<<
>>

* № 9. К главе VII

Но хотя я и решил, что лучше всего ничего не могу сделать, как убить себя, но не убил себя.17

Теперь, вспоминая, отчего я не убил себя, я вижу, что причиной тому было смутное сознание несправедливости моих мыслей.

Как ни убедителен и несомненен казался мне ход моей мысли и мыслей мудрых, приведших меня к признанию бессмыслицы жизни, во мне оставалось неясное сомнение в истинности исходной точки моего рассуждения. Тогда я бы не умел, но теперь я могу выразить его. Оно было такое:

Я – мой разум – признаю, что жизнь неразумна, но разум мой есть плод жизни.

Если нет высшего разума, а его нет и ничто доказать не может, то разум есть высший судья и творец жизни для меня. Как же этот разум отрицает жизнь; а он сын жизни. – Разум мой, который есть плод жизни, отрицает самую жизнь, находит ее неразумной. Мое знание дало мне ответ общий об истине и исключило жизнь. А я сам не что иное как жизнь.

Я чувствовал, что тут что-то неладно. И потому всей душой не верил тому выводу, который приводил меня к смерти.

<< | >>
Источник: Лев Николаевич Толстой. Исповедь. 1882

Еще по теме * № 9. К главе VII:

  1. Выводы по главе
  2. Заключение по главе
  3. Комментарии к главе 1 Положения ЦБ РФ № 266-П
  4. Комментарии к главе 2 Положения ЦБ РФ № 266-П
  5. Комментарии к главе 3 Положения ЦБ РФ № 266-П и его заключительным нормам
  6. ПОЛОЖЕНИЕ О главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации
  7. Системы
  8. Карма родоваяa
  9. Серийная корреляция в изменениях цены акций
  10. Введение
  11. Сенатское расследование 1933—1934 гг.
  12. ТО ЭТА КНИГА ДЛЯ ВАС!
  13. Свечи и линии тренда
  14. Три звезды (Tri star)
  15. ЧТЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  16. НЬЮ-ЙОРКСКАЯ ФОНДОВАЯ БИРЮКА: ЕЕ ФУНКЦИИ И ИСТОРИЯ
  17. Марина Серова. Я больше не шучу, 2003