<<
>>

17

Сидя перед телевизором, Тороп внимательно смотрел последние новости по каналу SRQ. «Ангелы ада» ответили на атаку «Рок-машин», сбив их небольшой гидросамолет над заливом Джеймс сразу после захода солнца.

Случайный свидетель с восточного берега острова Акимиски заметил, как над водой вспыхнула огненная полоса, и увидел оранжевый всполох в небе. Сначала он решил, что это какое-то погодное явление или оптическая иллюзия в сгущавшихся сумерках, но затем, проводив взглядом оранжевый шар, который стремительно пронесся у самого горизонта, подумал об НЛО. И даже позвонил в местное отделение организации уфологов, в чьих рядах состоял. А те позвонили в квебекскую полицию. В том же районе, в окрестностях островов Твин, другой свидетель со своего швертбота заметил вдалеке какое-то судно и такую же вспышку. Но этот человек прекрасно видел, как объятый пламенем вертолет рухнул в воду в двух-трех милях от его лодки. И немедленно дал сигнал тревоги по радиосвязи.

Подразделения сыскной полиции Квебека и Королевской канадской конной полиции спешно направили в район бедствия аквалангистов и небольшой глубоководный беспилотный аппарат, а также специальные вертолеты, оснащенные магнитно-резонансными радарами.

Благодаря показаниям яхтсмена, им удалось отыскать гидросамолет, лежавший на глубине тридцати метров с огромной пробоиной в корпусе. Тела пассажиров и членов экипажа были подняты на поверхность и через некоторое время опознаны. Погибших было шестеро — местный руководитель «Рок-машин», отвечавший за этот сектор залива, официальный представитель больших монреальских боссов, их телохранители и два пилота.

И почти центнер героина.

Целая армада кораблей и самолетов утюжила залив вдоль и поперек в поисках подозрительного судна. Репортеры и журналисты обрушивали на зрителя поток аналитических выкладок и догадок на фоне снимков, сделанных глубоководным аппаратом, вели репортажи с настоящей съемочной площадки, устроенной в порту Новая Фактория для представителей прессы, куда массивный минный тральщик федеральных ВМС должен был вскоре доставить сбитый гидросамолет.

Все это перемежалось примерами из истории: грубовато сделанными документальными фильмами и бесконечными интервью со специалистами в самых разных областях — криминологами, руководителями подразделений береговой охраны, местными легавыми, раскаявшимися байкерами. Война мотоциклистов. С размахом, характерным для Джона Ву.[65] Фильм «Дикарь»,[66] действие которого происходит во время войны в Персидском заливе, с применением соответствующего арсенала.

Ночью глава «Ангелов ада», чья резиденция находилась в Монреале, распространил через своих адвокатов пресс-релиз. В нем говорилось, что ассоциация мотоциклистов не имеет абсолютно никакого отношения к гнусному убийству, которое…

Веселый рекламный ролик «Пепси» подвел яркую черту под этим вопиющим враньем.

Тороп встал и отправился к холодильнику, чтобы взять бутылку пива.

Ребекка спала на диване, из наушников гремела музыка посттехно, которая могла бы поднять из могилы мертвых и угробить кучу живых.

Проходя мимо комнаты Мари, Тороп толкнул дверь и заглянул внутрь. Мари мирно спала, посапывая как ребенок.

«Отлично, — подумал Тороп. — Кажется, биопроцессор доктора Ньютона действует так, как надо. Всего за два дня состояние Мари значительно улучшилось».

Не в силах отвести глаз от изображения залива Джеймс, над которым метались грозные тени, он открыл пиво и подумал, что нет ничего лучше войны, когда наблюдаешь за ней из уютного кресла.

Руководителям телеканалов это известно лучше, чем кому бы то ни было.

Ребекка приоткрыла один глаз, встала как робот, пробормотала что-то вроде «goodnight»[67] и, двигаясь как зомби, ушла в свою комнату.

Тороп стал переключать каналы. Какой-то скучный социолог не переставая бубнил общепринятые глупости о «клановом образе жизни» банд мотоциклистов.

В конце концов Тороп выбрал канал «CNN. Азия». Уже три года здесь не рассказывали ни о чем, кроме гражданской войне в Китае. Каждые три месяца ситуация драматически менялась. Каждую неделю происходило важное событие, каждый день — куча кровавых убийств.

Святое причастие для Теда Тернера.[68]

Там, в Китае, был самый разгар сезона муссонов. Реки вздулись от ежедневных дождей, а восточное побережье в районе Шанхая только что разорил тайфун.

Уровень воды в Янцзы прибывал с каждым днем, линия фронта была парализована на сотни километров, враги оказались на разных берегах. На экране мелькали кадры, которые мог бы снять Иероним Босх, если бы ему в руки попала видеокамера. Исчезающие под водой колонны танков, залитых по самую башню и превратившихся в длинные цепочки каких-то жалких батискафов. Тысячи людей, захваченные наводнением врасплох. Оползни, обрушившиеся мосты, поезда, гибнущие, как «Титаник», в бушующих водах, — жалкие, изломанные игрушки разгневанного божества. Самолеты на аэродромах, превратившихся в бассейны. Нептун сошелся с Марсом в рукопашной и первым делом окатил водой двух грызущихся псов.

«Думаю, это охладит их пыл хотя бы на время», — подумал Тороп, созерцая масштабы катаклизма.

Канал «CNN. Азия» переключился на освещение ситуации на восточных границах Китая.

Интерес Торопа сразу же возрос.

Последняя группа повстанцев из СОУН, окруженная в Капчагае и много дней подвергавшаяся жестоким бомбардировкам, только что объявила о безоговорочной капитуляции. Изможденные, грязные, исхудавшие люди в лохмотьях понуро брели колоннами по выжженным солнцем дорогам. Это зрелище вызывало смутное чувство скорби — впрочем, ненадолго.

Казахская армия и российское Министерство обороны действовали в соответствии с выданным им мандатом Унопола. Акмада, обвиненного в военных преступлениях, в ближайшее время ждал суд. Следователи ООН, направленные в Киргизию месяц назад, обнаружили многочисленные захоронения убитых мирных жителей и пепелища деревень, сожженных огнеметами. Солдаты СОУН не щадили никого. Они уничтожали все живое в районе их боевых операций — вдоль всей китайско-киргизской границы. Казнили военнопленных. И совершали множество других зверских преступлений.

Жуткое зрелище братских могил, вскрытых по приказу представителей ООН, вызвало всплеск адреналина в мозгу Торопа, потрясенного мелькавшими на экране кадрами.

Его сердце забилось вдвое быстрее.

Страх замедленного действия. Ужас, не поддающийся измерению.

Участь, которой он едва избежал или, вернее, сквозь которую сумел пролезть, как верблюд сквозь игольное ушко. Зловещая судьба теперь предстала перед ним в виде груды трупов, уложенных в ряды, бок о бок, на серой земле, тщательно подсчитанных и занесенных в память компьютеров Унопола.

Глядя на кучи мертвых тел, извлеченных из могил экскаваторами, Тороп не увидел ни одного знакомого лица, разве что собственное лицо, повторенное тысячу раз.

На следующее утро воцарилась очень хорошая, очень жаркая погода.

Проснувшись, Тороп понял, что держать Мари взаперти дальше невозможно. За две недели она пережила два кризиса. Пора было положить этому конец.

Тороп отправил электронное письмо Романенко.

«Процедура № 4: мы отправляемся на небольшую прогулку. Нашей малышке Зое нужен свежий воздух».

Он решил, что имя «Зоя» прекрасно подходит в качестве кодового обозначения для Мари, заархивировал послание и отправил.

Процедура № 4 подразумевала, что Мари время от времени может выходить на улицу — по усмотрению Торопа, но при соблюдении строжайшей секретности и только в безлюдных или почти безлюдных местах. Команда Романенко разработала множество маршрутов вокруг Монреаля: Лаврентийская возвышенность, река Сагеней, окрестности деревеньки Тадуссак. Природные объекты, привлекательные для туристов, но расположенные посреди обширных полупустынных территорий, где легко обеспечить уединение.

Тороп расстелил карту на кухонном столе. Можно было поехать в заповедник Гран-Жарден — на полпути между Монреалем и Сагеней. Территория размером с французский департамент, и никого, кроме бобров и медведей. Здесь было несколько небольших зон, оборудованных для отдыха, и загородных домиков на берегах озер. Просто чудо.

О'кей. Теперь детали. Утром он возьмет напрокат микроавтобус — «крайслер» или «понтиак» последнего поколения с автоматической системой управления, бортовым компьютером, сверхсовременным ветровым стеклом, снабженным новейшей оптической системой, и чуть ли не с водопроводом, газом и каналом CNN. Они смогут ночевать внутри втроем, в спальных мешках. Доуи поедет следом на «тойоте».

Оружие. Никаких глупостей. Они возьмут с собой винтовки и разрешение на них, но никаких пистолетов-автоматов или «Арвен». И помповое ружье в качестве охотничьего оружия.

Если их остановят, например за превышение скорости, сначала нужно показать документы на право ношения оружия, а потом вежливо предупредить, что в багажнике ствол. Никаких неприятностей. Бумаги оформлены так, что комар носа не подточит — все должно пройти как по маслу.

Тороп — канадский бизнесмен; Ребекка и Доуи — сотрудники филиала его компании в Британской Колумбии, они отвечают за безопасность; Мари — секретарша. Они путешествуют с оружием, потому что слышали, что на дорогах в окрестностях залива Джеймс, куда они направляются, не вполне безопасно. Ходят слухи, что организованное «Ангелами ада» убийство служит прелюдией к полномасштабной войне. Объяснений будет предостаточно. Их только что вбили в голову даже самым умственно отсталым сотрудникам полиции Квебека.

Они собирались совершить двух- или трехдневный поход по территории заповедника и сразу же вернуться назад. Если повезет, Мари получит недельную или двухнедельную передышку от кризисов. А значит, все они смогут вздохнуть спокойно хотя бы на это время.

Действительно, блестящая идея.

* * *

Грунтовая дорога № 17 оказалась каменистой просекой, которая змеилась среди поросших лесом холмов вдоль озер, — отливающей серебром маленькой запятой, воткнувшейся между двумя пригорками. Они остановились у озеро Мальбе — возле большой площадки с кучей домиков. Здесь же были небольшое место для пикника и длинная бревенчатая пристань, у которой мерно покачивались две-три лодки.

Тороп вежливо поговорил с четой пенсионеров, сидевших на пристани, пока остальные сваливали рыболовные снасти возле одной из лодочек. Он узнал, что этот участок арендован на год каким-то заводским комитетом или частным пенсионным фондом. Тороп спросил, можно ли снять здесь жилье, нет ли свободного домика или даже двух.

Снять домик было нельзя, но им разрешили разбить лагерь чуть в стороне.

Место для пикника было оборудовано минимумом удобств и отличалось деревенской простотой. Туалет оказался просто деревянной хижиной, в которой был цементный блок с дырой посередине. Несколько столов, скамейки, деревянный навес. Синий пластиковый контейнер для мусора. Как раз то, что нужно, чтобы Мари, он сам и вся их веселая компания насладились жизнью на открытом воздухе. Избавились от стресса и токсинов. До отказа насытили систему кислородом, прочистили карбюратор, клапаны и остальную дребедень. Восстановили равновесие, избавились от негативной энергии, привычки жить сиюминутными интересами и противопоставили им богатырское здоровье.

План был безупречен.

Первый день медленно тянулся до самых сумерек. Только и делай, что читай книгу (Тороп), слушай однообразный техно-рок (Ребекка), изнуряй себя йогой (Мари), не делай ничего (Доуи), ужинай тем, что купили в Монреале по дороге на автобан (все). Пара жареных цыплят и два контейнера с бататом из закусочной «CocoRico» на берегу реки Святого Лаврентия. Несколько порций салата по-китайски. Йогурты в гигантских бутылях. Копченое мясо. Две головки французского камамбера. Яблоки. Пиво. Кока-кола. Минеральная вода. Бутылка шардоне.

Во второй половине дня Тороп позволил себе выкурить маленький косяк с местной дурью — хорошо знакомым ему «северным сиянием». Когда солнце опустилось к самому горизонту, он уже успел здорово проголодаться.

«Рай земной», — думал он, пожирая свою часть цыпленка и порцию батата.

Он почувствовал восторг, когда лучи закатного солнца воспламенили небо и чилийское вино подсластило резкий вкус камамбера. Позже, сидя лицом к озеру на краю пристани, он долго смаковал яблоко — сладкое, как мед.

Засыпая в своем спальном мешке возле микроавтобуса «Вояджер», после финальной дозы наркотика, Тороп громко рыгнул, возблагодарив Творца за то, что Тот так щедро даровал ему — пусть на краткий миг — столько порядка, спокойствия, роскоши и неги.

<< | >>
Источник: Морис Дантек. ВАВИЛОНСКИЕ МЛАДЕНЦЫ. 2012

Еще по теме 17:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции