 г. В своей книге под сбивающим с толку названием «Свободный радикал» (Free Radical) он признает{223}, что занял левую позицию, чтобы подлизаться к избирателям. Из его автобиографии становится ясным, что он является убежденным сторонником нерегулируемого рынка, основ современного консерватизма и нового лейборизма Тони Блэра. Кроме того, он неизменно чувствует себя некомфортно среди и лейбористов, и консерваторов, пытаясь занять умеренную позицию между этими двумя партиями (хотя между ними имеется лишь тончайший зазор). Корни этих политических убеждений явно следует искать в его роли первенца в семье.

Будучи тори, он представляет своего отца; будучи либералом – мать. Возможно, коалиция с консерваторами, сторонниками нерегулируемого рынка, была психологически комфортной позицией, поскольку он поддерживал их экономическую политику.

Кейбл родился в Йорке в 1943 г. и был старшим из двух сыновей (его брат появился на свет только через 10 лет). Его родители, Лен и Эдит Кейбл, мучились ненадежностью своего социального положения – довольно распространенное явление в том поколении. Лен работал в цехе кондитерской фабрики Rowntree в Йорке, но, прилежно учась вечерами, в конце концов получил университетский диплом и стал преподавателем в техническом колледже.

Лен являлся во всех отношениях крайне авторитарной личностью – до такой степени, что студенты колледжа прозвали его Гитлером. Кейбл описывает его как «неонациста», доминирующего агрессора, готового уничтожить любого, кто не сможет противостоять ему. Что касается политических взглядов, Лен был расистом, сторонником колониальной системы и ярым противником социализма.

Свои нереализованные амбиции Лен переложил на первенца. Если говорить с точки зрения детского стокгольмского синдрома, террорист, державший Кейбла в заложниках, был «неонацистом», поэтому мальчику не оставалось ничего, кроме как усердно работать и стараться угодить отцу. Кейбла тщательно воспитывали так, чтобы он стремился к успехам в учебе, и итоге инвестиции окупились: Кейбл окончил Кембриджский университет, получив степень, о которой мечтал его отец. Стремление угодить другим стало важной чертой личности Кейбла. Однако отношения с матерью и его место в отношениях между родителями обусловили более сложный результат, Кейбл не стал просто копией отца.

После рождения младшего сына Эдит страдала тяжелой послеродовой депрессией. Ее на год поместили в психиатрическую клинику, и ребенка пришлось отдать на воспитание в другую семью. После возвращения она стала другой, «ущербной» и «униженной». Лена это раздражало, и он стал крайне агрессивным по отношению к жене. Кейбл не помнит эпизодов физического насилия, однако их помнит его брат.

Несмотря на то что детские годы плохо сохранились в памяти Кейбла, он не забыл один важный случай, повлиявший на его политические взгляды. Однажды в 1959 г., когда ему было 16 лет, его мать разрыдалась и призналась, что в тот день проголосовала за либералов на всеобщих выборах. С того дня они сформировали тайную либеральную ячейку в доме Кейблов.

Хотя некоторым публичным выступлениям Кейбла свойственна страстность, он считает, что что-то в его детстве «прижгло» его эмоции. Очевидно, он все же был свидетелем множества родительских конфликтов – он знает, что мама и папа ссорились, но не помнит подобных сцен между ними. Он считает, что закрылся от этих событий и создал для себя сильную психологическую защиту, не желая знать, что происходит.

Положение старшего ребенка определенно означало, что он был свидетелем расстройства здоровья матери и последующего превращения брака в крайне негармоничный союз. Но учитывая степень тирании отца, Кейбл должен был возненавидеть его задолго до того, как мать впала в депрессию. Он не рассказывает о конкретных проявлениях любви матери до депрессии, вероятно, женщина находилась в этом состоянии задолго до рождения младшего сына.

Поскольку детство Кейбла было по большей части безрадостным, он рассказывает о нем с большой долей цинизма. Он занимался спортом и иногда добивался успехов – но не ради собственного удовольствия, а лишь потому, что спорт помогал стать популярным и вписаться в коллектив. По воскресеньям он ходил в баптистскую церковь, прихожанами которой являлись его родители, не пившие и не курившие. Там он цитировал Библию перед другими прихожанами, чтобы произвести на них впечатление своей религиозностью. Во время воскресного визита к бабушке, который он называет кульминацией «недельного цикла скуки», его не должно было быть слышно, только видно. Его наряжали в лучшую воскресную одежду и ругали за малейший признак плохого поведения.

Запертый в такой жизни, оставаясь, по сути, единственным ребенком, он находил удовольствие в вымышленном мире. Он воображал себя охотником за крупной дичью, стреляя по котам и собакам из пневматического ружья. Затем он превратился в героя Второй мировой войны, выслеживающего шпионов, – однажды у него даже случились неприятности с полицией, когда он стал стрелять по окнам соседей. Это еще один интересный пример того, что у большинства из нас существует много «я». Хороший мальчик Винс имеет другой набор мозговых волн и химических веществ, чем вымышленный герой, – так же как Джордж (из предыдущей главы) был одной личностью в школе и другой – дома, или подобно прилежной студентке Дафни, мозг которой химически отличался от мозга сексуально активной Дафни. Но Кейбл крайне редко совершал проступки. Большую часть своего детства он старался угодить отцу и учителям.

Его «я» было разделено: на первом плане почти всегда находился неэмоциональный Кейбл, стремящийся всем угодить, а внутри был спрятан бунтарь, ненавидящий отца, вместе с выдуманным охотником, убивающим опасных (неонацистских) животных.

Душа Кейбла как политика дробилась на две части:

1. Консерватор = Лен = Гитлер = в заложниках у тирана.

2. Либерал = Эдит = бунт против Консерватора и все, что он означает = Двойной агент, предающий отеческий дом.

Теперь становится понятной его странная политическая позиция. Из страха перед отцом Кейбл оставался верен некоторым принципам консерваторов, самый заметный из которых – нерегулируемая рыночная экономика. Также он поддерживал некоторые начинания либералов, выступая в роли шпиона вместе со своей матерью и из ненависти к отцу. То есть в профессиональной политической карьере он продолжал играть роль, которую играл в семейной политике. Его брат сделал успешную карьеру в бизнесе. Думаю, можно с уверенностью предположить, что если бы братья родились в другом порядке, то Кейбл был бы сейчас бизнесменом, а его брат – известным политиком. Вот насколько важно положение в семье для определения причины индивидуальных различий. Его брату тоже доставалось от родителя, однако отец в значительно меньшей степени связывал свои неосуществленные надежды с младшим сыном.

Теперь вы можете видеть, насколько сильно порядок рождения влияет на роль, которую вы играете в семейной «драме». Но не менее очевидно, что есть и другие факторы, такие как пол.

<< | >>
Источник: Оливер Джеймс. Дело не в генах: Почему (на самом деле) мы похожи на родителей. 2017

Еще по теме Порядок рождения:

  1. Порядок установления, реализации и прекращения страховых правоотношений. Договор страхования и порядок его оформления
  2. Порядок создания и ликвидации коммерческого банка
  3. Рождение изобилия
  4. Срок исполнения сделки и порядок оплаты
  5. Порядок назначения и выплаты страхового обеспечения
  6. ПОРЯДОК предоставления отпуска работникам, усыновившим ребенка
  7. Порядок выдачи разрешений на проведение инвестиционных операций
  8. Отдельные аспекты национального регулирования: порядок урегулирования споров
  9. Условия, порядок и сроки уплаты страховых взносов
  10. Порядок предоставления государственных гарантий
  11. Порядок предоставления и возврата кредитов
  12. Порядок відкриття реєстраційних рахунків
  13. Порядок исчисления и уплата налога
  14. Порядок складання місячної звітності
  15. Порядок налогообложения, действующим в отношении муниципальных ценных бумаг
  16. а. Порядок расчета
  17. Порядок обеспечения членов семей трудящихся.
  18. Порядок возникновения и прекращения страховых правоотношении
  19. Порядок расходования средств социального страхования