<<
>>

Кремлёвский автодилер. – Мошенничество оптом и в розницу. – Юридические «бомбы». – Откаты и откатчики. – Операция «Ликвидация». – Корпоративные «кроты»

Пару лет назад в следственном комитете МВД находилось дело мошенников из отдела рассылки одного из крупнейших банков России. Схема, по которой работали аферисты (по некоторым оценкам, они за несколько месяцев прикарманили около $25 тыс.), проста и изящна.

Как известно, кредитная карточка после оформления высылается клиенту по почте. Определённого срока доставки не существует – почта может подвести, и этим пользовались догадливые сотрудники отдела. Перед отправкой адресату карточка использовалась по прямому назначению в магазинах и супермаркетах Москвы. В результате к клиенту она поступала со значительной дебетовой задолженностью.

Но жертвами мошенников становятся не только частные лица. Множество аферистов «специализируются» как раз на лицах юридических.

Доходит до анекдотов. Есть в Москве дилер одной известной западной автомобильной компании. Ребята из Санкт-Петербурга обратились в ту же компанию: хотим, мол, стать вторым дилером в Москве. Иностранцы, естественно, за, а вот первый дилер недоволен.

И как-то питерцам позвонили: «С вами хотят поговорить в Кремле, подъезжайте завтра к президентскому подъезду». Приехали. Оттуда вышли люди в строгих костюмах, провели чуть ли не в центр Кремля и объяснили: так, мол, и так, на высшем уровне не хотят, чтобы вы в этот бизнес совались. Хорошо хоть служба безопасности Кремля провела скрытую видео– и аудиозапись разговора. Люди в строгих костюмах оказались сотрудниками кремлёвского гаража – их специально наняли для проведения такой вот акции устрашения.

А вот пример совсем уж курьёзной аферы (примечательно, что жертвами таких схем становятся почему-то многие). Строго раз в полгода к коммерсантам приходят люди с интересным предложением. Представляются бывшими сотрудниками КГБ (ФСБ) и рассказывают байку о том, что сейчас они, дескать, работают на американский государственный фонд, контролирующий печатание долларов.

Предложение такое: откройте, говорят, счёт и внесите на него $1 млн на шесть месяцев, а потом, через определённое время, получите вклад в трехкратном размере. Легенда: американский резервный фонд крайне заинтересован в замораживании больших сумм, что позволяет временно выводить доллары из обращения. Показывают вполне правдоподобный договор, кучу специальных документов, но там так всё запутано, что не всякий юрист разберётся. Афера заключается в следующем: после выполнения всей процедуры счёт становится доступным третьей стороне, которая и снимает деньги, причём этот нюанс в договоре очень сложно закамуфлирован.

Именно юридические, а не физические лица чаще всего и становятся жертвами мошенников. Это неудивительно: редкий бизнесмен сегодня работает без нарушений, а в мутной воде ловить рыбку – одно удовольствие. Например, один очень известный банк долгое время специализировался на обналичке «чёрных» касс предприятий. Обналичивал, обналичивал, а потом, набрав заказов на несколько десятков миллионов долларов, вдруг перестал перечислять деньги обратно. И что? Все клиенты себя ведут тише воды, ниже травы – кому хочется признаваться в таком серьёзном правонарушении? Нашёлся, правда, один, которому удалось «обелить» задним числом перечисленные деньги. Так ему его $2 млн тут же и вернули. С теми, кто демонстрирует готовность идти до конца, мошенники не связываются.

Бороться с корпоративными мошенничествами, как ни странно, гораздо сложнее, чем с аферами, направленными на частное лицо, – ведь разбирательства между юридическими лицами по существующему законодательству являются сферой не уголовного, а гражданского права и должны рассматриваться в арбитражном суде.

Конечно, ст. 159 УК, определяющую мошенничество, никто не отменял, но следователи в таких делах, как правило, не слишком компетентны, и, если не затронуты интересы госпредприятия или не присутствует совсем уж очевидный преступный умысел, они от такого дела попытаются избавиться, то есть отправят и ответчика, и истца в арбитраж.

А что такое арбитраж, вы, возможно, знаете, даже если являетесь частным лицом, – добиваться исполнения его решения, даже если оно будет оперативным и неангажированным, можно годами.

Да и сами арбитражные суды тоже входят в сферу интересов мошенников. Например, на истца выходит «доброжелатель», обещающий подкупить судью этак за $3 тыс. – деньги, естественно, идут в карман самому «доброжелателю». Если дело решается не в пользу истца, мошенник просто возвращает сумму обратно.

И сегодня наиболее действенными и безнаказанными остаются самые элементарные способы мошенничества. Мы уж не говорим про получение товара по подложным накладным, которое почти всегда происходит с ведома самого покупателя. Он приезжает на склад часом позже с уже настоящей накладной и устраивает скандал – этот давно известный способ по-прежнему работает безотказно. Но существуют и более хитроумные схемы. Например, покупатель проплачивает товар и просит поставщика доставить его на склад по такому-то адресу. Поставщик доставляет товар, а через день покупатель предъявляет претензию – почему товар не доставлен? Оказывается, что по указанному адресу находилось два склада, один из которых, склад покупателя, нарочно был заперт и лишён всех опознавательных знаков, а второй, мошеннический, естественно, открыт. Разбирательство, само собой, ни к чему не приводит, так как и фирма, которая приняла товар, и сам товар на следующий день исчезают.

По-прежнему используется схема подмены одного юридического лица другим, особенно когда речь идёт о консигнации. Договор заключает одна фирма, товар растаможивает другая – со сходным названием, товар со склада отпускает третья. Выпадение любого звена из этой цепочки приводит к печальным для поставщика последствиям. Однажды таким образом в России бесследно исчез целый теплоход окорочков.

До сих пор применяется следующая схема. К посреднику обращается малоизвестная фирма с просьбой помочь купить определённый товар, причём по высокой цене. «Совершенно случайно» через несколько дней к тому же посреднику обращается клиент, который может продать запрашиваемый товар, и весьма недёшево.

При этом он требует залог и уплату значительной неустойки в случае отказа от получения товара. Когда посредник привозит товар фирме-покупателю, она оказывается пустышкой без уставного фонда и с липовой печатью, а её офис, как выясняется, арендован на подставных лиц.

Недобросовестные партнёры часто просто отказываются от сделки по формальному поводу – с дальнейшей покупкой товара за бесценок. Особенно часто этот способ используется при поставке угля или леса за границу. Поставщик доставляет товар до границы, и тут контрагент – как правило, иностранная компания или выдающая себя за неё – предъявляет претензию к качеству поставленного товара или просто отказывается признавать принятые в России нормы естественной убыли при транспортировке (например, «уголь навалом» подвержен утруске). Выставляет огромные штрафы за недопоставку, а затем соглашается приобрести тот же товар за бесценок. Поставщик, чтобы избежать расходов на обратную перевозку товара, соглашается на эти условия. Иногда мошенники действуют ещё смелее. Договор подписан, счёт «вот-вот будет оплачен», транспортная компания уже требует исполнения обязательств, угрожая штрафами за простой вагонов. В результате товар, отправленный покупателю, так и остаётся неоплаченным. Например, ООО «Пижма», «продавшая» таким образом компании «Звезда Севера» груз ясеня, потеряла на этом $400 тыс.

Ну а практически все металлургические компании таким способом просто уходят от налогов. Покупатель, аффилированная с продавцом офшорная компания, получает «некачественный» металл за бесценок и продаёт его потом за полную стоимость. Следовательно, основной доход от сделки уходит из налогооблагаемой базы. Потом, кстати, часть денег может вернуться в Россию – тот же офшор «предоставляет» поставщику кредит под высокие проценты, который заёмщик затем исправно возвращает обратно за границу. Эта схема отмывания и вывода денег за рубеж работает как часы. Правоохранительные органы о ней знают, но сделать ничего не могут.

Впрочем, порой действия правоохранительных органов по выявлению мошеннических фирм оказываются успешными.

Недавно ГУБЭП России и УБЭП Москвы провели удачную операцию по раскрытию мошенничества торговой фирмы «Инфраструктура», которая за шесть лет успешной работы «нагрела» не одну тысячу коммерсантов. Число пострадавших от неё действительно огромно, и вполне естественно, что правоохранительные органы уже просто не могли закрывать глаза на её деятельность, несмотря на очень мощное прикрытие. Обманывали двумя способами. Клиент перечислял деньги за дешёвый товар («Инфраструктура» предлагала чай, сахар, яичный порошок, мясо, куриные окорочка по ценам примерно на 10 % ниже среднерыночных), но после оплаты выяснялось, что товар уже продан, и клиента просили либо подождать, либо приобрести этот товар у третьего лица по явно завышенной цене. Другой способ: клиент сам привозил товар, чтобы продать по заранее договорённой цене. В этом случае «Инфраструктура» выступала в качестве посредника. После совершения сделки деньги клиенту также под разными предлогами не возвращались либо возвращалась гораздо меньшая сумма, якобы вырученная от продажи его товара. Чтобы уйти от уголовной ответственности, сразу подписывался договор, в котором чётко указывалось, что все разбирательства между сторонами будут проходить через арбитражный суд. Поэтому все попытки завести на «Инфраструктуру» уголовное дело ранее заканчивались крахом.

На самом деле «Инфраструктура» в итоге всегда выплачивала деньги, если покупатель отказывался приобрести товар по завышенной цене. Но с момента перечисления до момента возврата денег проходило до полугода. Таким образом, «Инфраструктура» просто пользовалась практически неограниченными беспроцентными кредитами! Но зачастую пострадавшие были виноваты сами. Во-первых, почти все предпочитали оплачивать большую часть товара «черным налом», и в случае судебного разбирательства доказать что-либо было невозможно. Во-вторых, в договоре о поставке они просто не оговаривали все возможные нюансы.

«Инфраструктуры» уже нет, но примерно похожий бизнес по-прежнему процветает. Интернет сегодня заполонили объявления от коммерсантов, предлагающих приобрести у них крупнооптовые цемент, сахар-песок, удобрения, металлопрокат по крайне выгодным ценам – на 30–80 % дешевле, чем в среднем по рынку.

Особенно, конечно, это актуально для рынка цемента – при существующем дефиците покупатели готовы хвататься за любые варианты, в том числе сомнительные, а дальше начинается умелая обработка «клиента», целью которой является получение наживы в виде предоплаты или аккредитива – разумеется, никакого товара в наличии у жуликов нет. Но как же им удаётся уговорить покупателя?

Во-первых, предоплата на рынке цемента на сегодняшний день – вещь обычная. Вас даже могут пригласить в порт отгрузки, показать товар, согласиться на аккредитив (финансовое обязательство оплатить товар, как только будет получено подтверждение его поставки), но потом отказаться от аккредитива под тем или иным предлогом, попросив срочно осуществить предоплату. Вам кажется, вы бы не попались? Но жулики – неглупые люди, используют приёмы нейролингвистического программирования, задавая вопросы, которые на многих действуют бронебойно. «А что ты сделал, чтобы стать богатым?», «Не хочешь – заработает другой!», «Вы далеки от всемирной оптовой торговли»… и т. д.

Их задача – задеть за живое, уязвить, втянуть, но даже если вы согласны работать только по аккредитиву, без предоплаты, вы тоже рискуете. Мошенник может продать реальный товар несколько раз, отправив в ваш банк фальшивое подтверждение гарантии поставки (Performance Bond), на этом тоже очень многие попадаются.

А иногда и фальшивую гарантию делать не приходится. Покупатель открывает аккредитив, но никакого подтверждения вообще не получает. В чём же дело? Да просто умный продавец уже достиг своей цели, получив заём на 10–15 % от аккредитива, используя его как гарантию. Между прочим, ФБР и полиция по всему миру борются с подобными фирмами, прочёсывая Интернет и тысячи почтовых адресов, но схема по-прежнему работает. Причём не только на рынке таких товаров, как цемент, металлопрокат, сахар или удобрения. На эту удочку попадаются даже покупатели крупных партий мобильных телефонов (подробная информация изложена на сайте http://mobil-phone.narod.ru). Схема здесь на 100 % идентична цементной.

1. Находят заинтересованного клиента.

2. Обрабатывают его рекламными агентами и по телефону, который находится за границей.

3. Ссылаются на псевдоклиентов, у которых якобы все поставки идут отлично.

4. Могут почти до самой сделки быть согласны на аккредитив, но в самый последний момент начинают выдумывать причины отказа от него (не работают с этим банком или не доверяют ему, длительный срок подтверждения аккредитива, утверждают, что у них такая «оборотка» в день, что им не до аккредитива с вашей суммой, и т. д.). Они объясняют, что компания находится в Великобритании и не может принимать оплату в России и Украине, и предлагают приехать и оплатить по факту, с расчётом на то, что всё равно никто не поедет.

5. Могут также предлагать приехать и заключить договор на месте. Те, кто ездил раньше – в основном во Францию, в Кале, – там ничего не находили, но теперь это Англия, и мошенники могут даже создать псевдоофис и псевдосклад, правда, аферисты главным образом надеются на то, что никто к ним не поедет.

6. Предлагают «таможенную очистку» – поставщик якобы берёт на себя и полную «таможенную очистку» (обработку) товара, в договоре указывая, что эта «услуга» входит в стоимость товара, и доставку (которая составляет около €750–850 в зависимости от региона поставки), но ни одна из служб курьерской почты (доставки) – FedEx, TNT, DHL или UPS – не подтвердит, что подобная «таможенная очистка» возможна.

7. Обращайте пристальное внимание на лицензии и сертификаты товара. Сейчас, во время переговоров, мошенники вам предоставят или пообещают предоставить «любые лицензии и сертификаты», которые могут понадобиться, для любой страны. Это раньше они даже не имели представления, что у «трубок» есть разные производители, версии программы, разная упаковка и т. д., – сейчас продвинулись, но ненамного, так что при должной внимательности вы легко сможете обнаружить подделку.

8. Вам продемонстрируют сайты «интернет-магазинов» мобильной связи (раньше был www.vodelik.fr, теперь http://www.simplymobiles.co.uk/default.asp), но там никакой полезной информации нет – это для создания иллюзии солидности.

9. Могут предлагать оплату через Western Union, банковский перевод, систему WebMoney (редко). Их банковские счета находятся в десятках стран мира. Раньше это были счета частных лиц и некоторые банки стран СНГ отказывались переводить на них деньги – но так было раньше.

10. Ещё один их приём – настойчивое подталкивание клиента к скорейшей покупке. Мошенники утверждают, что по разным причинам поставки в какую-либо страну могут быть приостановлены (увеличение нагрузки, спрос превышает предложение, праздники, выход на другой рынок и т. д.), поэтому оплату необходимо провести как можно скорее. Могут они и предлагать разные подарки за совершённую сделку.

Наивных людей достаточно, и они перечисляют свои деньги в никуда, что позволяет этим преступникам перемещаться со своими схемами из страны в страну.

Вообще, схем торгового мошенничества немало. Но ещё многообразнее мир мошенничеств финансовых. Так, российской организации предлагается под гарантию её активов получить дешёвые фонды (минимум $100 млн) одного из западных банков. Причём обман осуществляется довольно профессионально – обмен телексами, сообщениями в банковской сети SWIFT, выезд за границу для подписания договора и т. д. После оформления всех документов представитель западной компании предлагает оплатить всего лишь расходы на трансакцию – 2–5 % от суммы кредита. Потом представитель исчезает.

Несложно заметить, что здесь реализован ещё один вариант так называемых «нигерийских писем». На этот крючок, несмотря на многочисленные публикации в прессе, российские предприниматели попадаются по-прежнему (сейчас, правда, письма приходят в основном из Южной Америки). Напомним, в чём тут суть. В российскую фирму приходит письмо якобы от одного из высокопоставленных чиновников, отвечающих за распределение бюджетных средств в той или иной стране. Он предлагает – небезвозмездно – направить эти средства на закупку товара именно этой фирмы, но просит предварительно перечислить относительно небольшую сумму для взятки некоему ответственному лицу. После такого перечисления контакты с чиновником прекращаются.

А вот ещё одна финансовая схема. В Москве появляется «американская», «швейцарская», какая угодно финансовая компания, предлагающая коммерсантам финансирование из западных банков по ряду программ. Предоставляется и банковская гарантия – зачастую даже подлинная: она стоит примерно $20 тыс. Всё, что вам нужно, – оперативно сделать бизнес-план западного образца, за что готовы взяться представители этой самой финансовой компании всего за $35–50 тыс. Пока разрабатывается бизнес-план и регулируются формальности, кончается срок действия гарантии, а для её продления тоже нужны деньги. И так до бесконечности. Известны случаи, когда российские компании теряли таким образом сотни тысяч долларов.

Схем много, но избежать «попадания» иногда бывает несложно, так как мошенники для придания солидности своим липовым документам используют определённые словосочетания. Как только вы их обнаружите, можете смело обращаться в органы правопорядка. Вот лишь некоторые из них: Roll Programm, Key Tested Telex, Master Collateral Commitment, Prime World Bank, Cutting House, Fresh Cut Paper, Window Time, Bank to Bank Transaction, CUSIP, Documentary Credit, Bank Hard Copy, ICC 3032 London Short Ford, Seasoned Paper, One year one day, Willing and Non-Criminal Origin. В мировой практике часто встречаются поддельные документы банков Standby Letters of Credit, Bonus Loan Forms, Prime Bank Disconted Letters Credit, Zero Coupon Letters.

Значительная часть мошенничеств совершается благодаря юридической безграмотности коммерсантов. Речь идёт о так называемых юридических «бомбах». Заложив их, мошенники могут потом с лёгкостью не исполнять договоры ввиду их ничтожности. Вариантов здесь много, и все они по-прежнему работают.

Например, договор подписывается директором фирмы, который по её уставу подписывать такие договоры не имеет права. В результате сделка не исполняется, признаётся арбитражным судом недействительной, а перечисленными контрагентами средствами мошенники могут пользоваться несколько месяцев как беспроцентным кредитом, если вообще не исчезнут.

Мы уж не говорим о фирмах-однодневках, которые открываются на подставных лиц. Фирма может иметь хорошую историю, но затем её продают, новые владельцы показывают партнёру нотариально заверенную копию старого состава учредителей, а фирму тем временем уже переоформили на подставное лицо. И даже договор о поручительстве известного банка, если читать его невнимательно, не может служить гарантией. Такой документ должен иметь определённую законом строгую форму. Достаточно изменить некоторые формулировки, даже не меняющие его сути, и арбитражный суд освободит поручителя от ответственности ввиду ничтожности этого договора. Подобные юридические «бомбы» могут встречаться в договорах страхования, аренды, покупки недвижимости, автомобиля. На них попадаются те, кто экономит на юристах, а таких сегодня большинство.

Или, скажем, рынок FOREX, о котором мы уже упоминали в главе 1. Ещё раз отметим, что сам по себе этот рынок не является аферой. Да, есть некие риски, связанные с использованием высокого маржинального плеча, однако если знать об этом – никаких претензий быть не может. Но и здесь есть место для аферы, которая называется «игра против клиента». Ведь в действительности именно на рынок FOREX, по разным оценкам, выносится не больше 30 % сделок, остальные 70 % осваиваются иначе – либо заявки одних клиентов перекрываются заявками других, либо, как правило, открывается противоположная позиция, то есть брокер ведёт игру против клиента, получая ещё один источник дохода (во всем мире эта практика считается уголовным преступлением), на профессиональном сленге это называется «кухня».

Если заявки клиентов не перекрываются, то есть выводятся на рынок, брокер берёт риск на себя: если клиент угадает, брокеру придётся заплатить из своего кармана. Банки перекрывают сделки чаще (в наиболее крупных не перекрываются лишь те сделки, которые невозможно закрыть по условиям работы на FOREX, – например, если речь идёт о сумме менее $1 млн), дилинговые центры – значительно реже. Есть и компании, вообще не перекрывающие заявки.

По большому счёту в том, что заявки не выводятся на реальный рынок, нет ничего плохого: напомним, что даже банки, оказывающие услуги по доступу на FOREX, перекрывают лишь часть клиентских заявок. Ведь клиенту всё равно, играет он на «настоящем» рынке или на «кухонном» – никакой единой биржевой площадки FOREX в мире не существует, а если котировки, предлагаемые клиентам, примерно соответствуют мировым, то и претензий к «кухонной» схеме быть не может. Брокер в этой схеме является, по сути, обычным букмекером, принимающим ставки на тот или иной исход колебания валютных курсов.

Букмекерский бизнес – вполне нормальный бизнес, однако брокер, работающий по такой схеме, может идти (и, как правило, идёт) на различные ухищрения, чтобы его клиент в конце концов проиграл. Например, выставляет котировку значительно выше либо ниже рыночной или вообще не принимает заявки при благоприятной для клиента рыночной конъюнктуре (связь «не работала», «сервер был перегружен»). А если клиенту, несмотря на всё это, всё же удаётся выиграть – иногда проще исчезнуть, чем заплатить.

Отдельным видом корпоративного мошенничества можно назвать откаты – от этого страдают сами корпорации, ведь товар им достаётся не самый лучший.

Слово «откат» давно стало привычным синонимом взятки. А она, как известно, развращает чиновников и бизнесменов, быстро привыкающих решать все проблемы при помощи конверта с деньгами, и подрывает здоровье не только экономического организма, но и государства в целом. Поэтому в любой стране откат считается чрезвычайно серьёзным уголовным преступлением, и наша страна тут не исключение. Закупка льготных лекарств Фондом обязательного медицинского страхования, закупка Пенсионным фондом компьютерной техники, коррупционный скандал в Агентстве по страхованию вкладов, расследование причин сотрудничества Министерства информационных технологий с компанией Siemens – всё это примеры самых громких «откатных» дел. Подробно проблема откатов рассмотрена в книге Дмитрия Ткаченко «О.Т.К.АТ. – Особая Техника Клиентской Аттракции».

Впрочем, возможность наблюдать за развитием «откатных» скандалов есть и у жителей других стран. Недавно в коррупционном скандале оказались замешаны топ-менеджеры сети магазинов IKEA. Их обвинили в получении миллионных взяток от строительных компаний, которым эти менеджеры устраивали подряды на строительство торговых комплексов в Германии. А менеджеров германского подразделения Philips недавно заподозрили в подкупе сотрудников розничных сетей.

Откаты являются проблемой для собственников и руководителей коммерческих организаций. Получение отката снабженцем приводит к тому, что закупка товара или сырья идёт не на самых выгодных для компании-покупателя условиях, что влечёт рост себестоимости и в конечном счёте снижение рентабельности бизнеса. Принято считать, что откаты являются нормой для государственных структур и естественных монополий, где многие чиновники давно научились «пилить» бюджетные деньги, несмотря на тендеры и системы электронных торгов.

Впрочем, как известно, при неукоснительном применении законов, регулирующих хозяйственную жизнь страны, чиновники могли бы эту жизнь совершенно затормозить, оставаясь на почве законности. Так что в России откат сплошь и рядом выступает в «конституционной» роли. Откаты позволяют внедрять новые технологии, в кратчайшие сроки получать согласования по бизнес-проектам, которые при обычной процедуре рассмотрения затянулись бы на годы.

Всё чаще на различных рынках появляются примеры так называемого «обеления» откатов. «Обеление» обычно происходит под видом проведения маркетинговых акций, в ходе которых закупщики, выполнившие требования поставщика (определённый объём закупки, закупка всей ассортиментной линейки и т. д.), получают персональные бонусы в виде подарков.

Так, например, компания Microsoft в 2006 году предлагала системным администраторам «поощрительную программу для сотрудников, которые прилагают усилия к лицензированию используемых в их компании продуктов Microsoft». Сначала системные администраторы ряда потенциально интересных для Microsoft компаний получили неожиданное предложение. В письме, адресованном лично сисадмину, его приглашали принять участие в упомянутой «поощрительной программе». В письме и на специальном закрытом сайте приводилась и подробная схема премирования, которая заключалась в следующем: если компания закупит лицензионное ПО на $2500, то способствовавший этому сотрудник организации получит 150 у. е. Правда, единовременно он мог получить не более 1000 у. е. И речь, конечно, шла не о наличных: сисадмину предполагалось выдать пластиковую карту сети «Мир» на сумму, эквивалентную полученному бонусу. Примечательно также, что руководители большинства компаний так и не узнали о том, что Microsoft выдаёт персональные бонусы их сотрудникам.

Так что же предлагала компания Microsoft сисадминам – откат или участие в маркетинговой акции? С обывательской точки зрения – откат. С юридической – нет.

Целый набор афер связан с процессом ликвидации или реорганизации предприятий.

Логика простая: избавлюсь от фирмы – избавлюсь и от долгов. Фиктивные банкротство и реорганизация предприятия – преступления, предусмотренные УК (ст. 195–199), однако доказать, что они фиктивны, бывает трудно. Характерный пример – Волжский трубный завод (ВТЗ). Предприятие, имевшее долги перед бюджетом и кредиторами, в 1999 году было признано банкротом. Однако ОАО «Производственное объединение “Волжский трубный завод”» (куда в 1997 году было переведено 70 % активов ВТЗ) работало все эти годы весьма успешно. А недавно было продано МДМ-банку. Несмотря на то что смысл проведённой операции (вывод имущества в преддверии банкротства) был очевиден, РФФИ, конечно, попытался вернуть утраченную собственность через суд, однако ему это не удалось.

Безнаказанность рождает спрос, а спрос рождает предложение. Только в Москве сейчас действует не менее 80 ликвидаторов, каждый из них ежемесячно обслуживает 10–15 клиентов. Средняя стоимость одной услуги – $500. Таким образом, ежемесячный объём этого рынка – $400–600 тыс. Если же долг значительный или идёт речь о выводе имущества, то ликвидаторы, как правило, помимо твердой ставки берут в качестве гонорара до 20 % от суммы долга либо стоимости «спасённого» имущества. Суммы здесь крутятся немалые, рынок активно развивается, обороты этого бизнеса в Москве вполне могут выйти на уровень $6–7 млн в год.

Услуги ликвидаторов пользуются стабильным спросом, о чём косвенно свидетельствует количество рекламных объявлений ликвидационного характера. Самая дешёвая услуга, которую вам предложат, – «ликвидация» путём смены учредителей за $200–500. На самом деле это ликвидацией не является. Другие ликвидаторы обязательно доведут до вашего сведения, что смена учредителей – профанация, которая не решит проблему долгов, а лишь усугубит её. Вам объяснят, что предлагаемая смена – фиктивная, то есть новым «учредителем» станет либо бомж, либо утерянный кем-то паспорт. Налоговики, осуществив проверку, поймут, что долги сделаны в тот период, когда фирма была ещё вашей, то есть отвечать придётся вам, хотя, может быть, и не сразу.

Смена учредителей, проведённая более сложным образом, может сработать. Например, если задолженность предприятия не отражалась на балансе и в распоряжении налоговой инспекции нет никаких документов, подтверждающих долги до смены учредителя, привлечь к ответу прежних учредителей будет непросто. Клиентам нередко предлагают также двухуровневую схему: сначала происходит смена директора, затем фирма продаётся новому учредителю, не являющемуся гражданином РФ (например, украинцу), который одновременно становится её третьим директором и уезжает на родину. Для того чтобы предъявить претензии прежним учредителям, налоговики должны хотя бы ознакомиться с документацией. Однако в Украину за документами никто, конечно, не поедет.

Схема выглядит вроде бы убедительно. Но почему вместо этой долгой процедуры попросту не инсценировать ограбление автомобиля, где вы якобы оставили все документы фирмы? Что, кстати, не будет стоить вам ни копейки. Мы ни в коем случае не предлагаем действовать таким образом, просто нет никаких гарантий, что ликвидатор действительно добросовестно исполнит описанную схему, а не подсунет в качестве нового учредителя бомжа, который во всём сознается на первом же допросе.

Смена учредителя – неплохой способ избавиться от фирмы, которая ничего никому не должна (добиваться ликвидации по всем правилам можно несколько месяцев). Что же касается уклонения от налогов, то, по мнению самих ликвидаторов, более надёжным способом (хотя и здесь о полной гарантии говорить не приходится) является слияние или присоединение вашей фирмы к другой. По закону все обязательства (в том числе долги в бюджет) переходят к фирме, поглотившей вашу. В этой ситуации мошенники чувствуют себя как рыба в воде. Вам могут рассказать сказку про то, что вашу фирму сольют с такой, должником которой, наоборот, является государство, и в итоге долги будут погашены. Но скорее всего, вашу фирму за $500–800 (плюс 5–10 % от задолженности) присоединят к фирме фиктивной, зарегистрированной в другом регионе (очень популярна Владимирская область). Риск, что фиктивность вскроется, сделку признают недействительной, а вас обвинят в уклонении от налогов (ст. 199 УК), конечно, существует. Однако хороший адвокат сможет развалить это дело. Даже если вас будут активно «раскручивать», режим работы нашей судебной системы таков, что это займёт 2,5–3 года, после чего дело могут просто сдать в архив. Ни один налоговый чиновник, заинтересованный в продвижении по службе и, соответственно, в количественных показателях эффективности своего труда, не возьмётся за такую неблагодарную работу.

Некоторые ликвидаторы предлагают также юридическое сопровождение деятельности образовавшейся после слияния «фирмы» в течение года. Если всё это время налоговая инспекция будет исправно получать балансы якобы работающей фирмы, то шанс, что сделку признают недействительной, сильно снижается. Однако стоит такое слияние уже $1,5–2,5 тыс. плюс 5–10 % от задолженности. Вряд ли стоит говорить, что успех таких операций в значительной степени зависит от «хороших знакомств» ликвидатора с налоговой инспекцией того региона, где регистрируется фиктивная фирма. Действительно, налоговые органы не имеют физической возможности оперативно проверять все подозрительные фирмы, поэтому, при наличии «хороших знакомств», фиктивную фирму попросту могут не трогать какое-то время. Однако гарантировать столь же светлое будущее вам никто не сможет.

Единственно законной процедурой является официальная ликвидация со снятием с учёта в соответствующих налоговых органах. Процесс это долгий и потому стоить будет не менее $1200. Если предприятие является должником, то необходимо начать процедуру банкротства (от $1000). В течение 6–8 месяцев фирма будет либо ликвидирована, либо, если внешнее управление окажется успешным, наступит оздоровление. Эти услуги оказывают так называемые «белые» ликвидаторы.

Процедура банкротства, досконально прописанная в законе, действительно позволяет должнику решить все свои проблемы, лишившись, однако, уставного капитала и имущества фирмы. Но любой юрист подтвердит, что в 80 % случаев банкротство сопровождается выводом активов. Вывод активов – преступление, но вам его тоже предложат. Простейший пример: владелец магазина вносит помещение магазина в уставный фонд нового предприятия, продаёт эту долю дружественной фирме, а затем объявляет себя банкротом. Новое предприятие к старому не имеет никакого отношения, а значит, до помещения кредиторы, скорее всего, не доберутся. Если, конечно, сделка проведена не позже чем за шесть месяцев до даты начала рассмотрения спора. В противном случае (если, например, прошло лишь два месяца) сделку признают недействительной и активы вновь, к радости кредиторов, станут вашими. Если же правило о шести месяцах соблюдено, считайте, что активы удалось сохранить. Дело в том, что по гражданскому законодательству в этом случае сделка может быть признана недействительной, только если доказано, что она совершена с целью сокрытия имущества. Но доказать это почти невозможно. Такая услуга стоит до 10–15 % суммы «спасённых» активов.

Помимо ликвидации используются и другие схемы, позволяющие «минимизировать» налоги: лжеэкспорт (государство должно возвращать НДС по экспортёрам, и если экспорт фиктивный, то НДС возвращается ни за что); фиктивное сотрудничество со спортивными организациями, инвалидами и прочими обществами, имеющими налоговые льготы; схемы с использованием страховых компаний: партнёр, которому были перечислены деньги, неожиданно исчезает, фирма получает страховку, а государство обязано вернуть ей НДС, выплаченный при совершении сделки (нет нужды говорить, что исчезнувший партнёр подставной, а полученная страховка была оплачена самой фирмой). Подобные схемы пользовались изрядной популярностью до самого последнего времени – отказываться от них стали всего каких-то 1,5–2 года назад, после того как налоговые органы получили указание блокировать счета фирмы, указывающей отрицательное значение НДС, и немедленно проводить камеральную проверку. В результате фирма могла на полгода лишиться доступа к своим средствам – вне зависимости от того, законна её деятельность или нет. Разумеется, коммерсанты сделали правильные выводы, и сегодня подобными приёмами почти никто уже не пользуется – кроме тех, кто оперирует на таком высоком уровне, где само понятие «мошенничество» приобретает совершенно иной смысл.

Дело в том, что ключевым звеном во многих незаконных схемах являются подставные фирмы, которые, как правило, регистрируются по краденым или недействующим паспортам. Но создавать такие фирмы всё сложнее. Налоговая инспекция проверяет паспортные данные лиц, указанных в учредительных документах. Проверка москвичей ведётся по базе данных ГУВД. Относительно иногородних учредителей рассылаются запросы в паспортно-визовые службы России. Уже получены сведения более чем о тысячах паспортов, которые активно использовались мошенниками. На некоторых «висят» десятки фирм. Соответствующие структуры извещены об этих фирмах, с ними работают. Но в Москве, где на каждого сотрудника налоговой инспекции приходится более сотни предприятий, говорить о серьёзных успехах в борьбе с подобными преступлениями рано. Да и здесь не обходится без накладок, которые порой напоминают дурные анекдоты. Так, два года назад список таких лжепредпринимателей появился в Интернете, и в нём себя с большим, должно быть, удивлением обнаружили многие ведущие бизнесмены России – те же Чубайс и Потанин, например. Дело в том, что в список попали те, на чьи фамилии было зарегистрировано несколько фирм, так что наряду с «мёртвыми душами» там оказались и вполне законные владельцы крупных холдингов.

Руководитель юридической фирмы, пожелавший остаться неназванным, признался, что шансы провернуть одну из описанных операций и остаться безнаказанным по-прежнему очень высоки – от 70 до 90 %. В пресс-службе Московского управления ФСНП подтвердили, что возбудить дело по уклонению от уплаты налогов путём смены учредителей или фиктивного слияния крайне тяжело. Это значит, что ликвидационный бизнес по-прежнему будет приносить немалые деньги. Однако если вы решились минимизировать налоги тем или иным способом, проконсультируйтесь хотя бы с настоящими юристами или аудиторами.

Но самые любопытные случаи корпоративных мошенничеств связаны с промышленным шпионажем – внедрением конкурентами друг к другу «засланных казачков». Очень интересную историю рассказал нам генеральный директор Специальной информационной службы (СИнС) Сергей Минаев. Специалисты одной компании – клиента его организации – обратили внимание, что по какому-то странному стечению обстоятельств самые лакомые заказы в последний момент уходят конкуренту. Общий убыток составил порядка $500 тыс. СИнС провела расследование, указавшее аудиторам на одного из ведущих специалистов компании-клиента, который поступил на работу полтора года назад. У руководства он был на хорошем счету, службе запретили с ним работать, но Минаев лично просто поймал его в буфете и спросил, знает ли он, что бывает с такими, как он? Специалист, молодой парень, во всём признался. Оказалось, что его действительно внедрила та компания, куда уходила информация, и полтора года он «лежал на дне»! Специалиста немедленно уволили. Поговорили с той компанией – в итоге она постепенно компенсировала убытки.

Но такие долгосрочные внедрения – большая редкость. Как правило, агентов внедряют для разовой операции. Например, для похищения баз данных.

Корпоративные войны за собственность сегодня переместились с крупных предприятий на средние и мелкие. Но ведут эти войны, как правило, те же самые персонажи, которые бились за крупные и которые уже на собственном опыте убедились, что просчёты в управлении собственностью часто приводят к её потере. Топ-менеджмент ведь нередко переманивается противниками, а то и сам выступает той самой противной стороной, уводящей активы на сторону. Сегодня основной доход по-прежнему получается в результате «управления финансовыми потоками», то есть деньги предприятий уводятся теми, кто ими управляет. Новому собственнику зачастую очень сложно всё это контролировать просто потому, что у него таких предприятий множество. Такие собственники и становятся потребителями новой услуги. И вот здесь, кстати, ещё один важный момент. Политическая ситуация в России сегодня такова, что в битвах за собственность всё чаще участвует административный ресурс. Нарушения были у всех, придраться всегда можно, но никому не хочется быть очередным ЮКОСом. Поэтому собственник, как правило, проверяет свою собственность по максимуму, используя не только традиционный аудит, который может и не выявить нарушений, но и аудит тотальный – с особым вниманием к тем, кому доверено управление.

Рынки постепенно стабилизируются, доходность снижается. Если раньше акционеры могли закрывать глаза на воровство или недостаточно высокую эффективность топ-менеджеров, то теперь они озабочены оптимизацией всех процессов на своих предприятиях. Здесь, конечно, традиционным аудитом не обойдёшься. Проверяют и топ-менеджеров, и менеджеров среднего звена. Например, сейчас многие активно пытаются бороться с откатами, хотя ещё не так давно на практику откатов все смотрели сквозь пальцы, рассматривая их чуть ли не как вид дополнительных бонусов.

Бизнес многих собственников активно расширяется, контролирующая инфраструктура компании не успевает за ростом бизнеса, особенно если речь идёт о географически распределённых активах.

Один из заказчиков Сергея Минаева владел контрольным пакетом акций деревоперерабатывающего предприятия, основной продукцией которого была фанера. Он получил информацию о воровстве директора и обратился в СИнС. Приехали, опросили местных жителей, они всё и рассказали. Ситуация сразу стала ясной: на территории предприятия фактически работало ещё одно предприятие, принадлежавшее директору, оно и приносило основные доходы.

Но чаще всего нарушения случаются, когда контроль поставок сырья на предприятие или готовой продукции с предприятия осуществляется аффилированными с менеджментом сторонними компаниями. Либо это элементарное использование материальных и финансовых ресурсов предприятия в личных целях. Если есть конкретный сигнал, выявить «дыру» вообще несложно. Многие подозрительные сделки выявляются обычной проверкой условий регламентации подобных сделок, установленных в самой компании. Например, инструкция начальнику отдела продаж обязывает его, предоставляя товарный кредит, проверить определённый набор документов партнёра, чтобы, скажем, не выдать кредит компании, имеющей просроченный долг в таком-то размере. Если просто проверить документы, всё и всплывёт – кредит выдан недобросовестному партнёру. Почему? Кем? А хозяину ведь подчас и не нужно чётких доказательств вины наёмных менеджеров, их просто увольняют по итогам такой проверки.

Если для выявления источника проблемы хозяин бизнеса нанимает детектива, то ни о какой экзотике вроде подслушивающих устройств и т. п. речи нет, проблема решается методом обычного опроса. На крупном заводе цветной металлургии, где, по мнению руководства, была отлично организована служба контроля, случайно выявили крупные хищения отходов – медной и алюминиевой жилы. По всем отчётам отходы были в норме и полностью сдавались на переработку. Собственник попросил разобраться. Сергею пришлось покопаться, да ещё как! Расследование показало, что менеджеры проявили смекалку и заставили оборудование работать производительнее и с меньшими отходами, но эту экономию положили себе в карман.

Люди склонны приворовывать. Чтобы лишить их этого соблазна, порой достаточно жёстко разграничить зоны ответственности: один человек определяет цены, другой визирует договоры, третий отвечает за отпуск товара со склада и т. д. Избыток полномочий у одного человека, как правило, приводит к проблемам. При определении поставщиков сырья нужно обязательно проводить тендерные комиссии; основания для выбора того или иного партнёра должны быть ясными и прозрачными.

<< | >>
Источник: Алексей Боярский, Алексей Ходорыч. 151 угроза вашему кошельку. 2008

Еще по теме Кремлёвский автодилер. – Мошенничество оптом и в розницу. – Юридические «бомбы». – Откаты и откатчики. – Операция «Ликвидация». – Корпоративные «кроты»:

  1. Средства на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессио-нальных заболеваний при реорганизации или ликвидации страхо-вателя — юридического лица
  2. Безопасность операций с платежными картами. Анатомия карточного мошенничества
  3. Весельное обращение, операции с прочими корпоративными обязательствами и акциями
  4. Мошенничество с банковскими картами
  5. Риски банка, связанные с мошенничеством
  6. Ликвидация банков
  7. Банкоматное мошенничество
  8. Депозитные операции и операции по вкладам физических лиц
  9. Расчетно-кассовые операции как одна из важнейших операций коммерческого банка
  10. Мошенничество
  11. Порядок создания и ликвидации коммерческого банка