<<
>>

Укротитель змей

Томас Уайетт ничком лежал на полу. Из-под головы вытекала струйка крови.

Коттен подбежала к нему и опустилась на колени.

— Томас! — Она коснулась его шеи. Никаких признаков пульса, кожа холодная.

Она потянула его за плечо, пытаясь перевернуть, но удалось лишь сдвинуть верхнюю часть тела, так что теперь оно лежало под нелепым углом. Но и этого было достаточно, чтобы увидеть его лицо. Нос разбит, под ноздрями и вокруг маленького шрама на лбу запеклась кровь.

Глаза открыты, но неподвижны.

Она с трудом поднялась на ноги, взяла телефон и набрала 911.

Коттен сделала глоток «Абсолюта» и поставила стакан на тумбочку у кровати. Поднесла телефон к уху и, лежа на боку, слушала гудки в трубке. Наконец ей ответили.

— Джон, случилось ужасное. Томас мертв.

Она рассказала, как Уайетт не пришел на ланч, как она поехала к нему домой и обнаружила тело на полу в спальне.

— Печально, что именно тебе пришлось его обнаружить. Нашему посольству в Вашингтоне передали информацию из полиции вашего города.

А чуть позже о его смерти узнал и я. Коттен, мы все потрясены. Мы потеряли благородного и достойного человека. Я сообщил по телефону его святейшеству, и он немедленно устроил молебен об упокоении души Томаса. Но главное, ты-то как? Все в порядке?

— Да… То есть нет. Это неправильно. Врачи сказали, что у него случился сердечный приступ, он упал и разбился. Но ведь ему было едва за сорок. Как же это?

— До вскрытия ничего нельзя сказать. Я уже распорядился насчет него. Коттен, мне приехать?

Она удержалась, чтобы не сказать «да». Быть рядом с Джоном теперь, когда она чувствовала себя такой беззащитной, тяжело для нее. Вернее, для них обоих.

— На самом деле все нормально. Просто это было очень жутко. И я не верю в сердечный приступ. Это как со смертью Торнтона, когда мы почти разоблачили заговор вокруг Грааля.

— Коттен вспомнила, как была потрясена, узнав, что бывший возлюбленный разбился в ванной комнате в своем гостиничном номере. Накануне он позвонил ей из Рима, сказал, что узнал нечто важное, и опасается за свою жизнь.

— Это они убили Торнтона и постарались сделать так, чтобы смерть казалась естественной, но мы-то знаем, что это неправда. А теперь пришли за Томасом. Мы должны были пообедать вместе и решить, что делать с фотографиями хрустальной таблички из Перу. Это долгая история, но если вкратце — мне вернули фотоаппарат, там снимки таблички. Томас собирался связаться с тобой сегодня и выслать копии, и вот… — Коттен с трудом сглотнула. — Джон, они не хотят, чтобы мы расшифровали надпись, и пытаются нас остановить. Они убили Томаса. Они хотят добраться до меня, причинить мне боль, заставить меня отступиться.

— Ты не должна допустить, чтобы им это удалось, тем более теперь, когда у тебя есть фотографии таблички.

— Я не знаю, что делать. Вряд ли у Томаса была семья, но я могу и ошибаться.

— Нет, у него не было родственников. Коттен, не теряй самообладание, оставайся хладнокровной.

— Хорошо. Просто я в шоке. Ты ведь понимаешь, как это трудно.

— Что Томас сказал насчет фотографий? Он разобрался в них? Что на них видно?

— Кое-что неразличимо из-за бликов. А нижняя часть напоминает хипу. Но целиком рассмотреть нельзя. Мы с Томасом нашли нескольких специалистов. Нам оставалось только одно — решить, кому мы пошлем эти снимки. А теперь он мертв.

— Подождем, что покажет вскрытие: была ли смерть естественной или выяснится что-нибудь подозрительное.

— Это не имеет значения. Они могут подстроить и сердечный приступ. Я даже уверена, вскрытие покажет, что у него были проблемы с сердцем. Они это умеют. Ни к чему не подкопаться — но мы-то знаем, как все было на самом деле.

— Ты можешь послать мне снимки по электронной почте?

— Да.

На секунду воцарилось молчание, потом Коттен сказала:

— И знаешь, что еще? Я тут подумала — обе таблички были найдены в местах, где исчезли целые цивилизации.

Просто испарились в никуда. Вдруг тут есть какая-то закономерность?

— Интересное соображение. Я должен подумать. Может быть, ты ухватила что-то важное.

— Я понятия не имею, к чему это, просто совпадение показалось очень уж странным.

— Сумеешь заснуть?

— Не знаю, — ответила Коттен. Она думала, что поможет водка, но сейчас отпало желание пить. — Ты мог бы пока не вешать трубку? Говорить ничего не надо. Я буду знать, что ты рядом — и этого достаточно.

Лицо Ричарда покоилось на плече Марии, и он вдыхал пшеничный запах ее кожи. Он любил, когда она отдавалась ему, любил почти так же сильно, как и когда она укладывала его на спину и вытворяла свои фантастические штучки. В любом случае она доставляла ему невероятное наслаждение. И он постоянно вожделел ее.

Он обессилел от секса, но Эли хотел их видеть через час. На то, чтобы принять душ, одеться и доехать до Эли, как раз и должен уйти час.

Мария все еще обвивала его ногами, хотя колени уже склонились в стороны, а бедра улеглись на матрас. Он начал подниматься, и она укусила его за ухо.

— Хочешь, повторим в душе? — спросила она шепотом.

Ричард скользнул вниз и взял в рот ее сосок, легонько сжал зубами и подержал, пока не почувствовал, что она затрепетала.

— Все время крайности. Тебе всегда мало. — Он сел на нее верхом и посмотрел в лицо. — Как ты красива…

Она улыбнулась.

— И хороша в постели?

Ричард шлепнул ее по бедру.

— Дьявольски, — произнес он, слезая с нее.

— Ты придумал, что делать с Темпест Стар?

— Да, с нею надо разобраться. Я обговорю это с Эли. — И Ричард направился голым к ванне, примыкавшей к их комнате. — А Эли хочет поговорить про эту Стоун — Он остановился в сводчатом проеме перед ванной и, обернувшись, посмотрел на нее. — Ты идешь?

Чтобы добраться до поместья Эли, Ричарду и Марии понадобился час. Мария долго мыла ему спину, стараясь доставить удовольствие всеми возможными способами. Но под конец именно она стала поторапливать его, чтобы они не опоздали.

Когда они уже подъезжали, Ричард сказал:

— Можно кое-что у тебя спросить?

Мария кивнула, и он продолжил:

— Зачем ты дразнишь Эли? Ты только что за член его не хватаешь.

— Потому что ему это доставляет удовольствие. Ему это нравится. — Мария положила руку на его пах. — И мне кажется, что тебе это тоже нравится. Ты любишь наблюдать.

Ричард улыбнулся и убрал ее руку.

Они миновали массивные ворота и покатили по аллее, ведущей к особняку Лэддингтона. Ричард остановил машину, вышел и открыл дверцу жене.

— Хоть раз веди себя хорошо, — сказал он. — И кстати, ты ошибаешься. Я не люблю наблюдать.

Мария захлопала глазами и улыбнулась, передразнивая его.

Ричард нажал кнопку звонка.

— Будь осторожна с Эли, моя милая. Помни: змея рано или поздно кусает укротителя.

<< | >>
Источник: Линн Шоулз, Джо Мур. «Последняя тайна». 2011

Еще по теме Укротитель змей:

  1. Наталья СОЛНЦЕВА. ЗЕЛЕНЫЙ ОМУТ, 2002
  2. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  3. Введение
  4. Коммерческая деятельность в бизнесе
  5. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  6. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  7. Маркетинг в коммерческой деятельности
  8. Торговля как коммерческий процесс
  9. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  10. Социальные аспекты коммерции
  11. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности