<<
>>

Глава 5

– Ойро, может, хоть за стол не будешь их тащить? – спрашивает Лайла, вытирая мокрые руки о фартук и оборачиваясь через плечо.

– Ни за что! Они теперь всегда со мной. Никогда не знаешь, когда вдруг понадобится прирезать парочку негодяев.

Из гостиной доносится глубокий смех приёмного отца, которому нравится, когда я в подобном бойком настроении, мол, в такие моменты я напоминаю ему его самого: вся свечусь, получив новое оружие. Придя домой, я не могу перестать улыбаться во все тридцать два зуба, демонстрируя подарок Дарена то Рою, то Лайле. Теялийка с трудом смогла вытолкать меня в умывальню, чтобы я привела себя в порядок и переоделась к ужину. Правда, после этого всё стало только хуже. Вместо того чтобы убрать мечи и надеть простую одежду, я натягиваю тёмно-серые штаны, рубашку на тон светлее, короткие чёрные сапожки из мягкой кожи, а сверху цепляю кожаные наручи, защищающие предплечья.

– Я тебя умыться отправила, а ты вернулась, переодевшись как убийца-наёмник! – Лайла цокает языком и качает головой, рассматривая наряд.

– Дорогой, скажи Ойро, что кроме моих ножей никакого оружия за столом не требуется.

Я поправляю клинки на пояснице и чувствую, как в желудке урчит от запаха запечённой в соусе курицы, которую приёмная мать сегодня приготовила на ужин. С шумом втягиваю аромат, наслаждаясь им. Рой уже раскрывает рот, чтобы ответить жене, как дверь с грохотом распахивается и так же резко закрывается за спиной запыхавшегося Дарена и его мамы. Оба устало наваливаются на деревянную створку. Атмосфера веселья тут же испаряется. Я с недоумением смотрю на их встревоженные лица.

– Что случилось? – Рой поднимается со своего места.

– Они здесь, – тяжело дыша, отвечает ему Шерин Отеро, опираясь на руку сына. Второй рукой она стягивает лёгкий шарф, который обмотан вокруг её шеи, покрывая голову.

– Пора.

После её слов приёмные родители срываются с места и начинают стремительно собирать вещи, как будто только и ждали условного сигнала. Лайла исчезает на кухне, а Рой что-то ищет в сундуке. Мне остаётся лишь растерянно смотреть, как из-за их быстрых движений время от времени падают вещи, но это никого не заботит. Не понимая, в чём дело, я поворачиваюсь к Дарену:

– Что происходит?

Он отвечает непривычно серьёзным взглядом, но продолжает молчать. Тут из кухни возвращается Лайла, неся в руках мою холщовую сумку, которую я иногда беру с собой, уходя в лес на сутки за ягодами или грибами. А также временами тренируюсь с её помощью: бегаю вокруг дома, набив камнями, в качестве упражнения от Роя. Сейчас она выглядит очень тяжёлой – похоже, в неё много всего положили. Я осознаю, что среди присутствующих только я ничего не понимаю.

Я единственная озираюсь по сторонам с разинутым ртом, не зная, какой вопрос должна задать, чтобы получить ответ, а все остальные продолжают что-то делать, перебрасываясь короткими фразами. Будучи оторванной от происходящего, я чувствую, как голова становится ватной, звуки и голоса доносятся будто сквозь толщу воды, а все мысли растворяются, хотя на лице как приклеенная остаётся улыбка, которая напоминает о недавнем веселье. Но она делается натянутой и медленно сползает. Так не должно быть. Каждое движение выходит каким-то смазанным, словно я пробираюсь сквозь время, ставшее вдруг вязким. Звуки вновь обретают полноту, а картинка проясняется, только когда Лайла обхватывает мои ладони, заставляя сосредоточить всё внимание на ней.

– Послушай меня, дочка. Смотрители здесь. Тебе пора уходить. Пора возвращаться домой!

Я глупо моргаю, осознавая, что они что-то скрывали от меня всё это время. У меня множество вопросов, но всеобщее чувство тревоги заставляет меня слушать дальше, не перебивая.

– Сейчас разница между нами видна слишком отчётливо, никто не поверит, что ты наша дочь. Они могут забрать тебя на проверку и увидят твой глаз! Ты знаешь, что означают такие отметины, особенно у таких, как ты.

Я отрешённо киваю, зная, что Лайла не старается меня обидеть, просто говорит всё как есть. Странный изъян внешности у илосийки – такое вряд ли оставят без подробного обследования. В этот момент к нам подходит Рой и начинает говорить очень быстро, силясь объяснить так много, как сумеет за короткий срок.

– Я давно должен был рассказать, почему ушёл со службы, но забыл, что нашему времени вместе может настать конец. Оказался слишком беспечен. Правители Каидана давно хотели заполучить больше власти: подмять под себя остальных, вновь объединить Континент под своим началом. Вначале эти утопические идеи короля просто указывали на чрезмерные амбиции. Я был против подобной тактики ещё, когда они были озвучены только как навязчивые идеи, и не мог мириться с тем, что творилось во дворце. Уже живя здесь, по письмам от своих бывших друзей я узнал, что планы и вправду стали претворяться в жизнь около десяти лет назад. Каиданцы начали медленно захватывать контроль, а остальные даже не заметили. Большего я не успею тебе рассказать, но знай, что ты не должна попасться Смотрителям. Оказавшись на моей бывшей родине, ты не сможешь уйти. Возьми, – Рой вкладывает мне в руки увесистый кошель с деньгами. – Это поможет тебе на пути домой. Сейчас для тебя нет более безопасного места, чем Илос.

– Я положила тебе в сумку немного одежды, съестных припасов и пару кинжалов. А ещё твои капли. Никому не доверяй и не раскрывай свой секрет! – Лайла говорит торопливо, стараясь сконцентрироваться на деле, а не на эмоциях, которые отчётливо выражаются в навернувшихся слезах.

Я же слушаю и слушаю приёмных родителей, хотя смысл их слов никак не доходит до моего сознания. Я, наоборот, двигаюсь медленно, словно в тумане, не до конца осознавая, что меня отделяют лишь минуты между настоящим и тем моментом, когда я покину этот дом.

Не так я всё планировала.

Шерин хватает меня за плечи и разворачивает к себе. В её глазах стоят страх и надежда, и я вся напрягаюсь, не понимая, чего ещё следует ждать.

– Ойро, возьми Дарена с собой.

Теперь я вижу, что она знает: я вовсе не дочь Сесциа. Давно ли? Догадалась сама или ей рассказали Рой и Лайла? Почему-то я уверена, что это сделал не Дарен, он бы так никогда не поступил.

– Нет… Нет! – решительно отвечаю я. – Если мне нужно уйти, то я не потяну его с собой. Мне не нужна охрана. Я не буду ломать ему жизнь, заставляя отправиться в бега.

– Ойро, помоги нам. Отведи его в Илос. Иначе его заберут.

Я оторопело смотрю на маму Дарена, открывая и закрывая рот.

Помочь? Заберут?

Смысл сказанных слов слишком медленно доходит до меня. Возможно, причина не только во мне? Я смотрю на Лайлу и Роя, но те ничем не выказывают своего удивления.

Они знают.

Понимание искрой вспыхивает у меня в голове, и я перевожу взгляд на друга, замечая, что он подготовился. Тёмные штаны, рубашка, длинная мантия с рукавами и накинутым на голову капюшоном, лёгкий чёрный платок вокруг шеи, чтобы прикрыть лицо, если потребуется. На боку у Дарена висит его любимый изогнутый меч, но не деревянная копия, а настоящее оружие, за плечами болтается сумка с припасами. Я понимаю, что теперь у меня точно нет выбора. Я должна уйти. Если не ради себя, то чтобы увести друга, спасти его от неизвестной участи, которая ждёт его в Каидане. Я, скорее всего, чистокровная илосийка, и если приведу кахари в родную страну и там действительно принимают всех, то проблем у нас не возникнет. Но Дарен – сын исарийца и илосийки, и я боюсь услышать ответ на свой следующий вопрос.

– Чей у тебя Дар?

– Илоса, – чуть помедлив, отвечает парень.

Я чувствую, как по спине пробегает холодок. Теперь у него точно нет шансов.

– Почему ты раньше мне ничего не сказал?

– У каждого свои секреты, подруга, – говорит он обыденным тоном, но его губы поджаты, и впервые я не вижу даже намёка на улыбку на лице приятеля.

– Вам пора! – прерывает наш напряжённый обмен взглядами мама Дарена. – Нам сказали, что корабль Смотрителей задержался из-за бури, но сейчас они наверняка уже здесь.

Шерин торопливо, но крепко обнимает сына. Рой и Лайла также заключают меня в объятия.

– Мы ещё встретимся! – решительно заверяю я приёмных родителей, ни на мгновение не сомневаясь в своих словах. Я надеюсь, что они видят это по моим глазам. – Спасибо вам за всё!

– Пусть Теяла охраняет тебя в нелёгком пути! Если сможешь, отправь нам весточку, когда найдёшь свою семью. Нам будет спокойнее, зная, что ты в порядке, – Лайла крепко сжимает руку мужа на своём плече.

Дарен легко касается моего локтя. Он не хочет меня торопить, но я сама чувствую, что времени у нас остаётся мало. Теперь минуты могут стоить нам жизни, но если удастся попасть на Континент, то там будет легче скрыться.

– Скоро стемнеет, и мы не сможем добраться до порта, – тихо напоминает парень.

Я киваю и надеваю длинную, почти такую же, как у него, чёрную накидку с капюшоном. Она отлично скрывает от посторонних глаз оружие за моей спиной, но если дело дойдёт до боя, то вытаскивать клинки будет неудобно. Я также обматываю тёмный платок вокруг шеи и скрываю нижнюю половину лица. Накинув сумку на плечи и стараясь не смотреть на Роя и Лайлу, я выхожу из дома вслед за молодым человеком. Воздух ещё не успел остыть, но из-за неприятного предчувствия по коже ползут мурашки. Солнце совсем недавно скрылось за горизонтом, а это значит, что времени у нас остаётся очень мало. Пока полностью не стемнело, нужно найти лодку, про которую говорила Мальта.

Старуха всё предвидела! Но как?

Я чувствую раздражение на исарийку, как будто её слова навлекли на нас беду, и злюсь на себя за то, что не спросила конкретнее, как понять, на какую лодку следует сесть.

– Слишком опасно идти прямо по дороге. Лучше двинуться по холму, сверху начинается лес. Если обойти по кромке, то можно попытаться проникнуть в Город ближе к порту, – говорит Дарен, проверяя оружие и серьёзно посматривая на меня.

Я снова киваю в ответ и следую за другом, позволяя ему прокладывать путь. Только после того, как мы взбираемся на холм, я бросаю последний мимолётный взгляд через плечо на место, которое много лет служило мне домом.

Но почти сразу же отворачиваюсь и смотрю в спину Дарена. Теперь у меня другая цель и другие заботы: я должна трезво мыслить и во что бы то ни стало спасти парня, помочь вывезти его с Островов. Я надеюсь, что слухи, которые он слышал от своей мамы, окажутся правдивыми, и илосийцы действительно принимают всех.

– Если у тебя есть Дар, то как получилось, что тебя до сих пор не забрали?

Поблизости нет никого, кто мог бы нас подслушать, поэтому я решаю узнать все недостающие детали.

– С момента моего рождения Смотрители приходили на Острова трижды. Когда мне было три, восемь и когда стукнуло шестнадцать лет. В три года Дар ещё не проявляется, а у кахари вообще всё индивидуально. Поэтому и в восемь лет ничего не нашли. Дар впервые проявил себя, когда мне исполнилось десять. Вначале мы жили в постоянном страхе, что каждый наш день может стать последним. Отец предложил маме взять меня и уехать обратно в Илос, – Дарен слегка замедляет шаг, чтобы идти рядом со мной и рассказывать свою историю, не повышая голоса. – Но мама отказалась. Она не хотела покидать отца, даже зная, что это может стоить ей жизни, и не была уверена, что её примут в Илосе. Я – кахари. Мы отличаемся тем, что не принадлежим никому. И илосийцы готовы помочь тем, кому некуда идти. Но мама добровольно покинула родину и связала себя узами брака с исарийцем. На Континенте нет войны, но в последние годы страны не доверяют друг другу. Особенно это касается жителей Илоса после того, как кому-то удалось добраться до королевы Сарир и исчезнуть безнаказанным.

Я согласно киваю, вспоминая об участи семьи Калануа и понимая решение мамы Дарена.

– Мы просто надеялись, что Смотрители не вернутся до моего совершеннолетия, а потом я бы отправился в Илос самостоятельно. Но когда мне исполнилось шестнадцать, они приехали снова. Ты уже тогда была на Островах и видела их. Я сидел в кузнице вместе с отцом, как вдруг один из каиданцев появился у нас на пороге. В тот момент я решил, что мне пришёл конец.

Меня передёргивает от этих слов. Я с ужасом представляю, что в тот день на месте пленённого кахари, которого волокли по улице, мог оказаться Дарен.

– Но как в какой-то дурацкой сказке, мне повезло, – продолжает он. – К Смотрителю внезапно подошла Мальта, что-то ему сказала, и тот ушёл, даже не попытавшись меня проверить. Старуха ничего не объяснила. Я же был настолько напуган, что когда увидел каиданца, смог только спрятать в рукаве маленький нож. В тот момент я ещё не решил, что, будет лучше: отправиться навстречу неизвестности в Каидан или сразу избавиться от возможных пыток и перерезать себе горло. Это, по крайней мере, спасло бы моих родителей. По мертвецу уже нельзя доказать, был ли Дар или я просто слетел с катушек.

Я с беспокойством смотрю на друга. Больше всего меня пугает отсутствие эмоций в его голосе. Он просто говорит правду такой, какая она есть. И с каждым шагом, приближающим меня к Городу, я напрягаюсь всё больше. Теперь я начинаю осознавать опасность, которая может нас ждать, и что произойдёт, если мы свернём не на ту улицу и по глупой случайности наткнёмся на Смотрителя. А ещё меня пугает выбор, который Дарен может сделать, если что-то пойдёт не так.

– Почему я ничего этого не знала?

– А зачем? Кроме вероятной угрозы, это тебе бы ничего хорошего не принесло. И… – он запинается. – Я не представлял, как ты отреагируешь. Может, ты бы стала меня бояться, – приятель бросает на меня виноватый взгляд.

– Ещё чего! – возмущённо фыркаю я. – С чего мне тебя бояться? Я вроде как тебе пару раз наподдала на занятиях у Роя. Подожди-ка… а вдруг ты жульничал на тренировках всё это время?

– Никогда! – На лице Дарена появляется тень улыбки, и мне этого достаточно.

Невыносимо видеть его настолько серьёзным и готовым с лёгкостью принять смерть. Жизнь без друга кажется мне чем-то абсолютно невозможным, как если бы солнце решило встать не на востоке, а на западе.

– Если у тебя Дар Илоса, что ты умеешь делать? – интересуюсь я.

– Я… – парень мнётся, подбирая слова, – перемещаюсь в пространстве. Но недалеко, – сразу добавляет он, заметив, как у меня округляются глаза. – Это как прыжок. Даже не знаю, как объяснить. Но я могу преодолевать небольшие расстояния, хотя достаточно скоро устаю. Поэтому мы и добрались так быстро до вашего дома. Отец остался, чтобы задержать Смотрителей, если они придут, а мы с мамой побежали. Когда мы вышли за пределы Города, я перенёс нас до вашей двери.

Я задумываюсь на секунду, слушая объяснения друга. Теперь мне многое становится понятно. И то, как он не раз слишком поздно уходил из нашего дома после заката. Кромешная тьма никогда не являлась для него проблемой.

Мы почти подходим к кромке леса, до стен Города остаётся совсем немного. Людей практически не видно, но для загулявших жителей на улицах постепенно зажигают факелы. Минут через пятнадцать полностью стемнеет, и тогда огонь едва ли поможет разогнать ночную мглу на Островах.

Если бы светила хотя бы луна, было бы полегче, – кисло думаю я, разглядывая тяжёлое небо, которое ещё днём заволокли тучи. Однако мне не дают покоя ещё несколько вопросов:

– Но почему ты пришёл к нам домой? Откуда знал, что мне тоже придётся уйти? Да и с чего ты взял, что я в курсе, как добраться до Паргады – столицы Илоса? Ты забыл, что я вроде как сама своё прошлое не помню?

– Мальта, – просто отвечает друг.

Я тихо чертыхаюсь, услышав это имя. Вот не могла она по-человечески всё объяснить, а не загадками! Дарен сосредоточенно наблюдает, как вдали, за воротами Города, исчезает запоздалый путник.

– Скорее, пока никого нет.

Мы быстро спускаемся с холма и, стараясь не привлекать лишнего внимания, пробираемся через распахнутые ворота. Отсюда до порта недалеко. Нужно пройти лишь несколько перекрёстков.

По улицам Города бродят единицы, большинство направляются по домам, а кто-то торопится в таверны, чтобы обсудить последние новости за стаканом пива. Вероятно, многие ещё не в курсе, что где-то рядом уже могут находиться Смотрители. Стараясь держаться в тени, мы сворачиваем направо, выбираемся на безлюдную улочку и продолжаем двигаться тихо, чтобы проделать остаток пути по возможности незамеченными. Дойдя до конца, мы сворачиваем налево и ещё раз направо, улочка становится настолько узкой, что приходится идти друг за другом. Дарен вновь шагает первым, а я следую за ним. Проскальзывая мимо открытых окон, я улавливаю пряные ароматы специй и только что приготовленного ужина. В животе недовольно урчит. С тоской вспоминаю о курице в соусе, которую так и не успела попробовать. Готовит ли моя настоящая мама так же вкусно, как Лайла? Смогу ли я её найти?

Вдруг Дарен резко останавливается и приседает, за руку утягивая меня за собой. По удачному стечению обстоятельств в стене рядом есть большая ниша, в тени которой нам удаётся укрыться. Я вслед за напряжённым взглядом друга смотрю туда, где маленький переулок заканчивается и пересекается с широкой улицей, освещённой несколькими факелами. В небольшом просвете вижу группу людей, которые почему-то собрались там. Прислушиваюсь, улавливая их взволнованное бормотание, но слов разобрать не могу.

– Разворачиваемся. Вернёмся на развилку и обойдём толпу через другой переулок, – Дарен увлекает меня в противоположном направлении.

– Подожди, – я высвобождаюсь из его хватки. – В такое время и столько народа… Кажется, я что-то заметила. Жди здесь!

Я понимаю, что нужно как можно быстрее убраться подальше от скопления людей, но странное беспокойство толкает меня узнать, в чём дело. Нельзя просто так слоняться туда-сюда, иначе можно легко столкнуться с каиданцами нос к носу. Я начинаю медленно продвигаться вперёд, оставаясь в тени.

– Черт тебя дери, Ойро, – шипит приятель, снова скрываясь в нише. – Не стоит испытывать удачу, пока она на нашей стороне! – так же шепотом добавляет он.

Игнорируя Дарена, я стараюсь ступать как можно тише. Я вижу нечто, что сознание отказывается воспринимать. Я должна понять, играет ли со мной моё воображение или и вправду… Люди, разбившись на группы, тихо переговариваются, а в самом освещённом месте находятся два Смотрителя. Они носят всё такую же серебристо-чёрную форму с золотыми плащами, как и раньше, но рядом с ними, лицом ко мне, уже скованная жгутами, стоит…

…Мальта.

Она держится абсолютно прямо, скорее даже гордо, всем видом демонстрируя презрение к каким-то неотёсанным болванам, которые посмели нацепить на неё кандалы. Её волосы слегка растрёпаны, но на лице и одежде я не замечаю крови или грязи – похоже, она сдалась добровольно. Но почему Мальта? Что она может, кроме как рассказывать легенды маленьким детям? Я зажимаю рот рукой, чтобы не издать ни звука. В этот момент старая исарийка, словно почувствовав мой взгляд, смотрит прямо мне в глаза, хотя я уверена, что хорошо спряталась в тени. Дыхание перехватывает, когда на лице Мальты отражается ещё большее раздражение, губы сжимаются, и она слегка дёргает подбородком в сторону, как будто намекая, чтобы я убиралась прочь. Я непроизвольно делаю шаг вперёд, как вдруг подкравшийся сзади Дарен сгребает меня в охапку, закрывая рот широкой ладонью, и тащит обратно в глубь переулка.

– Что ты творишь?! – Он взбешён, и я понимаю, что поступила глупо. Но мне нужно было убедиться, что там стоит Мальта.

Возможно, у меня не лучшие отношения со старухой, но она является одной из немногих людей в Городе, которые стали частью моей новой семьи. Как дальняя тётушка, чьё ворчание раздражает, но это не отменяет родственной связи. Я слушала её рассказы с тех пор, как попала на Острова.

– Мы должны что-то сделать! – Я хватаю друга за руку, понимая глупость своего предложения.

– Мы не можем, Ойро. Она предупредила меня, что так всё и случится. Я уговаривал её пойти с нами, но эта упёртая старуха отказалась, – его взгляд смягчается, он разделяет мои чувства. – Она также сказала, что если мы попробуем вмешаться, то «сама нас сдаст Смотрителям с потрохами». Это я процитировал.

Дарен натянуто и понимающе улыбается, а я бросаю ещё один взгляд на освещённую часть улицы и неуверенно киваю. Знаю, что если мы вступим в бой, то вряд ли выйдем победителями. Наверняка поблизости есть ещё Смотрители. Нехотя мы пускаемся в обратный путь, чтобы свернуть в другой переулок и подойти к порту, обогнув этот район.

До пристани мы добираемся без приключений и прячемся за деревянными ящиками, чтобы сперва оценить ситуацию и понять, о какой лодке говорила Мальта.

– Черт! Здесь целых семь рыбацких лодок. Ойро, которая наша?

Разглядываю покачивающиеся на волнах небольшие судна, пытаясь угадать, пока взгляд не останавливается на третьей слева.

– Ну конечно, – хмыкнув, едва слышно шепчу я, скорее самой себе. – Вот та, на которой написано «Мальта».

Друг на секунду теряется.

– Старуха кому-то настолько нравится, что капитан назвал свою лодку в её честь? Неожиданно… – У Дарена вырывается слабый смешок.

Оглядев причал, мы не обнаруживаем присутствия горожан или каиданцев и крадучись идём к нужному судну, стараясь избегать освещённых участков.

– Вы опоздали, – из-за спины раздаётся недовольный мужской голос, который застает меня врасплох. Дарен же успевает достать кинжал и повернуться к говорящему. – Убери обратно свой ножичек, мальчик, пока на его блеск все Смотрители не сбежались.

Из тени выходит исариец средних лет. Его светлые вьющиеся волосы стянуты в небрежный пучок на затылке, а лицо покрывает курчавая борода. Похоже, он не брился уже месяц. На рыбаке свободно сидят тёмные штаны и бежевая льняная рубашка с тремя пуговицами, небрежно расстёгнутыми сверху. На ногах высокие плотные сапоги, скорее всего, чтобы не замочить ноги.

Дарен с сомнением прячет лезвие обратно в ножны.

– Кто ты? – спрашивает он.

Исариец нас, конечно, пока не выдал, но тяжело доверять незнакомцу, который подошёл со спины.

– Не важно, кто я. Всё, что вы должны знать, – я тот человек, которого вы искали. Мальта меня обо всём предупредила. Она даже сказала, что вас точно будет двое, – мужчина переводит взгляд своих тёмных глаз в мою сторону. – Лезьте быстрее в лодку. Нам ещё повезет, если мы не попадём прямо в шторм, который вот-вот начнётся.

Я только сейчас обращаю внимание на ветер, гоняющий прохладные потоки воздуха, но стоит ему замереть, как тут же становится душно. Вдалеке на горизонте уже заметны редкие всполохи молний, но гроза ещё достаточно далеко, и гром мы чувствуем пока лишь как слабую вибрацию.

Мы перебираемся на судно и помогаем новому знакомому оттолкнуться от причала. Лодка несколько раз качается на слабых волнах. Дарен берётся за вёсла и неторопливо гребёт, чтобы не создавать громких звуков, пока я наблюдаю за пристанью, а капитан раскрывает парус. Исариец говорит, что дальше справится сам, и приказывает нам пока укрыться под навесом за ящиками и рулонами брезентовой ткани. Ветер натягивает парус, и наша лодка медленно набирает ход, поэтому мы с другом позволяем себе ненадолго расслабиться.

Не отпускавшее меня напряжение оказывается невероятно выматывающим, и я откидываюсь на один из ящиков, закрывая глаза и чувствуя себя морально опустошённой. Похоже, я пока не в полной мере осознала происходящее и двигаюсь скорее по инерции, а в голове совсем пусто. Я должна испугаться или хотя бы ощутить печаль от расставания, но сейчас у меня нет времени на подобные эмоции. Сосредоточив внимание на ощущении волн, что раскачивают лодку, я пытаюсь вспомнить всё, что мне говорила Мальта о красной звезде, которая должна привести нас в Паргаду.

<< | >>
Источник: Лия Арден. Золото в тёмной ночи. 2020

Еще по теме Глава 5:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов