<<
>>

Некоторые примечательные примеры

И в корпоративной, и в инвестирующей Америке в той гигантской бочке, которая представляет фонды как отрасль, есть особенно «гнилые яблоки». Назову некоторые имена.

• Гэри Пилгрим и Гарольд Бакстер.

Эти два управляющих фондами не только допустили использование рядом привилегированных хеджфондов схем заключения сделок в неразрешенное время, но и через хедж-фонд, в котором у них были личные инвестиции, сами проводили такие сделки. С момента своего возникновения в 1985 г. фонды из PBHG (Pilgrim Baxter Holding Group) проводили откровенно спекулятивную политику. Они использовали агрессивную тактику краткосрочных продаж с волатильной доходностью, которая то повышалась, то понижалась. Но как бы нерегулярны ни были привлекающие внимание доходы, время от времени получаемые этими фондами, фирма с помощью разнузданной рекламы преувеличивала свои успехи и привлекала в свои фонды огромные капиталы инвесторов после получения хороших результатов деятельности. Этот приток капиталов почти неизбежно происходил непосредственно перед тем, как результаты деятельности фондов группы портились.
Итог: инвесторы фондов PBHG потеряли

буквально миллиарды долларов, тогда как Пилгрим и Бакстер заработали за счет инвесторов по меньшей мере миллиард долларов. Помимо примерно 457 млн долл., выплаченных только в 90-х годах фондами в виде вознаграждений за управленческие услуги, Пилгрим и Бакстер нажились на прибылях, продав свою управленческую компанию публичной компании, которая была создана с единственной

целью — получить часть огромной прибыли, заработанной управляющими фондов. Дополнительные прибыли, полученные двумя дельцами с помощью торговых схем, составили лишь небольшой довесок к ошеломляющему финансовому богатству, которое они накопили. По условиям урегулирования претензий, предъявленных Пилгриму и Бакстеру Комиссией по ценным бумагам и биржам и генеральным прокурором Спитцером, Пилгрим и Бакстер выплатили штрафы и возмещения убытков фондам на сумму 160 млн долл., что было буквально каплей в бадье, до краев наполненной неправедно полученными деньгами.

(Урегулировав

гражданские иски, Пилгрим и Бакстер избежали признания или отрицания своей вины.)

• Ричард Стронг. Стронг, главный владелец управляющей компании, которая одобряла и поощряла заключение Strong Funds сделок в неразрешенное время, и сам занимался такими сделками, совершая их от собственного имени и имени своих друзей и членов своей семьи. Хотя Стронгу никогда не предъявляли уголовных обвинений (возможность предъявления таких обвинений лишь рассматривали), ему пожизненно запретили заниматься инвестиционной

деятельностью (по гражданским искам он не признал себя виновным, хотя и не опроверг обвинения). Компания Стронга выплатила

единовременный штраф в размере 175 млн долл. Этот штраф стал одним из крупнейших штрафов, наложенных на управляющих фондами. Впрочем, труды Стронга были хорошо вознаграждены — за 19 92-2 002 гг. он как управляющий фондами получил вознаграждение в сумме 217 млн долл. Дополнительное вознаграждение в сумме 400 млн долл. он получил через год после скандала, продав свою управляющую компанию Wells Fargo Bank.

• Джеймс Коннелли. Этот бывший вице

президент брокерской фирмы и глава отдела продаж и маркетинга инвестиционных фондов группы Alger Funds определенно был одним из первых дельцов, воспринявших стратегию увеличения доходов управляющей компании путем разрешения

инвестиционным фондам проводить незаконные сделки. Начав деятельность в середине 90-х годов, Коннелли изобрел систему, позволявшую заключать сделки в неразрешенное время. Благодаря этой системе к 2003 г. фирма получила от дюжины инвесторов активы стоимостью свыше 20 0 млн долл. Узнав о начатом Спитцером расследовании, Коннелли усугубил свое положение подделкой доказательств. Его оштрафовали на 400 тыс. долл. Стронгу пожизненно запретили заниматься инвестиционной деятельностью и приговорили его к тюремному заключению сроком от года до трех лет. По иронии судьбы, в 2002 г. отраслевой журнал провозгласил Коннелли «Лидером фондов года».

• Доуренс Лассер.

Лассер долгое время был

старшим управляющим Putnam Management Company, постоянно числившимся среди самых

высокооплачиваемых управляющих отрасли. Только в 1998-2002 гг. он получил вознаграждения, общая сумма которых составила 163 млн долл. (Putnam— дочерняя компания гигантского финансового конгломерата Marsh and McLennan). Брокерская и

страховая дочерняя компания этого конгломерата будет запятнана скандалами, связанными с регулированием заявок на покупку и с особыми соглашениями о привилегированном обслуживании (и то и другое в 2004 г. обнаружил Спитцер). В 20 0 4 г. Putnam сообщила о том, что Лассер знал о незаконных сделках, совершенных портфельными управляющими еще в 2000 г. (в конце концов в это

дело было вовлечено 40 сотрудников Putnam, в том числе 6 портфельных управляющих). Узнав об этих нарушениях фидуциарных обязанностей, Лассер не принял дисциплинарных мер и не пресек эти нарушения. Кроме того, Лассер не уведомил о нарушениях управляющую компанию, директоров фондов, акционеров фондов, федеральные органы регулирования или органы регулирования на уровне штата. (Впоследствии Putnam согласилась

выплатить штрафы в размере 193 млн долл. и возмещения своим акционерам.) Хотя Лассеру не были предъявлены обвинения в гражданских или уголовных правонарушениях, его в конце концов изгнали из Marsh and McLennan, выплатив ему, однако, пособие по увольнению размером 78 млн долл. К Лассеру вполне применима пословица «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Как и в список «гнилых фруктов» корпоративной Америки, в этот список можно легко добавить имена многих других «гнилых яблок». Управляющие очень многих крупных фирм, управляющих инвестиционными фондами, в том числе некоторых старейших, крупнейших и некогда уважаемых фирм, работающих в этой сфере, были

вовлечены в эти скандалы. Регулирующие органы подвергли правонарушителей дисциплинарным

взысканиям, нередко строгим. Сходным образом плохое исполнение обязанностей фондов вышло за рамки немногочисленных изолированных случаев, в которых замаралось всего несколько

правонарушителей. Проблемы носят намного более системный характер. Бочка капитализма

инвестиционных фондов сама поражена конфликтами. Эти конфликты выливаются не только в скандалы, связанные с проведением сделок в неразрешенное время, платежами за брокерские услуги и с взиманием завышенных комиссионных за сделки продажи или покупки участия в инвестиционном фонде (см. пример 7.1). Эти конфликты проявляются и в чрезмерных гонорарах за управление, и в расходах фондов, и в агрессивном маркетинге спекулятивных фондов, где финансовые убытки, нанесенные управляющими фондов

собственникам фондов, намного тяжелее.

<< | >>
Источник: Джон К. Богл. Битва за душу капитализма. 2011

Еще по теме Некоторые примечательные примеры:

  1. Некоторые примеры
  2. Некоторые ответы на некоторые взятые из жизни вопросы
  3. Некоторые определения
  4. Некоторые обобщения и выводы
  5. О примерах
  6. Некоторые советы
  7. Особенности построения банковских систем некоторых стран
  8. Характеристика некоторых видов банковских инноваций
  9. «денежная цивилизация»: некоторые признаки
  10. Некоторые виды инвестиционных стратегий
  11. Некоторые другие аспекты и оценки
  12. Династические браки и некоторые другие «секреты» ростовщиков
  13. Инвестиционные характеристики некоторых видов бизнеса
  14. Давайте сломаем некоторые плохие привычки
  15. Древний Рим и современный мир: некоторые сравнения
  16. Экономическое и бюджетное регулирование в США и России: некоторые особенности
  17. Некоторые особенности деятельности коммерческих банков в период с 1918 по 1928 г.
  18. Обзор некоторых видов ценных бумаг, обеспеченных финансовыми активами
  19. Свидетельство №3. Некоторые богатеют, прод авая дорого и покупая дешево