<<
>>

48

Если верить схеме развития событий, восстановленной Сыскной полицией Квебека в первые же дни расследования, молодая женщина, уроженка Южной Африки, по имени Мириам Клейн, прибыла в монреальский аэропорт Дорваль из Лондона 17 марта 2014 года, за три дня до намеченного запуска спутника.

Сеть камер наблюдения проследила ее до выхода из зала для встреч, где Мириам ожидала группа из трех человек. К Мириам подошла женщина из этой группы и вместе с ней направилась на парковку. Кадры, сделанные последней камерой, позволили идентифицировать машину и ее пассажиров. Упомянутую выше Мириам Клейн встретили двое членов дисциплинарной службы секты, Миссии этического надзора, а также некто Рено Вильяс, известный «ангел Ада».

Мириам Клейн сначала поселили в один из квебекских отелей. Утром 20 апреля за ней приехали какие-то люди. Они привезли ее в дом некой Арианы Клэйтон-Рошет на юге Квебека — на роскошную виллу, возвышающуюся на берегу.

Согласно опубликованным в прессе данным полиции, через сутки после успешного вывода спутника на орбиту на вилле начался большой религиозный праздник.

Там собрались двести пятьдесят семь человек — элита церкви, ее высшие сановники, в том числе Леонард-Ноэль Девринкель, основатель и великий кардинал, члены администрации секты — Венца Избранных, хозяйка особняка, представители местной разновидности сената, в их числе некто Дж. Х. МакКуллен, гражданин Канады, и княгиня Александра Робиновская, американка российского происхождения из Сан-Франциско. На церемонии была толпа вооруженных до зубов телохранителей, целая дивизия слуг, а также делегация специально приглашенных руководителей среднего звена, то есть местные кадры, если пользоваться терминологией Торопа. К счастью, все снималось на цифровую видеокамеру. Именно этот фильм и стал важнейшим доказательством для полиции Квебека.

В двадцать один тридцать по таймеру цифровой камеры на балконе появилась Ариана Клэйтон-Рошет вместе с десятком Избранных. Она выступила перед собравшейся толпой с длинной речью, полной туманных пророчеств. В двадцать два тридцать, после целого часа непрерывной болтовни, гости проследовали в большой зимний сад; камера двинулась за ними. Здесь участники праздника в течение часа дегустировали шампанское и печенье на фоне невыносимо напыщенной музыки стиля нью-эйдж. Затем им показали получасовой пропагандистский ролик, где в общих чертах объяснялись суть программы «Омега», необходимость экспансии человечества в космос, перспективность клонирования с учетом бессмертия души. Запуск спутника «Имхотеп» был лишь первым этапом программы. Одновременно началась реализация наиболее авангардистской части проекта — успешная колонизация планет Солнечной системы в рамках миссии «Missionaria ExtraMundi».[162] Это подразумевало проведение фундаментальных исследований в области биологии, которые Церковь наряду с прочими проектами финансировала при помощи специальной подписки, обязательной для всех своих адептов. Фильм завершился кадрами Красной планеты, которая на глазах становилась сначала зеленой, а затем голубой, как Земля. На черном небе, усеянном звездами, появился символ «Missionaria ExtraMundi».

В две минуты первого ночи, через минуту после окончания ролика, Ариана Клэйтон-Рошет появилась у входа в «зимний дворец» — огромный сад под крышей в неоегипетском стиле. Она появилась в пышном белом с серебром одеянии, как все женщины, входящие в состав Венца, в портшезе с головами сфинксов, который несли четверо юношей в монашеских плащах с капюшонами. Следом двинулся Круг Избранных на роскошных колесницах, покрытых белой и золотой тканью, с гербами в виде звезд с семью лучами. Каждую колесницу тянули шесть мужчин и шесть женщин в монашеских одеяниях. Затем показался сам великий гуру — на троне, достойном фараона, который несли семь мужчин и семь женщин с наголо обритыми головами.

Эти люди входили в состав его преторианской гвардии, о чем свидетельствовали их девственно-белые туники.

Великий Совет занял места на трибуне, под огромной золотой звездой.

В центре трибуны на троне восседал Девринкель. Он начал речь, которая длилась почти три часа. Соперничать с ним мог бы только Кастро.

В три часа десять минут ночи появилась пара в ритуальных одеяниях — мужчина в белом и золотом, женщина в белом и серебряном. Они предстали перед трибуной, где разместилась вся многочисленная компания. Пара сопровождала Мириам Клейн, одетую в белое платье с бирюзовыми звездами. Единственное, что можно было понять на таком расстоянии, — то, что она была примерно на шестом месяце беременности. Мужчина и женщина делали свое дело как настоящие профессионалы, как обычные телеведущие. Они явно отрепетировали небольшое шоу и передавали друг другу слово непринужденно и с огоньком. Мириам была представлена как «друг нашей Церкви, пожертвовавшая своим телом ради высшей цели». Мириам Клейн улыбнулась. Ее спросили о возрасте и месте рождения и протянули микрофон. Сначала все шло нормально, но затем настал момент, когда Мириам должна была произнести несколько стандартных фраз, обратившись к людям на трибуне.

И тут ситуация вышла из-под контроля.

Мириам Клейн начала говорить о жертвах, которые приносят первопроходцы. Значение этих людей ничтожно по сравнению с величием дела, ради которого они не жалеют себя, и так далее. И вдруг она запнулась на середине предложения.

Почувствовала головокружение. Несколько раз повторила: «Боже мой, кто я, что со мной?!» — и выдала совершенно непонятный набор слов. Было видно, как она дрожит, ее трясло, как эпилептика. По залу прокатилась волна паники. На сцену выскочили люди из службы безопасности. Следом прибежал какой-то человек с медицинским чемоданчиком.

Затем события стали развиваться стремительно. Охранники пятятся, хватаются за рации, врач тоже отступает, сидящие на трибуне вскакивают, долгий возглас изумления под сводами гигантской оранжереи.

Инцидент очень быстро перерастает в катастрофу. Первыми оседают на пол ведущие, за ними настает очередь врача и ближайших охранников. Все валятся с ног прямо на месте или, шатаясь, тычутся во все стороны, как слепые. Многие Избранные на трибунах тоже чувствуют недомогание. Сановники и слуги падают без сознания под бесстрастным оком камеры. Смятение толпы достигает пика, люди стонут, кричат, вопят.

Некоторые попытались покинуть зал. Так поступили Девринкель, Клэйтон-Рошет, горстка Избранных и несколько охранников. Всех их позже найдут мертвыми внутри огромного дома или на террасе со ступенями из каррарского мрамора. Некоторые тела валялись среди грязного подтаявшего снега.

Судмедэксперты были единодушны. Исключительно опасный неовирус, так называемый полиморфный возбудитель с высокой скоростью инфицирования, в считаные минуты поразил всех присутствовавших на празднике.

Смертельно опасный неовирус чрезвычайно быстро улетучивался. Обладая исключительной проникающей способностью, он с бешеной скоростью размножался в организме и почти так же стремительно погибал, выполнив свою задачу. Менее чем за пятнадцать минут он поражал все жизненно важные ткани, и этого оказывалось достаточно. Все вскрытия показали, что вирус действовал по одной и той же схеме: атаковал гены, отвечавшие за «таймер» каждой клетки, и заставлял стрелки этих «часов» вращаться, увеличивая скорость старения как минимум в сто тысяч раз. Все клетки важнейших органов — мозга, сердца, почек, печени, легких — умерли от старости, а их «таймер» застывал на неправильных, ненормальных цифрах.

Никаких прямых следов неовируса, естественно, обнаружить не удалось, однако ученые из криминалистических лабораторий в конце концов сумели составить его «фоторобот». Это было биооружие, разработанное на заказ. Вероятно, руководство секты изначально планировало массовое самоубийство, вроде того, которое двадцать лет назад устроили оккультисты из «Храма Солнца». Но, видимо, в программе вируса что-то изменилось, и он запустился слишком рано, иначе невозможно было объяснить общее смятение и панику, зафиксированную на последних минутах видеозаписи.

Но в сложном бюрократическом аппарате полиции раздавались и другие голоса, возлагающие вину за преступление на другие секты и организации — банды, мафиозные кланы, триады, как бы они ни назывались. Весомым аргументом служила массовая резня, устроенная летом 2013 года.

Уничтожение верхушки секты стало погребальным звоном для всей Ноэлитской церкви. Программа «Омега» и запуски новых спутников, подобных «Имхотепу», были аннулированы. Компания «Орбитех» и космодром в Манитобе понесли серьезные убытки. Деятельность Церкви прекратилась. Расследование вскрыло масштабное мошенничество с денежными потоками, и финансовая империя Арианы Клэйтон-Рошет в полной мере испытала на себе последствия этого открытия: котировки компаний на всех фондовых площадках мира рухнули. В деятельности важнейших фирм, входивших в империю, были выявлены многочисленные злоупотребления.

За несколько недель все рухнуло. Тысячи адептов покинули тонущее судно, отрекаясь от веры, чтобы как можно скорее найти новую — в супермаркете, где каждая религия предлагалась в виде комплекта запчастей для самостоятельной сборки. Дело о «самоубийстве» ноэлитов все это время подпитывало воображение журналистов квебекских и международных СМИ.

Шумиха вокруг всего этого заслонила кровавые события прошлого лета. Двести пятьдесят погибших против двадцати пяти. За лесом не стало видно маленькой рощи, за рощей — одного-единственного дерева. Дерева, в кроне которой прятался Тороп, повернувшись лицом к судьбе. И Антон Горский — мафиози-альбинос, разразившийся хохотом, услышав сводку последних новостей из Квебека.

* * *

На следующий день на последнем этаже Бункера собрался настоящий военный совет. Даркандье почти светился от радости, объясняя, как следует понимать последние события.

— Прежде всего, — заявил он вместо предисловия, — хочу покаяться в недальновидности, которую я, как ученый, продемонстрировал в последние дни…

Все присутствующие понимающе кивнули.

— Далее. То, что мне нужно вам сказать, превосходит самые безумные теории, которые я когда-либо осмеливался вообразить.

Тишину нарушал только шелест листвы. Все ждали продолжения.

— Все мои первоначальные идеи оказались ошибочными, вернее, неполными. Джо-Джейн действительно удалось нейросимулировать сознание Мари Зорн, но вовсе не это оказалось самым важным. Я был слеп, отгадка много лет находилась прямо у меня под носом, а я ничего не видел.

— Так о чем вы хотели нам рассказать? — перебил его Тороп, рискуя, и притом очень сильно, обидеть как Даркандье, так и всех остальных, на что ему было глубоко наплевать.

— Я ничего не видел. Космическая биологическая сеть была тут как тут, а я ничего не видел.

— Биологическая сеть?.. Проклятье! Да объясните же, бога ради.

— ДНК — это сеть. Известно ли вам, что если развернуть в прямую линию ДНК, содержащуюся в теле человека, получится нить длиной примерно четыреста миллиардов километров? Для сравнения: орбита Плутона находится примерно в шести миллиардах километров от орбиты Земли.

— Я помню, как Мари объясняла мне это во сне, который я видел, когда меня разбудили. Это было в ночь перехвата спутника, — произнес Тороп. — Ладно, это сеть. И что?

— ДНК — это кристаллоид, обладающий повышенной чувствительностью к электромагнитным волнам. Короче, это тоже антенна.

— Антенна?

— Да. Вот почему метафоры нашего друга Данцика остаются всего лишь метафорами писателя. «Liber Mundi», сила Слова, все это так, но нужно понимать, что если уподобить наш мозг книге, то кору головного мозга близнецов Зорн надо сравнивать с мировой информационной мегасетью. Новая метафора о передающей сети и принимающей антенне позволяет утверждать, что биосоциальная революция уже началась.

— И что конкретно все это значит, а? — не сдавался Тороп.

— Если конкретно, Тороп, то это все меняет. Вовсе не Мари Зорн или ее сознание, нейростимулированное Джо-Джейн, перехватило контроль над спутником и отправило ему десять в двадцать шестой степени байт информации.

Тороп хотел ускорить темп объяснений и добросовестно играл роль идиота.

— О'кей. Тогда кто? Швейцарская гвардия папы Римского?

Даркандье пристально посмотрел ему в глаза:

— Нет, господин комик. Вашим «сопряжением» управляли две девочки. Близнецы.

Тороп выдержал взгляд Даркандье:

— Близнецы Зорн? Каким образом?

Младенцам нет и трех месяцев от роду. Они никогда не вступали в контакт с искусственным разумом… Да, но если подумать, то можно вспомнить, что близнецы устанавливали опосредованную связь с нейроматрицей, еще когда находились в материнском чреве. К тому же они чудом выжили, когда Мари погрузилась в ледяные глубины комы, окончившейся смертью.

Одному Богу известно, чему научились мозги двух этих маленьких девочек во тьме чрева полумертвой матери, подключенной к полуживой машине.

И Тороп вспомнил свой сон, прерванный Ваксом в Ночь Спутниковых Антенн.

Близнецы Зорн обладали всеми доступными человеку знаниями. Если верить Даркандье, они владели точной и постоянной схемой ДНК всех живых существ планеты. По неизвестным причинам они решили послать копию всей этой дребедени в бортовой компьютер спутника «Имхотеп». Информацию объемом 10 в 26-й степени байт.

Тороп закрыл глаза. Догадка разбухала в его голове, как будто он видел суть вещей в объектив фотокамеры с мощным «зумом».

Близнецы Зорн стоили гораздо больше десяти миллионов или даже десяти миллиардов долларов. Они были бесценны. Их мозг обладал способностью подключаться на любом расстоянии к любой информационной системе — компьютеру, спутнику GPS, самонаводящейся ядерной боеголовке, антенне радара, стратегической оборонной сети, магнитным картам, отпирающим туалетные кабинки, а также к…

Широко раскрыв глаза, Тороп уставился на Даркандье, взгляд которого выдавал лихорадочное возбуждение. Лицо ученого сияло торжеством.

— Ну наконец-то, господин Тороп, до вас дошло: а также к мозгу любого человека. Близнецы Зорн — телепаты. И бог знает что еще. Я думаю, что сквозь тьму заметных событий наружу пробивается тончайшая, неуловимая истина.

— Сократите вашу «Турбокритику чистого разума», доктор.

Даркандье яростно посмотрел на Торопа.

— Это не какие-то метафизические измышления, господин начитанный солдат. Я думал об этом всю ночь! Тороп, Мари — больше чем этап, поскольку это понятие все еще испытывает слишком глубокое влияние классической телеологии. Нет, мы создали то, что предчувствовал Ницше, говоря о науках будущего. Мари стала местом для опытов, которые проводились над ней. Мари — шизофреник, но она больше чем обычный пациент, страдающий психическим заболеванием. Она — шизофреник, чья личность собрана заново при помощи наших нейротехнологий. Ее нарративный процессор был напрямую соединен с ее генетическим кодом. Но она оказалась беременной, на что мы бы не осмелились на данном этапе наших исследований. Представьте себе, в этом повинен человек, с которым часть наших сотрудников была знакома в те дни, когда он работал в Торонто. Хатэвэй — выдающийся специалист по генетике животных. Недаром его пригласили в Эдинбург, в проект «Долли». Вы знаете, что его самые интересные работы посвящены механизму зарождения близнецов? Так вот, как и мы, он пришел к выводу, что молекулы ДНК, судя по всему, обладают способностью к корреляции, как и определенные, если не все, элементарные частицы. Мы, как и он, знаем, что живые клетки подчиняются законам квантовой физики… Но его карьера внезапно прервалась, и еще более жестоким образом, чем наша. И вы, вероятно, в курсе, что мы были далеко не единственными учеными, пострадавшими подобным образом: все более многочисленные голоса требовали полного и безоговорочного прекращения научных исследований в определенных областях — во имя этических норм, Бога, человечества, экосистемы, равенства людей, полов, народов, стран и жесткошерстных фокстерьеров.

— К чему вы клоните, черт подери?

— Вот к чему, господин Тороп: Мари — это не этап, как я утверждал раньше. Мари — это окружающая среда.

— Окружающая среда?

— Да. Окружающая среда или, скажем, матрица эволюции, если пользоваться принятым у нас жаргоном. Матрица, вступившая в чрезвычайно тесное взаимодействие с двумя младенцами-близнецами, которых она носила в своем чреве. Знаете, я постоянно думаю об этом: то, что близнецы оказались клонами какой-то там новомодной жрицы, почти не имеет значения… Я хочу сказать, с точки зрения процесса биологической эволюции.

— А что же тогда имеет значение?

— То, что девочки оказались близнецами, а значит, вступили в тесную корреляцию друг с другом. Кроме того, на этапе внутриутробного развития они были вынуждены мутировать, приспосабливаясь к изменяющимся условиям, а Мари играла роль действующего биотопа, с которым они тоже самым тесным образом коррелировались. А ведь у человеческого мозга есть одна особенность: совокупность процессов обучения, социализация (но в данном случае следует говорить о биоистории или, лучше, о биографии), короче, процессы обучения принимают форму активной сети нейронов, специфичных метатоков с миллиардами непрерывно возобновляемых соединений. Близнецы и Мари Зорн вступили в ту фазу взаимоотношений, когда они познали друг друга, и, следовательно, их сознания переплелись. Но, как я уже сказал, Мари была не просто шизофреником, а не до конца оформившимся соединением фрагментарных личностей, которые ей удалось склеить благодаря своему колоссальному роману длиной в тысячу и одну страницу. Я давал вам его читать. Эта толпа индивидуальностей стала одним из параметров окружающей среды, с которым младенцам пришлось считаться. Кроме того, ее мозг находился в полной корреляции с Джо-Джейн, и этот навык активировался в формирующихся мозгах близнецов в виде определенного физического строения сети нейронов. Природа вынуждена была искать выход из ситуации, когда абсолютно невероятные, не поддающиеся прогнозу факторы слились воедино и это исключительное смешение привело к возникновению чего-то нового. Думаю, если бы Мари забеременела «нормальным» путем и естественным образом вынашивала многояйцевых или однояйцевых близнецов, процесс был бы идентичным или очень похожим на то, что произошло.

— И что все это означает?

— А вот что, господин любитель конкретики: все, что Мари Зорн научилась делать сама, за долгие годы жизни, а затем в ходе недавних эволюционных изменений, к которым близнецы безусловно имеют прямое отношение, — короче, все эти навыки отныне усвоены и запечатлены в генетическом коде младенцев Зорн. Эти девочки скоррелированы друг с другом, в их мозге есть дополнительные извилины. Они передадут эту биологическую особенность своим потомкам, поскольку эта последовательность генетического кода означает сдвиг в развитии биологического вида. Они породят новый подвид.

— Подвид?

— Да, специфическое ответвление, новый биологический тип. В конце концов, они вытеснят нас. Как мы в свое время вытеснили неандертальцев. Причем это произойдет с использованием того же самого оружия.

— Того же оружия?

Даркандье мрачно рассмеялся:

— Того же самого. Мы наверняка уничтожили множество неандертальских семей, чтобы завладеть из источниками питьевой воды или охотничьими угодьями. Но гораздо более вероятно, что мы истребили гораздо больше представителей соперничавшего с нами вида при помощи наших вирусов и болезнетворных бактерий. Уцелевшие одиночки угасли сами собой или ассимилировались. Homo sapiens neuromatrix, близнецы Зорн, — начало конца человечества. Чрезвычайно летучий нейровирус, которым воспользовалась Мари и который вы невольно испытали на себе, ерунда по сравнению с нейровирусными процессорами, которыми обладают близнецы… Думаю, им достаточно просто существовать, быть здесь, чтобы заразить нас. Боюсь, они — самая страшная угроза, когда-либо нависавшая над человечеством.

— Но мы-то живем как ни в чем не бывало.

— Да… знаю. Единственное правдоподобное объяснение, на мой взгляд, состоит в том, что контакт с Мари Зорн стал для нас чем-то вроде вакцины. Джо-Джейн не исключает такой возможности, но считает весьма вероятным, что у некоторых людей есть иммунитет к нейровирусу. У тех, утверждает она, кто способен на контакт с Космическим Змеем, кто может постичь, что он состоит из множества личностей, и понять истинную природу человеческого мозга. Эти люди имеют шанс проскользнуть в ячейки невода — сети, которую близнецы и их потомки соткут вокруг них и вокруг всего сущего во Вселенной…

— Вы утверждаете, что само существование близнецов угрожает жизни девяти десятых населения земного шара, но тем не менее мы должны помочь появлению на свет их потомства?

— Не жизни. Всего лишь форме. И у нас нет выбора. Мы должны обеспечить близнецам соответствующую образовательную среду, которая позволит им, как я полагаю, в значительной части контролировать радиус действия и мощь своих сил, чтобы минимизировать пагубное воздействие на людей. Но не просите меня уничтожить самое поразительное изобретение природы со времен первого австралопитека, изобретение, для которого мы стали всего лишь инструментами! Если истинная цель эксперимента кажется немыслимой большей части обитателей муравейника, это совсем не значит, что опыт не принесет откровений и уроков тем, кто сумеет извлечь из него пользу. Вспомните, что говорил Ницше о научном подходе: «Мы проводим эксперимент в поисках истины, которая, возможно, погубит человечество? Так приступим же скорее».

Тороп молча посмотрел на Даркандье. Дело не в том, что он был согласен или не согласен с доктором по любому из пунктов или в целом, и даже не в том, ощущал ли он какую-либо симпатию или антипатию к его теориям, полным мечтаний и веры в великое будущее.

Нет. Самое странное заключалось в том, что, несмотря на разницу между мотивацией и целями, Тороп и Даркандье сходились в главном: они сделают все, чтобы обеспечить выживание близнецов Зорн, пусть даже это погубит половину или три четверти населения планеты.

<< | >>
Источник: Морис Дантек. ВАВИЛОНСКИЕ МЛАДЕНЦЫ. 2012

Еще по теме 48:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара