<<
>>

Источники ненормативного характера

Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ 1976 г.

Согласно п. 1 ст. 33 арбитражный суд применяет право, которое стороны согласовали как подлежащее применению при решении спора по существу.

При отсутствии такого согласия сторон арбитражный суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 г.

Согласно ст. 28 арбитражный суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых по существу спора. Если отсутствует указание об ином, любое обозначение права или системы какого-либо государства толкуется как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

Регламент МКАС 2005 г.

Согласно § 26 МКАС разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых по существу спора. При этом любое указание на право или систему права какого-либо государства толкуется как непосредственно отсылающее к материальному праву данного государства, а не к его коллизионным нормам.

При отсутствии какого-либо указания сторон МКАС применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

В практике МКАС было рассмотрено дело от 26 октября 2006 г.

N 130/2005 по иску организации из Казахстана к кипрской фирме на основании двух договоров о предоставлении транспортно-экспедиторских услуг, заключенных сторонами 23 мая 2000 г. и 27 августа 2002 г. Предметом рассмотрения МКАС явились только требования из договора от 27 августа 2002 г., учитывая, что в договоре от 23 мая 2000 г. отсутствовала арбитражная оговорка. Истец требовал погашения задолженности за оказанные транспортно-экспедиторские услуги в сумме, которая ответчиком подтверждалась, однако погашена не была.

Обратившись к вопросу о праве, применимом к отношениям сторон по договору, МКАС установил, что в договоре, из которого возник спор, отсутствует ссылка на применимое право.

По своей правовой природе заключенный между сторонами договор представляет собой договор транспортной экспедиции.

По общему правилу ст. 1211 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. А в силу п. п. 2 и 3 ст. 1211 ГК РФ к договору применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, являющейся экспедитором в договоре транспортной экспедиции.

МКАС принял во внимание то, что местом заключения договора является Республика Казахстан, г. Астана, а также то, что перевозка грузов, осуществляемая на основании кодов, выдаваемых истцом, проходила по территории Республики Казахстан.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 § 13 Регламента МКАС и ст. 28 Закона об арбитраже, МКАС пришел к выводу, что к спору между сторонами применимо право Республики Казахстан.

Как было уже отмечено, законодательство РФ также следует главенствующему значению автономии воли сторон при выборе права, которому они пожелали подчинить права и обязанности по сделке. Так, согласно ст. 1210 ГК РФ стороны договора вправе в момент его заключения или в будущем выбрать по взаимному соглашению право, применимое к их правам и обязанностям. При этом выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Например, покупатель, который в соответствии с нормами выбранного сторонами права становится собственником товара, приобретаемого им по договору купли-продажи, может оказаться в ситуации, когда к нему предъявят требования третьи лица. Таким образом, последовательное применение этого принципа сторонами договора позволяет устранить проблемы, связанные с определением права для регулирования договорных отношений с иностранным элементом.

Как отмечает В.П. Звеков, значение указанных в ГК РФ положений выражается, в частности, в следующем:

1) стороны, определяя применимое право, могут по своему усмотрению отдать предпочтение российскому или любому иностранному праву;

2) правила ст.

1210 ГК РФ допускают выбор применимого права в отношении любых видов договоров;

3) выбор права осуществляется для определения статута, применимого к правам и обязанностям сторон по договору, а не к форме договора;

4) стороны выбирают применимое право по соглашению между собой;

5) выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора (п. 3 ст. 1210 ГК РФ);

6) стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей (п. 4 ст. 1210 ГК РФ).

Автономия воли сторон при выборе права, подлежащего применению к договору, в котором присутствует иностранный элемент, предусматривалась и в ранее действовавшем российском законодательстве. Вместе с тем, по сравнению с предельно лаконичной формулировкой, действовавшей ранее, нормы о выборе права сторонами договора, вошедшие в ГК РФ, значительно расширены и более подробно регламентируют отношения, которые широко распространены на практике, особенно в области внешнеэкономического оборота.

Одним из существенных вопросов, связанных с правовым регулированием договорных отношений, осложненных иностранным элементом, является вопрос о пределах автономии воли сторон, а именно: обладают ли стороны всех видов гражданскоправовых договоров неограниченными полномочиями при определении применимого права.

В принципе субъекты договора свободны в выборе применимого права. Они могут выбрать как право государства, с которым связано их правоотношение, так и право не связанного с ним государства либо право третьего (нейтрального) государства.

Следует отметить, что право большинства государств предусматривает безусловную, неограниченную автономию воли сторон при выборе применимого права. К ним относятся Австрия, Германия, Греция, Египет, Народная Республика Китай, Турция, Швейцария и др.

Между тем автономия воли сторон при выборе применимого права имеет некоторые ограничения.

Например, Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г.

допускает ограничения автономии воли сторон в случаях, когда:

1) все элементы контракта локализованы в одной стране; императивные нормы этой страны применяются к такому контракту независимо от выбранного права;

2) речь идет о потребительских и индивидуальных трудовых договорах; для этих договоров устанавливаются особые коллизионные привязки, позволяющие, независимо от права, определенного по выбору сторон, применять "защитные" нормы права страны, где потребители имеют обычное место жительства, а работники обычно выполняют свою работу.

Кроме того, ограничения автономии воли сторон касаются оговорки о публичном порядке (ст. 1193 ГК РФ), а также тех сверхимперативных норм национального законодательства, которые подлежат применению, независимо от избранного сторонами иностранного права (ст. 1194 ГК РФ).

В силу ст. 1193 ГК РФ под публичным порядком понимаются основы правопорядка Российской Федерации. Предусматривается, что норма о публичном порядке применяется в исключительных случаях, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка Российской Федерации.

Понятие публичного порядка было раскрыто в Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г.

В этом деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 25 сентября 1998 г. удовлетворила частную жалобу ООО "Омегатех Электроникс ГмбХ". Она отметила, что решение арбитражного суда основано на нормах российского гражданского законодательства, что вообще исключает возможность ссылки на нарушение публичного порядка, поскольку применение норм национального российского права не может трактоваться как нарушение публичного порядка Российской Федерации. Содержание понятия "публичный порядок Российской Федерации" не совпадает с содержанием национального законодательства РФ. Поскольку законодательство РФ допускает применение норм иностранного государства (ст. 28 Закона об арбитраже), наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке.

Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Под публичным порядком Российской Федерации понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания.

Как справедливо отмечает А. С. Комаров, публичный порядок должен быть затронут последствиями применения иностранного права настолько серьезно, что это приведет к подрыву устоев, на которых зиждется заведенный в государстве порядок общественных отношений. Именно поэтому "оговорка о публичном порядке" должна быть востребованной только в исключительных, чрезвычайных обстоятельствах

Что касается сверхимперативных норм, то в ст. 1192 ГК РФ отсутствует такой термин, поскольку он является доктринальным и используется наряду с другими: нормы непосредственного действия, императивные нормы в смысле международного частного права. В ГК РФ использован привычный термин — "императивные нормы", но из текста статьи следует, что речь идет не об обычных императивных нормах, а об особой их категории.

Выбор иностранного права в ситуации, когда договор реально связан только с одной страной, допускается.

Для уяснения того, что можно рассматривать в качестве сверхимперативной нормы, приведем следующий пример.

Нормы российского права об исковой давности, как известно, носят императивный характер. Однако если стороны подчинят свой договор иностранному праву или арбитры МКАС применят иностранное право в силу коллизионных норм, то вместо императивных норм российского права об исковой давности будут применены нормы этого иностранного права, т. е. иные сроки исковой давности.

Однако в каждой правовой системе есть нормы, которые должны применяться в любом случае, независимо от применимого иностранного права, — их и называют сверхимперативными, или императивными, нормами в смысле международного частного права. Перечень таких норм постепенно вырабатывают доктрина и практика, в качестве примера чаще всего приводятся нормы о защите прав потребителей, об ответственности перевозчика и др.

<< | >>
Источник: С.В. Николюкин. Международный коммерческий арбитраж. 2009

Еще по теме Источники ненормативного характера:

  1. Суровость характера
  2. АНАЛИЗ ХАРАКТЕРА РЫНКА
  3. б. Деятельность подготовительного и вспомогательного характера
  4. Формирование расходов бюджета на государственные услуги общего характера
  5. «Семейный» характер бизнеса
  6. Международный характер бизнеса
  7. ХАРАКТЕР ТЕХНИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  8. ХАРАКТЕР СДЕЛОК С ОПЦИОНАМИ
  9. Истинный характер бизнеса
  10. ХАРАКТЕР И ЗНАЧЕНИЕ ЭТОЙ РАБОТЫ
  11. Другие фундаментальные факторы политического характера
  12. ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ И РЕЙТИНГ aaaЦЕННЫХ БУМАГ
  13. Этап 2: Создание системы управления в зависимости от характера имущества
  14. Внешние источники информации о кредитоспособности заемщика