<<
>>

Основные направления реформирования в сфере социальной защиты населения

Система социальной защиты призвана преодолеть риск оказаться за чертой бедности или в числе социально исключенных групп. Поэтому она включает в себя целый комплекс мер и стратегий, нацеленных на поддержку минимального уровня благосостояния всех категорий населения, сглаживание возможных негативных последствий падения уровня дохода в течение всей жизни (т.
е. перераспределение ресурсов в масштабе жизненного цикла человека), а также предоставление страховой защиты на случай “шоковой” потери дохода, например в результате утраты трудоспособности.

Наряду с этим, современные системы социальной поддержки населения включают и так называемые “программы расширенного спектра”, связанные с преодолением проблем дискриминации и социальной исключенности, которые могут возникать в семьях с различным первоначальным уровнем благосостояния. Речь идет о программах защиты от насилия в семье, интеграции инвалидов в общественную жизнь и т.п. С развитием гражданского общества и ростом самосознания различных групп (женщины, инвалиды) доля социальных программ и услуг, направленных на эти группы, постепенно возрастает.

Эффективность каждого элемента, нацеленного на решение части общей задачи повышения благосостояния, во многом зависит от его увязки с другими составляющими, от комплексности подхода к борьбе с бедностью и социальной незащищенностью.

Систему социальной защиты можно рассматривать, таким образом, как инструмент управления социальными рисками, в котором основными являются такие составляющие, как программы выравнивания доходов, включая страхование, но, наряду с этим, существует и поддержка особых (целевых) групп населения или особых потребностей<48>.

При таком подходе делается акцент на переход от программ доведения доходов малообеспеченных слоев населения до черты бедности к современным программам расширенного спектра, которые содействуют выравниванию уровня благосостояния, к увеличению доступа к общественным благам, повышению возможностей развития для социально уязвимых групп, всестороннему учету факторов общего экономического развития страны или региона и т.п.

Современные программы социальной защиты должны стремиться к максимальному учету факторов социального риска и к разработке инструментов, которые могли бы фокусироваться на:

- превентивных мерах (снижение риска – программы инвестиций в человеческий капитал);

- смягчающих мерах (снижение амплитуды колебаний дохода – пенсии по старости, по случаю потери кормильца и другие программы, поддерживающие минимальный уровень благосостояния наиболее незащищенных категорий населения, включая престарелых, инвалидов, детей);

- мерах по преодолению негативных последствий (пособия по нуждаемости, общественные работы, оказание единовременной помощи и предоставление социальных услуг для обеспечения минимального уровня благосостояния семей, не способных поддерживать свое потребление на минимально гарантированном уровне).

При этом важной составляющей программ всех типов является переход от простого перераспределения доходов, предполагающего пассивную роль получателей помощи, к активной политике, стимулирующей усилия семей по выходу из социальной проблемы. В данном случае речь идет не о минимизации поддержки трудоспособному населению вплоть до момента истощения всех имеющихся ресурсов и попадания в “ловушку бедности”, а о создании грамотных экономических стимулов к использованию трудового потенциала семей. Например, программы пособий по нуждаемости, использующие так называемую сложную компенсационную формулу расчета пособий, устроены так, что доход семьи, в которой есть работающие и приносящие трудовой доход члены, будет выше, чем у семьи, состоящей из полностью неработающих<49>, но при этом соблюдается также и принцип “чем семья беднее, тем больше размер помощи” и “чем больше нуждающаяся семья, тем больше совокупный размер оказываемой ей помощи”. Программы, составной частью которых являются встречные обязательства трудоспособных получателей по поиску работы, также соответствуют активному подходу.

В разработке социальной политики, основанной на снижении социального риска и повышении уровня защищенности населения, Россия сталкивается с очевидными проблемами.

В их числе можно назвать проблему разграничения полномочий и ответственности между различными уровнями и ветвями власти в социальной сфере, проблему нахождения баланса между централизацией (государственные гарантии социальных прав) и децентрализацией, включая развитие социальных инноваций на местном уровне, проблему перераспределения ресурсов в социальной сфере. Однако к самым значительным относится проблема формирования баланса интересов между поколениями, различными доходными группами и категориями, обязательства общества перед которыми основаны на их заслугах или осознании вины государства перед ними.

Катализатором процессов реформирования социальной сферы в нашей стране является наличие избыточных, с точки зрения реальной потребности, но необеспеченных финансами обязательств государства перед своими гражданами. Базовые модели социальной защиты, сложившиеся в советское время, основывались на поддержании граждан, имеющих те или иные заслуги перед государством (форма политического компромисса), на возмещении не социальных, а профессиональных рисков или рисков техногенных катастроф. При этом важно понимать, что при социализме распределение социальных благ было направлено отнюдь не на выравнивание уровня благосостояния или смягчение доходных колебаний, а, напротив, на повышение дифференциации в обществе.<50> В отличие от зарубежных аналогов, модели возмещения профессиональных рисков или рисков техногенных катастроф в советское время строились не на страховых принципах (что соответствовало бы концепции социальной защиты как инструмента управления рисками), а на принципах государственного обеспечения. Подобные подходы сформировали разветвленную и запутанную систему льгот и привилегий, которая в середине 90-х годов ХХ в. вступила в противоречие с нарождавшейся моделью адресной социальной поддержки малоимущих домохозяйств.

Данная противоречивость интересов привилегированных, заслуженных и малоимущих групп населения и подходов к социальной политике и вызванное ею сопротивление реформам, как раз и проистекают из того факта, что в России, в дополнение к сохранившемуся масштабному субсидированию жилищно-коммунального хозяйства и образования, федеральным законодательством до сих пор предусмотрены 206 видов социальных выплат, льгот и пособий, которые предоставляются без учета нуждаемости 98 категориям населения, а региональным – 229 видов выплат и льгот для 332 групп граждан.

При этом размер каждой из выплат, как правило, очень мал, составляет 1-7 % от прожиточного минимума. Большинство льгот и выплат предоставляется различными ведомствами и на основе разных правил, что, с одной стороны, увеличивает административные издержки на оказание социальной помощи населению, а с другой – приводит к неоправданным затратам времени и усилий получателей помощи и отталкивает тех из них, для кого выполнение административных требований оказывается непосильным, в том числе, самых незащищенных.

Исполнение всех социальных обязательств, предусмотренных федеральным и региональным законодательством, нереально; это потребовало бы роста бюджетных доходов в 2-3 раза. Реформа социального законодательства проходит крайне медленно, что крайне тяжело сказывается на положении муниципальных образований, на которые ложится основная ответственность за реализацию федеральных законов по льготам и выплатам населению. При этом существующая система межбюджетных отношений не осуществляет функцию выравнивания. Среднедушевые расходы территориальных бюджетов на социальную политику, рассчитанные в процентах к региональному прожиточному минимуму, выше в тех регионах, где ниже уровень бедности.

Даже если бы у государства было достаточно средств для финансирования всех предусмотренных законодательством социальных льгот и выплат, это не решило бы насущные проблемы населения. Нынешняя система социальной защиты не адаптирована к условиям экономического неравенства и возникшей социальной дифференциации, она продолжает ориентироваться на оказание помощи наиболее заслуженным или традиционно уязвимым категориям населения, исключая из сферы поддержки нуждающиеся семьи, не относящиеся к этим категориям. В конечном итоге существующая система льгот и привилегий неэффективна как с точки зрения принципов социальной справедливости, так и с точки зрения экономической целесообразности. Кроме того, существующая организация социально значимых услуг, в том числе услуг в сфере жилищно-коммунального хозяйства, основанная на дотировании государством (или муниципалитетом) их производителей, не способствовала появлению конкуренции и какой-либо заинтересованности у потребителей в контроле качества, что не позволяло надеяться на повышение качества или снижение себестоимости услуг.

При этом важнейшей нерешенной проблемой сегодня является проблема бедности, ставящая вопрос о сосредоточении ограниченных общественных ресурсов на помощи самым нуждающимся.

Требование перехода к адресной социальной поддержке населения появилось на повестке дня не только в связи с бюджетными ограничениями, но и в связи с невозможностью решить проблему бедности традиционными методами. Адресная социальная поддержка оказывается бедным и должна быть четко отделена от всех других социальных благ. Государство вправе предоставлять дополнительные блага тем, кто оказал ему значительные услуги, а также профессиональным группам. Однако адресная социальная помощь не занимается вопросами социальных гарантий гражданам с особыми заслугами перед государством. Формы социальных привилегий для таких лиц могут быть совсем иными, чем используемые сегодня льготы.

Иными словами, задачи политики в области социальной защиты на современном этапе преобразований значительно шире, чем пассивное распределение ограниченных ресурсов и благ. Снижение бедности и социального неравенства, повышение эффективности социальных пособий, придание социальной помощи комплексного характера, учитывающего наиболее насущные потребности семей, расширение рынка социальных услуг и обеспечение свободы выбора граждан, пользующихся социальными услугами – все это требует осуществления ряда институциональных преобразований в по крайней мере двух важнейших областях.

1. Защита наиболее нуждающихся семей путем:

- концентрации бюджетных ресурсов на помощи наиболее нуждающимся;

- переориентации бюджетных потоков от производителей к получателям помощи, т.е. постепенной замены категориальных льгот компенсационными выплатами населению;

- совершенствования процедур оценки нуждаемости;

- предоставления адресной социальной поддержки с учетом всех видов социальной помощи и льгот, оказанных гражданину (домохозяйству) ранее;

- введения встречных обязательств получателей помощи, например, по трудоустройству, для использования всех возможностей выхода из трудной жизненной ситуации.

2. Повышение эффективности социальной помощи и социального обслуживания путем:

l использования рыночных механизмов в социальном обслуживании, развития конкуренции и демонополизации данного сектора;

- расширения форм предоставления услуг;

- отказа от субсидирования производителей услуг, введения платности при сохранении компенсаций нуждающимся семьям и гражданам;

- обеспечения прозрачности бюджетных социальных расходов, выделения четких приоритетов государственной поддержки, развития общественного контроля над учреждениями социального комплекса.

Рассматривая пути перехода к адресной и эффективной социальной помощи, важно осознавать, что ее основой является отказ от субсидирования производителей услуг в сфере транспорта, ЖКХ, социальной помощи и переход к финансированию (субсидированию) потребителей этих услуг.

Это связано с целым рядом преимуществ субсидий/выплат населению перед субсидированием производителей, непосредственной формой чего являются нынешние льготы.

Прежде всего, потребительские субсидии эффективны в решении проблемы доступа неимущих слоев населения или групп с ограниченными возможностями к жизненно важным товарам и услугам, не потребляемым ими на уровне социально оптимального. Потребительская субсидия позволяет государству направлять бюджетные средства на нужды наиболее социально незащищенных слоев населения, достигая таким образом большего равенства в распределении общественных благ, что в полной мере отражает принцип социальной справедливости, декларируемый, но не воплощенный до конца в социальной политике России. Кроме того, свобода потребительского выбора, выраженная в праве перераспределения ресурсов в зависимости от реальных нужд потребителя, и развитие конкуренции приводит к большей экономической эффективности распределения ресурсов. Выбор продукта и поставщика в конечном счете остается за потребителем, что способствует большей отзывчивости предложения на нужды, интересы и вкусы потребителя. Потребительские субсидии также эффективны в увеличении бюджетной дисциплины потребителя, его более рационального участия в распределении своих средств. Опыт зарубежных социальных программ показывает, что потребительская субсидия, подкрепленная условием софинансирования, повышает ответственность потребителя и его заинтересованность в получении качественного и недорого продукта или услуги<51>.

Полный и одновременный отказ от субсидирования производителей во всех областях социальной сферы не является, на наш взгляд, приемлемым вариантом политики. Потребительские субсидии не будут эффективны в решении таких проблем, как техническое оснащение школ, повышение квалификации персонала детских дошкольных учреждений, снижение текучести кадров в службах надомной помощи престарелым и инвалидам. Задача улучшения качества услуги или товара через финансирование таких “слабых мест” решается легче, дешевле и эффективнее посредством финансирования именно производителей, поставщиков услуг. Нельзя забывать и о том, что субсидия производителям хорошо справляется с задачей обеспечения минимального уровня финансирования, гарантирующего устойчивость системы социальных услуг в целом<52>. Однако данная задача решается все же более эффективно, если в качестве механизма субсидирования производителей социальных услуг используются методы, способствующие развитию конкуренции и повышению качества. К их числу относятся, например, отказ от финансирования учреждений по факту их наличия и переход к финансированию подушевой стоимости оказанных услуг, а также конкурсное размещение социального заказа на муниципальном или региональном уровне.

Важным вопросом в осуществлении политики перехода к адресному субсидированию потребителей является определение степени свободы потребителя в использовании средств, предоставляемых по программам социальной помощи (целевое или нецелевое использование субсидий). Несмотря на экономическую привлекательность денежных субсидий, максимизация потребительского выбора не самоцель, а средство к улучшению качества жизни социально незащищенных граждан. В отдельных случаях бывает так, что предоставление населению полной свободы в распоряжении денежными средствами государственной социальной помощи идет во вред обществу, в результате чего государство вынуждено придерживаться патерналистского подхода. Поиск оптимального соотношения между потребностями населения в социальной защите и общей экономической эффективностью далеко не прост. Такие известные негативные эффекты денежных социальных выплат/субсидий, как снижение занятости, попадание в “ловушку бедности”, нецелевое использование выделенных средств внутри домохозяйства заставляют включать механизмы ограничения степени свободы потребителя при использовании предоставляемых субсидий.

Существует мнение, что переход к адресности, необходимой частью которого должно стать значительное расширение использования потребительских субсидий в программах социальной помощи, может существенно повысить административные издержки в связи с отсутствием надлежащей системы сбора, оценки и проверки информации о доходах. Такой тезис может быть верен для беднейших стран, которые в отсутствие сколь бы то ни было развитой системы социальной защиты могут продолжать использовать столь неэффективные методы, как всеобщие ценовые субсидии или в лучшем случае категориальный принцип отбора целевой группы. Однако в условиях России несовершенная пока система управления социальным сектором не должна быть барьером для реализации адресных программ потребительских субсидий. Напротив, существуют как возможности, так и необходимость постепенного реформирования существующих методов управления учреждениями социальной сферы и органами социальной защиты в ходе реализации пилотных инновационных программ адресной социальной помощи, то есть потребительских субсидий. Одним из важнейших факторов успеха этих программ может стать создание на федеральном уровне института региональных демонстрационных программ.

Данный механизм представляет собой баланс между унификацией правил игры и четким администрированием по вертикали власти и гибким региональным управлением, которое не только учитывает культурное разнообразие и экономические особенности территорий, но и превращает это разнообразие в источник эффективности государственной власти. Реальная управляемость достигается за счет таких механизмов, которые позволяют стимулировать местные инициативы и направлять их в нужное для проведения федеральной политики русло. Ответственность за выработку целей федеральной политики сохраняется за федеральными органами законодательной власти. Федеральные органы исполнительной власти несут ответственность за определение порядка проведения региональных демонстрационных программ, выдачу разрешения на их проведение, контроль и оценку результатов. Таким образом, им делегируется право на изменение порядка реализации федерального законодательства. Это изменение является временным, ограниченным рамками отдельных территорий. При этом реформа федерального законодательства в целом остается прерогативой органов представительной власти. Для его функционирования важно четкое распределение ролей и полномочий между различными уровнями власти, осуществляющими управление социальной сферой. От их координации и согласованности зависит степень охвата целевой группы, т.е. наиболее нуждающихся, уровень информированности населения и его участие в разрабатываемой структуре взаимоотношений государство – потребитель-производитель<53>.

Простота, прозрачность и гибкость механизма потребительских субсидий позволяет акцентировать внимание государства на нуждах и потребностях социально незащищенного населения. Именно поэтому адресный подход ориентирован на использование модели потребительских субсидий. Кроме того, происходящая в стране реформа жилищно-коммунального хозяйства нацелена на создание конкурентной среды для расширения спектра и качества услуг, предоставляемых предприятиями жилищно-коммунального комплекса, на повышение ответственности потребителя за финансовое обеспечение предоставленных жилищно-коммунальных услуг в условиях долевого софинансирования. Все перечисленные задачи эффективнее решаются именно при использовании технологии потребительских субсидий, а не поддержки неэффективных производств в сфере ЖКХ.

Для России, в отличие от абсолютного большинства стран остального мира, потребительские субсидии до сих пор остаются достаточно новым подходом к предоставлению социальной помощи. Наиболее известные и опробованные формы – это крупные программы федерального уровня, включая субсидии на получение жилищно-коммунальных услуг, именные сертификаты на получение ссуды на строительство жилья для военнослужащих. Существует также ряд небольших местных программ, например: предоставление талонов на питание для малообеспеченных граждан, предоставление талонов на приобретение предметов гигиены, пособия на школьное питание и т.п. Этот опыт невелик, поскольку переход к денежным или квазиденежным выплатам населению затруднен сохраняющейся системой категориальных льгот, являющихся, как уже было отмечено, формой субсидирования производителей тех благ и услуг, которые предоставляются на льготной основе.

В данной ситуации неудивительно, что принимаемых органами социальной защиты населения мер по сокращению бедности среди социально уязвимых групп населения недостаточно. Органы социальной защиты предпринимают множество усилий, организуя работу по социальной поддержке населения, однако эти усилия рассредоточены на оказании различных видов помощи множеству льготных групп населения, финансирование распылено, а значительная его часть при этом выделяется на поддержание объектов социальной сферы. Еще раз подчеркиваем, что сегодня выведение социально незащищенных групп населения из состояния бедности возможно только при условии усиления адресности социальной поддержки населения, концентрации социальных расходов бюджета на помощи наиболее нуждающимся и оказания поддержки группам, которые в наименьшей степени приспособлены к самостоятельному поддержанию своего жизненного уровня в условиях рыночной экономики.

Ниже мы предлагаем отдельные рекомендации по осуществлению институциональных преобразований в сфере социальной защиты в соответствии с принципами адресности и эффектив-ности.

1. Отказ от субсидирования производителей. Важным шагом в реализации поставленной задачи должен стать отказ от открытия новых стационарных социальных учреждений и перераспределение средств в пользу дальнейшего развития и укрепления социальных служб надомного, дневного обслуживания пенсионеров, инвалидов, семей с детьми и других незащищенных категорий. Многочисленные исследования уже подтвердили, что стационарозамещающие формы имеют массу преимуществ как наименее затратные в финансовом плане формы социального обслуживания. При этом необходимо дальнейшее развитие платных социальных услуг как в сфере надомного обслуживания, так и в стационарных социальных учреждениях в зависимости от доходов граждан и в соотношении с прожиточным минимумом.

На последующем этапе реформирования социальной сферы необходимо внедрение мер, содействующих развитию общественных и частных учреждений социального обслуживания. Важным механизмом, способствующим повышению эффективности социальных услуг и улучшению общественного контроля качества, является размещение государственного или муниципального заказа на социальное обслуживание как среди существующих учреждений различного уровня подчинения, так и среди негосударственных организаций на конкурсной основе. Конкурсное размещение областного или муниципального социального заказа особенно значимо в таких областях, которые в настоящий момент слабо охвачены существующими учреждениями. Например, такая форма будет значительно способствовать повышению качества социальных услуг для семей с детьми, особенно в сельских районах, а также для одиноко проживающих пенсионеров и инвалидов, относящихся к наиболее социально уязвимым категориям. При этом высвобождаемые бюджетные ресурсы могут направляться напрямую для повышения качества обслуживания наиболее нуждающихся групп населения и расширения охвата бедных социальными услугами, что в перспективе должно привести к сокращению уровня бедности.

2. Замена натуральных форм потребительских субсидий денежными, а также отказ от всеобщего предоставления благ и услуг по категориям и переход к платности при сохранении адресных форм компенсаций. Итогом проводимой работы должна стать частичная отмена льгот, частичный их перевод в форму повышения заработной платы (это касается профессиональных льгот) и частичный перевод в форму целевых денежных компенсаций для малоимущих или для тех целевых групп (например, ветеранов Великой Отечественной войны), обязательства перед которыми государство сохраняет при любой проводимой социальной политике. Замена льгот денежными компенсациями уже зарекомендовала себя как эффективная мера в ходе реализации местных социальных программ, связанных с поддержкой семей с детьми (питание для детей первых лет жизни, школьников и т.п.) и транспортных льгот для пенсионеров.

Введение компенсационных выплат для низкодоходных групп взамен всеобщего бесплатного предоставления социальных услуг позволит выполнить основную задачу социальной защиты, сохранив доступ населения к социальным благам и услугам при одновременном повышении их качества. Данный механизм позволяет:

- использовать оценку уровня нуждаемости;

- перенаправить финансовые потоки непосредственным получателям, а не производителям услуг;

- дать нуждающимся людям равные с остальным населением возможности потребительского выбора.

Первым шагом при введении компенсации в момент перехода к платности в предоставлении социальных услуг становится определение параметров компенсационных выплат, на основе оценки рыночной стоимости услуг, их реального использования (востребованности) и доступности для целевых групп.

3. Оптимизация управления системой предоставления социальной помощи. В результате реализации задачи управление программами предоставления всех видов социальной помощи населению должно быть переведено на принцип “одного окна”. Для перехода на этот принцип требуется, в частности, централизация функций назначения и выплаты социальной помощи, для чего потребуется осуществить определенные действия, например, обеспечить соответствующую материальную базу, включая оборудование помещения для приема посетителей, разработать и ввести единую форму заявления на все виды социальных выплат и унифицировать процедуры их предоставления, провести дополнительное обучение специалистов, перераспределить функциональные обязанности между специалистами, увеличив штат работников на приеме и сократив число специалистов по назначению и выплате за счет их универсализации и т.п. Изменение организационно-правовой структуры органов социальной защиты населения, совершенствование системы административного управления отраслью, повышение эффективного бюджетного планирования, изменение направления финансовых потоков, поступающих на адресную социальную помощь населению – эти элементы политики также должны стать составными частями успешных административных преобразований.

Реализация данной задачи позволит рационализировать общие издержки системы социальной защиты и более эффективно перераспределить деятельность внутри системы в пользу работы с населением, особенно с наиболее нуждающимися категориями.

4. Введение института региональных демонстрационных программ. Решение данной задачи позволит обеспечить региональное разнообразие и учет экономических, социальных и культурных особенностей регионов при сохранении контроля со стороны федеральных органов управления. К сожалению, общая линия на разграничение предметов ведения и полномочий центра и субъектов Российской Федерации, проводимая властью в настоящий момент, противоречит данному подходу. В результате принятия закона “Об основах местного самоуправления”, исключающего полномочия по социальной защите из сферы ответственности муниципалитетов, заинтересованность в проведении демонстрационных программ на местном уровне может исчезнуть. Напротив, одна из сильных сторон предлагаемого механизма демонстрационных программ состоит в том, что он поможет минимизировать потенциальные конфликты, которые могут возникнуть в результате приведения регионального законодательства в соответствие федеральному и сокращения пространства управленческого маневра на региональном уровне.

Если цель Правительства Российской Федерации состоит в том, чтобы дать возможность органам государственной власти на уровне субъекта федерации отработать на практике новые методы организации работы по реализации федеральной политики, то именно демонстрационные программы являются одним из оптимальных средств реализации этой цели. При этом новые методы и правила по существу должны будут полностью соответствовать целям и задачам федеральной политики. Одним из результатов станет также создание базы для модернизации федерального законодательства на основе наиболее успешных, прошедших испытание практикой демонстрационных программ в регионах.

В качестве рекомендаций можно предложить примерно следующий порядок проведения региональных демонстрационных программ.

- Региональные демонстрационные программы предлагаются по инициативе органов власти субфедерального уровня, отбираются на конкурсной основе отраслевыми министерствами и утверждаются Правительством Российской Федерации на срок до 5 лет.

- Проведение демонстрационных программ не должно требовать предоставления дополнительных средств в добавок к тем, что уже выделены федеральным правительством для решения поставленных задач.

- Неотъемлемым элементом демонстрационной программы является мониторинг ее реализации, оценка результатов, а также социальной и экономической эффективности выполнения, включая сравнительный анализ положения контрольной группы и другие полномасштабные мероприятия по оценке результативности программы.

По итогам оценки демонстрационной программы могут быть приняты решения, спектр которых варьируется от внесения изменений в федеральное законодательство до принятия упрощенного порядка выдачи разрешений на проведение аналогичной программы в других регионах. В случае неудачного эксперимента возможен и отказ от реализации аналогичных программ в будущем, но при продуманном подходе к планированию демонстрационных программ шансы на успех являются достаточно высокими.

Потребность в перечисленных выше преобразованиях остро чувствуется в первую очередь на региональном и муниципальном уровне, однако, помимо сложностей преодоления инерционности и принятия мер непопулярного характера, низкие темпы движения вперед в данной области определяются несколькими обстоятельствами, среди которых:

- несогласованность законодательных документов, определяющих наиболее масштабные социальные программы (например, жилищные субсидии и детские пособия), и отсутствие единых определений и подходов, которые использовались бы для всех программ социальной поддержки (как частный случай для решения проблемы несовершенства законодательной базы можно привести пример отсутствия единой методики определения среднедушевого дохода);

- отсутствие со стороны федеральных органов методического руководства пошаговой трансформацией морально устаревших льгот и пособий, переходом к адресным программам помощи, реорганизацией финансовых потоков и разработкой процедур оценки уровня нуждаемости;

- низкие темпы действий на федеральном уровне по отказу от нефинансируемых мандатов и трансформации федеральных льгот, незначительные видимые мероприятия в области совершенствования и гармонизации нормативной базы, трансформации бюджетных потоков, необходимые для перехода к адресности.

Преодоление этих сложностей на федеральном уровне может стать залогом быстрого успеха социальных реформ по всей стране.

<< | >>
Источник: А. Л. Александрова, Л. Н. Овчарова. Доходы населения и доступность социальных услуг. 2003

Еще по теме Основные направления реформирования в сфере социальной защиты населения:

  1. Направления реформирования систем обязательного медицинского и социального страхования
  2. Социальная защита экономически активного населения и социальная политика
  3. Формы социальной защиты экономически активного населения
  4. Социальная защита доходов экономически активного населения
  5. Финансовое обеспечение социальной защиты экономически активного населения
  6. Финансирование социальных программ – важное направление политики доходов населения
  7. Социальная защита экономически активного населения в условиях становления рыночной экономики
  8. Основные направления социальной политики Российской Федерации
  9. Основные теоретические направления изучения социального капитала
  10. Возможный сценарий решения проблем в системе социальной защиты населения, связанных с отсутствием единой методики определения среднедушевого дохода
  11. Взаимосвязь социального капитала с социально-экономическими установками и представлениями у различных групп населения