<<
>>

Три способа потерять деньги на сверхнадежных правительственных облигациях США

Дефицит бюджета федерального правительства, если судить по текущим его размерам, не ставит крест на облигациях. Те, кто утверждают, будто этот дефицит приведет к проблемам, делали свое «медвежье» дело (т.
е. играли на понижение) в течение десятилетий. Профессор Тобин произнес свою фразу о частных сбережениях в 1986 году. 18 лет спустя Алан Гринспэн сказал: «Большинство аналитиков обеспокоены, особенно в контексте расширяющегося структурного федерального дефицита, неадекватными национальными сбережениями». Те, кто боятся, что большой федеральный дефицит

США съест все существующие сбережения, в конце концов, возможно, окажутся правы. Однако пока еще нет никаких признаков этой проблемы.

Но даже несмотря на то, что правительственные облигации США относятся к самым надежным инвестициям в мире и нет особых опасностей, сопряженных с бюджетным дефицитом, инвесторы рискуют потерять деньги. Причем тремя способа-ми: (1) не получить свои деньги назад; (2) получить назад обесценившиеся деньги; (3) получить намного меньше денег, чем принесли бы другие инвестиции.

Риск № 1 инвестиций в облигации.

Правительственный дефолт

Самый высокий риск сопряжен с тем, что правительство США откажется выкупать свои облигации.

Дефолт по своим облигациям объявляли многие корпорации и другие страны. Но почти невозможно представить, что так же поступит федеральное правительство США. В самых крайних обстоятельствах годовой правительственный дефицит США может достигнуть триллионов долларов. Однако даже в этом случае у правительства неограниченные возможности создать сколько угодно долларов, поэтому риск дефолта практически отсутствует.

Мы видим, что дефолт правительства США почти невозмо-жен. Тем же, кто опасаются такого дефолта, стоит интенсивно инвестировать в оружие и продукты питания.

Я не говорю, будто дефолт правительства по своим облигациям вообще не-возможен, но такой вариант крайне маловероятен, и если он произойдет, то у нас появятся гораздо более сложные пробле-мы, чем потеря наших инвестиций.

Риск № 2 инвестиций в облигации. Инфляция

Второй риск для держателей облигаций таков: инвесторы получат свои деньги назад в полном объеме, но покупатель-ная способность этих долларов будет очень низкой. По этому

поводу легенда научной фантастики Роберт Хайнлайн (автор «Звездного десанта», «Чужака в чужой стране» и многих дру-гих классических произведений) написал: «100 долл., инвес-тированные под семь сложных квартальных процентов, за 200 лет вырастут более чем до 100 млн долл., которые к тому времени ничего не будут стоить».

О риске получить обесценившиеся доллары мы уже говори-ли в разделе, посвященном инфляции. В настоящее время ничто не говорит об опасном уровне инфляции в США. Тем не менее такой риск существует, и это один из самых серьезных рисков для держателей облигаций.

В большинстве ситуаций процентная ставка по правитель-ственным облигациям превышает уровень инфляции. Хотя в случае США так почти всегда и было, размер «подушки» (разницы между процентной ставкой и уровнем инфляции) существенно варьировался. ?

Разница между процентной ставкой облигаций и процентом инфляции уменьшалась на протяжении последних 20 лет. Инвесторы облигаций в 1983 году получили «чистые» 7% (т. е. после вычета процента инфляции), тогда как в 2003 году довольствовались всего лишь 1%.

Если взглянуть на текущую инфляцию, придем к выводу, что сегодняшние покупатели облигаций инвестируют на самых невыгодных за несколько последних десятилетий условиях.

Риск № 3 инвестиций в облигации.

Стоимость упущенной выгоды

В 1989 году я был финансовым директором Progenies Pharmaceuticals, начинающей биотехнологической компании (в настоящее время ее акциям на фондовой бирже присвоен символ PGNX). Безотносительно к моей работе я выполнил анализ покупки контрольного пакета акций RfR-Nabisco с помощью привлеченных средств.

Газета Wall Street Journal опубликовала короткую версию моего анализа как редакторскую статью.

Одним из последствий этой статьи было поступившее мне приглашение прочитать мою первую лекцию в Гарвардском университете. Такая просьба была для меня честью, поэтому я полетел в город Кембридж (штат Массачусетс) с докладом о моем анализе. Как прошла моя первая лекция в Гарварде? Если ответить коротко, то на удивление плохо. В начале лек-ции я утверждал, что из-за выкупа акций RfR-Nabisco с по-мощью привлеченных средств пострадали другие причастные к компании лица, а именно держатели ее облигаций. Они потеряли миллиард долларов. Я просто просуммировал убытки по всем облигациям RfR-Nabisco, воспользовавшись их котировкой на рынках в день, когда был объявлен выкуп. (Поскольку облигациями торговали интенсивно, я без труда точно подсчитал, насколько упала цена вследствие сообщения о выкупе.)

Однако какая-то студентка возразила мне, сказав, что держатели облигаций ЩЯ-ЫаЬЬсо ничего не потеряли. По ее словам, они по-прежнему могут рассчитывать получить обратно все свои деньги. Текущая цена облигаций, продолжала моя визави, никакого значения не имеет. Я попытался опровергнуть ее мнение, но, оказалось, его разделяло большинство моих студентов. Спустя 20 минут словесной перепалки, присутствовавший в аудитории профессор был вынужден вмешаться и сказать: «Предлагаю просто допустить, что Терри прав, и продолжить». Благодаря этому вмешательству лекция продолжилась, но студенты, очевидно, потеряли ко мне доверие.

Рассмотрим этот вопрос при условии инвестирования одной тысячи долларов в 10-летние казначейские облигации США, допустим, с 4%-й ставкой. Покупатель дает правительству в долг 1 тыс. долл. В обмен правительство обещает ежегодно в течение десяти лет выплачивать покупателю но 40 долл. плюс вернуть исходную тысячу в конце десятого года.

Теперь рассмотрим, что произойдет, если сразу же после покупки облигаций их процентная ставка подскочит с 4 до 6%. Какие последствия это будет иметь для нашего инвестора? У инвестора по-прежнему есть облигация, по которой он будет получать 40 долл.

ежегодно в течение десяти лет, а по наступлении срока погашения ему вернут начальную тысячу долларов. С этой точки зрения держатель облигации действительно, как кажется, ничего не теряет (именно так казалось студенткеспорщице на моей лекции). С другой стороны, рост процентной ставки означает, что рыночная цена облигации упадет на 150 долл.

Так сколько же потеряет наш держатель облигации? 0 долл. или 150 долл., или какую-то другую сумму?

Экономист ответит, что держатель облигации потеряет 150 долл., даже если правительство сделает все выплаты, которые обещало. Как появляется этот убыток? Он объясняется изменением в «стоимости упущенной выгоды». Инвестировав в 4%-е облигации, их держатель потерял возможность зарабо-тать на своей тысяче долларов в полтора раза больше, т. е. 6%. И это потери не просто на бумаге, это реальные доллары, которые инвестор мог бы положить себе в карман, по теперь этого уже не случится.

На своей первой гарвардской лекции и на многих других, которые последовали за ней, я узнал, насколько концепция стоимости упущенной выгоды сложна для понимания. Даже люди с прекрасным образованием, понимающие идею, часто забывают о стоимости упущенной выгоды.

Правда, если люди часто неверно понимают стоимость упу-щенной выгоды в финансовой сфере, то в других областях жизни проблем не возникает. Вот как звучит известный сва-дебный тост: «Иногда в редкие моменты человеческой исто-рии встречаются два человека, которых судьба предназначила друг для друга. И когда раскаты грома и сверкнувшая молния возвестят об этом великом романтическом событии, пусть у наших сегодняшних жениха и невесты достанет сил сказать: “Простите, но я уже в браке”».

Для тех, кто не хочет разводиться, стоимость упущенной выгоды при вступлении в брак — это отказ от возможности составить пару с другими потенциальными «половинками». Та же тема звучит в историях о некой мифической культуре, где женщинам разрешалось иметь до трех мужей, но запреща-лось разводиться. Как гласят предания, женщины в этой куль-туре почти никогда не брали себе третьего мужа, а если это все же происходило, то новый и последний супруг всегда был очень красивым мужчиной. Третий муж в этой брачной систе-ме имеет самую высокую стоимость упущенной выгоды, по-скольку его появление исключает все другие будущие возможности.

Поэтому держатель облигаций, который на десять лет при-вязал себя к 4%-й ставке, несет убытки, если мир меняется и предлагает инвесторам уже 6% годовых.

<< | >>
Источник: Т. Бернхем. Подлые рынки и мозг ящера: как заработать деньги, используя знания о причинах маний, паники и крахов на финансовых рынках. 2008

Еще по теме Три способа потерять деньги на сверхнадежных правительственных облигациях США:

  1. Что вы должны знать о правительственных и муниципальных облигациях
  2. Облигации. Неужели они только для слабаков? История США любит смелых
  3. Деньги — мировой бог. Три ипостаси бога денег
  4. Ипотечные и потребительские кредиты как способ повышения спроса на деньги
  5. Всеобщая либерализация как способ формирования спроса на деньги
  6. Раскрытие информации, содержащейся в реестре ипотечного покрытия облигаций, и справки о размере ипотечного покрытия облигаций
  7. Три горы и три реки (Three mountains and three rivers)
  8. КАЗНАЧЕЙСКИЕ ДОЛГОСРОЧНЫЕ ОБЛИГАЦИИ
  9. ВЛАДЕЛЬЦЫ! ОБЛИГАЦИЙ
  10. Облигации
  11. Что такое облигации?
  12. Облигации с варрантами
  13. Торговля облигациями ^
  14. Пункты и цены на облигации
  15. Фонды облигаций
  16. Покупка облигаций без проблем
  17. Конвертируемые облигации
  18. КАЗНАЧЕЙСКИЕ СРЕДНЕСРОЧНЫЕ ОБЛИГАЦИИ
  19. Учет облигаций
  20. Торговля облигациями