<<
>>

Простых ответов нет

Никто не станет утверждать, что описанные выше меры будут осуществлены легко и просто или что эти меры положат конец всеобъемлющим и глубоким конфликтам, ныне существующим между управленцами и собственниками.
Марк Дж. Ро из Гарвардской школы права в недавно опубликованной статье раскрывает суть дела: «Одна из основных
причин нестабильности корпоративного управления
в Америке — отделение собственности от управления: собственность принадлежит далеким и
разрозненным акционерам, а сосредоточенное управление принадлежит управляющим, что
порождает серьезные, повторяющиеся сбои... Одним структурным ответом могло бы стать укрепление охранительной функции сильных советов
директоров, которые контролируют управляющих, через активных акционеров, стремящихся к
прибыльности, и через энергичных независимых бухгалтеров, подтверждающих правильность
формализованных „отчетов" управляющих...
Непосредственно стоящую пред нами проблему можно решить и двинуться дальше, [но] возникнут новые
проблемы. Мы кое — как доводим дело до конца, но не решаем проблемы потому, что не можем их
решить».
По мере того как мы кое-как решаем текущие проблемы, для того чтобы капитализм процветал, необходимо вести серьезный поиск наилучших средств примирения интересов управляющих и интересов собственников. Упорное продвижение в направлении, вкратце описанном в семи приведенных выше рекомендациях, поможет этому поиску. Хотя собственники американских
корпораций традиционно полагаются на
корпоративных директоров, ожидая от них гарантий соблюдения интересов собственников, настоящая реформа управления получит ускорение только в том случае, если акционеры, особенно крупные американские институциональные инвесторы,
признают существование непосредственной
взаимосвязи здорового корпоративного управления и эффективности деятельности корпораций и, соответственно, станут выполнять обязанности собственников.
Здравый смысл подсказывает, что такая взаимосвязь существует. Этому вопросу посвящено одно из исследований, опубликованных в 2003 г. Хотя некоторые работы подтверждают выводы упомянутого исследования (а другие работы противоречат им), исследование демонстрирует, что утверждение о взаимосвязи по меньшей мере заслуживает внимания. Результаты исследования обобщены во врезке с примером 3.1.
ПРИМЕР 3.1
Диктатура, демократия и эффективность корпораций
Используя ту же аналогию, что я использовал в главе 2, в недавней публикации Гарвардского университета и Уортонской школы бизнеса, озаглавленной «Корпоративное управление и цены на акции», приведены результаты
исследования управления и эффективности
установленных в корпорациях «диктаторских»
режимов управления в сравнении с эффективностью корпораций, управляемых «демократически».
«Корпорации — это республики. Власть в этих республиках в конечном счете принадлежит избирателям (акционерам). Эти избиратели избирают представителей (директоров), которые делегируют право выносить большинство решений бюрократам (управляющим)... Одна крайность складывающихся в корпорациях режимов управления склоняется к демократии, при которой управленцам оставляют мало власти, а акционеры могут легко и быстро менять директоров.
Другая крайность клонится к диктатуре, которая предоставляет управляющим огромную власть и налагает жесткие ограничения на возможность акционеров заменять
6 6
директоров».
В статье рассматриваются отношение между финансовой эффективностью корпораций, в 1990-х гг. сравнительно жестко ограничивавших права акционеров, и финансовой эффективностью корпораций со сравнительно либеральными режимами охраны руководства. Исследователи провели обзор 2 8 положений об управлении, включая положения о классификации советов директоров, планах вознаграждений, «золотых парашютах», гарантиях
возмещения убытков и ответственности должностных лиц, голосованиях акционеров путем сложения голосов по акциям, сверхквалифицированном большинстве, запрещении перекупки акций по цене ниже рыночной, пособиях при выходе управляющих на пенсию и, конечно же, защите компаний от поглощения. 15 0 0 компаний были ранжированы по
степени власти управляющих и мере свободы осуществления прав акционеров. В результате этого ранжирования был построен индекс управления, состоящий из 10 децилей.
10% фирм, в которых управляющие обладают минимальными правами, а акционеры —
максимальными, названы «демократическим
портфелем», 10% фирм, в которых наблюдается
противоположная картина, названы «диктаторским портфелем». В числе крупнейших компаний, входящих в «демократический портфель», — IBM,
Wal-Mart, DuPont, American International Group и Berkshire Hathaway. Оценки управления в этих компаниях колеблются от 2 до 5 баллов. (Низкие
баллы означают меньшую власть управляющих и большие права акционеров, и наоборот.) В числе крупнейших компаний из «диктаторского портфеля»
— GTE, Waste Management, Limited, Kmart и Time Warner, получившие баллы в интервале от 14 до 16.
Воздать должное этому сложному,
эпохальному исследованию в нескольких словах, не прибегая к специальной терминологии, трудно. Хотя абсолютные количественные различия представляются незначительными, последствия этих различий значительны и важны. Во-первых, более низкие баллы означают высокое значение коэффициента Тобина (q) — инструмента оценки,
отражающего отношение рыночной стоимости акций к балансовой стоимости акций компании показателя, которым широко пользуются в анализе финансовой деятельности. В сущности, каждый пункт сокращения в построенном авторами исследования индексе приводит к повышению коэффициента Тобина (q) на 11,4%.
Во — вторых ( и это более важно, особенно в эпоху, когда человеческий капитал часто считают важнее балансовой стоимости), совокупные доходы на акции компаний из «демократического портфеля» в 1990-х гг. превосходили доходы на акции компаний из «диктаторского портфеля» на 8,5% в год. Это поистине ошеломительный разрыв. Взятый с учетом сложного процента, этот разрыв за десятилетие составил различие между
великолепными инвестиционными достижениями и жуткими провалами инвестиционной деятельности.
Существует явная связь между более высокими доходами на акции и культурами корпораций, в которых уважают права акционеров и которыми руководят управляющие, достаточно уверенные в своих силах и способностях для того, чтобы считать: хорошие результаты деятельности — лучшая защита от поглощений. Кроме того, худшие доходы на акции ассоциируются с плохо работающими компаниями, которые, возможно, более склонны отгораживаться от честных, независимых мнений. Другими словами, компании, которым есть что скрывать, могут пытаться сделать именно это. Хотя авторы исследования не утверждают, что обнаруженная ими взаимозависимость управления и эффективности непременно имеет причинноследственный характер, они приходят к выводу о том, что «долгосрочные выгоды упразднения [ограничивающих] положений были бы огромными». Несмотря на то, что ученые нашли в этом исследовании изъяны, другие равно всеобъемлющие и независимые научные исследования, а также другие аналитические работы подтверждают выводы исследования, на которое я в данном случае ссылаюсь. Если инвесторы сосредоточатся на устранении положений, ущемляющих традиционные
права акционеров, они хорошо послужат собственным интересам.
<< | >>
Источник: Джон К. Богл. Битва за душу капитализма. 2011

Еще по теме Простых ответов нет:

  1. Нет риска, нет прибыли
  2. Не каждый ответ хорош
  3. За маркетолога ответишь
  4. Умение преодолевать слово «нет»
  5. Глава 16 Вопросы без ответа
  6. Ответы к расчетным задачам.
  7. Тайны больше нет
  8. Аутсайдеров нет
  9. Это просто как рыбалка
  10. Нет работников—есть налоги
  11. Глава 31 Других версий нет
  12. а. Реквизиты простого и переводного векселя
  13. Глава 1 Ее больше нет…