<<
>>

Посмотри, прежде чем говорить

Однажды известный статистик поставил меня перед следующей проблемой. Предположим, вы опускаете руку в чашу, содержащую только черные и белые шары, и вытаскиваете оттуда т черных шаров и п белых шаров.
Если вновь вы запустите руку в чашу и вытащите еще один шар, какова вероятность того, что он окажется белым?

Я сказал ему, что отвечу на вопрос только после того, как он объяснит, откуда ему известно, что в чаше находятся только белые и черные шары. «Это, — ответил статистик, — разрушит проблему» (не понимая, что уже разрушил ее). Нет, мой знакомый попытался ее реформулировать.

«Тогда, —сказал он, — допустим, что все шары снаружи бе-лые и находятся в прозрачном сосуде, внутрь которого я могу заглянуть. У некоторых шаров черные сердечники; у других сердечники белые. Теперь, — продолжал статистик, — если вы вытянули из чаши т шаров белых внутри и п черных внутри шаров, какова вероятность того, что, запустив руку в чашу и достав оттуда еще один шар, он будет иметь белый сердечник?»

«Откуда вам известно, — спросил я, — что у шаров только белые и черные сердечники?»

С весьма недовольным выражением лица собеседник от-вернулся и оставил попытки проэкзаменовать меня.

Мораль: упражнение — это проблема, в которой человеку, которого попросили решить ее, отказывают хотя бы в части необходимой для ее формулировки информации.

В очень популярном методе обучения на примерах (кейсах) используются упражнения, а не проблемы.

Очевидно, что зна-чительная часть необходимой для их формулирования инфор-мации отсекается. Конечно, в них остается все то, что автор счи-тает относящейся к делу (релевантной) информацией. Но отделение релевантной информации от не имеющей значения — решающая часть формулирования и решения проблемы, и то, что один человек воспринимает как относящиеся к делу данные, для другого таковым не является.
И тем не менее некоторые утверждают: то, что учащийся узнает при анализе примера из практики, весьма пригодится ему, когда он столкнется с реальными проблемами. Эквивалентным является утверждение о том, что научиться боксировать одной рукой, когда другая заложена за спину, — прекрасный способ овладеть мастерством боя двумя руками.

Вопрос — это упражнение, из которого выбросили причину, объясняющую, почему нам необходимо на него ответить, немо-тивированное упражнение, проблема вне контекста. А ведь при-чины, побуждающие нас ответить на вопрос, определяют, каким будет правильный ответ. Например, даже вопрос о том, сколько будет два плюс два, не имеет смысла вне контекста. Что если имеются в виду градусы по Фаренгейту, а не стулья?

Научиться отвечать на вопросы или решать упражнения со-всем не то, что научиться решать проблемы; умение решать за-данные проблемы имеет лишь отдаленное отношение к иден-тификации реальных проблем, их формулированию. Например, недавно в США были опубликованы привлекшие всеобщее внимание результаты исследования, авторы которого пришли к выводу о том, что страна испытывает растущий дефицит кад•ров университетских профессоров. Начали раздаваться насто-ятельные требования решить возникшую проблему. Однако профессора, которые проводят в аудитории не более чем от трех до девяти часов в неделю и часто ведут давно подготовленные ими курсы, вряд ли испытывают сильные перегрузки (даже если одновременно они занимаются исследовательской деятельностью). Формулировка проблемы как «дефицит кадров профессоров» не только предполагает, что нагрузка препо-давателей не может быть увеличена, но и, между прочим, что:

1. ЧИСЛО требуемых для обучения студентов курсов является оптимальным и их уменьшение нанесет невосполнимый ущерб обществу.

2. Число часов общения между студентами и профессорами как раз такое, какое необходимо для процесса обучения, и их сокращение будет иметь исключительно негативные последствия.

3. Число недель в учебном семестре такое, как нужно, и их увеличение принесло бы вред.

4.

Число семестров в учебном году такое, как это необходимо, и их увеличение нанесет ущерб качеству обучения.

Ни одно из этих предположений даже на первый взгляд не кажется мне справедливым. Очевидно, что легче и быстрее преодолеть дефицит высокопрофессиональных преподавателей, манипулируя влияющими на перечисленные мной предположения переменными, чем попытаться добиться увеличения числа профессоров. Последнее скорее увековечит современную неэффективную практику.

Ошибка в решении правильно поставленной задачи обычно лучше, чем верное решение неправильно поставленной задачи, так как посредством обратной связи мы имеем возможность исправить неверное решение, но не неправильно поставленную задачу. Правильные решения неверно поставленных задач лишь «увековечивают» проблемы.

Проблемы и дисциплины. За исключением начального, школьное обучение (равно как и курсы, и учебные планы) построено в соответствии с принятым разделением научных дисциплин. Но последние — всего лишь удобный способ наклеить ярлыки и разложить знания по полочкам. Наш мир устроен иначе, чем действующие в нем школы. Не существует физических, химических, биологических, психологических, социологических или любых других строго соответствующих научным дисциплинам проблем. Определения дисциплины перед словом «проблема» не раскрывают нам абсолютно ничего относительно этой задачи; они открывают нам всего лишь точку зрения рассматривающих проблему лиц.

<< | >>
Источник: Расселл Л. Акофф. Теория и практика менеджмента. 2002

Еще по теме Посмотри, прежде чем говорить:

  1. Говорить правду
  2. В чем суть спекуляции
  3. Лучше, чем кажется
  4. То, о чем стоит узнать прямо сейчас
  5. О чем сообщают вещи
  6. На чем зиждется современное социальное рабство?
  7. В чем смысл этого труда
  8. Больше, чем ожидал
  9. О чем думали профессионалы?
  10. Есть много, чего надо бояться больше, чем страха
  11. Чем обеспечены современные деньги
  12. Чем инвестиции полезны Вам
  13. Чем объясняется интерес российского бизнеса к оффшорам на Кипре?
  14. Число POS-терминалов увеличилось более чем на 50 %
  15. Чем еще можно руководствоваться, выбирая оффшорную компанию?
  16. Лора Вандеркам. Книга о потерянном времени. У вас больше возможностей, чем вы думаете, 2015
  17. У нас есть чего бояться больше, чем самого страха.
  18. Имейте смелость быть свиньей Если вы в чем-то правы, идите до конца
  19. Чем выше уровень перераспределения, тем больше власти у государства
  20. На тенденцию полагаются больше, чем на способность рынка приспосабливаться к ней