<<
>>

Мобилизация институциональных инвесторов

Как было отмечено в главе 3, требование раскрытия собственникам того, как инвестиционные фонды используют голоса, предоставленные им по доверенности, создало у фондов новый и мощный мотив к осуществлению прав корпоративных граждан.
Разумеется, поскольку в США насчитывается 95 миллионов собственников фондов, это требование равносильно требованию публичного раскрытия информации. Необходимо потребовать публичного раскрытия информации всеми

доверенными лицами, в том числе традиционными пенсионными и дарственными фондами. Но права сопряжены с обязанностями. Поэтому необходимо разработать такие стандарты, в соответствии с которыми все попечители, включая фонды, учрежденные властями штатов, органами местного самоуправления и университетами (а как известно, в таких фондах политические и экономические соображения отодвигают на второй план требования, предъявляемые к лицам, действующим на основе доверенности), должны будут придерживаться высоких стандартов фидуциарной ответственности.

Институциональным инвесторам, имеющим мотивацию к правильному поведению, также нужно предоставить возможность и поступать так, как следует, а также доступ к результатам голосований по доверенности.

Однако, как было сказано ранее, такой доступ предоставляют крайне неохотно, и недавнее предложение Комиссии по ценным бумагам и биржам лишь приоткрыло возможность такого доступа. Предложение разрешает крупным акционерам назначать от одного до трех директоров (в зависимости от численного состава совета директоров), но только после того, как происходят определенные события, способные инициировать изменения состава совета. Комиссия должна пойти дальше и предоставить существенно большую свободу коллективных действий инвесторов.

Если Комиссия по ценным бумагам и биржам издает такое предложение о допуске инвесторов к информации о голосованиях и запрашивает комментарии у заинтересованных сторон, ситуация печальна.

Мне неизвестно ни единого случая, когда институциональный управляющий, отвечая на этот запрос, потребовал бы более открытого доступа. Действительно, вместо того чтобы добиваться более широкого доступа,

институциональные инвесторы хотят, по-видимому, еще более сузить его. Некоторые комментаторы хотели сделать слабое предложение о доступе еще более слабым, предлагая более высокие доли собственности в качестве пороговых значений, дающих право назначать директоров. Ни в одном отзыве я не нашел возмущенных требований разрешить доверенным лицам действовать как

активным собственникам, и, насколько мне представляется, большинство главных

представителей отрасли вообще не удосужились как-то откликнуться на предложение Комиссии. Fidelity, Putnam, Janus, MFS, Vanguard и Dreyfus не дали никаких комментариев. Не дали их и Citibank, Merrill Lynch. Не ответил банк Morgan Stanley, хотя он контролирует огромную империю фондов. А другие институты фактически выступили против умеренного порыва Комиссии по ценным бумагам и биржам к корпоративной демократии. В числе таких институтов — Schwab, Prudential, Northern Trust, J. P. Morgan Chase. У всех перечисленных институтов есть крупные

инвестиционные фонды и подразделения. Если США предстоит вернуться к капитализму собственников, в дело определенно придется втягивать активно отбивающуюся от участия в схватке инвестирующую Америку.

Для реформирования корпоративного

управления крайне важно посеять семена

сотрудничества между долгосрочными инвесторами. Я неоднократно призывал Институт инвестиционных компаний спонсировать охватывающий всю отрасль план по укреплению интереса акционеров фондов к обузданию проявляющегося при голосованиях всемогущества фондов, но мои призывы не

встретили пока никакого отклика. В отсутствие действий в масштабах всей отрасли небольшая

группа управляющих фондами могла бы стать ядром, объединяющим тех, кто поднимает вопросы корпоративного управления. Позднее к ним

присоединились бы и другие управляющиеединомышленники.

На первых порах составить это ядро могли бы индексные инвестиционные фонды, индексные пенсионные фонды и инвестиционные пулы, придерживающиеся стратегий, похожих на

стратегии индексных фондов, и управляемые посредством количественных стратегий (две из

трех крупнейших компаний, управляющих

институциональными инвесторами в акции, и три из шести самых крупных управляющих инвестициями компаний являются, в сущности, индексными фондами). Есть и другие заметные активные

управляющие, проводящие долгосрочные

инвестиционные стратегии (например, Capital

Group, Wellington, Dodge and Сох). Эти компании

— первые кандидаты на последующее присоединение к группе инициаторов.

На протяжении по меньшей мере пяти последних лет я призываю (пока безуспешно) к созданию федерации долгосрочных инвесторов для обсуждения вопросов корпоративного управления и корпоративного гражданства. Обретение этой идеей притягательной силы — всего лишь вопрос времени. После резкого падения фондового рынка и огромных убытков, понесенных миллионами инвесторов, которые с запозданием вспомнили о том, что являются собственниками акций, время для осуществления идеи объединения долгосрочных инвесторов, возможно, приблизилось. Так или иначе, институциональные инвесторы, владеющие компаниями на правах собственности и отличающиеся от тех, кто торгует акциями, должны сотрудничать друг с другом для того, чтобы оказать благотворное влияние на собственное благо, а также на благо всех собственников корпоративных акций.

<< | >>
Источник: Джон К. Богл. Битва за душу капитализма. 2011

Еще по теме Мобилизация институциональных инвесторов:

  1. 100 ведущих институциональных инвесторов
  2. Структура торгов для розничных и институциональных инвесторов
  3. Институциональная кредитная система
  4. «Тотальная мобилизация»
  5. Институциональная схема банковской системы
  6. Институциональная финансовая система
  7. Государственные и муниципальные доходы, методы их мобилизации.
  8. Паника 1907 г. и мобилизация сторонников центрального банка
  9. Методология институциональных исследований
  10. Институциональный анализ постсоциалистической экономики
  11. Секьюритизация и институциональные изменения на фондовом рынке
  12. Ю.Г. Павленко. Корпоративная экономика в институциональном контексте, 2002
  13. Общее и особенное в институциональных реформах в постсоциалистических странах
  14. Понятие страхового рынка, его институциональный состав и структура
  15. Борьба »а мобилизацию и наиболее эффективное использование ресурсов социалистического хозяйства
  16. Центральный шиссионный банк — первое звено институциональной кредитной системы
  17. Природа инвесторов