<<
>>

Свидетельство №2. Рынки не просто иррациональны — они еще бывают подлыми

Инвесторы, похоже, обладают сверхъестественными способностями делать неудачные инвестиции. Мы склонны переполняться оптимизмом как раз накануне рыночных крахов и питать пессимистические настроения в преддверии рыночного подъема.
На рис. 3.1 отражена непростая судьба американских инвесторов в 1965-1981 годы.

Промышленный индекс Доу Джонса закончил 1965 год на отметке 969 пунктов, а 16 лет спустя оказался на уровне 875 пунктов. Практически целое поколение инвесторов фондового

рынка все это время топталось на месте. Ближе к концу этого периода люди почти забыли о рынке акций, и в 1980 году лишь 5,7% американских семей владели паями взаимных фондов.

В 1979 году издание Business Week опубликовало свой пе-чально известный выпуск «Кончина акций», в котором реко-мендовало инвесторам держаться подальше от этих ценных бумаг. Иллюстрация на обложке изображала катастрофу бу-мажного аэроплана, сделанного из сертификатов о правах собственности на акции. По версии издания, в обозримом бу-дущем акции не сулили инвесторам ничего хорошего, а «ста-рое правило вкладывать свои личные или пенсионные сбережения в покупку акций солидных компаний попросту исчезло».

Но этот глубокий пессимизм в отношении акций в конце 1970-х годов совпал по времени с наилучшей за весь

XX век возможностью для покупки акций.

рост индекса Доу, начиная с конца 1981 года и по сегодняшний день, составил почти 1000%, причем в этих расчетах не учтен доход в виде дивидендов. По мере роста фондового рынка в 1980-е и 1990-е годы мнение инвесторов об акциях менялось от унылого до восторженного. Население постепенно переводило свои сбережения в акции. Ко времени рыночного пика 2000 года почти половина американских семей владела паями взаимных фондов. В это же время консультанты с Уолл-стрит рекомендовали на 70% заполнять инвестиционный портфель акциями — беспрецедентная доселе рекомендация.

Но мы уже знаем, чем закончилась эта «счастливая» история: эйфория по поводу акций достигла своего пика в 2000 году, что совпало с началом одного из худших «медвежьих» рынков со времени Великой депрессии.

Появление доминирующего мнения служит предвестником рыночных поворотов. Оптимистические настроения зачастую предвосхищают падение рынка, тогда как преобладающий пессимизм порой предшествует рыночному благоденствию. Публикой с Уолл-стрит движет жадность и страх. Забавно, что наш мозг ящера делает нас жадными тогда, когда следовало бы осторожничать, но пугливыми в периоды, благоприятные для жадности.

Наша способность воодушевляться в неподходящее время распространяется даже на операции с конкретными акциями. Профессор Терранс Один исследовал фактическую актив-ность на фондовом рынке десяти тысяч рядовых инвесторов. В частности, он проанализировал сделки тех инвесторов, которые в течение нескольких дней успевали продать одни акции и взамен приобрести другие. Профессор Один также сравнил доходность проданных и купленных им на смену акций.

Каких же результатов добились эти энергичные инвесторы? Вспомним, что на рациональных рынках доходность продан-ных акций равнялась бы (в среднем) доходности приобретен-ных акций. А что же произошло на самом деле? Как пишет профессор Один, «в течение последовавшего года доходность по купленным акциям оказалась на 3,3% ниже доходности проданных». Получается, что эти инвесторы с энтузиазмом покупали или под действием пессимистических настроений продавали в самое неподходящее время. Их мнение о рыночных перспективах оказалось прямо противоположным действительности.

Гипотезой эффективных рынков часто подкрепляют ут-верждение о невозможности совершить выгодную сделку.

«Не тратьте понапрасну время, выискивая недооцененные ак-ции. Если бы таковые имелись, кто-нибудь другой уже давно купил бы их». В таком случае справедливо и обратное, о чем зачастую умалчивают: на рациональных рынках точно так же было бы невозможно постоянно принимать неудачные инвес-тиционные решения.

«Не тратьте понапрасну время на беспо-койство о том, что, не вовремя поддавшись оптимизму, вы купите переоцененные акции. Если бы таковые имелись, их бы уже продали».

Профессор Один установил, что для охваченных его иссле-дованием инвесторов рынки оказались подлыми. Действия этих людей абсолютно не согласовались с тенденциями рынка. Они продавали растущие акции и покупали акции с падающим курсом. Ни то ни другое не имело бы места, происходи события в соответствии с гипотезой эффективных рынков. Все акции имели бы обоснованную цену, поэтому было бы невозможно регулярно принимать ошибочные решения.

В одном из эпизодов фантастического мультфильма «Джетсоны» фигурирует мобильный игральный автомат, который колесит по улицам, соблазняя потенциальных игроков фразой «С меня уже причитается». Подразумевалось, что уже давно никому не удавалось сорвать джек-пот, поэтому именно сей-час удачная возможность рискнуть парой баксов в обмен на шанс крупного выигрыша. В результате какой-то счастливчик таки срывает джек-пот. Автомат рассчитывается с игроком и катит восвояси, повторяя «С меня уже причитается».

В действительности с игральных автоматов никогда не «причитается». Конструктивно они полностью забывают прошлое. Или, на языке математической вероятности, игральный автомат «лишен памяти». Шанс выигрыша сразу после выпадения джек-пота точно такой же, как и шанс сорвать джек-пот на автомате, на котором годами не выпадал крупный выигрыш.

Гипотеза эффективных рынков утверждает, что фондовый рынок подобен идеальному игральному автомату Ничто не предвещает завтрашних колебаний курса акций. Таким об-разом, будь утверждение о том, что оптимизм инвесторов предшествует упадку рынка (и падению курса акции), верным, это стало бы свидетельством иррациональности и подлости рынков.

Отрицание. Адепты гипотезы эффективных рынков отри-цают факт того, что доминирующие среди инвесторов настроения каким-то образом обуславливают последующие ценовые колебания. Они считают свидетельство презрительного отношения к акциям в конце 1970-х годов (например, статью «Кончина акций») эпизодическим и потому ненаучным. А исследования профессора Одина, подтверждающие иррациональность, содержат какие-нибудь ошибки.

<< | >>
Источник: Т. Бернхем. Подлые рынки и мозг ящера: как заработать деньги, используя знания о причинах маний, паники и крахов на финансовых рынках. 2008

Еще по теме Свидетельство №2. Рынки не просто иррациональны — они еще бывают подлыми:

  1. Безумный мир. Подлые рынки и новая наука иррациональности. Как это рынок может быть подлым?
  2. Простые и двойные складские свидетельства
  3. Мировые финансовые рынки в условиях глобализации. Рынки золота
  4. Безумны ли рынки?
  5. Иррациональные Нобелевские премии
  6. ИНОСТРАННЫЕ ФОНДОВЫЕ РЫНКИ
  7. Денежные рынки
  8. Рынки
  9. Финансовые рынки
  10. ДРУГИЕ ЕВРОПЕЙСКИЕ РЫНКИ