<<
>>

33

Рено Вилас холодно наблюдал, как женщина снимает ритуальные одеяния.

Она только что участвовала в сборище своей секты. И была в бешенстве.

— Что произошло на улице Ривар? Мы должны… Я должна знать абсолютно все.

Женщина еле сдерживалась. Она не спала семьдесят два часа, с момента экстренного возвращения из Фриско. Ее силы поддерживали только ударные дозы амфетаминов. Достаточно было задеть ее самую малость, и эта водородная бомба могла взорваться.

— Госпожа, поверьте, все наши люди в полной растерянности. Во всем виноваты эти укур… «Рок-машины» и, конечно, ваши конкуренты. Но, должен признаться, во всем этом дерь… хаосе есть кое-что неясное.

Рено старался сдерживаться, но потрясение, вызванное недавними событиями, оказалось сильнее всех стараний. Правильный английский или французский язык были непременным условием при любых формах общения с Арианой Клэйтон-Рошет. «Мать вашу», «блин», «банда отморозков», «придурки», «дауны» и другие лингвистические изыски, распространенные среди некоторой части квебекского населения, не должны были звучать в присутствии этой женщины.

Так же как и ругательства, типичные для языков Шекспира или Вольтера.

Рено Вилас знал, что его относительно высокий уровень образования (год на факультете Монреальского университета) оказал решающее влияние на выбор, сделанный высокопоставленными боссами. Они поручили эту миссию ему и обещали большие деньги.

Любой член «Ангелов ада» должен был обладать определенным набором физических данных и личностных качеств. Рост не менее шести футов шести дюймов[122] — это раз. Любовь к легендарным маркам американских мотоциклов — это два. Но еще более важно было беспрекословно повиноваться строжайшим законам, превращавшим «Ангелов ада» в нечто вроде ордена рыцарей тамплиеров.

Нужно было любить и уметь драться, идти на риск и защищать капитул,[123] к которому ты принадлежишь.

Все, что Рено знал о мисс Клэйтон-Рошет, ему рассказали монреальские боссы, потом он дополнил картину собственными наблюдениями.

Клэйтон-Рошет организовала производство и перевозку в Квебек какого-то незаконного биоштамма. Русские отвечали за первый уровень защиты, но теперь понадобились местные парни, которые смогут обеспечить безопасность проекта. Клэйтон-Рошет платила наличными — целыми вагонами американских долларов, поскольку кто-то (тогда Рено еще не знал кто именно) сбил один из ее самолетов ракетой «Стингер». «Ангелам ада» пришлось привлечь к операции специалистов по индивидуальной защите и предотвращению покушений. Так получилось, что Рено короткое время прослужил в канадской армии — сразу после провального года на факультете. Затем он путешествовал по Южной Америке, работал на частное охранное агентство в Буэнос-Айресе и болтался по Рио. После этого он на пять лет уехал в Европу, где и встретил канадских и бельгийских «Ангелов». Те посвятили его в свод законов движения и приняли в свою организацию. Его правой рукой стал некто Гульд — бывший десантник из провинции Альберта, который только что вступил в ряды «Ангелов» и работал по договору охранником и телохранителем.

И вот теперь Рено потерял свою «правую руку» в битве, как и «левую руку» — Кросса. Та же участь постигла и остальных его помощников.

Не так давно Рено узнал, что «Рок-машины» сотрудничают со службой безопасности Храма логологии, так же как «Ангелы ада» — с такой же структурой в организации Клэйтон-Рошет и ноэлитов. И то, что первые решили разрушить или захватить драгоценный груз последних, выглядело вполне логичным.

Но то, что три дня назад случилось на плато Мон-Ройал, не поддавалось логическому объяснению. А ведь именно этого сейчас требовала женщина в неком подобии белой шелковой тоги. Рено не знал, как взяться за решение задачи.

— Госпожа Клэйтон-Рошет, произошло нечто… действительно странное.

— Объясните, Рено, объясните, прошу вас!

— Ладно. Мне удалось расспросить очевидцев — нескольких парней из моей группы, которые остались в живых и сумели не попасть в лапы легавых.

Они сказали, что у русских уцелел только один человек — я имею в виду, единственный, кого не забрали экстренные службы или полиция. Я не очень-то в курсе, как обстоят дела у наших врагов, но они наверняка понесли такие же потери.

Женщина резко взмахнула рукой, что служило признаком крайней степени раздражения:

— Говорите прямо, Рено. Не отвлекайтесь на ненужные детали!

— Я… да. Нужно, чтобы у вас перед глазами были схема местности и хронология событий. Воспользовавшись свидетельствами очевидцев, а также сведениями из всевозможных доступных нам источников информации, я распорядился составить небольшую модель-симуляцию того, что произошло. Корнвел, наш специалист по компьютерным технологиям, только что закончил.

И Рено вытащил из кармана белый диск, на этикетке которого маркером была неразборчиво нацарапана какая-то фраза.

Женщина взяла диск, причем, судя по всему, проведенная работа ее совершенно не впечатлила. Она поместила диск в считывающее устройство портативного компьютера. Он произвел серию проверок на вирусы, после чего запустил программу воспроизведения данных.

Для построения модели использовались кадры видеосъемки с высоты птичьего полета, осуществлявшейся новостным телеканалом и квебекской полицией. К этой схеме было добавлено все, что Рено знал о развитии событий.

В центре стояло маленькое здание, помеченное ярко-оранжевым кружком.

— Вот так были размещены мои люди.

На экране, во всех четырех углах, появились изображения неподвижно стоящих автомобилей. Затем возникла еще одна машина, которая постоянно перемещалась. Пикапы, несколько мотоциклов, один-два массивных седана, выпущенных еще в XX веке.

— Одна группа — на перекрестке улиц Рашель и Ривар. Вторая — на перекрестке улиц Рой и Ривар. Третья — на пересечении Сен-Убер и Дулут. Четвертая — на углу Дулут и Лаваль. Плюс движущийся автомобиль и два-три мотоцикла. В общей сложности — двенадцать-тринадцать человек, осуществлявших круглосуточное посменное дежурство. Если добавить к этому шесть или восемь русских, представителей Онтарио и трех членов команды Торопа, получается уже двадцать пять человек.

На схеме квартала появились еще несколько машин и разноцветные фигурки пешеходов.

— Теперь давайте посмотрим на расположение сил противника. Уже два или три дня наблюдатели сообщали о появлении в районе подозрительных машин. В ночь, предшествовавшую большой заварушке, был замечен пикап «рэмчаржер» с неразборчивыми номерными знаками, а также «шеви» и по меньшей мере еще два автомобиля. Мои люди сразу же почуяли неладное, поэтому был объявлен максимальный уровень опасности. Именно в таком состоянии мы подошли к ночи с семнадцатого на восемнадцатое августа. Мы усилили наши силы, объединив дневные и ночные команды.

На схеме появились движущиеся изображения красных машин. Они перемещались по карте подобно муравьям, рыщущим в поисках добычи, которую можно утащить в свой муравейник. Серо-зеленые машины «Ангелов» и синие машины русских меняли свое местоположение гораздо чаще.

— Далее. Машина на углу Рой и Ривар была снабжена камерой с длиннофокусным объективом. Велась непрерывная съемка здания. То же самое в машине на перекрестке Дулут и Лаваль. Таким образом, любой, кому пришло бы в голову приблизиться к зданию или выйти из него, попадал в наш видеоархив. По Ривар, параллельным ей улицам, а также по Рашель постоянно ездили мотоциклисты, так что ускользнуть от нашего внимания никто не мог.

Четверть экрана заняли два изображения перекрестка, сделанные с разных точек съемки: одно — по оси «север — юг», другое — по оси «восток — запад». Рено указал на одну из этих картинок.

— Посмотрите, вот улица Ривар в перспективе.

Хронометр в углу экрана показывал один час семь минут утра. Из здания вышел человек и двинулся по улице Дулут в сторону Сен-Дени. Мужчина исчез с этого плана и одновременно появился на другом, быстро двигаясь на юг. Вскоре он исчез из поля зрения видеокамер.

— Это Тороп. Думаю, вы его узнали. Кросс, парень, который командовал ночными сменами, решил отправить за ним одного человека пешком и еще одного — на мотоцикле. Они должны были проследить за ним. Этим Диего и занимался. Он прошел за Торпом до улицы Онтарио. Там, по словам Диего, произошло нечто странное. По-настоящему странное.

— Да что такое, в конце концов? Я сейчас с ума сойду.

— Тороп остановился перед входом в какое-то здание и начал говорить сам с собой. Как будто беседовал с кем, но рядом не было ни души. Затем, продолжая говорить, он направился в южную часть центра города и дошел до канала Лашин. Там он взял такси. Диего вызвал мотоциклиста, который был у него на подхвате. Тороп вернулся к дому.

Маленькое желтое такси, похожее на нью-йоркское, остановилось перед зданием, в ярко-оранжевом кружке.

— Ситуация вышла из-под контроля. Когда Диего и Пайк ехали за такси, Диего внезапно стало плохо. Пайк позвонил Кроссу. Тот спросил, что происходит. Пайк остановился и задал тот же вопрос Диего. Они находились на улице Берри. Диего был очень бледен, он казался напуганным и готов был вопить от ужаса. Он сказал, что им надо мчаться изо всех сил, что все наши люди окружены и что все вот-вот взорвется. Пайк передал эти слова Кроссу, который перемещался вместе с мобильным патрулем. Он находился на пересечении улиц Сен-Дени и Мари-Энн.

Рено указал на трехмерную схему места событий, напоминавшую аквариум с гоняющимися друг за другом рыбками. Линия фронта за секунду до начала генерального наступления.

— Пайк тронулся в путь. Кросс по мобильному телефону велел ему присоединиться к людям, стоявшим на улице Рой, и ждать его там. Именно в этот момент предсказание Диего сбылось, и все вокруг взорвалось… Взгляните, это кадры, сделанные в четыре девятнадцать. Люди, находившиеся и на Дулут, и на Сен-Убер, услышали выстрелы со стороны квартала — со стороны здания, куда только что вернулся Тороп. Кросс получил соответствующее сообщение, уведомил о том же Гульда, который на мотоцикле патрулировал улицу Рашель, объявил высшую степень тревоги и развернул свою машину в обратном направлении. Кросс приказал людям с Дулут выяснить, что происходит. Эти парни двинулись от перекрестка Дулут и Лаваль в сторону улицы Ривар. Взгляните повнимательнее на левую видеокартинку. Вдалеке видны два пикапа, загруженные «Рок-машинами» и китайцами. Видите, как эти машины резко рванули с места. Затем…

Рено умолк. Изображение с двух видеокамер внезапно заполнило голубое пламя — ледяное и неугасимое.

Затем красные автомобили на 3D-симуляции яростно набросились на своих противников.

Рено нажал на клавишу и остановил видео:

— Как вы, наверное, заметили, обе наши камеры вышли из строя еще до начала атаки. Это означает, что враги воспользовались необычайно мощным генератором помех, чтобы запутать нас. Кроме того, все наши, кто уцелел, твердят о какой-то странной штуке, которая якобы с ними произошла, хотя они мало что помнят. Диего утверждает, что испытал какое-то неописуемое ощущение, какое-то жуткое состояние: якобы враги повсюду и хотят уничтожить их — его и Пайка. Однако в какой-то момент Пайк тоже превратился во врага, и Диего даже думает, не сам ли он его прикончил.

— Вы шутите?

— Нет. Как жаль, что Кросс и Гульд погибли во время атаки. Их показания позволили бы существенно дополнить имеющуюся картину. Кроме того, есть нечто еще удивительнее.

Женщина посмотрела на него с раздражением, но приготовилась слушать.

— Я попытаюсь быть предельно ясным, госпожа Клэйтон-Рошет. Но это нелегко. Мы понятия не имеем, что же там на самом деле произошло.

— Так что же вы хотите мне сказать, в конце концов?

Рено нажал на клавишу ноутбука. Видео стало перематываться назад в ускоренном режиме. А затем снова пошло вперед, с нормальной скоростью.

Байкер пальцем указал на цифры в нижнем правом углу, обозначающие время:

— Взгляните повнимательнее, госпожа Клэйтон-Рошет. Думаю, такого вы еще не видели. Перед вами изображения с двух видеокамер, на обоих видеоокнах стоит один и тот же тайм-код: камеры были синхронизированы по времени. Вот, сейчас начнется. Внимание: датчик показывает два часа сорок четыре минуты и тридцать секунд, тридцать одна секунда…

Рено замолчал.

02:44:32,

02:44:33,

02:45:25,

02:45:26…

На его губах появилась еле заметная ухмылка, когда он увидел, как женщина внезапно приникла к экрану:

— Погодите-ка…

— Удивительно, правда? На обеих видеозаписях отсутствует более минуты, а ведь съемка велась непрерывно, в режиме реального времени. Никто не знает, как это могло случиться. А теперь приглядитесь повнимательнее к правому видеоокошку — это изображение с камеры, ориентированной по линии «север — юг». Видите вон то серебристо-серое пятно?

Рено пальцем указал на небольшой отблеск, расположенный почти в самом центре картинки, совсем рядом с домом, где жили Тороп, Мари Зорн и остальные. Он прокрутил видеозапись назад и снова запустил ее в нормальном режиме.

— Видите, в два часа сорок четыре минуты пятно на месте, а в два сорок пять его нет.

— Что это такое?

— По имеющейся у меня информации, это «вояджер», который Тороп взял напрокат.

— Кто на нем уехал?

— В любом случае, это не Тороп. Мы видели, как он вышел из дома в один час семь минут и вернулся в четыре восемнадцать. Это не могли быть и другие члены его команды, поскольку через минуту они начали убивать друг друга в квартире.

— Тогда кто?

— Угадайте.

— Девушка? Почему? И что означает эта вырезанная минута?

— В том-то и проблема, госпожа. Если не считать кое-чего еще. Люг, один из наших выживших, находился вместе с командой, наблюдавшей за улицей Рой. Так вот, он также помнит об одном событии. Событии, которое, судя по всему, произошло как раз в это время.

Женщина глубоко вздохнула. Это был вздох, преисполненный унылого бессилия, как будто весь мир покоился на ее плечах.

— Слушаю вас, Рено.

— Ну, в двух словах это выглядит так, будто временной разрыв имел место не только на видеозаписи, но также… как бы выразиться… дерьмо, мать его… все равно не смогу сказать лучше: как если бы такой разрыв произошел на самом деле, в реальности.

— Как это? Оставайтесь, пожалуйста, в рамках приличий.

— Ладно. Вот что рассказывает Люг. Он утверждает, что примерно без пятнадцати три у него возникло какое-то странное ощущение, как будто он отсутствовал, отключился приблизительно на минуту. Когда он пришел в себя, на часах, установленных на приборной доске автомобиля, прошла минута. Но когда он сообщил об этом своему напарнику, тот ответил: «Не понимаю, о чем ты говоришь, ты же не спал, и я тоже». Люг даже не сказал бы мне об этом, если бы не обратил внимания на фокус с часами на видеозаписи.

— Что же это значит, Рено?

— У нас нет ни малейшего представления о том, какая технологическая новинка использована в этом случае, но это очень круто. Очень. Думаю, мы должны срочно связаться с вашим поставщиком.

Глаза женщины метнули целый залп голубых молний, которые могли бы разнести в клочья весь мир.

* * *

Проснувшись утром, полковник Романенко немедленно почувствовал, как внутри него с первой же секунды бодрствования как будто запустилась вычислительная машина. Было уже поздно, и за окном лило как из ведра.

Шесть суток после нападения на квартиру Торопа. Шесть раз по двадцать четыре часа. И по-прежнему никаких новостей.

А ситуация только усложнялась. Накануне вечером, тщательно просматривая всю информацию, поступающую из Квебека, полковник с изумлением наткнулся на небольшую статейку, в которой упоминалось об убийстве некоего Николаса Кравжича, известного как Чарльз Ньютон. Преступление было совершено в ту самую ночь, когда разразилась бойня. В статейке говорилось о том, что квебекская полиция не исключает наличия связи между двумя событиями. Как Романенко прочитал в газете «Журналь де Монреаль», около половины шестого утра пожарные и городская полиция получили несколько вызовов из района Утремон. Люди сообщили о мощном пожаре, охватившем здание на улице Спринг Гроув. Прибыв на место событий первыми, пожарные Утремона обнаружили искромсанные и обугленные остатки человека, идентифицировать личность которого удалось лишь пять дней спустя благодаря экспертизе ДНК. То есть в день публикации данной статьи. По сведениям автора и его источников, в несгораемом и пуленепробиваемом чемодане полиция нашла десять тысяч долларов наличными и героин на сумму пятьдесят тысяч долларов. На месте преступления изъяты системный блок и тера-диск, поврежденные пламенем. На втором этаже, который не так сильно пострадал от огня, находился склад метаамфетаминов и устройств, созданных с применением незаконных биотехнологий. Эксперты-криминалисты обнаружили в доме гильзы от 9-миллиметровых патронов, а в останках человека — несколько кусочков свинца, что с полным основанием позволяло выдвинуть версию об убийстве.

Романенко вспомнил, что Тороп позвонил ему около пяти часов утра по местному времени. В это или почти в это самое время Ньютона как раз убили. Безусловно, Тороп ничего не знал про убийство. И рассчитывал, что Ньютон поможет ему найти быстрое решение его маленькой проблемы, по крайней мере в том, что касалось руки.

Следовало признать очевидный факт. Тороп должен был прибыть к дому тайного агента в тот самый момент, когда на месте событий появились первые пожарные. По имевшимся у Романенко сведениям, выходило, что наемник не попал в руки полиции и что он не был мертв. Куда же он поехал, когда понял, что запасной выход тоже заминирован? Если его не схватила полиция, то почему он не позвонил?

У Романенко было смутное предчувствие, что этот вопрос еще довольно долго будет оставаться без ответа.

Поэтому он снова стал корпеть над фактами. Над натиском вражеских сил. Над подробностями бойни на плато Мон-Ройал.

Когда Романенко начинал свой рабочий день, полиция Квебека приступила к первой попытке воспроизвести ход перестрелки. Руководство правоохранительных органов обратилось за помощью к группе пиротехников, сотрудничавших с компанией по созданию спецэффектов. Было нанято три десятка мотоциклистов-статистов. Каждому объяснили его роль и на рассвете расставили на подступах к улицам Ривар и Дулут.

Операторов с телекамерами удалили на приличное расстояние, оградив место инсценировки для безопасности. Впрочем, это не помешало информационным каналам вступить в жестокую конкурентную борьбу за зрителя, обмениваясь звонкими ударами в виде серии кадров, украденных или добытых честным путем.

Поговаривали, что частный спутник, принадлежащий какому-то туркменскому магнату, нацелил свои камеры слежения на соответствующую часть Монреаля, а полученный материал должен был сразу же целиком оказаться в Интернете. Однако квебекская полиция нарушила эти планы, сдвинув инсценировку на один час. В результате в нужный момент спутника над городом не оказалось.

Квебекская полиция славно потрудилась, а вот Романенко не удалось получить исчерпывающего представления о ходе событий. Но это было почти так же прекрасно, как батальная сцена из фильма «Апокалипсис сегодня».

Так в своем репортаже описал все это журналист канала СВС.

Вечером Романенко обнаружил в своем закодированном электронном почтовом ящике, доступном в Интернете, внешне безобидное послание. Это было сообщение от Горского.

«Наша организация вышла на след Мари Альфа в окрестностях Тадусака, на северном берегу реки Святого Лаврентия. Она находилась в этом городе два или три дня тому назад. У нас есть описание ее новой машины. В указанном секторе сосредоточено несколько поисковых бригад. Мы будем держать вас в курсе».

Вошел Урьянев. И сразу же сел рядом с полковником, лицом к экрану. «Капитан позволяет себе вольности», — подумал Романенко.

— Что мы будем делать?

— Что и планировалось, — проворчал Романенко. — Ждать.

Он размышлял полночи, пока ему чуть не стало дурно от собственных мыслей. Тогда он решил принять таблетку снотворного.

В последующие дни худшие опасения полковника подтвердились. Погода была как раз им под стать. Над Сибирью и Средней Азией навис плотный покров из грозовых туч. Сильнейшие ливни продолжались трое суток, чего до сих пор никогда не бывало в Казахстане в это время года. Когда солнце снова появилось в небе, спустя почти две недели после нападения на квартиру номер 4067, Романенко узнал, что след Мари Зорн оборвался. А Тороп по-прежнему не выходил на связь.

Более того, синоптики объявили, что Северная Америка оказалась во власти сильных бурь — последствий циклона Джефферсон, который недавно обрушился на побережье Флориды. Тропическому шторму присвоили пятую категорию опасности. Ямайка была объявлена зоной стихийного бедствия. Ее судьбу разделила и Куба. Ночью шторм продвинулся на северо-запад. Он достиг Алабамы, Миссисипи и, потеряв чуть менее половины первоначальной мощи, ударил по штатам Теннесси, Арканзас и по южной части Миссури. Проливные дожди опустошали Луизиану и восток Техаса. На реке Миссисипи начался один из самых грандиозных паводков в истории.

В Квебеке скорость порывов ветра, по данным метеоагентств, превышала отметку в сто пятьдесят километров в час. Вечером в ряде районов произошли крупные оползни, их последствия оказались катастрофическими. Вздувшиеся реки или торнадо уносили с собой целые дома. Мосты, здания, автомобили, автозаправки, заводы напоминали детали от конструктора «Лего», в беспорядке раскиданные по территории.

Регион Сагеней столкнулся с худшим повторением наводнения 1996 года. Речь шла о сотнях погибших и пропавших без вести. Число людей, лишившихся крова, исчислялось тысячами. Если в дело вмешивается еще и хаос, образуемый природными стихиями…

Сагеней. Приток реки Святого Лаврентия, впадавшего в эстуарий,[124] расположенный в окрестностях города Тадусака, — именно там, где люди Кочева, по их словам, обнаружили следы присутствия Мари.

Если девушке не повезло, она оказалась в самом сердце бури.

Романенко на мгновение представил, как разбушевавшаяся река несет машину Мари среди стволов деревьев, выдранных с корнем, подобно жалким соломинкам, среди бетонных блоков, оторванных от разрушенных зданий. Нет сомнений, что, если дело обстоит именно таким образом, все только вздохнут с облегчением. Мари просто исчезнет, смешавшись с сотнями других пропавших без вести.

Внимательно изучая карты региона, Романенко обратил внимание на несколько разрозненных деталей, на ряд элементов информации. Они пока не вписывались в общую картину, но рано или поздно наверняка соберутся воедино, чтобы по-новому представить тайну исчезновения Мари Зорн.

На территории, расположенной между реками Абитиби и Сагеней, именно там, куда обрушила свой основной удар разбушевавшаяся стихия, находилось определенное количество индейских резерваций — автономных территорий гуронов, инну, кри и могауков. Дикие земли со множеством природных заповедников. Здесь было мало мегаполисов, за исключением нескольких городов, расположенных на одной-двух важнейших транспортных артериях, а также на побережье маленького внутреннего моря, озера Сен-Жан. Если буря не уничтожила Мари Зорн, то хаос, устроенный природными стихиями, без сомнения, поможет девушке замести следы.

Слово «фиаско» в данной ситуации было эвфемизмом.

Прошли последние дни августа.

Начался сентябрь.

Ничего не менялось.

<< | >>
Источник: Морис Дантек. ВАВИЛОНСКИЕ МЛАДЕНЦЫ. 2012

Еще по теме 33:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара