<<
>>

Голоса

Мария Гапсбург стояла под горячими, пульсирующими струями воды. От массажного душа все тело словно покалывало — или, быть может, это отголосок того чуда, что произошло у каньона Чако? Впрочем, не важно, в чем причина.

Важно то, что ее переполняла невероятная энергия. Волнение. Восторг. Она закрыла глаза и отдалась горячим струям, ласкающим кожу головы, лицо и все тело.

Никогда Ричард не бывал столь властным, как сегодня вечером, когда стоял у входа в древние строения с вытянутыми руками, в которых, как жертвоприношение, держал табличку. Он словно обладал силой насытить голодное чудовище. Высокий, бритоголовый, уверенный в себе, почти харизматичный. В этот миг стало ясно, что он рожден таким и что его род древнейший на земле. Быть может, этим вечером свершился ритуал, который повторялся много раз до того. Гул и кружение этих существ, похожих на насекомых, ничуть не напугали Ричарда — наоборот, ему было уютно среди них. Ни капли страха — напротив, таинственное появление светлячков усилило его уверенность.

Он преобразился. Сияние осветило его, и впервые за долгие годы она заметила, что он красив. Его пылающее лицо и светлячки, такие неистовые и завораживающие, пробудили в ней острое вожделение к собственному мужу.

Она дотронулась до щеки, вспоминая безобразные шрамы. Спаситель Эли сделал ее прежней. Но хоть шрамы и исчезли, ее лицо и тело все равно обречены на старение. А Ричард не состарится никогда. Скоро ли он перестанет находить ее привлекательной?

— Ричард! — прошептала она, растворяя его имя в своем дыхании.

Он ждал ее на широкой гостиничной кровати по ту сторону двери в ванную. Мысли о нем далеко не всегда возбуждали, но сегодня, во время чарующего полета светлячков и уничтожения таблички, она увидела его новыми глазами. Жар светлячков опалил ее тело и заставил ныть от наслаждения.

И отблески этого чувства до сих пор жили в ней.

Она прошептала второе имя своего мужа, имя падшего ангела — «Рамджал!» — откидывая голову и вспенивая шампунь. Реки пены пролились по плечам и груди. Ее руки скользнули вслед за пеной по шее и груди. Сегодня ночью все будет по-другому. Занимаясь любовью с Ричардом, она не станет брать на себя инициативу. Торопить события тоже незачем. Сегодня она хочет, чтобы он овладел ею. А она утонет в пламени экстаза.

Жар на лице становился все сильнее, и наконец Коттен сообразила, в чем дело. Здесь побывали светлячки. Она ощутила их присутствие, их обжигающее дьявольское пламя. В воздухе стоял легкий запах серы. Лишь только она это поняла, лицо перестало гореть. Но во рту пересохло, а сердце бешено колотилось. Здесь побывало абсолютное, бесконечное зло.

Вдруг Коттен почувствовала, что собственные мысли начинают ее отвлекать, она постепенно поднимается, выныривает из глубин жидкого света. Миг утратил совершенство, и свет беспорядочно закружился.

Надо сосредоточиться, подумала она. Сосредоточиться на свете.

Она заметила, что глаза у нее крепко зажмурены, а руки сжаты в кулаки. Расслабься, сказала она себе, стараясь выдворить из сознания сжатые, как пружины, посторонние мысли и тревогу.

«Почувствуй свет. Пусть он спокойно прольется через кончики пальцев и ступни. Напряжение слабеет. Мысли уходят».

Наконец удалось вернуть измененное состояние сознания, и жидкий свет снова заполнил ее.

Запах… нет, тонкий аромат защекотал ноздри. Приятный, изысканный. Женские духи? Обоняние было настолько обострено, что она различила составные части аромата: жасмин, майский ландыш, сандал и какие-то другие, незнакомые.

Потом издалека донесся разговор, словно эхом отразился от древних стен. Коттен сосредоточилась, прислушалась, настроила восприятие. Мужской и женский голоса. Обрывки фраз и слов. Разговор, который состоялся здесь, в этом помещении, но не голоса древних людей, которые зазвучали в голове, когда свет только начинал наполнять ее. Это недавний разговор.

Женский голос: «Тут ничего нет. Просто земля».

Мужчина: «…святая святых».

«Все готово».

Голоса уплывали прочь, и Коттен ощутила запах недавно потревоженной золы и почвы. В холодном воздухе разлился тяжелый мускусный аромат. Да, это то самое место. Гапсбурги были здесь. Они нашли закопанную в жертвеннике табличку, а демоны ее уничтожили.

Неожиданно на лицо упал яркий луч света, и она прикрыла глаза рукой.

— Это ты, Томас? — шепотом спросила она.

— Так-так-так. — Голос был женский. — Только посмотрите, кто у нас здесь. Мировая знаменитость Коттен Стоун собственной персоной.

<< | >>
Источник: Линн Шоулз, Джо Мур. «Последняя тайна». 2011

Еще по теме Голоса:

  1. Права голоса
  2. Права голоса
  3. Права голосующих
  4. Татьяна Полякова. Голос, зовущий в ночи, 2019
  5. Членство на бирже
  6. Количество акций
  7. Инструменты фондового рынка
  8. Акции
  9. Другие мнения, те же выводы
  10. Март 1995 Том 32, номер 3 Я знаю, какое зло я вот-вот совершу, но мое неразумное «я» сильнее мое­го разума.
  11. Доступ к реестру
  12. Субъективный экстернализатор
  13. Голосование
  14. Организационное устройство коммерческого банка
  15. Величайший прорыв в торговле за столетие?