<<
>>

Политики как защитники частичного резервирования (президент Ф. Д. Рузвельт)

Банкирам (и судьям, защищавшим банкиров) нередко «подыгрывали» политики, купленные банкирами. Прежде всего они стали писать законы, которые фактически разрешали банкирам не возвращать деньги вкладчикам.
В

случае банковских паник политики обращались к народу с призывами проявлять «патриотичность» и воздерживаться от снятия денег со счетов. Банкиров же они хвалили за то, что те «помогают обществу в тяжелые времена», что они обеспечивают важнейшую социально-экономическую функцию — «трансформацию сбережений населения в инвестиции» (тут политикам пришли на помощь «профессиональные экономисты») и т.п. В самые «критические» для банков моменты на помощь «генеральным штабам» ростовщиков (центральным банкам), которые оказываются бессильными противостоять стихиям кризисов, приходят президенты и премьер-министры, принимающие порой совсем «недемократические» и «нерыночные» решения.

Вот лишь один пример такой политической поддержки — действия всеми (не только в Америке, но и в России) восхваляемого президента США Франклина Делано Рузвельта.

Первое, что сделал пришедший к власти Рузвельт, — объявил 5 марта 1933 г. четырехдневные «банковские каникулы», защитив тем самым ростовщиков от разъяренных вкладчиков. А 9 марта он уже «провел» через Конгресс Закон о чрезвычайной помощи банкам, который предусматривал выделение громадной по тем временам суммы в размере 2 млрд долл. для «пополнения ликвидности» коммерческих банков, входивших в Федеральную Резервную Систему (ФРС). Какая оперативность! Напомним, что в «обычные», «спокойные» времена даже президентам страны приближаться к «независимой» ФРС не рекомендуется.

А сколько «психотерапевтических» бесед новый президент страны про-вел с американцами по радио (так называемые «беседы у камина»), чтобы успокоить их и убедить не забирать своих вклады! Президент Ф.

Рузвельт даже читал «лекции», в которых он объяснял миллионам простых граждан, как устроена банковская система:

«Прежде всего позвольте мне указать на тот простой факт, что когда вы помещаете деньги в банк, их там не складывают в сейфы. Банки инвестируют ваши деньги в различные формы кредита — облигации, коммерческие бумаги, закладные и многие другие виды ссуд. Иначе говоря, банк заставляет ваши деньги “работать”, чтобы “крутились колеса” промышленности и сельского хозяйства. Сравнительно малую часть ваших вложений банк держит в виде денежных знаков — такое количество, которое в обычное время вполне достаточно для покрытия потребностей среднего гражданина в наличных деньгах. Другими словами, все денежные знаки в стране составляют лишь небольшую часть от суммы вкладов во всех банках».

Судя по этой «лекции», можно сказать, что президент действует как преданный защитник интересов Уолл-стрит. Но при этом не вполне разбирается (или делает вид, что не разбирается) в том, что говорит. В его «лекции» прав

да и ложь перемешаны. Действительно, президент говорит правду: «сравнительно малую часть ваших вложений банк держит в виде денежных знаков». Но что из этого следует? Из этого следует (мы с вами это уже разобрали), что банк ворует деньги вкладчиков, ибо право собственности на эти деньги остается у вкладчиков, а не переходит к банкам. Президент считает, что тех наличных денег, которые имеются в банках, «достаточно для покрытия потребностей среднего гражданина в наличных деньгах». Значит, президент фактически решает за американцев, сколько денег из того, что является их собственностью, им «достаточно». Хороша демократия! Это уже попахивает «лагерным социализмом». И, наконец, откровенная ложь или неграмотность в словах: «Банки инвестируют ваши деньги в различные формы кредита — облигации, коммерческие бумаги, закладные и многие другие виды ссуд. Иначе говоря, банк заставляет ваши деньги “работать”». Банки инвестируют деньги, но не деньги клиентов, а собственные деньги, которые они создали из «воздуха».

Что касается того, что деньги клиента «работают», то они действительно «работают». Но не для того, «чтобы “крутились колеса” промышленности и сельского хозяйства», а для того, чтобы ростовщики могли использовать наличные деньги клиента для погашения самых неотложных денежных обязательств своих банков. Они делают все необходимое для того, чтобы «крутились колеса» того «печатного станка», с помощью которого ростовщики «делают» новые деньги. Но даже новые деньги, которые ростовщики «дела-ли из воздуха» в те «бурные» годы, которые предшествовали «обвалу» 1929 года, использовались не для того, «чтобы “крутились колеса” промышлен-ности и сельского хозяйства». Они использовались почти исключительно для того, чтобы «крутились колеса» биржевых спекуляций.

У президента в его «лекциях» сквозит «нежное» чувство к своим по-кровителям с Уолл-стрит. Это не они виноваты в кризисе, а некоторые «несознательные» американцы, которые усомнились в «честности» ростовщиков. Да может быть еще некоторые «несознательные» банкиры, которые уж «чересчур заигрались» на биржах. Все же остальные — «белые и пушистые». Вот слова президента:

«В стране сложилось плохое положение с банками. Некоторые банкиры, распоряжаясь средствами людей, действовали некомпетентно и бесчестно. Доверенные им деньги они вкладывали в спекуляции или рискованные ссуды. Разумеется, к огромному большинству банков это не относится, однако таких примеров было достаточно, чтобы потрясти граждан Соединенных Штатов и на время лишить их чувства безопасности. Это породило такое настроение умов, когда люди перестали делать различия между банками и по действиям некоторых из них стали судить плохо обо всех»1.

Вообще-то это было бы очень здорово, если бы американцы «перестали делать различия между банками». Потому что все банки в Америке, на-чиная, по крайней мере, с середины XIX века работают без полного ре-зервирования, т.е. они действовали и до сих пор действуют, как выразился Ф. Рузвельт, «бесчестно». Других банков в Америке нет, ибо любой банк с полным резервированием оказался бы «паршивой овцой» в стаде «белых и пушистых», и его бы просто «съели». Если и делать различия между банка-ми, то их можно разделить на две группы: а) те, «некомпетентность» и «бес-честность», которых уже вылезла наружу; б) те, которые умеют поддержи-вать имидж «белых и пушистых» несмотря на свою неплатежеспособность. Если бы американцы это понимали, то, вполне вероятно, такой «бесчест-ной» банковской системы в главной стране «победившего капитализма» не было бы. Просто потому, что американцы перестали бы поддерживать этот «бесчестный» бизнес своими кровными деньгами.

Допускаю, что «просветительские» речи президента Ф. Рузвельта оказывали определенный «психотерапевтический» и «просветительский» эффект на среднестатистического американца. Ибо среднестатистический американец, судя по всему, понимал в банковских делах еще меньше своего президента и принимал его слова «за чистую монету».

<< | >>
Источник: Катасонов В. Ю.. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». 2013

Еще по теме Политики как защитники частичного резервирования (президент Ф. Д. Рузвельт):

  1. Как ростовщики боролись за легализацию частичного резервирования
  2. Частичное резервирование = фальшивомонетничество
  3. Частичное резервирование и финансовые кризисы
  4. «Денежная революция»: легализация «частичного резервирования»
  5. Политика обязательного резервирования
  6. Политика обязательного резервирования
  7. «Обязательное резервирование», или фиговый листок фальшивомонетчиков
  8. От Гувера до Рузвельта: Федеральный резерв и финансовые элиты
  9. Государственная политика как управленческая категория
  10. Содержание бюджетной политики как организационно-финансовой категории
  11. Федеральный бюджет как инструмент социальной политики государства
  12. Скидки за особые условия продаж как инструмент ценовой политики фирмы
  13. Доходы граждан как критерий социальной политики
  14. Внутреннее резервирование на возможные потери по ссудам в обеспечении возвратности кредитов
  15. Подходы к резервированию капитала под операционный риск, рекомендуемые банком России
  16. Частичное исполнение приказов
  17. Операции РЕПО как инструмент проведения денежно-кредитной политики
  18. Занятость как основополагающая характеристика рынка труда и объект социальной политики
  19. Управление персоналом как компонент и механизм реализации государственной кадровой политики
  20. Теория и методология формирования и реализации бюджетной и налоговой политики как государственно-управленческой практики