<<
>>

Потрясенные скандалом

Лидеры отрасли, разумеется, отрицают наличие существенных конфликтов. Действительно, отвечая на вопросы участников Общего собрания Института инвестиционных компаний в мае 2003 г., Мэттью Финк, президент профессиональной ассоциации отрасли, с гордостью указывал на исключительно прочную репутацию отрасли и процитировал яркую похвалу, которую всего несколькими месяцами ранее высказал член Комиссии по ценным бумагам и биржам Харви
Гольдшмидт: «Отрасли инвестиционных фондов
повезло (и это единственно подходящее слово) —
она сравнительно свободна от скандалов».
Пока Финк зачитывал эти слова, на
дисплеях, установленных по обе стороны от
подиума, появлялись гигантские изображения
котировок. Финк добавил: «Хроника отрасли
неслучайна.... Мы преуспели потому, что интересы людей, управляющих фондами, хорошо согласованы с интересами тех, кто вкладывает деньги в их фонды».
Замечаниям Финка вторил председатель Института инвестиционных компаний Пол Дж. Хаагамладший, который был главным докладчиком: «Наша
мощная традиция порядочности продолжает
сплачивать нас... Слово „порядочность" задало
тему всех недавно прошедших общих собраний
членов нашей организации по одной простой причине: порядочность и доверие, которое она
вызывает у акционеров, — основа нашего бизнеса.
Наши акционеры верят в то, что их
инвестиционными фондами управляют с учетом их
интересов». Затем Финк занялся людьми, клевещущими на отрасль: «Бывшие председатели
Комиссии по ценным бумагам и биржам, конгрессмены и сотрудники их аппаратов, ученые, журналисты, телевизионные „говорящие головы", конкуренты, даже святые, имеющие собственную
статую, — все те, кто критикует имеющиеся
якобы у нас недостатки... Не могу себе
представить, на что была бы похожа жизнь, если
бы мы действительно что-то сделали
неправильно».
Этому господину не надо ломать голову. Не прошло и четырех месяцев, и 3 сентября 2003 г. разразились скандалы вокруг инвестиционных фондов. Эти скандалы стали обобщенным кошмарным ответом на корпоративные скандалы, сначала вспыхнувшие в Епгоп в 2 001 г. и обнаружившиеся на Уолл-стрит в 2002 г. Распространенные правонарушения обнаружились тогда, когда исполненный рвения генеральный прокурор НьюЙорка Элиот Л. Спитцер возбудил гражданские иски против четырех крупных управляющих фондами компаний. Спитцер обвинил их в сговоре с привилегированными инвесторами (в числе которых были хедж-фонды, обозначившие свои стратегии как работу на фондовом рынке в удобное для бизнеса время). Спитцер утверждал, что участники сговора помогали привилегированным инвесторам совершать незаконные действия и даже побуждали их к совершению таких действий. Эти инвесторы покупали и продавали акции фондов по ценам закрытия биржи на основании последних новостей, которые происходили гораздо позже закрытия биржи, и торговали в США бумагами международных фондов по ценам, установившимся на зарубежных рынках за несколько часов до заключения сделок. Спитцер весьма точно сравнил эту практику с предоставлением привилегированным инвесторам разрешения делать ставки на лошадей после того, как лошади пересекают финишную черту.
Инициированный генеральным прокурором, повидимому, безупречный иск был основан не только
на скрытых методах, но и на бросающихся в глаза мотивах — получении компенсации за
необъективность (назову это так за отсутствием более подходящего слова). Управляющие получали такие вознаграждения в форме побочных банковских сделок, приносивших высокие проценты по кредитам, которые управляющие предоставляли трейдерам, требуя в качестве взаимности крупных инвестиций в другие фонды. Такие инвестиции, которые на жаргоне отрасли называют «липкие активы», приносили управляющим высокие гонорары и так далее.
Письмо, отправленное по электронной почте одним из управляющих, делает мотивы участников сговора совершенно ясными.
Этот управляющий писал: «Я нисколько не заинтересован в
построении бизнеса на торговле в то время, когда биржи не работают, но в то же время я не хочу отказываться от 10-20 миллионов долларов!» (Да-да, в оригинале был восклицательный знак.) Автор письма подчеркивал, что разрешение на манипулирование со временем заключения сделок соответствует лучшим интересам управляющих. Чтобы коллеги не были полнейшими простофилями, не понимающими сути дела, автор письма, между прочим, объяснил, что он имеет в виду увеличение прибыльности фирмы. В ходе расследования, проведенного генеральным прокурором Спитцером, обнаружилось еще одно послание, отправленное по электронной почте (благослови ее, Боже). В этом послании, обнародованном Спитцером в иске к Canary Capital Partners от 3 сентября 2003 г.
откровенно сказано: «Трейдеры, манипулирующие
временем заключения сделок, представляют серьезную проблему... Их деятельность наносит большой ущерб работе фондов. [Но] очевидно, что
вы работаете на стороне продающих».
Реакцию отрасли на скандалы, связанные с совершением сделок во внеурочное время, можно лучше всего описать, перефразировав классическую фразу, сказанную капитаном полиции Луи Рено (в фильме «Касабланка» эту роль сыграл Клод Рейне). Столкнувшись с нацистами в баре, где, как всем хорошо было известно, играли в азартные игры, Рено говорит: «Я шокирован, страшно шокирован
тем, что здесь происходит во внеурочное время» [в кинофильме в баре играют в азартные игры]. Общественности сказали, что такие правонарушения сродни «отказу платить за платную парковку. От уплаты столь незначительных сумм еще никто не обанкротился». А еще общественности сказали, что подобные нарушения фидуциарных обязанностей допускают лишь «некоторые гнилые яблоки», хотя по мере того, как такие скандалы продолжали обнаруживаться, понятие «некоторые» пришлось расширить (см. пример 7.1).
Скандалы, связанные с трейдингом,
разрастались, а помимо них на поверхность всплыли и другие скандалы. Оказалось, что брокерские фирмы часто торговали имевшими более высокую цену «акциями категории Б» ( с рассрочкой уплаты комиссионных брокеру на срок до пятишести лет), а не более дешевыми (но все равно дорогими) акциями категории А, при операциях с которыми комиссионные брокеру выплачивают при
совершении сделки, а то и авансом. Кроме того, выяснилось, что брокеры продают бумаги собственных частных фондов, не раскрывая при этом конфликт интересов. Наконец, обнаружилось, что управляющие некоторых фондов направляли брокерские комиссионные и другие платежи фирмам, которые продавали ценные бумаги своих фондов без раскрытия данных об особых отношениях между фондами и брокерами и часто с нарушениями правил, установленными Комиссией по ценным бумагам и биржам. Вместе взятые, эти широкомасштабные скандалы стали самым
убедительным примером торжества капитализма управляющих над капитализмом собственников в Америке инвестиционных фондов, что стало обескураживающим отзвуком ранее процитированного язвительного предупреждения: «Если у нас есть
сильные управляющие, слабые директора и пассивные собственники, грабеж становится вопросом времени».
<< | >>
Источник: Джон К. Богл. Битва за душу капитализма. 2011

Еще по теме Потрясенные скандалом:

  1. Другие скандалы
  2. Школа скандалов
  3. Грядущее потрясение
  4. «Гнилые яблоки»
  5. От исполнения обязанностей управляющих— стражников к исполнению обязанностей продавцов
  6. Принципиальность сенатора Фитцджеральда
  7. Конфликт умения торговать и обязанности ограждать интересы собственников
  8. «Начать мир заново»
  9. Почему Америка инвестиционных фондов пошла нетем путем
  10. «Собственники всех стран, соединяйтесь!»
  11. Роль международных экономических организаций в процессе восстановления национальной финансовой системы
  12. Потребительские расходы
  13. Делайте деньги на работе; живите в собственном доме
  14. Анна Князева. Хозяин шелковой куклы, 2017
  15. Триумф торгашей над разумными управляющими