<<
>>

XXXIV. Мать Буридана (продолжение)

Придя в сознание, Мабель обнаружила, что она одна, – королева исчезла. Страгильдо тоже не было. Внизу, в глубинах башни, раздавались глухие стуки, эхом прокатывавшиеся по этажам.

Что там происходило? Почему Страгильдо не остался сторожить ее?

Мабель с трудом поднялась на ноги и мрачным голосом пробормотала:

– Яд подействовал. Теперь ничто не может спасти моего сына. И кто отравил его? Я! Я, его мать! Это ужасно, невозможно, но так оно и есть. Теперь ничто не может предотвратить его смерть! И это я приготовила яд, предназначенный для моего сына! Сама принесла его Маргарите!

Мабель стиснула зубы и застонала.

– Кто это там стучит? – прохрипела она, невольно отреагировав на шум за стеной. – И почему вообще там стучат? Да какая теперь разница, в конце-то концов! Вероятно, какое-нибудь новое несчастье! Какое-нибудь новое убийство! Одним больше, одним меньше… О проклятая башня! О кровавая башня!.. Сколько было здесь трупов, рыданий, зловещих ночей!.. Ох! Зловещая ночь – это то, что сейчас переживаю я! Труп – это труп Буридана! Рыдания – это рыдания матери, оплакивающей своего сына… Сколько матерей оплакивали так своих сыновей?..

Я могла бы подсчитать их! В этом в данный момент мое искупление. Да будет проклят тот рок, что вынуждает меня переживать эту ночь! Да будет проклят Господь, навязавший мне такое искупление!..

Мабель задыхалась и, сама того не замечая, то и дело впивалась ногтями в лицо, оставляя кровавые борозды.

– Но если в этом – мое искупление, – пробормотала она вскоре, – каким же должно быть оно у Маргариты?

Произнеся эти слова, она начала спускаться по винтовой лестнице, сама не зная, куда идет, просто испытывая необходимость сменить обстановку, уйти из этой башни, где все было пропитано страхом.

Дойдя до последних ступеней, Мабель увидела нескольких мужчин, которые при помощи палиц пытались вышибить дверь, что вела в нижний зал первого этажа.

Она присела на одну из ступенек, подперла подбородок ладонями и принялась ждать.

К счастью для Мабель, Страгильдо был слишком занят своей работой, чтобы ее заметить.

Когда дверь поддалась, мужчины бросились в зал, и вскоре она услышала громкие крики.

– Исчезли! Сбежали! Ну же, ищите!

«Кто исчез? – подумала Мабель. – Буридан, мой сын?.. Сбежал? Ну да, как же – сбежал!.. Давай, бедняжка, беги, далеко тебе не уйти!»

Позабыв о Маргарите, не останавливаясь, словно призрак, она миновала три трупа и, оказавшись на улице, машинально направилась к мосту вдоль строений, над которыми этаким выдвинутым вперед часовым высилась Нельская башня.

Там Мабель сумела вспомнить пароль, данный ей прево, благодаря чему перешла мост. Вероятно, она долго бродила, предаваясь мрачным мыслям, так как на кладбище Невинных оказалась уже с рассветом.

Поднявшись в лабораторию, она прошла в комнату, где жила Миртиль.

Полностью одетая, девушка лежала на кровати и крепко спала. Мабель даже показалось, что на ее немного бледных губах играет улыбка.

«Спит! – подумала пожилая женщина. – А ее любимый в эту минуту уже мертв! Действительно ли она его любит? Если так оно и есть, это даже и к лучшему: пусть уж весь мир выстрадает то, что довелось выстрадать мне! Почему дочь Маргариты должна быть столь безмятежна, когда в моей душе – такое отчаяние?»

Она резко потрясла Миртиль за плечо, и та тотчас же проснулась.

– У меня для тебя новости! – проворчала Мабель.

За те несколько часов, что она провела здесь, Миртиль научилась неплохо понимать ту, в которой видела свою тюремщицу, потому на все слова, на все более или менее скрытые угрозы Мабель девушка отвечала подчеркнутым равнодушием.

Мабель же продолжала:

– Это правда, что ты любишь Буридана?

– Истинная правда. Я люблю его, а он любит меня. Чтобы отвести от него угрозу, я без раздумий рискну своей жизнью.

– Вряд ли тебе когда-либо представится такая возможность: Буридан в эту минуту уже, должно быть, мертв.

– Отравлен, не так ли? – промолвила Миртиль без видимого волнения.

– Да, отравлен… мною!

Мабель издала жуткий смешок, смысла которого Миртиль не поняла.

– Вы видели Буридана? – робко спросила девушка.

– Нет!

– Кто же тогда дал ему яду?

Мабель посмотрела Миртиль прямо в глаза:

– Твоя мать!.. Королева Маргарита Бургундская! Говорю же: твоя мать!

На сей раз Миртиль вздрогнула, а сердце ее застучало так часто, словно оно предчувствовало некое несчастье.

– Возможно, госпожа королева и дала яд, – сказала девушка, – но вот изготовили-то его вы!

Произошла странная перемена ролей: теперь вопросы задавала Миртиль, и именно ее слова доставляли страдания Мабель!

Колдунья всхлипнула и опустила голову.

– Так и есть, – выдохнула она. – Это я изготовила яд!

Какое-то время она молчала, затем мрачным голосом продолжала:

– Явись я вовремя – может быть, увидела бы, как Буридан умирает. Но этого я не видела. Нет, не видела: возможно, такова была воля Божья! Возможно, это Он открыл двери темницы и выпустил Буридана на свободу, чтобы дать умереть вдали от меня?..

Миртиль вздрогнула – в словах этих совсем не было ненависти, которую она ожидала услышать; напротив, было в них нечто такое, что ее поразило.

– Так Буридан сбежал? – проговорила она.

– Я же тебе сказала: он умрет вдали от башни, вдали от меня… Сейчас, должно быть, – добавила Мабель едва слышно, – он уже мертв!

Миртиль с силой соединила руки, пытаясь унять безмерную радость, что наполняла ее сердце. Буридан на свободе, Буридан избежал двойной мести королевы и Ангеррана де Мариньи – ее матери! ее отца! Эта новость для бедняжки была словно луч света на вот уже столько дней затянутом мрачными тучами небе.

– Ну и дела! – проворчала Мабель. – Я ей объявляю о смерти того, кого она любит, а глаза ее сияют от счастья… Вижу, дочь Маргариты, – продолжала она, – у тебя душа твоей матери! Ты радуешься смерти жениха – только не говори, что это не так!.. Тем лучше, в конце-то концов: у меня не будет ни малейших угрызений совести от того, что ты исчезнешь с этой земли.

Знай же, проклятое отродье, что всё, к чему ты прикасаешься, обречено на погибель… Ты не оплакиваешь Буридана, которого любила, ты рада его смерти, что ж…

– А вы? – горячо воскликнула девушка. – Вы сами рады его смерти?

– Я?! Я?! – зашлась в ужасном крике Мабель.

Казалось, еще мгновение – и она набросится на Миртиль.

Но она вновь разразилась зловещим хохотом и пробормотала:

– Ты и сама это видишь, раз уж я смеюсь!..

Необъяснимый прилив сил преобразил лицо Миртиль.

– Так вот, – сказала она, – теперь вы послушайте! Вы хотите меня убить, не так ли, как уже убили его! Знайте же: я умру счастливой, так как умру за него…

– Умрешь за него? – машинально пролепетала Мабель.

– Вы можете только отнять у меня жизнь, – пылко продолжала Миртиль, – а это слишком малая цена за мою уверенность в том, что я умираю, дабы отвести беду от Буридана… Пойдемте! О, пойдемте, и вы узнаете!

В лихорадочном порыве она схватила Мабель за руку и с неистовой силой потащила к зловещей лаборатории любви и смерти.

– Сюда, – проговорила она, – сюда! Вы ведь именно здесь изготовили яд, не так ли?

– Да! – прохрипела Мабель, уверенная в том, что Миртиль совершенно обезумела.

– Ведь это здесь, у ног Христа, вы оставили флакон?

На это Мабель уже ничего не ответила.

Она смотрела на Миртиль с тревогой, сомнением, но в то же время и с безрассудной надеждой.

Миртиль прошлась пальцами по этажеркам, схватила флакон, предъявила Мабель и, едва не задыхаясь от переполнявшей ее радости, произнесла такие слова:

– Я видела вас! Слышала! Отследила! Когда вы ушли, я взяла этот пузырек и заменила другим таким же. Слушайте же!.. В том флаконе, который вы отнесли Буридану, содержалась вода!.. Что же до этого, с ядом…

Она не закончила и поднесла пузырек к губам.

Но в то же мгновение Мабель вырвала склянку у нее из рук и разбила о стену, затем, с совершенно нечеловеческими стонами, упала на колени и принялась биться головой о пол, смеяться, плакать, покрывать исступленными поцелуями подол ее платья… И так как Миртиль, изумленная и напуганная этим зрелищем, попятилась, вся дрожа, Мабель поспешно вскочила на ноги и, просияв от непередаваемой, дикой радости, возопила:

– Известно ли тебе, кто я? Я – мать Буридана!..

Громкий крик был ей ответом.

В следующую секунду мать и невеста Буридана обнялись в священном порыве и разрыдались от охватившего их счастья. Они и думать забыли об опасности, которая исходила из Лувра, где сейчас находилась Маргарита…

<< | >>
Источник: Мишель Зевако. Тайны Нельской башни. 2017

Еще по теме XXXIV. Мать Буридана (продолжение):

  1. Модели продолжения тенденции
  2. Продолжение образования
  3. Возможности продолжения образования выпускника.
  4. Больничный листок, продолжение больничного листка и от-метки на нем.
  5. Мать любого дефицита — проедание мировых накоплений?
  6. Победы и поражения после нового решения КС РФ
  7. Модель «разделение» (Separating lines)
  8. Глава 23 Флешбэк № 4
  9. Торговая сессия СА2
  10. Лишение котировки
  11. Графические методы технического анализа
  12. Уважай отца своего
  13. Наталья Александрова. Камея римской куртизанки, 2020
  14. Отрыв смежных белых свечей (Gapping Side-by-Side White Lines)
  15. Кому положена компенсация
  16. Владимир Киврин. Расшифрованная магия кристаллов воды, 2008