<<
>>

Наука индивидуальной иррациональности

Споры об иррациональности ведутся вокруг двух вопросов. Во-первых, насколько рациональны решения отдельных людей? Во-вторых, оптимальны ли рыночные цены? И хотя дискуссии относительно оптимальности рыночных цен идут еще довольно активно (эту тему мы рассмотрим в следующей главе), вполне однозначный ответ на первый вопрос уже получен.
Результаты масштабных исследований, проводившихся в последние 30 лет, наглядно продемонстрировали, что поведение людей далеко не совершенно.

В конце 1970-х годов профессоры Дэниел Канеман и Амос Тверски приступили к скрупулезному документированию проблем, присущих процессу выработки решений человеком. В одном из их известных экспериментов фигурировал вы-мышленный персонаж по имени Линда. Участникам этого эксперимента предлагалось решить следующую задачу.

Линда — незамужняя, прямодушная и очень умная женщина 31 года от роду. В студенческие годы она специализирова-лась в области философии. Тогда девушку глубоко волновали вопросы дискриминации и социальной справедливости.

В ту пору Линда также принимала участие в антиядерных демон-страциях.

Какое утверждение из следующих двух представляется вам более вероятным?

1. Линда работает банковским кассиром.

2. Линда работает банковским кассиром, а также является активистом феминистского движения.

Поразмыслите над вашим вариантом ответа (правильный мы сообщим ниже). Но учтите, что большинство людей дают неверный ответ, и споры о том, чем можно объяснить эти ошибки, продолжаются. По утверждению экономистов старой школы, ошибки обусловлены недостатками самого экспери-мента. Такие экономисты отрицают очевидный факт: люди совершают ошибки, о которых заявляют экономисты бихевиористской школы.

Последние усовершенствовали свои методики и представили доказательства того, что люди совершают ошибки в гораздо более важных областях, нежели упомянутая задача с Линдой.

Экономисты традиционных взглядов больше не оспаривают этот факт, однако все равно настаивают на состоятельности модели людей, которые, подобно роботам, хладнокровно принимают решения. В противоположность им экономисты бихевиористской школы считают, что традиционные теории рационального поведения необходимо подвергнуть карди-нальному пересмотру.

Вернемся к Линде.

Как вы ответили? Правильный ответ та-кой: Линда работает банковским кассиром. Если взять всех банковских кассиров в мире, то лишь некоторые из них ока-жутся активными феминистками. Такой ответ справедлив для двух любых характеристик. Возьмем, к примеру, сто спортсменов — учащихся колледжа. Сколько из них окажутся женщинами? А сколько из них — женщинами ростом выше 180 см? Не зная ничего об этой группе из ста спортсменов, можно утверждать, что количество рослых женщин не может превышать количество всех женщин в группе. Подобным образом, число банковских кассиров превышает число банковских кассиров-феминисток.

Выбравшие второй вариант ответа на вопрос о Линде-кассире склонны к так называемой «ошибке сопряжения», как это называют Канеман и Тверски. Вероятность двух взаимосвязанных утверждений будет ниже вероятности каждого из этих утверждений в отдельности. В этом эксперименте Канемана и Тверски 85% его участников дали неправильный ответ. Почему же мы так плохо справляемся с настолько простыми задачами?

<< | >>
Источник: Т. Бернхем. Подлые рынки и мозг ящера: как заработать деньги, используя знания о причинах маний, паники и крахов на финансовых рынках. 2008

Еще по теме Наука индивидуальной иррациональности:

  1. «Туда»: наука иррациональности
  2. Безумный мир. Подлые рынки и новая наука иррациональности. Как это рынок может быть подлым?
  3. Безумные люди. Мозг ящера и новая наука иррациональности. Не бойтесь знакомства с мозгом ящера
  4. Иррациональные Нобелевские премии
  5. Как обогатиться с помощью новой науки иррациональности
  6. Рациональные и иррациональные обезьяны
  7. Иррациональность №1: гордыня предшествует финансовым убыткам
  8. Иррациональность №3: поиск закономерностей в случайных блужданиях
  9. Застрахуйтесь от инфляции по иррационально низкой цене
  10. Почему самые ожесточенные финансовые битвы мы ведем сами с собой, иррациональными
  11. На какой фазе цикла иррациональности мы сейчас находимся?