<<
>>

Потребительское рабство как форма духовного рабства

Итак, рядовые язычники эпохи капитализма — политеисты. Проще говоря, они поклоняются сразу многим богам-идолам. Эти боги-идолы — бес-конечный мир вещей и виртуальных образов, которые продуцирует совре-менная капиталистическая экономика.
Капитализм сегодняшнего дня — это капитализм потребления. По крайней мере тот капитализм, который суще-ствует в зоне обитания «золотого миллиарда». Сами апологеты современного капитализма с гордостью говорят о Западе как об «обществе потребления». Но речь идет не просто о «потреблении» как некоем акте удовлетворения жизненно необходимых потребностей человека.

Во-первых, сегодня «потребление» — это прежде всего «сверхнорма-тивное», или «избыточное», потребление, целью которого является получе-ние удовольствий.

Во-вторых, это целый ритуал, который включает в себя планирование того, что человек собирается потреблять, процесс поиска источников

предметов потребления (ресторанов, туристических компаний, компанийпроизводителей, магазинов), акт покупки предметов потребления (товара, услуги), сам процесс потребления.

Впрочем, далеко не всегда процесс «потребления» заканчивается потреблением как таковым. Важен сам процесс, который погружает человека в мир мечтаний и образов, отвлекает от насущных жизненных проблем. То есть потребление из материального процесса отчасти превращается в нечто виртуальное. Сегодня указанный ритуал занимает большую часть жизни обывателя: так или иначе он погружен в процесс «потребления» даже в течение рабочего времени, иногда он продолжает думать о «потреблении» даже во сне.

В этом плане современный капитализм имеет некоторое сходство с ка-питализмом Древнего Рима; впрочем, имеются и различия. Выше мы гово-рили о роскоши, обжорстве и расточительном образе жизни верхушки Рима (патриции). У этой верхушки лишь 1% всего бюджета (условно) тратился на удовлетворение жизненно необходимых потребностей, а 99% — на удовлетворение так называемых «избыточных» потребностей, причем среди последних было немало и откровенно «противоестественных».

Хозяева-рабовладельцы не очень-то заботились об удовлетворении даже жизненно необходимых потребностей своих рабов, тем более им и в голову не могла прийти мысль расширять круг этих потребностей. Кое-какую заботу патриции проявляли в отношении удовлетворения потребностей люмпен-пролетариев, проводя политику «хлеба и зрелищ». И все.

А вот при нынешнем капитализме все по-другому. Мы видим «трога-тельную» заботу капиталистов о потребностях наемных работников и о том, чтобы последние получали «удовольствия» по максимуму.

Во-первых, с целью максимизации «удовольствия» денежные капитали-сты предлагают наемным работникам кредиты для «стимулирования спро-са», т.е. для покупки дополнительных товаров и услуг. Об этом мы уже говорили выше в контексте «долгового рабства».

Во-вторых, стратегической линией поведения капиталистов всех ма-стей и видов (денежных, торговых, промышленных) является максимальное расширение круга потребностей наемного работника. В свое время извест-ный американский промышленник Генри Форд заметил, что промышленный капитализм отличается от финансового капитализма тем, что первый удовлетворяет потребности человека, а второй их создает. Существуют потребности базовые, или жизненно необходимые (в пище, одежде, тепле, крыше над головой). Такие потребности были предусмотрены Творцом. В структуре потребностей жителей периферии мирового капитализма они по-прежнему занимают основное место. А вот у среднестатистического жителя стран «золотого миллиарда» их доля все больше сокращается. Растет удельный вес других, «новых» (или «ложных») потребностей. В состав «новых» потребностей входят:

1. Потребности, связанные с повышением комфорта. К ним относятся потребности в просторных домах и квартирах, кондиционерах и самой изо-щренной бытовой технике с микропроцессорами, сотовых телефонах с де-сятками функций, унитазах с музыкой и подогревом, электрических зубных щетках, туфлях из крокодиловой кожи и тысячах других мыслимых и не-мыслимых предметах и услугах.

В некоторых случаях комфорт действительно облегчает жизнь человека, но 90% предметов комфорта, имеющихся на рынке, являются явно «избыточными». Например, в салонах дорогих марок автомобилей имеется бесчисленное количество различных кнопок, но, как показывают исследования, водитель и пассажиры активно используют меньше половины имеющихся функций (кнопок), а о некоторых они и вовсе не имеют никакого представления.

2. Потребности виртуальные. К ним относятся потребности повышения престижа (имиджа). Это потребности во все тех же предметах комфорта, но при этом вожделеемые вещи должны быть с «брендом» (фирменным знаком), который повышает в глазах окружающих «рейтинг» («капитализацию») человека, обладающего таким предметом, а заодно повышает и самооценку человека. Многие люди покупают даже не предмет комфорта, а «бренд». Предмет как таковой человеку не нужен или почти не нужен. «Бренд» нередко стоит дороже, чем сам предмет; последний выступает лишь в качестве материального носителя «бренда». То есть затраты на рекламу (основное средство создания «бренда») могут многократно превышать затраты на производство. «Существует целая группа товаров, цена которых состоит более чем на 99% из затрат на продвижение, главным образом, на рекламу».

3. Потребности противоестественные. Они не были предусмотрены Творцом. Более того, в отношении таких потребностей в большинстве традиционных религий (не сатанинских сект!) существуют жесткие запреты. Это потребности в наркотиках, сигаретах, «секс-услугах», порнографии, садизме, жестоких зрелищах, азартных играх и т.п. Эти потребности формируются (а отчасти и удовлетворяются) через Интернет, телевидение, другие средства массовой информации, кинотеатры, книги.

За счет резкого расширения круга «ложных» потребностей капиталисты добиваются усиления зависимости потребителя. Многие «новые» потребности действуют подобно наркотикам, человек вынужден не просто регулярно приобретать товары и услуги, необходимые для удовлетворения «новых» потребностей, но также наращивать «дозы» потребления таких товаров и услуг.

Через некоторое время после приобщения к таким «новым» товарам и услугам человек готов даже отказаться ради них от каких-то «базовых» товаров и услуг. Например, не пообедать ради того, чтобы сыграть в «рулетку». У социологов это называется изменением «структуры потребностей». Многие маркетологи (специалисты компаний, которые изучают структуру потребностей покупателей, их предпочтения, разрабатывают сбытовую политику компаний и т.п.) сделали для себя простые «открытия»:

а) наибольшим спросом у современного человека пользуются те товары и услуги, которые удовлетворяют наиболее «низменные» его потребности;

б) для дальнейшего роста «низменных» потребностей необходимо их стимулировать, для чего используются специальные методы.

На самом деле об этом уже многие века назад говорили Святые отцы: чем ниже духовный (религиозный) уровень человека, тем более он склонен к греху и страсти; чем ниже духовные потребности, тем выше потребности «низменные»; при сильной духовной деградации человека «низменные» по-требности оказываются более важными, чем даже жизненно необходимые материальные.

Дух потребительства оказывает решающее влияние на поведение че-ловека, который смысл своей жизни все больше сводит к потреблению. Средство превращается в цель. Это, пожалуй, самая страшная «мутация», которая произошла в человеке: от поклонения Богу как Творцу и Промыс-лителю он перешел к поклонению вещи. Это разновидность язычества, ко-торую можно назвать потребительским язычеством. Раньше, во времена христианства, человек был рабом Божьим. Ныне он стал рабом вещей, а фактически, как единодушно говорят Святые отцы, — рабом того, кто враж-дует с Богом, т.е. дьявола. Внутренняя духовная мутация человека находит свое отражение в его мыслях, словах, поведении, образе жизни. Вот как описывают эти внешние проявления человеческой мутации американские социологи: «В 1986 году Америка еще насчитывала больше высших учеб-ных заведений, чем торговых центров. Не прошло и пятнадцати лет, как число торговых центров стало вдвое превышать число высших учебных заведений.

В век синдрома потреблятства (как, по нашему мнению, в конце концов будут называться десятилетия, примыкающие к границе между вторым и третьим тысячелетиями) торговые центры заменили собой церк

ви как символ культурных ценностей. Действительно, 70% граждан США еженедельно посещает торговые центры, а это больше, чем число людей, регулярно бывающих в церкви».

Потребительское язычество превращает процесс покупок (шопинг) в своего рода «наркотик», без которого современный человек с сильно атро-фированными духовными потребностями обходиться уже не может. В боль-шинстве случаев приобретаемые товары не очень нужны такому одержимо-му человеку. Как всякая страсть, т.е. устойчивая зависимость от каких-то вредных привычек, потребительство превращается в болезнь. Многие врачи считают страсть к постоянным покупкам тяжелым неврозом. От него особенно страдают женщины (около 25% женщин в странах Запада). Более 800 тысяч немцев страдают от «шоппинговой» зависимости, признаваемой психиатрами такой же болезнью, как алкоголизм и наркомания. Об этом говорится в обнародованном исследовании Технической больничной кассы (ТКК) Нижней Саксонии. Цифра в 800 тысяч — это практически «так или иначе зарегистрированные случаи», но число «скрытых шоппингоманов» явно гораздо выше. Немецкие ученые назвали эту болезненную страсть специальным термином — «ониомания» (греч. onios — для продажи; mania — безумие). В русском языке схожими терминами являются «шопоголизм», «шоппинголизм», «шоппингомания».

Такую зависимость можно назвать «потребительским рабством». До-биваясь установления устойчивой зависимости человека от мира вещей, ка-питалисты тем самым повышают эффективность других видов рабства — пре-жде всего наемного и долгового.

В заключение приведем отрывок из интересной статьи, в которой рас-крывается духовная сущность «потребительского рабства» как неотъемле-мой черты современной денежной цивилизации: «Вторым по мощности и масштабности процессом жизнедеятельности социумов цивилизации денег является индустрия удовольствий: еды, развлечений, секса, алкогольных полок и т.п.

(на первое место в денежной цивилизации автор ставит банковско-административную деятельность. — В. К). В индустрии утех, развлечений и прочих удовольствий занято больше, чем во всех иных сек-торах жизнедеятельности. Так называемая сфера обслуживания всевоз-можных потребительских интересов, сопровождаемых физиологическими удовольствиями, — краса и гордость западной цивилизации и ее же тест на нравственное уродство, которое густо закамуфлировано модными одежда-ми, красочными упаковками потребительских товаров, сигарет, пива, креп-ких алкогольных напитков, роскошными интерьерами ресторанов, баров, казино. Вся эта “цивилизованная” преуспевающая публика, неодолимо предрасположенная к алкоголизации, блуду, педофилии, гомосексуализму, казнокрадству, воровству, предумышленным убийствам и всем прочим смертным грехам, неколебимо мнит себя лучшей частью человечества, бли-стая роскошью, знаками отличий, званиями и т.п. и превращая в сплошные развлечения не только досуг, но зачастую и время своих профессиональных занятий, имея под рукой для этого обслугу на все.

Люди культуры массового потребления доступных удовольствий лгут так же легко и естественно, как дышат. Воруют столь же привычно и обы-денно, как чистят зубы. Практически всю свою взрослую жизнь сохраняют детские привычки к удовольствиям, сладкому и игрушкам, которые меняют только модификацию, конфигурацию. Воздушные шары, мороженое и плюшевых медвежат сменяют модные костюмы, драгоценности, “мерседе-сы”, яхты, марки телевизоров, коллекционных ружей и т.п. цивилизованная мишура, виды и модификации которой беспрерывно множатся, забавляя и услаждая все новые поколения взрослых детей с укладом пещерной психи-ки. Процесс реставрации и строительства все новых величественных храмов никоим образом ничего не меняет в главном жизненном устремлении людей цивилизации денег — получении удовольствий от жизни любыми способами и средствами, прежде всего с помощью приверженности к алкоголю, курению, сексуальным непотребствам, что уже само по себе даже в минимальном и самом дешевом наборе занимает все свободное время жиз-ни, не оставляя практически ничего для человеческой духовности. Сами эти множества людей, подвизающихся на разнообразных ролях “сферы услуг”, специализируются и “совершенствуются” только в умении провоцировать и поощрять физиологические инстинкты “широких народных масс” по-требителей в весьма узком и однообразном до бедности спектре: от обжор-ства до необузданного секса, обильно приправленных табаком, алкоголем, наркотиками, разнообразными эстрадными шутками-прибаутками на эти темы. Вся эта индустрия шоу-досугов не только “занимает” низкопробно-пищеварительной масскультурой практически все свободное время жизни “народных масс”, но и изымает не менее /3 их семейного бюджета, их за-работков, обогащая разнообразных видео-, аудиомагнатов, всяких там хи-троумных пришельцев из космоса, управляющих незрелыми головами и душами аборигенов через их желудки и крайнюю плоть».

Из приведенного отрывка следует, что «индустрия удовольствий»:

1) занимает первое место в экономике «зрелой» «денежной цивилиза-ции» по величине занятых в ней работников (а также по доле в офи-циальном ВВП);

2) отнимает у человека большую часть (не менее /3) его денежных до-ходов;

3) создает не только и не столько товары и услуги, сколько «нового че-ловека» («живую машину»), лишенного всякого духовного начала и в полной мере отвечающего требованиям «денежной цивилизации».

<< | >>
Источник: Катасонов В. Ю.. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». 2013

Еще по теме Потребительское рабство как форма духовного рабства:

  1. Рабство социальное и рабство духовное
  2. Денежное рабство как добровольный духовный выбор
  3. Рабство после рабства: кули и пеоны
  4. Духовные основы грядущего капиталистического рабства Нового времени
  5. Рабство как источник первоначального накопления капитала
  6. Насилие как первоисточник наемного рабства
  7. Наемный труд как узаконенное рабство
  8. «Тюремное рабство» как идеальная модель капитализма
  9. «Тюремное рабство»: американский ГУЛАГ (1)
  10. Современное рабство: сущность и формы
  11. Патриархальное рабство в Средние века
  12. Современное долговое рабство: формы и масштабы
  13. Раннее христианство и рабство
  14. На чем зиждется современное социальное рабство?
  15. Современное прямое рабство в странах «третьего мира»
  16. Христианство о денежном рабстве