<<
>>

39

Когда она очнулась, солнце исчезало за горизонтом, а с юга и востока надвигались огромные фиолетовые облака, переполненные энергией.

Противоречивые сведения вихрем кружились в ее сознании.

У нее был жар. Она потеряла много крови. Ее организм был обезвожен. Если в ближайшее время ее никто не найдет, она умрет — вместе с обоими младенцами. Если в ближайшее время ее никто не найдет, на нее обрушится новый потоп, но она уже не сможет спастись. И без сомнения, расстанется с жизнью еще до конца этой ночи, захлебнувшись в потоках воды.

От сокола не осталось и следа. Окрестности казались лишенными каких-либо признаков деятельности животных, не говоря уже о человеке. Окружающий пейзаж напоминал местность после ядерного взрыва — деревья вырваны с корнем на многие мили вокруг, как будто под воздействием ударной волны.

Любое, даже мельчайшие движение вызывало у Мари крик боли. На той части неба, которая пока была свободна от облаков, красовался месяц. Девушка скорчилась среди кривых, изломанных ветвей выкорчеванного дерева в ожидании завершающего удара стихии.

Позже Мари услышала отдаленный рокот грома и почувствовала, как первые тяжелые капли дождя забарабанили по покрову из ветвей. Теперь небо над ней приобрело серый цвет с красновато-коричневым оттенком. Лишенные листьев сучья тысячью туманных горнов[150] загудели под неистовыми порывами холодного ветра. Закат подернулся оранжево-серой пеленой. Все вокруг резко потемнело. Юг и восток обернулись стеной ночной тьмы, освещенной непрерывной чередой вспышек-молний.

Крупные дождевые капли падали все чаще, рокот грома приблизился, и сверкнувшая совсем рядом молния заставила окружающий мир замереть под голубой вспышкой гигантского полароида.

А потом стихии снова сорвались с цепи.

Сначала зигзагообразный разряд небесного электричества рванул воздух всего в двухстах — трехстах метрах от Мари.

Яркий бело-голубой свет больно резанул ее зрительные нервы. Затем раздался грохот, как будто небо обрушилось на землю.

Вся скопившаяся в атмосфере влага хлынула вниз, а ветер пустил в ход тяжелую артиллерию.

Очень скоро ручьи, побежавшие с окрестных холмов, породили множество селевых потоков, которые снова взялись за дело, как музыканты после короткой интерлюдии. Дерево начало раскачиваться под согласованными ударами стихий. Мари ухватилась за узловатый, израненный ствол, обвила ногами ближайшие сучья, прижалась животом к участку пористой коры и закрыла глаза в ожидании неминуемой смерти.

Девушка не знала, сколько времени прошло до того момента, когда она поняла, что поток куда-то поволок ее дерево.

Мари чувствовала, что ствол движется уже несколько минут. Когда она наконец решилась открыть глаза, то увидела прямо под собой бурлящую реку грязи.

Проливной дождь образовывал стену воды, которая не позволяла разглядеть что-либо на расстоянии более десяти метров. Порывистый ветер поднимал столбы брызг. Силуэты холмов походили на чудовищные океанские волны, готовые поглотить все на своем пути.

Сама Мари превратилась в жалкий комок нервов и плоти, парализованный ужасом.

Дерево конечно же скоро перевернется, и Мари будет раздавлена массивным стволом, наколота на изломанные ветки, утоплена в потоках грязи.

Она молилась только о том, чтобы умирать было не слишком больно.

А затем услышала голоса.

Сначала они казались порождениями рева стихий — неразборчивые реплики, отдаленно похожие на человеческий язык. Мари решила, что это обман слуха, вызванный полным истощением сил. Возможно, это ветер… Впрочем, неважно…

Голоса приблизились. Мари краем глаза заметила суетливое движение каких-то огоньков. Все это очень напоминало ее детские галлюцинации, когда она каждый день видела, как в окно влетали НЛО с пришельцами на борту, чтобы забрать ее на другую планету.

Огни и голоса доносились откуда-то сверху, из какого-то места, нависающего прямо над ней и расположенного на вершине ближайшего холма.

Дерево, подхваченное селевым потоком, стало набирать скорость. Оно заскрипело и после резкого толчка медленным, скользящим движением начало заваливаться набок. Мари завопила.

Голоса вторили ей.

Появились новые огни, целая сеть лучей белого света, насквозь пронзавших стену струящейся с неба воды подобно прожекторам ПВО.

И тут дерево на что-то налетело. Глухой удар заставил ствол содрогнуться до основания. Мари не сумела удержаться на месте.

Она зацепилась за одну из толстых ветвей, продолжая кричать. Движущиеся огни закружились в водовороте за вихрями водяных брызг-торнадо. Мари неудержимо соскальзывала в сторону бушующего потока. Дерево подпрыгивало и раскачивалось как детская юла.

Ветка, за которую ухватилась девушка, сломалась. Мари вскрикнула в последний раз, после чего река черной грязи подхватила ее. Девушка лишь успела понять, что поток несет ее на груду камней у подножия холма, где виднелись таинственные огни. Она сильно ударилась головой обо что-то твердое и почти ослепла от нестерпимой боли. Камни рванулись ей навстречу, и Мари тут же почувствовала, как они всей своей массой налетели на ее тело. Девушку выбросило на мель, на пористый слой из остатков растений и комьев грязи. Она потеряла сознание. Впрочем, за секунду до этого она каким-то образом смогла осознать, что получила серьезную черепно-мозговую травму.

А затем все померкло.

* * *

— Что случилось?

Никто не ответил. Девушка стремительно барабанила по клавиатуре, вводя в компьютер какие-то данные.

— Что произошло, черт побери? — повторил он.

Черепаха следил за длинной чередой цифр, партиями сменявшими друг друга на экране. Тороп изо всех сил постарался сдержать беспокойство. Он надеялся, что доктор Даркандье не принадлежит к числу шарлатанов «новой волны» и принял все необходимые меры.

Чтобы избавиться от стресса, Тороп обратился ко всем присутствующим сразу.

Юникс бросил взгляд на Черепаху Джонсона. Он оторвался от графического планшета,[151] с помощью которого создавал что-то вроде карты.

— На этот раз в электромагнитной деятельности вашего мозга наблюдался чрезвычайно важный пик, характеризующийся сверхактивностью альфа-волн. Кроме того, ДНК, имеющаяся в клетках вашего оптического нерва, стала излучать огромное количество биофотонов. И наконец, ИИ зафиксировал квантовые пертурбации ретротемпорального свойства.

— Что это значит?

— Это значит, что информация, преодолев порог скорости света, опередила течение времени. Речь идет о большом объеме информации. О связанных друг с другом сведениях, обладающих определенным смыслом.

— Течение времени? Вы что, насмехаетесь надо мной?

Черепаха одарил собеседника спокойной улыбкой, снова повернулся к компьютеру и бегло просмотрел только что появившееся сообщение.

— Что случилось с этой вашей чертовой темпоральной пертурбацией?

— Ничего серьезного, — снисходительно произнес Черепаха Джонсон. — Когда нейроматрица вернется из собственного путешествия, она увидит окно в будущее и обязательно выяснит важнейшие географические координаты.

Дядюшка Барибал Ламонтань тихо сидел один в углу комнаты, возле металлической жаровни, где догорали два полена, сложенные в форме креста. Тороп подошел к индейцу и сел на корточки за пределами священного круга.

От поленьев почти ничего не осталось, только россыпь углей, покрытых сероватым пеплом. Черепаха Джонсон объяснил Торопу, что срок, за который поленья сгорали дотла, был равен времени действия активного вещества, входившего в состав наркотика. Это, как правило, занимало от пяти до шести часов. Когда костер догорал, препарат распадался в организме. Тороп не без некоторой самоиронии подумал, что его огненное крещение наверняка войдет в историю племени. Две «ходки» меньше чем за сутки — на такое обычный белый неспособен.

К Торопу подлетел Данцик:

— Мы ее засекли! Я почти уверен!

Тороп выпрямился:

— Где?

— В пределах того района, над которым вы летали. В северной его части.

— Что там происходит?

— Этой области здорово досталось прошлой ночью.

Дороги стали почти непроходимыми, а полеты невозможны из-за ураганного ветра. Кроме того…

Данцик повернулся к другим членам группы. Черепаха что-то говорил по поводу погоды.

— Кроме того? — переспросил Тороп ледяным тоном.

— Кроме того, на Нью-Брансуик надвигается очередной шторм. Он зацепит нас краем, как и вчера вечером. У нас очень мало времени, чтобы отыскать Мари.

Тороп задал самый важный из имевшихся у него вопросов:

— Она жива?

Данцик не ответил, поморщился и снова посмотрел на членов группы, которые продолжали яростно спорить.

— Она жива? Да или нет, черт подери?! — повторил Тороп.

Данцик повернулся к нему. Выражение, застывшее на лице писателя, не сулило ничего хорошего.

— Это не известно… — Он коротко махнул в сторону спорщиков. — Они не пришли к единому мнению.

Именно в этот момент Тороп решил, что пора вернуть себе контроль над ситуацией. С момента предыдущего пробуждения он обдумывал стратегически важные сведения, которые были получены после первого «эксперимента».

Романенко ошибался. Мари перевозила вовсе не генно-модифицированных животных. Он везла внутри себя человеческих зародышей. Клонированных младенцев.

Она незаконно протащила их через границу по заказу секты.

Давняя мечта о копировании человека, о генетическом бессмертии и создании собственных копий стала явью в тайной лаборатории, затерянной где-то в казахской глуши. Все факты в голове Торопа встали на свои места. С учетом того, что в прессе говорилось о космических проектах ноэлитов, перед сектантами открывались небывалые перспективы. «Столпы церкви» желали основать в космосе человеческую колонию. Они, конечно, понимали: потребуются годы, а возможно, и десятилетия, чтобы заполучить ресурсы, которые позволят им организовать успешный пилотируемый полет к Красной планете. Но эти люди смотрели далеко в будущее. За пределы срока своего биологического существования. Потому что их жизнь была своеобразным образом застрахована — они получили гарантию бессмертия, возможность воплотиться в собственных клонах.

Идея уничтожить великую хилиастическую[152] программу в зародыше (именно это словосочетание казалось Торопу наиболее подходящим) казалась очень привлекательной.

Тороп подхватил Данцика под локоть и потащил его к другим членам группы:

— Мне плевать, до чего вы там договорились. Мы должны немедленно организовать экспедицию. Взять с собой все необходимое, чтобы перевезти Мари туда, где ей окажут квалифицированную медицинскую помощь. Нам нужны внедорожники, карманные фонарики, прожекторы, инфракрасные очки или приборы ночного видения, лопаты, заступы, треноги или распорки, чтобы вытаскивать человека или груз из ямы, лебедки, тросы, цепи. Мы обязаны опередить надвигающуюся бурю. Короче, хватит болтать, беритесь за дело.

Слова Торопа произвели эффект небольшого землетрясения.

Данцик внезапно воодушевился:

— Тороп прав. Это война, черт побери.

Меньше чем через час под проливным дождем у подножия высотного здания уже стояло несколько внедорожников «джи-эм-си юкон». Край шторма только что добрался до Монреаля. Небо заволокло огромными грозовыми тучами, горизонт на юге-востоке регулярно озаряли голубые вспышки электрических разрядов.

Тороп, Сторм, Данцик, Черепаха Джонсон, Юникс и два гурона в спасательных жилетах спецназовцев ВМС США сели в три «юкона», набитых всем необходимым для поисково-спасательных работ.

Машины были нагружены всевозможными средствами связи: ноутбуками, спутниковыми навигационными системами, рациями, детекторами. Машина, в которую сел Юникс, превратилась в передвижной медицинский госпиталь и легко могла соперничать с самым современным реанимобилем.

Все это устроил Черепаха Джонсон.

— Каждым внедорожником будет управлять один из нас. — Он указал на своих соплеменников. — У нас есть разрешение на участие в спасательных работах, мы входим в состав Добровольческих сил автономной территории. Поэтому мы легко пройдем полицейские кордоны… Все остальные — добровольцы, пожелавшие принять участие в поисково-спасательной операции. На вас имеются документы, подписанные властями автономии.

Главные дороги были перекрыты, и отряд продвигался к цели объездными путями. Они выбрались на 381-е шоссе позади района Бойо и под проливным дождем на скорости восемьдесят километров в час проехали до самого залива. У города Шикутими свернули на 372-е шоссе, переехали через реку Сагеней по последнему мосту, еще открытому для автомобилей со спасателями.

Когда они пересекли реку, перед ними предстали картины апокалипсиса.

Им потребовалось еще несколько часов, чтобы добраться до реки Шипшо. Следуя вдоль ее изгибов, они достигли озера Вермонт и попытались проехать несколько миль, отделявших их от речушки Тет-Бланш, которая прошлой ночью вышла из берегов, сметая все на своем пути.

Именно возле порогов Тет-Бланш нейроматрица начала очерчивать зону поисков.

На этот район, а также на область к югу от озера Сен-Жан, вдоль 155-го шоссе, гроза обрушилась сильнее всего. Говорили, что молнии там оставляли воронки диаметром несколько метров, а вокруг валялись деревья, сгоревшие как спички.

Если верить сводкам, которая метеослужба публиковала в онлайн-режиме, приближающаяся гроза по силе мало уступала вчерашней, но должна была закончиться быстрее. Синоптики предполагали, что основной удар минует уже пострадавшие районы.

У спасательной экспедиции оставался небольшой шанс.

Последнее сообщение, которое они получили от Джо-Джейн, прежде чем обмен информацией стал невозможным из-за электромагнитных бурь, было кратким, но исчерпывающим. Это оказалась уменьшенная карта местности с выделенным участком площадью не больше десяти квадратных километров, к северо-востоку от места, где они находились. Это было рядом с второстепенной дороге, разрушенной селевыми потоками.

За спинами у них прогрохотал гром.

Зрелище, открывшееся их глазам, никто не смог бы назвать обнадеживающим. Полотно дороги вдоль и поперек пересекали расселины, большие участки были уничтожены селем. Но Джо-Джейн выразилась предельно ясно: с вероятностью девяносто девять процентов Мари находится за этой возвышенностью, совсем рядом с дорогой, огибавшей пригорок и следовавшей вдоль русла Тет-Бланш. Река разбросала во все стороны бушующие рукава, потоки стекали в нее с окрестных холмов. Сель пробил себе дорогу по склонам, унося с собой деревья — самые молодые или самые старые. Естественный отбор по Дарвину. Окрестности дороги покрылись почти симметричными проплешинами. Надвигавшийся шторм грозил повторением кошмара; вулкан, наполненный жидкой грязью вместо лавы снова мог проснуться.

На то, чтобы пройти последнюю милю, отряду спасателей понадобилось почти столько же времени, сколько на то, чтобы добраться сюда из Монреаля.

Стихия уже настигала их. Участники операции с трудом добрались до склона противоположного холма, когда гроза обрушилась со всей мощью. Вскоре им пришлось сдаться и оставить машины на вершине возвышенности.

У Торопа и других членов группы были три современных бинокля с модулем ночного видения, два старых инфракрасных сканера и по два фонарика «Мэглайт» на человека. Тороп отдал два бинокля индейцам, а третий оставил себе. Два сканера британского производства он отдал Юниксу и Данцику — из вредности. Остальные участники экспедиции остались возле машин. Они переговаривались при помощи раций, пробиваясь сквозь оглушительный треск электромагнитных разрядов. Большая часть сказанного пропадала в реве стихий и помех.

— Включите один фонарь на режим дальнего света, другой — на режим ближнего, — распорядился Тороп.

Люди спустились с холма, с трудом удерживаясь на ногах.

Никому из них не удалось добраться вниз, ни разу не упав.

Они начали поиски у подножия холма, растянувшись цепью на сотню метров, по двадцать — тридцать метров на человека, и каждый стал прочесывать свой квадрат.

Фонари были необычайно мощными. Лазерный модулятор позволял фокусировать луч в режиме дальнего света даже сквозь стену дождя. Подобными устройствами были экипированы все спецподразделения мира.

Молнии разрезали небо всего в двух сотнях метров впереди.

Прошлой ночью селевые потоки прорыли в дороге несколько параллельных канав, унеся с собой целые фрагменты полотна. Новая буря собиралась углубить эти раны. Новые реки сливались во впадине между склоном, на котором находились члены отряда, и соседним холмом.

Вдруг Тороп заметил селевой поток, набиравший силу у подножия холма. Луч фонаря пробежал по изрытой почве. Круг света уперся в большое, вырванное с корнем дерево, которое рывками продвигалось вперед под напором течения.

Тороп не знал как, но он сразу его узнал.

Дерево из его путешествия в страну видений.

Его реальную копию.

Он бежал по щебенке под барабанную дробь дождя. Вода поднялась уже на несколько сантиметров, вокруг разливались гигантские лужи, соединенные бурлящими ручьями.

Тороп поскользнулся. Упал лицом прямо в грязь. Ударился лбом о мокрый щебень.

Выругался, вскочил снова побежал к дереву, до которого теперь оставалась сотня метров. Направил на него оба фонаря.

Чуть в стороне Тороп увидел Данцика и Юникса. Они тоже приближались к потоку грязи, но ниже дерева, которое вдруг стало стремительно набирать скорость.

Тороп прибавил ходу, вопя что-то по-французски и по-английски — сам не зная почему. Двое гуронов откликнулись откуда-то сзади. Что-то крикнул Данцик. Издалека донесся ответ Сторма.

Тороп подбежал к селевому потоку. Оба его фонаря теперь освещали дерево. Вот лучи света на что-то наткнулись. На некую форму, цветное пятно. Дерево находилось теперь всего в трех десятках метров.

Лучи осветили Мари, лежавшую на дереве как обессилевшее животное, среди изломанных ветвей кроны.

Тороп завопил: «Она здесь», но в этот самый момент прокатился раскат гром, который как будто нарочно заглушил его голос.

Откуда-то слева послышался глухой угрожающий гул. На Торопа надвигался небольшой вал грязной воды — волна высотой едва ли тридцать сантиметров. Но приближалась она очень быстро. Тороп едва успел броситься в сторону. Он упал на какой-то мокрый куст и увидел, что дерево уносит прочь.

А потом услышал крик, донесшийся из кроны.

Не раздумывая, он бросился наперерез, двинулся вдоль все ускорявшегося потока, вошел в воду и навел фонари на дерево, медленно поворачивавшийся вокруг своей оси. Данцик был уже неподалеку и осветил дерево, откуда продолжали раздаваться крики. Теперь их слышали все. Все участники отряда кинулись на голос. Яркие лучи скрестились на дереве и осветили тело, подхваченное черным потоком. Его швырнуло к большим камням, вокруг которых бурлили водовороты.

Тороп добрался до Мари первым. «Можно подумать, — усмехнулся он про себя, — что мне приспичило осуществить предсказание индейцев хакеров: „Одинокий воин явится из ниоткуда, чтобы вернуть Посланницу к своим“».

Оно здорово звучало, это пророчество. И стоило того, чтобы что-нибудь сделать ради него.

<< | >>
Источник: Морис Дантек. ВАВИЛОНСКИЕ МЛАДЕНЦЫ. 2012

Еще по теме 39:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности