<<
>>

От инвестирования к спекуляциям

Возрастающее разнообразие фондов,

предлагающих свои услуги инвесторам, пришествие более агрессивных фондов, переход от инвестиционных комитетов к портфельным управляющим и усиливающийся акцент на краткосрочных результатах оказали глубочайшее воздействие на стратегии, проводимые

инвестиционными фондами.

Наиболее очевидным образом это воздействие проявляется в стремительном росте оборота портфелей, что соответствует общему тренду институциональных инвестиций, который был рассмотрен в части I. В 19 50 г. управляющие инвестиционных фондов не болтали о долгосрочном инвестировании — они занимались долгосрочным инвестированием. Но за последующие полвека этот основной принцип был поставлен с ног на голову, и в повестку дня вошли краткосрочные спекуляции.

Ориентация на долгосрочные инвестиции поддерживала фонды так долго, как могла. В период с 1945 по 1965 г. ежегодный оборот портфеля фондов, инвестирующих в акции,

составлял в среднем устойчивые 17%, что позволяет предположить, что средний фонд держал приобретенные ценные бумаги в своем портфеле в среднем в течение примерно 6 лет.

Но затем оборот стал постоянно нарастать, и теперь средний портфель инвестиционного фонда

составляет около 110% в год. Это означает, что средний инвестиционный фонд держит акции в своем портфеле всего лишь 11 месяцев. Сравните этот срок со стандартным, державшимся много десятилетий сроком в 6 лет.

Хотя выше я уже обсуждал этот вопрос,

важно подчеркнуть, что темпы оборота не рассказывают всю историю о роли, которую играет портфельная активность инвестиционных фондов. По принятому в отрасли определению оборот фонда основан на разности портфельных приобретений и портфельных продаж, выраженной в процентах от средней стоимости активов. Таким образом, при темпах оборота в 100% современный управляющий портфелем стоимостью в 1 млрд долл., имеющимся у фонда, инвестирующего в акции, должен за один год продать акций на 1 млрд долл., а затем вложить этот миллиард в другие акции.

Итого управляющий портфелем совершает сделки на 2 млрд долл. Несмотря на то, что на более конкурентных, становящихся все более компьютеризованными рынках трансакционные издержки на единицу товара

весьма существенно снизились, невозможно, однако, представить, чтобы современные,

возросшие уровни оборота, в котором сделки частенько заключают конкурирующие друг с другом фонды, могут дать чистую прибыль акционерам фондов как группе. Долларовые же эквиваленты этих сделок колоссальны. В 2004 г. инвестирующие в акции фонды, владевшие активами, стоимость которых в среднем равнялась 3,9 трлн долл., совершили портфельные сделки общей стоимостью 4,6 трлн долл. Фонды продали акций на 2,2 трлн долл. и приобрели акций на 2,4 трлн долл., причем многие из этих сделок попросту отражали передачу одной позиции по акциям от одного фонда другому. Эти данные указывают на то, что соотнесенные с активами темпы оборота составляют 56%, и эти темпы возрастают примерно до 65% у активно управляемых фондов (в этом случае из расчетов исключены индексные фонды, обороты которых невелики). Учитывая расходы на эти трансакции, невозможно представить, чтобы миллионы собственников-инвесторов,

рассматриваемых как группа, могли получить какую-то чистую прибыль.

Если сохранение ценных бумаг в портфеле в течение 6 лет можно охарактеризовать как

долгосрочное инвестирование, а сохранение ценных бумаг в портфеле в течение 11 месяцев можно назвать краткосрочной спекуляцией, то ныне типичный управляющий инвестиционным фондом более не является инвестором. Этот управляющий — спекулянт. Но толпа таких специалистов

наслаждается порожденным этими изменениями широким диапазоном эффективности, ибо в каждом большом семействе инвестиционных фондов, повидимому, всегда есть хотя бы несколько фондов, которые вроде бы демонстрируют высокую эффективность. При этом за скобки выносится тот факт, что многие инвесторы, клюнувшие на приманку и вложившие деньги до того, как эти высокие эффективности посыпались, на самом деле несут убытки.

Соединение идеи о том, что фонды сродни акциям, которые следует держать в постоянно обновляющемся портфеле, и развития фондов, следующих стратегиям, которые ориентированы не на долгосрочное инвестирование, а на краткосрочные спекуляции, загнало отрасль в то незавидное положение, в котором она ныне и пребывает.

Конечно, вряд ли самих инвесторов можно считать безвинными жертвами такого

положения дел, ибо от инвесторов не требуют

приобретать то, что отрасль хочет продать. К тому же отрасль не может управлять

приобретениями инвесторов. Алчность инвесторов

вышла на первый план во время недавней рыночной лихорадки, особенно во время обвала фондового рынка, «новой экономики» и краха нового

тысячелетия.

Ежедневные, даже моментальные колебания котировок освещались в газетах и электронных СМИ и занимали умы инвесторов, которые в иных обстоятельствах вели себя вполне рационально. В пылу погони за успешными фондами, зависти к

доходам, которые получают другие инвесторы, и стремления к достижению легкого богатства без замеченного риска инвесторы утратили

перспективу. Да, собственники фондов дорого заплатили за свою глупость, но управляющие фондами должны были иметь какое-то понимание того, что, как гласит закон Сэя, предложение само порождает спрос. Учитывая экономику

инвестиционной отрасли, отрасль не особенно сопротивлялась искушению предложить рынку все, что пользовалось бы на нем спросом.

<< | >>
Источник: Джон К. Богл. Битва за душу капитализма. 2011

Еще по теме От инвестирования к спекуляциям:

  1. Закон о спекуляции золотом 1864 г.
  2. Инвестиции против спекуляций
  3. Спекуляции облигациями революционного военного займа
  4. В чем суть спекуляции
  5. Биржевые спекуляции
  6. Спекуляция - занятие для людей, любящих американские горки
  7. Компании как объект биржевых спекуляций
  8. Спекуляции под благопристойным названием «инвестиции»
  9. Кто помогает ростовщикам заниматься спекуляциями на фондовых рынках
  10. Существенные моменты спекуляции Богатые люди не делают больших ставок