<<

«Начать мир заново»

Необходимость изменения правил игры в корпоративной Америке, в инвестирующей Америке и в Америке инвестиционных фондов, в сущности заново утверждающая превосходство интересов собственников над интересами управляющих, жизненно важна и глубока.
Доля вознаграждений, созданных капитализмом и присвоенных

руководителями корпораций, Уолл-стрит и управляющими инвестиционных фондов, превратилась в чрезмерную утечку национального богатства и богатства американских семей. Это отвлечение столь большой части вознаграждений за инвестирование управляющими за последние два десятилетия «бычьего» рынка терпели потому, что большинство инвесторов все же получали довольно высокие доходы, и потому, что связь между инвесторами, вложившими собственные капиталы, и реальной собственностью на акции американских корпораций ослабла.

ПРИМЕР 10.2 Джозеф Э. Стиглиц: «Оценивая экономические изменения»

Эрозия моральных ценностей

Многие озабочены видимой эрозией моральных ценностей, столь ярко проявившейся в

корпоративных скандалах, которые в последние годы потрясли США.

Скандалы, от скандала с Enron до скандала с Arthur Andersen, от скандала с

WorldCom до скандала на Нью-Йоркской фондовой бирже, скандалы, в которые были втянуты практически все американские крупные

бухгалтерские и аудиторские фирмы, а также

большинство американских банков, многие

американские инвестиционные фонды и изрядная

часть американских крупных корпораций.

Разумеется, в любом обществе есть гнилые фрукты. Но когда таких фруктов так много, начинаешь искать системные проблемы. Эта видимая эрозия моральных ценностей — лишь одно из

изменений... которое, по всей вероятности, не указывает на прогресс. Экономисты не склонны рассуждать о морали. Традиционные экономисты пытаются утверждать, что индивидуумы,

преследующие свои эгоистические интересы,

непременно способствуют интересам общества.

Это

— фундаментальное прозрение Адама Смита, обобщенное в его знаменитой метафоре невидимой руки.

Рынки не приводят к эффективным результатам, не говоря уже о результатах, которые соответствовали бы социальной

справедливости. В результате часто появляются веские причины для государственного

вмешательства, повышающего эффективность рынка. Точно так же, как понадобилась Великая депрессия для того, чтобы стало очевидным, что рынок часто работает не так хорошо, как утверждают его защитники, понадобились недавние «ревущие девяностые» для того, чтобы стало самоочевидно, что погоня за эгоизмом не обязательно приводит к общей эффективности экономики.

Руководители Епгоп, А^иг Ап^еэеп, WorldCom и т. д. получали вознаграждения в форме опционов на приобретение акций и делали все возможное для того, чтобы раздуть цены на свои акции и максимизировать собственные доходы. И многим из них удалось продать акции в то время, как цены на них оставались раздутыми. Но люди, которые не были посвящены в инсайдерскую информацию, держали купленные акции, и когда цены на них посыпались, их богатство растаяло. В Епгоп сотрудники потеряли не только рабочие места, но и свои пенсии. Трудно понять, как эгоистические устремления — кажется,

необузданная корпоративная жадность —

способствовали общему интересу.

Фидуциарная ответственность

Открытия в экономике информации (особенно в той ее отрасли, которая занимается проблемой, которую, что интересно, называют моральным риском) помогают объяснить это кажущееся противоречие. Проблемы информации означают, что акционеры должны делегировать ответственность за принимаемые решения, но отсутствие или недостаток информации у акционеров практически лишает их возможности обеспечить положение, при котором управляющие, которым акционеры вверили свое богатство и заботу о компаниях, станут действовать в лучших интересах акционеров. На управляющем лежит фидуциарная ответственность. Предполагается, что управляющий будет

действовать в интересах других.

Это — моральная обязанность управляющего. Но стандартная экономическая теория говорит, что управляющий должен действовать в своих собственных интересах. Соответственно, возникает конфликт интересов.

В 9 0-х годах XX в. такие конфликты стали вопиющими. Бухгалтерские и аудиторские фирмы, получающие за оказание консалтинговых услуг

денег больше, чем за добросовестное ведение отчетности, более всерьез не относятся к своей обязанности точно вести отчетность. Аналитики зарабатывают больше на рекламировании акций, которые, как им известно, переоценены, чем на предоставлении своим излишне доверчивым и

зависящим от их советов клиентам точной информации.

Перемены могут породить новые конфликты интересов и новые условия, в которых

преследование эгоистичных интересов будет сталкиваться с благосостоянием общества. Когда люди видят, как другие извлекают выгоды из таких условий, возникает жадность нового типа. Генеральные директора отстаивают свои

грабительские жалования, ссылаясь на жалования других генеральных директоров, а некоторые даже утверждают, что такие жалования необходимы для

их надлежащего стимулирования к принятию трудных решений.

Финансовые инновации

Некоторые финансовые инновации затрудняют отслеживание того, что делает компания и ее управляющие. Таким образом, проблема информации усугубилась: инвесторам стали представлять

искаженную информацию; расходы можно было скрывать, а доходы — преувеличивать. Поскольку доходы тем самым преувеличивали, возрастала и цена акций. Но поскольку эти цены на акции были основаны на искаженной информации, ресурсы

распределяли неправильно. И когда пузырь, возникновению которого способствовала эта ложная информация, лопнул, последовавшее падение цен было большим, чем было бы при иных условиях.

Любопытно, что опционы на акции

объявлялись лучшими стимулами для управляющих и утверждалось, что опционы лучше гармонизируют интересы управляющих и интересы акционеров. Этот довод более чем лицемерный: на самом деле

типичный пакет опционов на приобретение акций, особенно при его реализации, никаких более сильных стимулов не дает.

Хотя выплаты управляющим растут при росте цен на акции, значительная часть этого роста не имеет ни малейшего отношения к эффективности управляющих; этот рост просто отражает общее движение рынка. Правильнее было бы, если бы выплаты управляющим основывались на эффективности их работы.

Конкурентная борьба, развернувшаяся в 90-х годах XX в., засвидетельствовала близорукость именно такого рода. Максимальных успехов добились инвестиционные банки, аналитики которых предоставляли клиентам искаженную информацию. Инвестиционные банки снова и снова объясняли, что у них не было выбора и они должны были прибегать к такой тактике, если хотели выжить.

Сегодня огромным большинством акций непрямым образом владеют различные финансовые посредники, в основном управляющие пенсионными и инвестиционными фондами. Но, ставя служение самим себе выше обязанности служить тем, кто вверил им свои активы на условиях добросовестного управления, американские агентыуправляющие отказались должным образом признать

фидуциарные обязанности, которые они несут перед своими принципалами-собственниками. Итак, говоря словами Тома Пейна, пришло время «начать мир заново», время строить лучший корпоративный и финансовый мир в современной Америке. Место, с которого надо начинать этот процесс, —

учреждение комиссии федерального правительства. Она и будет работать над решением проблем американского общества посредников, и усиливать те тенденции развития инвестиционного общества, которые обеспечивают получение собственниками причитающейся им по праву доли прибыли. Возможно, термину общество посредников, или даже общество агентов, недостает характерности, присущей термину общество собственников. Но ни один из этих терминов не ухватывает сути системы, которую необходимо создать. Нашей целью должно стать создание общества фидуциарной ответственности, в котором люди, осуществляющие доверительное управление чужими деньгами, действовали бы исключительно в долгосрочных интересах своих доверителей. Нам еще далеко до совершенной системы, которую мы стремимся создать в корпоративной Америке, инвестирующей Америке и в Америке инвестиционных фондов.

Выступая под псевдонимом Публий в шестом выпуске «Федералиста» от 14 ноября 1787 г., Александр Гамильтон написал слова, которые в сегодняшних условиях, два века спустя после их написания, должны послужить нам предупреждением: «Разве у нас не было возможности убедиться в ложности и сумасбродстве этих бесполезных теорий, ласкавших нас обещаниями избавиться от несовершенства, слабости и зла, свойственных обществу любого устройства?»

Гамильтон отвечает на свой вопрос другим вопросом, на сей раз риторическим: «Не пришло ли время пробудиться от обольстительных грез о золотом веке и принять в качестве практического принципа управления...

нашими делами утверждение о том, что нам еще далеко до счастливого царства совершенной мудрости и совершенной добродетели?» Сходным образом, если мы, граждане современной Америки, можем лишь согласиться с тем, что нам, живущим в современной порочной версии американского капитализма, еще далеко до царства совершенной мудрости и совершенной добродетели, мы можем приступить к тяжкому труду по исправлению недостатков системы.

Пришло время начинать строительство мира заново.

<< |
Источник: Джон К. Богл. Битва за душу капитализма. 2011

Еще по теме «Начать мир заново»:

  1. Американский капитализм вXXI веке:«Начать мир заново»
  2. Как начать
  3. С чего начать?
  4. Заключение. С чего начать?
  5. «другой мир возможен»
  6. Мир случайных событий
  7. Морис Дантек. ПРИЗРАК ДЖАЗМЕНА НА ПАДАЮЩЕЙ СТАНЦИИ «МИР», 2011
  8. Глава 5 Куда катится мир
  9. Стивен Котлер. Мир завтра, 2016
  10. Владимир Киврин. Мир тонких энергий. Послание непроявленного мира, 2008
  11. Кай-Михаэль Бе. Захватывающий мир легких, 2019
  12. «Денежная каббала» и инфернальный мир
  13. Мир как социальная конструкция
  14. Как развивался наш мир
  15. Владимир Киврин. Энергетика слова. Мир исцеляющих звуков, 2008
  16. Все наши взгляды на мир в известной мере ошибочны или искажены
  17. Древний Рим и современный мир: некоторые сравнения