<<
>>

Организационно-экономические проблемы развития крупных интегрированных структур

Корпоративная экономика — явление принципиально новое для постсоциалистической России. Под корпоративной экономикой мы рассматриваем такую экономическую систему, в которой доминируют корпоративные формы организации производства.
В стране активно идет процесс корпоративизации,

то есть развитие и распространение корпоративных форм организации производства. При этом мы отдаем себе отчет, что корпорациями не исчерпывается организационное "оформление” современной экономики, что процесс корпоративизации имеет свои пределы распространения в организационно-экономическом пространстве.

Формирование особого слоя структур российской экономики в виде корпораций составляет самостоятельное направление экономических реформ, реструктуризации народного хозяйства, отраслей и предприятий, организационно-управленческих трансформаций. Сегодня и в перспективе одной из приоритетных задач государственных институтов должна стать поддержка предпринимательства, взаимодействие с корпорациями и их альянсами По большому счету требуется формирование и проведение последовательной государственной политики создания и поддержки крупных и крупнейших образований по типу транснациональных корпораций.

Появление хозяйственных обществ, организованных на акционерной основе стало возможным в результате форсированной приватизации предприятий и параллельным развитием рынка ценных бумаг.

С выходом в свет нового Гражданского кодекса и Закона об акционерных обществах положено начало формированию корпоративного права.

Особенность постсоциалистической экономики России в том, что ее корпоративные структуры большей частью образованы на базе бывших отраслевых министерств и их подразделений. Многие предприятия остаются элементами подобных структур, что позволяет им получать помощь в снабжении и сбыте, во внешнеэкономической деятельности, в финансировании.

Взамен от них требуется соблюдение определенных ’’корпоративных” правил, часто противоречащих рыночным законам.

Вторая проблема развития корпоративных структур в России

- чрезвычайно неоднородный состав акционеров предприятий и как следствие — противоречивый характер их интересов. Данное обстоятельство негативно отражается на эффективности деятельности предприятий.

Третья из важнейших проблем, стоящих перед новыми хозяйствующими субъектами — акционерными предприятиями,

заключается в том, что крупнейший собственник акций приватизированных предприятий — государство, далеко не всегда в полной мере использует свои предусмотренные законом права крупного акционера в интересах принадлежащих ему предприятий.

Первоначально крупные формы производства развивались в форме государственных концернов и различных видов холдингов. В России холдинговые компании начали создаваться еще в 1991-92 гг., до начала массовой приватизации и акционирования предприятий. Отчасти поэтому в самом процессе их создания были заложены определенные противоречия, в дальнейшем повлиявшие на эффективность их деятельности. Так, изначально в холдинговые компании стали преобразовываться в основном министерства и ведомства, поскольку большинство предприятий не были акционированы, а существовавшим в начале 90-х государственным акционерным предприятиям запрещалось выпускать акции в открытую продажу. Данные структуры оказались неспособными повысить эффективность функционирования отраслей и противодействовать спаду производства.

В середине 90-х годов получили развитие такие формы как финансово-промышленные группы (ФПГ). Развитие финансово-промышленных групп во многом стимулировалось практикой залоговых аукционов и последующим этапом денежной приватизации. Интерес к участию в аукционах по продаже государственных пакетов акций крупных и крупнейших российских предприятий со стороны ведущих финансовых структур ускорил формирование новых, устойчивых и достаточно мощных форм интеграции промышленного и финансового капитала.

Рост числа ФПГ и укрепление их позиций в экономике отражает формирование адекватных форм концентрации и централизации производства; в нем синтезируются стимулирующие импульсы сверху (со стороны государства) и инициативные процессы снизу (капитал, менеджмент, заинтересованные трудовые коллективы) к поиску приемлемых и эффективных форм интеграции финансового и промышленного капитала.

Это также связано с необходимостью стабилизации

многоотраслевой кооперации, выгодами горизонтальной диверсификации капитала. ФПГ способствует

перераспределению управленческих функций, так как часть функций государственных комитетов и ведомств выполняют сами ФПГ. Их создание оказывает положительное влияние на процесс ценообразования, так как все предприятия, входящие в ФПГ, заинтересованы в конечном результате деятельности всей ФПГ. Пропадает интерес отдельного предприятия к увеличению прибыли за счет часто малооправданного роста цен. Кроме того, ФПГ противодействуют проникновению крупных зарубежных монополий в экономику России путем создания импортозамещающей продукции.

Вместе с тем, само по себе перераспределение и укрупнение собственности не решает проблему ни эффективного собственника, ни эффективного управления. Как показал опыт, финансовые и коммерческие структуры в качестве новых хозяев промышленной собственности зачастую интересуются лишь валютной выручкой от приобретенной собственности, контролем над ресурсами, залоговой ценностью предприятий. При этом зачастую менеджмент финансовых институтов оказался в деле ничуть не эффективнее пресловутых "красных директоров”. Переход самых привлекательных госпредприятий в

собственность банков не привел к перелому в развитии реального сектора, выходу управления на качественно новый уровень. Финансовые элиты оказались не более состоятельными перед лицом кризиса, чем старые и новые промышленные элиты.

За вопросами формирования новых крупных и крупнейших форм производства, интеграции производства и капитала стоят проблемы концентрации производства. Либерализация, приватизация и демонополизация: на первых этапах реформ проходили под знаком повальной деконцентрации производства, расчленения единых имущественных и технологических комплексов, разрыва хозяйственных связей. Начиная с 1995 года

- пошел обратный процесс. Залоговые аукционы, а также денежные аукционы на последующих этапах приватизации шли параллельно с пересмотром отношения к крупным формам.

На поверхности это во многом объяснялось фискальными интересами государства, приватизационным азартом большого

бизнеса в ходе очередного раунда передела собственности.

Но у этих процессов была и глубинная воспроизводственная основа. Анализ показывает, что после деконцентрационного шока первых лет концентрация в промышленности вновь обнаруживает тенденции к росту. Российская экономика сохраняет себя как экономика высококонцентрированных производств и может быть эффективной только в таком качестве.

Развитие отечественных корпораций, их альянсов, многообразных форм интеграции промышленного и финансового капитала — это эволюционный процесс, который во многом инициировался снизу. Он испытывал на себе все противоречия реформационного процесса, адаптировался к нему и породил соответствующие формы и механизмы. Очевидно, что в России есть свои устойчивые положительные, продуктивные хозяйственные традиции, отражающие соразмерность российских организационно-управленческих структур масштабам

национального экономического пространства, рынка, размерам государства. Современные корпорации несут в себе черты как до-, так и послереформенных экономических институтов. И это отнюдь не свидетельство экономической отсталости, поскольку новые институты впитывают как позитивный опыт и традиции, так и рыночные инновации.

Налицо тенденции к воссозданию полицентрической системы монопольных центров экономической власти и силы, напоминающих в некотором роде те, что сложились в дореформенной экономике на фоне ослабления позиций тогдашнего главного монополиста в экономике — государства. Вспомним крупнейшие производственные и промышленные объединения, промышленные министерства, государственные институты, ответственные за распределение и перераспределение ресурсов и возникшее в то время понятие (кажется авторства небезызвестного Я.Корнаи), отражавшее суть взаимоотношений — "экономика торга” или "экономика согласований”. В рыночной системе этот полицентризм трансформируется в нормальную олигополию, характерную для рынков с преобладанием крупных производителей. Необходима объективная оценка таких олигопольных структур с учетом объективных возможностей и потребностей российской экономики в ее современном

состоянии.

На процессы формирования описываемой системы наслаиваются следующие отношения:

а) государства и экономики (сохранение внеэкономического

принуждения, нового бюрократизма и коррупции,

противостоящих экономическим свободам и объективным

требованиям рынка и конкурентоспособности);

б) экономики и политики (политизация и идеологизация

принятия экономических решений, борьба за контроль над крупнейшими корпорациями между различными политическими и бюрократическими группировками);

в) власти, собственности и управления (зависимость

собственности от власти, отсутствие должного разделения между собственностью и управлением).

Перечисленные отношения находятся в русле тех негативных традиций, которые тормозят становление эффективного корпоративного сектора.

Новой тенденцией стала консолидация крупных организационно-экономических структур в качестве мощных институтов, активно вторгающихся в сферы политики, информации, социума в целом.

В формировании крупных и крупнейших структур усиливается неравномерность, складывается определенный дисбаланс в экономической системе, связанный с усилением монопольных позиций целых секторов хозяйства, отдельных отраслей. Образование структур на основе взаимосвязей привилегированных экспортоориентированных компаний и крупнейших банков, транснациональных стратегических альянсов с мощными зарубежными транснациональными корпорациями — создает принципиально новую ситуацию с точки зрения конкурентных основ российской экономики, позиций ее отдельных отраслевых комплексов и предприятий.

В данных условиях возможны два сценария реакции на эти процессы и дальнейшего их развития:

а) жесткие антимонопольные ограничения, расчленение ранее единых имущественных и производственно-технологических комплексов, что, по большому счету, уже имело место на старте рыночных реформ;

б) формирование аналогичных конкурентоспособных образований в других отраслях и секторах экономики.

Второй сценарий представляется более желательным. Важно подчеркнуть, что конкурентная среда — это не только питательная среда малого и среднего бизнеса. Субъекты крупного бизнеса в своем поле тоже создают мощное конкурентное напряжение, они также должны действовать и действуют в условиях жесткой конкуренции.

В частности, в отношении естественных монополий должен приниматься во внимание весь набор геополитических, воспроизводственных, организационно-управленческих и прочих факторов. Попытки подходить к решению проблем естественных монополий узкоэкономически чреваты серьезными экономическими и геостратегическими потерями. В нашей все еще во многом псевдорыночной экономике, расчленение таких гигантов как МПС, ОАО "Газпром". РАО "ЕЭС России" несет в себе опасность вместо оживления конкуренции — сдачу глобальных конкурентных позиций перед лицом ведущих ТНК; образование многослойных посреднических структур; разрастание криминализации бизнеса (как это было в угольной отрасли после разукрупнения организационно-управленческих форм и выделения множества самостоятельных шахт в качестве юридических лиц).

Говоря о конкретных формах развития российских корпораций следует особо выделить финансово-промышленные группы.

Это объединения, представляющие собой совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества, полностью или частично объединивших свои материальные активы на основе договора о создании финансовопромышленной группы.

На практике финансово-промышленная группа — это обычное акционерное общество, имеющее учредителей (участников ФПГ). Основой создания ФПГ, как правило, становится некий инвестиционный проект, при определенных затратах способный приносить значительную и стабильную прибыль. Данная составляющая является своего рода экономической "приманкой" для потенциального инвестора. Другая составляющая — банк, обеспечивающий финансовые "перетоки" и участвующий в

инвестировании и операциях от лица ФПГ на фондовом рынке.

Кроме этих двух основных составляющих, в ФПГ имеются производственная и финансовая инфраструктуры, обслуживающие деятельность первых двух. Все они объединены тем, что имеют выгоду от совместной деятельности, собственность никак не затрагивается, взаимодействие происходит только на уровне хозяйственных связей.

Учитывая сегодняшнее состояние экономики и законодательства, банки уделяют основное внимание не экспансии финансово-промышленных групп, а поиску наиболее эффективных форм организации, развития, кооперации в существующих ФПГ. Не привлекая к себе особого внимания, кредитные институты активно внедряют в России все известные в мире схемы интеграции банковского, промышленного, торгового, страхового, научно-технического и иного капитала. Уже действуют национальные и международные ФПГ, с полным и ассоциированным, постоянным и временным участием, вертикальные производственные и горизонтальные многопрофильные ФПГ.

Большая часть ФПГ формируется банками по инициативе снизу на договорной основе. Меньше — через рыночную консолидацию активов (перекрестное участие, скупка ценных бумаг на биржевом и внебиржевом рынках, инвестиционные конкурсы, аукционы, тендеры и т.д.). И совсем немного — по решению властей (федеральных, республиканских, областных, муниципальных), а также по межправительственным соглашениям.

В 1995-96 гг. предприняты принципиально важные шаги по улучшению правовой базы для ФПГ. Приняты Федеральный Закон о ФПГ специальная правительственная программа их поддержки, Указ Президента по стимулированию интеграции индустрии и банков. Согласно Закону, ’’финансовопромышленная группа — совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании финансово-промышленной группы в целях технологической или экономической интеграции для реализации

инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест”. Таким образом, понятие ’’финансово-промышленная группа” в экономическом смысле — это группа предприятий, объединивших свои капиталы.

Юридически же — это одно предприятие (юридическое лицо), которое либо владеет акциями других участников или получило их в доверительное управление, либо специально учреждено участниками и получает при регистрации статус ФПГ, и именно оно заносится в реестр финансово-промышленных групп. ФПГ представляет центральная компания, выступающая от его лица и регистрируемая как ФПГ. Этой центральной компании (ею могут быть и хозяйственное общество, ассоциация, союз) Законом предлагается стать инвестиционным институтом. Однако в условиях действующего законодательства предлагаемая форма компании крайне невыгодна, так как ’’инвестиционный институт осуществляет свою деятельность с ценными бумагами как исключительную”. Это ограничение изначально сужает

возможную роль такой центральной компании в ФПГ, выступающей от ее имени в вопросах, связанных с ее деятельностью. Функционально целесообразней в центральной компании видеть банк или производственное предприятие.

Мотивы участия предприятий в ФПГ, как правило, различаются, но есть и один общий — государственная поддержка. Государство, согласно Закону о ФПГ, предполагает, во-первых, передавать принадлежащие государству пакеты акций предприятий, вошедших в ФПГ, в ее доверительное управление. Во-вторых, произвести зачет задолженности госпредприятий в объеме инвестиций при приобретении его группой. Правда, эти два стимулы достаточно слабы, однако, третий, заключающийся в предоставление государственных гарантий на привлекаемые инвестиционные ресурсы, отвечает интересам любой ФПГ. Иностранный инвестор может быть спокоен, так как его вложения гарантированы. Правительством России, да и сама ФПГ в поисках денег под свои проекты (или проекты отдельных ее участников) вправе рассчитывать на государственные гарантии, тем более что государство обещает ФПГ также и

государственное кредитование. Это особенно важно, потому что кредитно-финансовые структуры осторожно относятся к вложениям в реальное производство. Чтобы заинтересовать их, законом предусмотрено право Центрального банка на снижение банкам-участникам ФПГ нормы обязательного резервирования. Это дополнительный стимул вложения банковского капитала в производство. Для предотвращения возможных злоупотреблений со стороны коммерческих банков через создание ’’финансовых” ФПГ, законодательно устанавливается обязательность участия в группе производственных предприятий. Мера эта вынужденная, поскольку имеет место тенденция отхода финансовопромышленных групп от производства в сторону коммерческой (посреднической) и финансовой деятельности.

Законом о ФПГ сняты многие ограничения, существовавшие ранее. Так сняты все ограничения по структуре капитала, доле госсобственности, практике перекрёстного владения акциями, численности участников и работающих в ФПГ. Обеспечивается доступ для предприятий с различной формой собственности, и признаются возможности создания ФПГ с изначально частным капиталом.

Кризис 1998 года, сильно ударивший по банковской системе и так называемым системообразующим банкам внес существенные коррективы в развитие ФПГ. Поскольку лидеры в этой области сформировались в рамках крупнейших холдингов, возглавлявшихся ведущими банковскими группами, произошла определенная смена характера и интенсивности процесса развития ФПГ. Ослабились позиции финансово-банковских элит в промышленной собственности, подверглись изменению состав собственников и структуры управления и контроля. Следует иметь в виду, что дефолт серьезно подорвал и без того слабый рынок корпоративных ценных бумаг, без чего невозможно представить себе развитие крупных корпораций, рассчитывать на серьезных инвесторов и инвестиции.

Вместе с тем можно утверждать, что в российской экономике наблюдается объективная тенденция к организационной интеграции. Особенно ярко данная тенденция просматривается применительно к предприятиям, функционирующим в условиях спада производственных и финансовых показателей. Их

руководители отмечают значимость таких направлений организационного развития, как привлечение новых перспективных акционеров, учреждение способствующих росту эффективности базового предприятия дополнительных

организаций, вхождение в интеграционные структуры ’’мягкого” типа. При этом выход на стратегии экономического роста тесно связан с организационными преобразованиями, поиском и подбором стратегических инвесторов; диверсификацией

основной деятельности и учреждением новых предприятий; усилением механизмов акционерного контроля за деятельностью технологически сопряженных производственных единиц.

Что касается самых привлекательных организационных форм интеграции, то ими сегодня оказываются, во-первых, собственно финансово-промышленные группы (несмотря на очевидную ’’завышенность” ожиданий инициаторов их создания в

отношении поддержки исполнительной власти и активности участия банков в деятельности групп). Во-вторых, — ”мягкие” объединения ассоциативного типа, позволяющие руководству предприятий сохранить свою экономическую независимость, но при этом лучше скоординировать производственно-финансовую и сбытовую политику. Вхождение в подобного рода объединения подчас рассматривается как удобный способ апробации возможностей эффективной совместной деятельности.

Характеристики отдельных показателей деятельности ФПГ рассмотрены на примере деятельности группы из 15-ти ФПГ Урала, Сибири и Поволжья1. Все они были разбиты в свою очередь на две группы: в группу ”А” (8 ФПГ) вошли корпорации с наиболее яркой динамикой экономического роста, обеспечившие существенный прирост объемов производства и реализации продукции; в группу ”Б” (7 ФПГ) вошли корпорации, у которых отмечалось снижение уровня основных показателей или их стабилизация.

По результатам анализа таких показателей как: увеличение объема реализации продукции, поставок на экспорт, размеры уставного капитала участников и центральной компании, объем

1 Российские корпорации и их роль в повышении конкурентоспособности национальной экономики. М., 1998. С. 25-27.

инвестиционных программ, численность работающих, общее количество участников в ФПГ, в том числе количество промышленных предприятий и банков можно сделать два главных вывода. Во-первых, относительно высоких темпов экономического развития смогли добиться те ФПГ, которые имели устойчивые экспортные позиции, надежные связи с поставщиками сырья и имели достаточно крупные размеры. Четко просматривается успех в деятельности ФПГ металлургического профиля, а также в области автомобилестроения, у которых общие размеры и величина консолидируемого капитала во много раз превышают соответствующие показатели по совокупности корпораций группы "Б". Во-вторых, наибольшие трудности в начальный период деятельности испытывали ФПГ машиностроительного профиля, а также многопрофильные объединения и объединения с относительной экономической разобщенностью — негативным фактором здесь послужили случаи выхода из групп ключевых участников и банкротства банков. Этим группам чаще всего не удавалось стать в инвестиционном отношении привлекательными для сторонних инвесторов.

Позитивное влияние на результативность корпораций оказал такой факт, как сравнительно высокая доля вклада банков в уставный капитал центральных компаний. Существенным моментом является то, что размер активов и собственных средств коммерческих банков в успешно работающих ФПГ в 6-7 раз больше, чем в группах с относительно худшими показателями. Важным фактором, позволяющим взять хороший ’’старт”, является проработанность инвестиционной программы. Это выражается в соответствующих объемных показателях. Так, средний объем инвестиционной программы в ФПГ группы ”А” в 2,3 раза выше, чем по остальным ФПГ. При этом привлекательность проектов ФПГ первой группы (судя по объему привлеченных внешних инвестиций) была вдвое выше.

Отличительная особенность большинства функционирующих финансово-промышленных групп заключается в том, что инициаторы их создания изначально не ориентируются на финансовые ресурсы своих участников. Отечественные кредитно-финансовые учреждения в группах выступают обычно

посредниками, накопителями и распорядителями чужих денег. Источники финансирования же — внешние и, как правило, сводятся к иностранному инвестору или к использованию государственных льгот для ФПГ. В условиях инвестиционного голода в России ФПГ создаются преимущественно в отраслях и под проекты, имеющие либо экспортную привлекательность, либо в высокомонополизированных (потенциально рентабельных) секторах экономики. Деньги из-за рубежа для других сфер экономики сегодня получить практически невозможно.

Можно ли говорить о возможном переломе в развитии ФПГ? Выборочные обследования их деловой активности в 1997 году, проведенные Центром экономической конъюнктуры при Правительстве РФ, показали, что намеченные при создании ФПГ цели достигаются далеко не всегда. Невысокой оказалась и инвестиционная активность участников, о чем свидетельствует низкий уровень реализации отдельных инвестиционных проектов (см. данные таблиц 6 — 7)1.

Крайне незначителен интерес участников ФПГ к интеллектуальным инвестициям, представляющим собой вложения в подготовку кадров, передачу опыта, лицензии, ноухау, совместные научные разработки. Недостаточное внимание к этому виду инвестиций может в дальнейшем ограничить темпы развития входящих в ФПГ предприятий и организаций.

Основными причинами низкой эффективности деятельности ФПГ являются как общие для экономики страны, так и специфические для этих структур. Требуют дальнейшего развития и правовые основы, регулирующие деятельность ФПГ. В частности, неясен статус центральных компаний как координирующих органов по реализации проектов и программ в рамках таких групп.

1 Источник: Центр экономической конъюнктуры Правительства РФ. 72

Совершенствование нормативно-правовой базы в области инвестиций наряду с конкретными мерами по стимулированию деловой активности предприятий, повышению эффективности использования ими ресурсов является важным направлением экономической реформы. Прежде всего, это должно усилить гарантию возврата кредитов, снизить возможность двойного налогообложения, сделать инвестиции в российскую экономику более привлекательным.

По состоянию на 1 января 1999 года официальный статус получили 79 ФПГ. В их состав вошли на добровольной основе более 1200 промышленных предприятий и организаций, свыше 170 финансово-кредитных институтов1. По оценке

Минэкономразвития РФ общая численность занятых в них приближается к 5 млн. человек. Число работающих в каждой из ФПГ колеблется от 5 до 300 тыс. человек. Количество предприятий, банков. Коммерческих и иных фирм — от 8 до 60. Годовой оборот продукции составил более 100 млрд. рублей или более 10% ВВП. При этом доля госсобственности нигде не

превышает 10%.

В целом совокупность ФПГ отличается широкой

диверсифицированностью. Охват ФПГ более 100 направлений деятельности в самых разнообразных отраслях несомненно содействует стабилизации и оживлению российской экономики. Из 200 крупнейших российских компаний участниками официально зарегистрированных ФПГ стали 130. Из 100 крупнейших банков России 48 вошли в состав ФПГ или сами создали такие группы.

Сохранению и восстановлению производственных и кооперационных связей между Россией и ближним зарубежьем способствуют создаваемые транснациональные финансово-промышленные группы (ТФПГ). Следует отметить, что еще в 1996 году на учредительной конференции Ассоциации

финансово-промышленных групп (ФПГ) отмечалось, что идея транснациональных финансовопромышленных групп

1 Ленский Е.В., Цветков В.А. Финансово-промышленные группы Российской Федерации: полученный опыт и прогностические

тенденции дальнейшего развития. М., 1999. С. 66.

воспринимается промышленниками и руководителями стран Содружества, как важнейший из возможных путей восстановления единого экономического пространства, рационального использования всего созданного совместными усилиями потенциала1.

Приоритетное значение развития транснациональных структур в рамках СНГ связано, во-первых, с исторически сложившейся специализацией и высоким уровнем кооперации промышленного производства государств Содружества. Во-вторых, с объективной экономической потребностью в формировании общих товарных рынков по широкой номенклатуре изделий промышленности на основе интеграции промышленного и финансовых капиталов.

В Федеральном законе "О финансово-промышленных группах”, содержатся такие понятия как "транснациональная финансово-промышленная группа" и пмежгосударственная

финансово-промышленная группа" (ТФПГ, МФПГ). В

соответствии со статьей 4 данного закона к первым относятся ФПГ, среди участников которых имеются юридические лица, находящиеся под юрисдикцией государств — участников СНГ, имеющие обособленные подразделения на территории указанных государств либо осуществляющие на их территории капитальные вложения. В случае создания "транснациональной финансовопромышленной группы” (ТФПГ) на основании межправительственного соглашения ей присваивается статус "межгосударственной (международной) финансово

промышленной группы” (МФПГ). Появление российского закона

о ФПГ побудило правительства других республик СНГ к принятию аналогичных юридических актов. Однако многие из них содержали существенные различия в подходах государств СНГ к трактовке проблемы финансово-промышленных групп (ФПГ), не говоря уже о терминологических несовпадениях. Между тем важным условием успешного развития единого постсоветского экономического пространства является принятие не просто близких, а по сути идентичных в содержательном плане правовых актов, которые должны четко и однозначно

1 См.: Финансово-промышленные группы в России: состояние,

перспективы, нормативно-методическое обеспечение. М., 1996.

трактоваться на межгосударственном уровне.

Серьезным препятствием развития ТФПГ является и отсутствие совместных проектов приватизации в странах СНГ взаимосвязанных производств, перекрестного акционирования совместных предприятий, глубокие различия в экономических условиях и темпах рыночных реформ, отсутствие порядка ведения консолидированного учета, отчетности и бухгалтерского баланса транснациональных финансово-промышленных групп.

В целом, на конец 2000 г. официально зарегистрировано, либо создано на основе межправительственных соглашений 12 российских транснациональных и межгосударственных ФПГ, в том числе 5 российско-белорусских финансово-промышленных групп. Последние объединяют порядка 300 хозяйствующих субъектов различных форм собственности, действующих в таких сферах, как автомобилестроение, общее машиностроение, электронное машиностроение, металлургия и агропромышленный комплекс. Среди них следует отметить деятельность "БелРусАвто", направленную на реализацию российскобелорусской программы развития дизельного

автомобилестроения.

Что касается перспектив развития финансово-промышленных групп в России, то прежде всего они зависят от интенсивности и эффективности их взаимодействия с государством. К сожалению, за время существования официально зарегистрированных ФПГ не удалось наладить взаимодействие, поддержку и взаимопонимание в верхних эшелонах российских властных структур.

Несмотря на огромные трудности, с которыми сталкиваются российские ФПГ в настоящее время, некоторым удается добиться успехов. Как правило, успеха добиваются те ФПГ, которые не рассчитывают на поддержку государства и применяют свои, не менее эффективные, чем создание официальных ФПГ, схемы интеграции.

Так, в сложившейся экономической ситуации в России перспективным стало возникновение альянсов, объединяющих свободные финансовые ресурсы преуспевающих отраслей (ТЭК, металлургия) с передовыми технологиями оборонных предприятий. Примеры таких союзов уже есть. Так, объединение

ресурсов PKK "Энергия” и '’Газпрома” дало возможность наладить выпуск спутников для разведки нефти и газовых месторождений, на которые есть устойчивый спрос.

Мелкие и средние предприятия находят собственные пути локальной консолидации. Так для эффективного решения производственных задач удобнее использовать институт простого товарищества (квази-ФПГ), не прибегая к громоздкой и длительной процедуре получения статуса ФПГ. Если участие более, чем в одной ФПГ запрещается законом, то участие в простых товариществах не ограничено. Банк — участник "квазиФПГ” может одновременно выступать в качестве кредитора и дебитора как внутри собственного товарищества, так и работать со сторонними предприятиями.

Таким образом, после периода дробления производства определенное возрождение интереса к промышленно-финансовой консолидации дает надежду на то, что российские предприятия, несмотря на огромные трудности, смогут восстановить утраченные производственно-технологические связи и добиться успехов.

Особенность холдингов как организационных форм состоит в том, что в них в максимальной степени используют управленческо-контрольные возможности акционерного капитала. Сутью холдинга, получившего широкое распространение в рыночной экономике, является система участия в капитале крупного бизнеса, подчинение головному предприятию множества формально независимых компаний, имеющих капитал в сумме значительно превосходящий "материнский”. За простотой холдинговой формы скрывается тщательно спроектированные организационно-экономические механизмы взаимодействия юридических лиц, высокая корпоративная культура, обеспечение баланса интересов.

Для установления своего контроля над дочерними компаниями материнские фирмы используют деление акций на голосующие и "безголосые”, т.е. простые с правом голоса и привилегированные без этого права. С помощью подобной дифференциации акций холдинги получают возможность контролировать капитал, в десятки раз превосходящий собственный. Механизм дифференциации акций таков: на бирже

("для широкой публики”) холдинг-компания продает в основном акции, лишенные права голоса, акции же с правом голоса (доля которых невелика) продаются ’’адресно” — лицам, заинтересованным в этой компании. Капитал, мобилизованный путем продажи не голосующих акций, холдинг-компания вкладывает в акции тех фирм, над которыми она намерена получить контроль, причем покупает она, естественно, уже акции, дающие право голоса (что и позволяет холдингу с помощью сравнительно небольшого собственного капитала контролировать гораздо большие капиталы зависимых фирм)1.

Холдинговые структуры имеют как свои достоинства, так и недостатки. К первым можно отнести централизацию финансовоэкономического управления взаимосвязанных по технологической цепочке предприятий; снижение рисков при инвестировании и осуществлении взаимных поставок; снижение трансакционных издержек; налоговое маневрирование и ускорение внедрения новшеств. В то же время холдинговые структуры повышенными возможностями усиливать монопольные тенденции в экономике; манипулировать капиталами дочерних фирм в ущерб интересам ’’аутсайдеров”; искажать финансовую отчетность и уходить от налогов; наконец злоупотреблять контрольно-бюрократическими функциями.

В нашей стране в отсутствии специального закона о холдингах и в соответствии с Временным положением ’’холдинговой компанией признается предприятие, независимо от его организационно-правовой формы, в состав которого входят контрольные пакеты акций других предприятий, а финансовой холдинговой компанией признается холдинговая компания, более 50 процентов капитала которой составляют ценные бумаги других эмитентов и иные финансовые активы”2.

В сложившихся условиях экономико-правовые основы холдинговой организации достаточно размыты. Организационно

1 Винслав Ю., Лисов В. Становление холдинговых компаний: правовое и организационное обеспечение // Российский экономический журнал, 2001. №5/6. С. 60.

2 Временное положение о холдинговых компаниях при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества. Указ Президента РФ от 16 ноября 1992 г., № 1392.

управленческая структура этих институтов не совсем соответствует положениям Закона о финансово-промышленных группах. Закон об акционерных обществах вообще игнорирует понятие ’’холдинг” или ’’холдинговая компания”.

Особенностью многих холдинговых структур в промышленности является то, что в них присутствует государственный капитал. Отношение к подобной форме государственного контроля над предприятиями и отраслями должно определяться особенностью рынков, на которых действуют данные предприятия и характером отраслей. Так, в отраслях, являющихся естественными монополистами, такой контроль себя вполне оправдывает. Широко распространенной мировой практикой является регулирование тарифов на продукцию и услуги естественных монополий. Кроме того, оно принимает решения о национализации или приватизации, разукрупнении или слиянии естественных монополий. Поэтому акционерный контроль над этими отраслями объективно обусловлен. Однако, методы государственного регулирования таких субъектов рынка как естественные монополии, не следует распространять на отрасли, которые должны и могут развиваться в условиях конкуренции В частности, в легкой и пищевой промышленности формирование подобных холдинговых компаний вряд ли целесообразно. Это отрасли, где в наибольшей степени может проявить себя малый бизнес, хотя и здесь проявляются тенденции к укрупнению предприятий, концентрации производства, в том числе за счет слияний и поглощений.

Практика функционирования новых институциональных структур сегодня неизбежно диктует необходимость создания базы правового регулирования и государственной поддержки таких новых для российского рынка структур как холдинговые компании, наряду с синдикатами, консорциумами и финансовопромышленными группами, существующими на договорной основе. Однако, сегодня недопустим шаблонный подход к формированию или государственной поддержке новых структур. Функционирование холдинговых компаний может принести максимальную отдачу для народного хозяйства в следующих случаях:

. отраслях промышленности с высокой концентрацией производства (например, в черной металлургии и в отраслях, являющихся естественными монополиями (газовая промышленность, энергетика);

. в тех отраслях, где происходит конгломератная интеграция предприятий, объединенных общей технологической цепочкой (например, нефтедобыча и нефтепереработка);

. в случае, когда происходит неконтролируемая скупка контрольных пакетов акций предприятий криминальными коммерческими структурами (здесь необходима передача контрольных пакетов акций государственным холдинговым компаниям).

Думается, что дифференцированный подход к образованию и поддержке холдинговых компаний позволит повысить народнохозяйственную эффективность этих экономических институтов. Необходимо также обеспечить большую правовую определенность в отношении холдинговых форм. В этой связи возможны два варианта. Первый заключается в том, чтобы, вопервых, интегрировать холдинговые институты в общую систему акционерного и корпоративного права, расширить и конкретизировать законодательство о ФПГ, включив в него соответствующих положения, конкретизирующие определение, статус и механизмы функционирования холдингов. Возможен и иной вариант, связанный с принятием особого Закона о холдингах и холдинговых компаниях.

Следует согласиться с мнением Ю.Винслава и В. Лисова1, что в отношении холдингов дело даже не в отсутствии специального закона о них. Главное четко отразить в формируемой правовой базе развития холдингов те особенности, которые несут реальные угрозы. Речь идет, во-первых, о том, что инкорпорируемые в холдинг компании, по сути, лишаются возможности реализовывать собственную стратегию поведения на рынке, а цена ошибки поглощающего предприятия резко возрастает (тем более что разница между ’’дружественны” и ’’враждебным” поглощениями законодательство не определяет). Во-вторых, возможности холдингов влиять на экономические процессы и на

1 Винслав Ю., Лисов В. Указ. соч. С. 62. 80

структурную трансформацию промышленности столь велики, что в стратегическом плане процессы создания и функционирования крупных холдингов должны контролироваться государством.

Представляется, что в недалекой перспективе можно ожидать постепенного возрастания привлекательности холдинговых форм организации бизнеса, особенно в относительно рентабельных сферах или в производствах со сложившимися вертикальными кооперационными связями. Как показывает опыт, мотивация образования холдинга появляется у руководителей акционерных компаний по мере повышения успешности бизнеса головной фирмы и исчерпания возможностей "мягких” (договорных) способов обеспечения управляемости корпорацией.

<< | >>
Источник: Ю.Г. Павленко. Корпоративная экономика в институциональном контексте. 2002

Еще по теме Организационно-экономические проблемы развития крупных интегрированных структур:

  1. Проблемы развития интегрированных цепей поставок в россии и за рубежом
  2. Структура финансовой системы. Европейская система интегрированных экономических счетов
  3. Кадровое обеспечение государственных и частных организационных структур по социальной защите экономически активного населения
  4. Организационная структура банка и структура управления им
  5. Организационная структура коммерческого банка.
  6. Направления необходимых организационно-экономических преобразований
  7. Организационная структура коммерческого банка
  8. Организационная структура процесса страхования
  9. Организационная структура коммерческого банка
  10. Организационная структура процессингового центра
  11. Организационная структура Банка России
  12. Применение системы сбалансированных показателей для успешного развития вертикально-интегрированных нефтяных компаний
  13. Организационная структура Центрального банка
  14. Функции маркетинга и организационная структура
  15. Организационная структура процесса страхования