<<
>>

Наше изменяющееся представление о мире

ПОСТОЯННО изменяются и перемены сами по себе. Об этом мож-но судить по всеобщему признанию того, что темпы перемен непрерывно возрастают. Например, за время нашей жизни ско-рость, с которой мы передвигаемся, увеличилась больше, чем за все предшествующее время существования человечества.
То же самое справедливо и в отношении скорости вычислений, сооб-щений, производства и потребления.

Изменения всегда происходят с ускорением, накапливаясь как снежный ком. В этом нет ничего нового. Однако те изме-нения, которые происходят сегодня, имеют уникальные ас-пекты, которые вызывают беспокойство у многих из нас.

Во-первых, хотя изменения в технике и общественной жизни почти всегда происходили нарастающими темпами, до по-следнего времени они были достаточно медленными, позволяя людям приспособиться к ним, либо внося случайные и незначительные изменения в свою жизнь, либо постепенно осознавая необходимость перемен и передавая эстафету осу-ществления их следующему поколению. Молодым всегда легче, чем старикам, принимать любые изменения.

Новички во власти всегда желают внести новое в тех областях, где их предшественники хотели оставить все по-старому.

В прошлом, когда перемены донимали людей не так сильно, на них не очень обращали внимание. Сегодня они затрагивают жизнь практически каждого человека, и игнорировать их невозможно. Их темпы в настоящее время столь высоки, что запоздалая реакция на изменения может обойтись слишком дорого, а иногда она приводит к катастрофическим по-следствиям. Каждый день компании и правительства «выходят из игры», потому что не сумели адаптироваться к переменам или приспосабливаются к ним слишком медленно. Адаптация к быстрым изменениям предполагает частые и решительные трансформации того, что мы делаем, и того, как мы это делаем. Как удачно выразился выдающийся исследователь менеджмента Питер Друкер, современным менеджерам приходится управлять дискретным хаосом, и головной болью всех, кто связан с управлением, становятся изменения в менеджменте, необходимые для того, чтобы справиться с этим хаосом.

Люди стремятся к стабильности и в попытке ее обрести объ-единяются в группы, организации, институты и общества.

Им хочется, чтобы все оставалось, как было, но мир, в котором они живут, становится все более динамичным и нестабильным. Вследствие все возрастающей взаимосвязи и взаимозависимо-сти индивидуумов, групп, организаций, институтов и обществ, вызванных изменениями в средствах связи и транспорта, внеш-няя для нас среда расширилась, стала более сложной и менее предсказуемой. Иными словами — более турбулентной. Един-ственный вид равновесия, которого легкий предмет может до-стичь в турбулентной среде, — динамическое равновесие, по-добное равновесию самолета в штормовой среде. Люди же стремятся к «равновесию» Гибралтарских столпов.

Мы можем нестись по пустынному шоссе в хорошую погоду, не меняя направления и скорости, и не задумываться об этом. Чем хуже дорога и погода, чем интенсивнее движение (а следо-вательно, тем более непредсказуемо поведение других водите-лей), тем сильнее мы должны сосредоточиться на управлении автомобилем и тем чаще менять направление и скорость.

Как заметил Элвин Тоффлер, мы либо вовсе не реагируем на происходящие вокруг нас изменения, либо реагируем не-достаточно быстро и эффективно. Он назвал наш паралич перед лицом перемен, требующих все новых изменений, шоком перед будущим, футурошоком. Одна из задач этой книги — научиться преодолевать шок.

Вторая уникальная особенность изменений, с которыми мы сталкиваемся, является менее заметной но, возможно, более для нас опасной. Впервые привлек к ней наше внимание Дональд Шон, указавший, что по мере ускорения темпов перемен сложность встающих перед нами проблем возрастает. Чем сложнее эти проблемы, тем больше времени требуется для их решения. Чем больше возрастает темп изменений, тем быстрее изменяются проблемы, которые нам необходимо решить, и тем меньше времени будут верны решения, которые мы находим. Следовательно, к тому времени, как мы найдем решения стоящих перед нами проблем, обычно самых важных, сами проблемы изменятся настолько, что наши решения утратят релевантность и эффективность, а то и окажутся мерт-ворожденными.

Иными словами, многие наши решения будут относиться к проблемам, которые уже потеряли свою акту-альность. В результате мы все более и более опаздываем.

Нет ничего удивительного в том, что многие специалисты по изменениям считают крайне необходимым научиться заранее как можно более точно прогнозировать изменения, готовиться к ним как можно лучше и реагировать на них как можно скорее. Они видят решение задач, возникающих вследствие ускорения темпов изменений, в улучшении прогнозирования, обучении и приспособлении к ним.

Несомненно, такие усовершенствования в какой-то мере уменьшили бы социальное напряжение, вызываемое ускорением темпов перемен, но это не единственный и не самый лучший способ. Уж лучше развивать в себе иммунитет к изменениям, управлять которыми мы не в состоянии, и сосредоточить наши усилия на изменениях, которые мы способны контролировать. Многие происходящие изменения не должны были происходить, а многие изменения, которые не происходят, могли бы произойти. Большая часть изменений, которые беспокоят людей, — это последствия их собственной деятельности или бездеятельности (часто непреднамеренной).

Хотя изменения вообще могут быть неизбежными, отдельные перемены таковыми отнюдь не являются. Мы должны научиться как можно быстрее и эффективнее адаптироваться к неизбежно происходящим изменениям. Поэтому мы уделяем особое внимание проблемам обучения и приспособления. Однако поскольку управлять изменениями лучше, чем откликаться на них, мы уделяем больше внимания управлению.

Ускорение изменений происходит не только в окружающей нас среде, но и в нашем сознании (причем в равной степени высокими темпами). Несомненно, мы стали более чувстви-тельными к внешним переменам и замечаем даже те из них, на которые прежде не обращали внимания. Вероятно, мы более тонко приспособлены к восприятию изменений, чем любое из предшествующих поколений.

Самое важное изменение, по-моему, заключается в том, как мы пытаемся понять мир, и в нашем осознании его природы.

Однако обширная литература по изменениям и управлению ими сосредоточивается на объективных, а не на субъективных аспектах проблем. Она предполагает, что большинство вы-званных переменами проблем менеджмента проистекают от их темпов. Возможно, это и так, но очевидно, что мы не можем эффективно управлять изменениями, если мы не понимаем их природы (имея в виду понимание их вообще, в целом, а не только неких конкретных перемен). Один из моих студентов, у которого лучше получалось задавать вопросы, чем отвечать на них, уловил эту особенность и вместил ее в очень сжатый вопрос: «Что же в конце концов происходит в мире?»

Трудно придумать вопрос, который так легко задать и на который так трудно ответить. И тем не менее каждый из нас бессознательно формулирует свой ответ на него. Наш ответ составляет наш Weltanschauung, наше видение мира, то экс-плицитно, то имплицитно отражающееся на всем, что мы ду-маем и делаем.

Поскольку мое видение мира сильно влияет на то, как будут излагаться мысли в этой книге, я представляю его здесь в надежде, что читатели лучше поймут мои исходные позиции, и для того, чтобы обосновать свое убеждение в том, что мы не сможем эффективно справиться с изменениями, если не раз-работаем лучшего мировоззрения. Всякое мировоззрение гипотетично, и мое не является исключением. Мое видение мира, подобно всякому другому, должно будет выдержать ис-пытание на эффективность при формулировании содержания изменений и разработке методов адаптации к ним.

Примерно во время Второй мировой войны началась смена эпох, и мы все еще находимся в переходном периоде. Поскольку эти две эпохи продолжают расходиться, мы испытываем все больше неудобств и будем испытывать их до тех пор, пока твердо не встанем обеими ногами в новую эпоху. Мы можем, конечно, сделать и по-другому и попытаться дожить свой век в умирающей эпохе. Однако, поступая так, мы ускорим кончину институтов и культуры (в силу жесткости такого рода поведения).

Под словом «эпоха» я понимаю период истории, в течение которого людей объединяет использование общего метода по-знания и взгляда на природу мира. Поэтому, переживая смену эпох, мы вынуждены подвергать глубоким коренным из-менениям методы, с помощью которых мы пытаемся осознать мир, равно как и наше фактическое понимание его.

<< | >>
Источник: Расселл Л. Акофф. Теория и практика менеджмента. 2002

Еще по теме Наше изменяющееся представление о мире:

  1. И о в изменяющейся внешней среде
  2. Почему изменяются рыночные цены
  3. Компания должна осознавать, что мир вокруг нее изменяется в стремительно возрастающем темпе
  4. ТРЕБОВАНИЕ О ПРЕДСТАВЛЕНИИ ДОКУМЕНТОВ
  5. Классификация методов представления знаний
  6. Графическое представление рынка
  7. Представление неопределенности
  8. Современные представления о сущности банка
  9. Методы представления знаний
  10. Представление сведений в электронном виде
  11. Эволюция представлений о критериях оценки кредитоспособности
  12. Общее представление о современном интернет-трейдинге
  13. Представленне о сущности банка с позиции его исторического развития
  14. Октябрь 1993 Том 30, номер 10 Представление должно продолжаться
  15. Британия в послевоенном мире
  16. Величайший в мире инвестор
  17. О «конкурентоспособности» иудаизма в христианском мире
  18. Как инвестировать в мире с неустойчивыми валютными курсами
  19. Права на интеллектуальную собственность: произвести редкое в мире изобилия
  20. Взаимосвязь социального капитала с социально-экономическими установками и представлениями у различных групп населения