Экономические последствия бюджетного дефицита

Как государственный долг и его рост влияют на функционирова-ние экономики? Может ли нарастающий долг в какой-то момент привести к банкротству государства? Накладывает ли долг каким-то образом необоснованное бремя на наших детей и внуков? Все эти вопросы в той или иной мере нас беспокоят.
Поэтому мы сделаем попытку, во-первых, ответить на эти вопросы, а во-вторых, показать, какие из экономических последствий реальны и нежелательны из-за создаваемых потенциальных проблем, а какие не должны внушать нам тревогу.
Что касается вопроса о возможном банкротстве государства, то ответ будет отрицательным и логика этого ответа включает следующие три пункта.
1. Рефинансирование
На практике, с приближением срока платежа по каким-то частям государственного долга, правительство обычно не сокращает расходы и не повышает налоги, чтобы получить средства для погашения облигаций, срок выплат по которым наступил. Мы знаем, что в условиях репрессивной экономики такая фискальная политика была бы ошибочной. Правительство всего лишь рефинансирует свой долг, т. е. продает новые облигации и использует выручку для выплаты держателям погашаемых облигаций.
2. Налогообложение
Правительство по конституции имеет право облагать население налогами и собирать их. Если это приемлемо для избирателей, уве-личение налогов является тем способом, который есть у правительства для получения достаточных доходов для выплат процентов и общей суммы государственного долга. Терпящие финансовое бедствие частные хозяйства и корпорации не могут получить доходы за счет сбора налогов; правительство — может. Частные хозяйства и корпорации могут обанкротиться; правительство — не может.
3. Создание денег
Банкротство правительства очень сложно себе представить хотя бы потому, что оно имеет право печатать деньги, которыми можно заплатить и основную сумму долга, и проценты по долгу. Правительственная облигация обязывает правительство произвести обмен этой облигации на определенную сумму денег к сроку ее погашения. Правительство может использовать для погашения таких облигаций либо выручку от продажи других облигаций (как уже отмечалось), либо создать необходимые ему для этой цели деньги. Но выпуск новых денег для выплаты процентов или погашения основной суммы долга может иметь инфляционный эффект.
Что касается вопроса о перекладывании бремени на будущие по-коления, то здесь существуют различные нюансы. За исключением особых специфических условий, государственный долг не накладывает необоснованного бремени на наши будущие поколения. Сначала нужно задать вопрос: кто является держателем государственного долга, кому мы должны?
Ответ таков: в большей части мы должны сами себе.
Большая часть наших правительственных облигаций размещена внутри страны, т. е. они находятся в руках граждан и организаций — банков, страховых компаний, правительственных учреждений, довери-тельных фондов. Таким образом, государственный долг является од-новременно и общественным активом. В то время как государственный долг представляет собой сумму обязательств перед украинскими гражданами (как перед налогоплательщиками), большая часть того же самого долга одновременно является активами украинских граждан (как держателей облигаций).
Следовательно, погашение государственного долга вызвало бы гигантский объем трансфертных платежей, при которых украинские граждане должны были бы платить более высокие налоги, а правительство, в свою очередь, должно было бы выплатить большую часть этих налоговых поступлений тем же самым налогоплательщикам (частным лицам и организациям) для погашения облигаций, находящихся в их распоряжении. Хотя в результате такого гигантского финансового трансферта произошло бы значительное перераспределение дохода, оно не обязательно вызвало бы немедленное уменьшение совокупного богатства в экономике или снижение уровня жизни. Погашение государственных облигаций, находящихся в распоряжении резидентов данной страны, не вызывает никакой утечки покупательной способности из экономики страны в целом.
Можно ли сказать, что часть экономического бремени Второй мировой войны, например, была переложена на плечи будущих поколений из-за решения финансировать военные закупки посредством продажи государственных облигаций? Ответ снова будет отрицательным. Экономические издержки Второй мировой войны состояли в отказе от производства гражданской продукции, которое было заменено военным производством, куда были переориентированы ограниченные ресурсы. Вне зависимости от того, как финансировалась эта перестройка — за счет роста налогов или роста заимствований, — реальное экономическое бремя войны оставалось бы, по существу, тем же самым. Бремя войны вынесли на себе почти полностью те, кто жил во время войны; именно им пришлось жить, отказавшись от многообразия потребительских товаров, для того чтобы позволить государству вооружить себя.
До настоящего момента мы затронули только две стороны эко-номических последствий государственного долга. Во-первых, при том, что правительство должно только рефинансировать (а не погашать) долг, имеет право взимать налоги и создавать деньги, нет никакой опасности, что государство обанкротится. Во-вторых, государственный долг не является средством перемещения экономического бремени с одного поколения на другое. Сделав эти оптимистичные замечания, мы тем не менее не должны полностью “обелять" государственный долг. Его существование действительно ставит некоторые реальные и потенциальные проблемы, хотя и неодинаково оцениваемые экономистами. Рассмотрим их.
1. Стимулы
Если не использовать прирост размеров долга, то ежегодные вы-платы процентов и основной суммы государственного долга должны проводиться из суммы налоговых поступлений. Такие дополнительные налоги снижают желание брать на себя риск, стремление к инновациям и, в конечном счете, к инвестициям, к работе. Косвенным образом существование большого государственного долга может подорвать экономический рост. Отношение процентных платежей к размеру ВНП показывает тот уровень налогообложения, который необходим для выплаты процентов по долгу. Некоторые экономисты обеспокоены тем фактом, что этот показатель в последние годы резко увеличился.
2. Внешний долг
Задолженность Украины гражданам или организациям других стран, т. е. внешний долг, является бременем. Эту часть государственного долга мы, безусловно, не “должны сами себе”, и в реальном измерении выплата процентов и суммы основного долга предполагает в данном случае передачу части нашего реального объема выпускаемой продукции в распоряжение других стран. Следует отметить, что доля государственного долга, приходящаяся на иностранных кредиторов, в последние годы увеличилась. Поэтому внешний долг, в отличие от внутреннего, вызывает большие опасения и является серьезным поводом для беспокойства.
3. Эффект вытеснения и основные производственные фонды
Этот пункт подводит нас к потенциально более серьезной проблеме. В качестве исключения из наших предшествующих комментариев можно назвать путь, следуя по которому государство может перенести реальное экономическое бремя своего долга на плечи будущих поколений. Состоит он в том, чтобы оставить будущим поколениям меньшие по размерам основные производственные фонды, или, выражаясь образно, меньшую “национальную фабрику”. Эта возможность связана с эффектом вытеснения, который определяется тем, что чем больше дефицит, тем выше объем сбережений, используемых для финансирования государственных расходов, и тем меньше величина средств, доступных для финансирования инвестиций, т. е. при увеличении государственных расходов сокращается реальная денежная масса. Избыточный спрос на реальные остатки ведет к росту процентных ставок. Повышенные процентные ставки, в свою очередь, сокращают инвестиции и совокупный спрос.
Рост реальной процентной ставки и соответствующее ему сокра-щение нормы инвестиций приводят к тому, что в экономике остается меньше заводов и оборудования, и рано или поздно дефицит вызовет снижение уровня жизни. В этом состоит бремя государственного долга.
Допустим, что предположенное нами увеличение правительственных расходов финансируется ростом налогообложения, в частности увеличением личных подоходных налогов. Нам известно, что большая часть дохода потребляется, и поэтому потребительские расходы упадут почти на столько же, на сколько вырастут налоги. В этом случае бремя роста правительственных расходов падает прежде всего на нынешнее поколение в форме сокращения потребления товаров.
Предположим, что увеличение правительственных расходов фи-нансируется за счет увеличения государственного долга. В этом случае правительство выходит на денежный рынок и вступает в конкуренцию с частными заемщиками. При данном способе предложения денег прирост спроса на них обусловит рост ставки процента, которая, безусловно, является “ценой", уплачиваемой за использование денег. Рост ставки процента вызовет падение частных инвестиций.
Таким образом, предполагаемое увеличение производства продукции государством вероятнее всего будет происходить за счет инвес-тиционных товаров, если это производство финансируется посредством увеличения дефицитов. По сравнению с финансированием за счет налогов будущие поколения в данном случае получают в наследство меньшую “национальную фабрику" и, следовательно, при дефицитном финансировании будут иметь более низкий уровень жизни.
Однако есть очень важное ограничение наших рассуждений. На-пример, могут сложиться условия, уменьшающие или даже полностью исключающие экономическое бремя, перекладываемое на будущие поколения. Наши выводы не затрагивали вопроса о характере уве-личения правительственных расходов (государственные расходы могут иметь разный характер). Если прирост правительственных расходов происходит главным образом за счет увеличения расходов по-требительских — таких, как субсидии на школьные завтраки или предоставление лимузинов государственным служащим, — тогда наш вывод о перекладывании бремени на будущие поколения является справедливым. Но что происходит в случае, если правительственные расходы имеют преимущественно вид вложений инвестиционного характера, например, на строительство автострад, портов, гидротехни-ческих сооружений, или представляют собой инвестиции в “человеческий капитал" в системе образования и здравоохранения? Как и частные расходы на машины и оборудование, государственные инвестиции укрепляют будущий производственный потенциал экономики. Следовательно, в этом случае производственные мощности, оказывающиеся в распоряжении будущих поколений, не будут сокра-щаться, скорее изменится их структура в пользу увеличения доли государственного капитала и уменьшения доли частного.
<< | >>
Источник: Л. Л. Осипчук. Организация исполнения государственного бюджета (экономико-правовой аспект). 1999

Еще по теме Экономические последствия бюджетного дефицита:

  1. Экономическая природа бюджетного дефицита
  2. Классификация бюджетного дефицита
  3. Экономические последствия вступления стран в торгово-экономические союзы
  4. Источники финансирования бюджетного дефицита
  5. Особенности формирования и регулирования бюджетных дефицитов в переходной экономике
  6. Виды финансирования бюджетного дефицита
  7. Управление бюджетным дефицитом
  8. Экономические последствия безработицы
  9. Бюджетный процесс: экономические и правовые основы построения и организации
  10. Социально-экономические последствия безработицы
  11. Прогноз социально-экономического развития и бюджетных параметров
  12. Бюджетная и экономическая политика России 2006-2010 гг.
  13. Экономическая роль бюджетных отношений, формирующих основу финансовой базы государственного регулирования
  14. Содержание, основные объекты анализа и система экономических показателей хозяйственной деятельности бюджетных организаций