<<
>>

Глава 24

Проснувшись, я первым делом схватился за мобильник, лежащий рядом. Ага, шесть утра. Тютелька в тютельку проснулся. И только потом, все еще валяясь на кровати, поскольку на футоне мне спать не нравится, я начал медленно просыпаться.

Сон уходил, а голову заполняли мысли. Понедельник. Начало очень загруженной недели. Прием у Аматэру назначен на конец недели, а уже послезавтра меня ждут переговоры между старухой и Шмиттами. Причем на этом, независимо друг от друга, настояли обе стороны. И у тех, и у других для этого были свои резоны, но как по мне, могли бы обойтись и без меня. Во всяком случае, сначала договориться, а уже потом звать. Шмиттам я был нужен в качестве гарантии их прав и честности сделки – я же будущий наследник. А Атарашики… да бог ее знает. Шмитты со своим требованием успели первыми, так что, когда моего присутствия потребовала еще и Аматэру, я даже ни о чем спрашивать не стал.

У ворот школы я поймал себя на мысли, что слишком «ояпонился». Вокруг меня такие дела крутятся, такие планы строятся, а я совершенно спокойно иду учиться.

Я бы и рад избавиться от этого хомута, но на мое предложение «постоять в сторонке» Атарашики удивленно подняла брови и задала всего один вопрос:

– С чего бы это?

Но главное – то, что я лишь пожал плечами и поморщился. А теперь стою у ворот Дакисюро и не ощущаю, что ситуация хоть в чем-то дикая. Ну школа и школа. Оттарабаню, что уж там. Мне, кстати, еще сдавать экзамены сразу за этот год и за следующий. То ли Кенте плевать, что вряд ли, то ли он просто не контролирует меня в школе, что уже ближе к истине – да и зачем ему это? – в общем, об экзаменах я договорился достаточно просто. С замдиректора. Дамочка просто покачала головой и сообщила, что второго шанса мне никто не даст. Если провалюсь, буду, как все, ходить в школу.

Ей и невдомек, что мне проще будет уйти и на следующий год сдать экзамены в другую. Сразу на третий год. Уж Аматэру куда угодно примут. Хотя мне теперь и не нужна элитная, хватит и простого диплома об окончании старшей школы. Сложно представить идиота, который будет потом меня этим попрекать.

Охаяси у ворот что-то не видно. Наверное, сегодня запаздывают, и ждать предстоит мне, а не им.

– С-с-сакурай-кун… – Ко мне осторожно подошла Торемазу.

– Привет, красавчик! – поздоровалась ее подруга Макинами.

– Привет, Тори. И тебе не хворать, – глянул я на Макинами.

– Ярэ-ярэ, – покачала она головой, приложив ладонь к щеке. – До сих пор не верится, что Тори…

Тут она отскочила в сторону, с веселым «ха-ха» уворачиваясь от удара в печень.

– Зашибу, – пригрозила Акэти.

– Ой-ой, как страшно, – слегка наклонилась Макинами вперед. – Ладно, пойду я в класс. Воркуйте, голубки.

– Стой! – только и успела крикнуть ей в спину Торемазу.

– Бедная брошенная Тори-тян, – усмехнулся я.

– Я… я… я…

Опять ее переклинило. Но ничего. Сейчас придут Райдон с Анеко, и будет попроще. Ей. Мне-то без разницы, а вот Анеко и Торемазу сразу воспылали «любовью» друг к другу. На дне рождения Мизуки они больше друг с другом собачились, чем со мной и Райдоном общались. Рэй даже свалить хотел, но я ему не дал – не дело это бросать друга в беде. Кстати, Торемазу своим стилем общения сумела довести даже Анеко. Так-то та всегда следит за речью и если хочет кого-то опустить, то делает это двумя-тремя словами, а то и вовсе молча. Однако с Акэти такой финт не прошел, и после пары грубоватых высказываний в свой адрес Анеко тоже перешла на более прямолинейный стиль. До серьезных оскорблений, впрочем, не дошло. Хотя Тори тогда была подвыпившей, а как оно теперь будет, посмотрим.

– Привет, Син, – подошел Райдон.

– Синдзи, – улыбнулась мне Анеко.

На Торемазу она демонстративно не смотрела.

– Привет, ребята, – поздоровался я.

– Акэти-сан, – вежливо кивнул Райдон.

– Привет, – отмерла Тори.

Тон ее общения с Рэем был вполне нейтральным, а вот на Анеко она глянула с неприязнью. И, честно говоря, это лишь в первый раз за ними было забавно наблюдать, но постоянно находиться в центре конфликта радости мало.

– Забавные вы, девчата, – вздохнул я. – Но нам пора идти на уроки.

– Конечно, Синдзи, пойдем, – качнула головой Анеко.

Торемазу промолчала, но ей, по сути, и сказать было нечего. Со мной она все еще с трудом общается, а с Анеко – только цапается. Но мозгов не начинать конфликт на пустом месте ей хватило. Блин, знал бы, чем это все кончится, не приглашал бы Акэти в нашу компанию. Я нормально к ней отношусь, однако с Анеко знаком гораздо дольше, и мой выбор очевиден. Но при этом я, скорее всего, сильно обидел бы Торемазу, хотя она мне ничего не сделала. Да уж, попал на ровном месте, как говорится.

Самое интересное началось, когда Аматэру стала рассылать приглашения уже на свой прием. О-о-о… Рождение наследника Кояма? Взрыв у ворот Дакисюро? Взрыв в центре города? Все это ерунда по сравнению с тем, что началось после этого. Так Атарашики еще и рассылала свои приглашения не все сразу, а небольшими порциями. Даже школа бурлила, а что происходило в среде взрослых аристократов, даже представить сложно. А ведь они еще не знали, в честь чего мероприятие.

– Кого-нибудь пригласили на прием Аматэру? – спросил Тоётоми на обеде. – В смысле из родни. Про нас с вами молчу.

– У меня отец круги по кабинету наворачивает, – произнес Вакия. – Приглашения нет, а очень хочется.

– Я не в курсе, – пожал плечами Мамио.

– Ну ты прям совсем… – покачал головой Тоётоми.

– У отца с дедом есть по приглашению, – ответил Райдон.

– Повезло им, – заметил Вакия.

– Да что такого в этом приеме-то? – спросил Мамио.

– Его устраивает Аматэру, – удивленно посмотрел на него Тоётоми.

– И что? – все еще не понимал он.

– Это очень редкое событие, – произнес Рэй. – Очень. Участием в нем можно потом годами хвастаться.

Не напрямую, конечно, но упомянешь о таком в разговоре, и твой собеседник сразу поймет, что ты из высшей аристократии.

– То есть, по умолчанию, чуть выше? – уточнил Мамио.

– Ну да, примерно, – ответил Райдон. – Не то чтобы выше, те же Тоётоми, – бросил он взгляд на Кена, – вряд ли ниже Охаяси. Может, и послабее, моложе, меньше влияния, но точно не ниже. А когда сама Аматэру выбрала твоего собеседника, а не тебя, это напрягает. Все-таки знатнее этого рода у нас в стране только императорский. Да и в мире таких всего девять. Сложнее попасть на прием лишь к самому императору. Даже его родня устраивает вечеринки чаще. А сам он… – задумался Рэй. – Кроме редкости таких событий, туда еще и приглашают в основном имперскую аристократию.

– Ясно, – произнес Мамио, возвращаясь к еде.

– Странно, что родню Кена не пригласили, – произнес Вакия.

– Время еще есть, – вздохнул Кен.

Признаться, не думал, что моих друзей так проймет. Как-то даже неловко теперь говорить, что у меня приглашение уже есть. А ведь они узнают об этом. Могут и обидеться. Надо будет потом поговорить на этот счет со старухой. К тому же Вакия и Укита – свободные рода, и с учетом моих планов, пусть и далеких, по созданию клана, таких людей надо начинать привечать уже сейчас. А вдруг удастся затащить их в будущий клан Аматэру?

– Мамио! – подскочила к парню пацанка Такахаси.

– Здравствуй, Мамио, – подошла фиолетововолосая Корэмунэ.

– Отцепись уже от него! – воскликнула стоящая рядом с Корэмунэ брюнетка Цугару.

Интересно, кто там еще на подходе? Я четко чувствую мелькающее внимание.

– Привет трем дурным сестрам! – услышал я голос Мизуки. – А вы вовремя. Я как раз успела уже устать от разговоров о приеме Аматэру, – встала она между Корэмунэ и Цугару, положив им руки на плечи. – Пора позабавиться.

Мамио бросил на рыжую благодарный взгляд. Похоже, он все-таки медленно излечивается, раз эта троица начинает его напрягать. Раньше он принимал все стоически, как будто так и должно быть.

– Мы не собираемся вас развлекать, Кояма-сан, – произнесла Корэмунэ, пытаясь убрать руку рыжей со своего плеча.

– Да кто ж вас спрашивает? – усмехнулась Мизуки. – Ну-ка, блонди, сбегай нам за стульями.

Такахаси откровенно растерялась.

– Увы, но нам пора, – все-таки справилась Корэмунэ с рукой Мизуки. – Всего хорошего.

Вслед за ней ретировались и Такахаси с Цугару, которую Мизуки спокойно отпустила.

– Пф, бесят, – фыркнула Мизуки, когда троица девчонок отошла подальше. После чего обернулась к нам и весело спросила: – Ну, кто идет на прием к Аматэру?

Спросила, явно не ожидая ответа. Если уж туда взрослые аристократы не все попасть могут, то куда уж нам, детишкам, соваться?

– Я.

Мой ответ был для всех неожиданным. Разве что Мамио глянул на меня лениво. Райдон смотрел с удивлением, а вот лица остальных выражали попытку осознать услышанное.

– Но как? – спросил Тоётоми.

– Син… – робко подала голос Анеко.

– Извини, Анеко-тян, – посмотрел я на нее, изобразив грустную улыбку. – На этот раз не получится.

– И…

– И с кем ты пойдешь? – опередила ее Мизуки.

– С тобой, – усмехнулся я.

– Со мной? – удивилась она.

– Вы еще даже не договорились? – попыталась не показать разочарования Анеко.

– Меня попросили, чтобы это был кто-то из Кояма, – пояснил я. – А так как с Шиной у нас не все ладно, остается только Мизуки.

– И наши троюродные сестры, – заметила рыжая.

– Но я их практически не знаю.

– Понятно, – протянула Анеко.

По поводу моего присутствия на приеме у Атарашики с Кентой возник небольшой спор. Они оба знали, в честь чего он организуется, и у Кенты не было желания допускать туда меня. Причем настолько, что он же первым упомянул обо мне в разговоре. Так-то старик и не узнал бы об этом до последнего. С чего он вообще обо мне решил упомянуть, тоже вопрос. Сильно сомневаюсь, что он может даже догадываться о моем будущем принятии в род Аматэру. Видимо, боялся, что Атарашики решит сделать ему пакость напоследок… Хотя нет, в таком случае надо быть уверенным, что он за мной охотится… С другой стороны, старуха сама упоминала об этом в разговоре со мной, так что предполагать она может… Короче, не знаю.

И Атарашики призналась, что тоже не знает. Наверное, Кента просто перестраховывается. В общем, он против того, чтобы выходящая из клана Аматэру приглашала меня на мероприятие в честь этого выхода.

Однако быть на приеме, по мнению Атарашики, мне очень желательно. Лично я считаю, что и плевать на старика, но Аматэру… скажем так – решила не рисковать. Слишком долго она жила с мыслью, что род на грани, и лишние риски ей не нужны. А вдруг Кояма меня решат похитить? Это ее слова. Уверен, умом она понимает, что это бред, оттого и не оставила идеи моего присутствия на приеме, но подстраховаться решила. Сначала изобразила перед Кентой, что хочет сделать ему пакость, а потом пошла на консенсус, предложив, чтобы моей спутницей был кто-то из Кояма. О, как он потом уговаривал меня взять Шину или Мизуки, в крайнем случае – кого-нибудь из сестер Ренжиро. Мол, клану и роду это будет крайне выгодно. Мы будем благодарны, пожалуйста, выручи. Даже сына на меня натравил. Впрочем, Акено был не очень настырен, просто попросил пригласить одну из его дочерей. А если вдруг у меня другие планы, то и ладно. Атарашики, в свою очередь, тоже звонила по этому поводу, но вот она как раз просто поставила меня перед фактом. Или так… или все равно так.

После школы мне вдруг оказалось нечем заняться. Шмитты, благо народу у них в семье полно, не только решали вопрос о вступлении в род Аматэру в качестве слуг, но и продолжали подготовку к Малайзии, полностью взяв ее на себя. Если раньше я еще кое-где был нужен, то теперь процесс пошел по накатанной. Оставались чисто мои дела, связанные с бизнесом, но я просто связался с Нэмото и Танакой, и они заслали мне курьера с бумагами, которые я и просматривал у себя в особняке, попивая кофе. А уже поздно вечером со мной связалась Атарашики.

– Нужна твоя помощь по списку гостей, – сообщила она с экрана монитора.

– А я-то тут при чем? – слегка удивился я. – Тебе в любом случае виднее.

– Список гостей уже составлен, – кивнула она. – Но это с моей стороны. Возможно, у тебя на уме тоже есть кто-то, кого бы ты хотел там видеть.

– Вот так просто? – приподнял я бровь.

– Не совсем, – ответила она. – Не больше десяти человек. Твой список я просмотрю и не факт, что полностью одобрю. Смотри в будущее. Не стоит выбирать тех, кто просто тебе нравится. Желательно, чтобы это были люди из разных родов. Очень скоро тебе придется налаживать много контактов, а после твоего вступления в род приглашенные тобой поймут, кому они обязаны присутствием на приеме. Пока что они получат его от моего имени.

– С чего ты взяла, что поймут?

– Неужто у тебя мало знакомых, которые иначе никак не могли бы туда попасть? – усмехнулась Атарашики. – Ты вроде ведешь какие-то дела с Отомо Акинари, он туда точно попасть не сможет. Молодежь, если они не наследники, я не приглашаю.

– Акинари – наследник.

– Он сын наследника, – поправила она меня.

– Ясно, – задумался я. – По правде говоря, я действительно хотел поговорить с тобой на этот счет.

– Это упрощает дело, – произнесла Атарашики. – Завтра утром жду твой список.

– Договорились, – кивнул я. – Только вышли мне свой.

– Само собой.

Дождавшись высланного на почту списка, принялся его изучать. Что ж, фамилии в нем внушают. Даже император с наследником присутствуют. Я, когда это увидел… скажем так, оказывается, я и сам до конца не понимал, насколько этот прием престижен. Всякие монстры имперской аристократии присутствуют, Охаяси с Кояма понятно… а вот Тоётоми она все-таки не пригласила. Свободных родов Вакия и Укита тоже нет. Из них в списке вообще только род Накатоми. Те самые, которые нейтралы и держат отель, где жили мои родители. Хотя после возвращения с того света они опять там живут. Хм, Чесуэ тоже есть. Из клана Памью только он и глава клана с наследником. О, а клана Токи, у которого я купил верфь, нет. Ну да, не по чину этим «малолеткам». Хотя их грузовые линии могут сильно помочь в будущем. Клана Бурухато тоже нет. Именно оттуда лидер группы «Интер». С одной стороны, можно и пригласить, а с другой, как бы и незачем. Они действительно средненькие по всем статьям.

Так, ладно, кого бы выбрать? Кстати, да – приглашения у меня на одну персону, а не на род или клан. Так что поехали. Укита и Вакия по одному приглашению, Тоётоми – два, пусть будут Токи, тоже два приглашения, Райдон и Отомо Акинари. Остается еще два места. И кого выбрать? Бурухато? Я хорошо отношусь к Роко, но его родня и правда… посредственна. Если надо, они сами к Аматэру прибегут. В принципе, у меня еще хватает вариантов, но они так или иначе уже присутствуют в списке приглашенных, либо никто ничего потом не поймет. Воспримут как должное. Хм, одно приглашение можно отдать Тачибана. Их сейчас крайне мало, и самый старший из них – восемнадцатилетний юнец, так что в список Аматэру они не попали. Со мной их никак не свяжут, но плюсик в иллюзии, что я непричастен к их выпилу… Да нет, бред. Слишком сложная комбинация, да и сделали мы все грамотно, не выйдут на меня. Да бог с ним, лучше меньше, да лучше. Не обязательно тратить абсолютно все приглашения.

Составив свой собственный список, отправил его Атарашики и почти сразу получил ответ – Райдона нужно вычеркнуть. Слишком явная связь. Жаль, конечно, но ладно. Заодно сообщил ей, что я против главы рода Ямана, благо в списке он был, но приглашения ему еще не выслали. Мстительный старый хрыч, ставящий палки в колеса. Уж он-то точно поймет потом, почему его не пригласили. Обидел его, видите ли, полицейский. Косячить меньше надо. Может, Урабэ пригласить? Да нет, не стоит. Это явно как глумление потом будет выглядеть. Мне даже немного жаль Иори – он, конечно, тот еще засранец, но такой облом словить на ровном месте разве что врагу пожелаешь. Я же, как ни странно, несмотря на все его пакости в мою сторону, не настолько сильно злюсь на него. Да и плевать мне на него по большому счету.

Сам прием проводился в пятницу вечером, и не в знаменитом онсэне Аматэру, а в городе Токусима, что на острове Сикоку. Том самом, что не так давно, по историческим меркам, был полностью под родом Аматэру. Они не объявляли его своими родовыми землями, но властвовали там абсолютно. Правда, опять же, недолго, пока шла война Мейдзи и Токугава. Ну и после немного. До сих пор для местных род Аматэру – это не что-то мифически-древнее, чем страна должна гордиться, но сам ты никогда не увидишь, а вполне себе конкретный род, оказывающий покровительство местным жителям. Легкое покровительство. И цены в онсэнах пониже, и многие праздники спонсируются Аматэру, и всякие там приюты и фонды. В общем, тут род старухи знают, ценят и уважают.

Есть здесь у Аматэру и родовые земли. Приличный такой кусок родовых земель. Сам город расположен у моря, вдоль реки, и сверху похож на вытянутый наконечник стрелы. А на юго-востоке, прямо посреди плотной застройки, находится то ли большой холм, то ли маленькая гора, заросшая деревьями, но именно она полностью и является родовыми землями. Этакий мини-лесок посреди города. С южной стороны у подножия холма расположилось поместье, куда ближе к вечеру и начал стекаться народ.

– Что-то мне как-то не по себе, Син, – произнесла рыжая, когда мимо нас прошли главы Тайра и Мононобэ.

Народ вокруг вообще собрался тот еще. Это вам не просто представитель влиятельного, древнего или могучего рода, тут курсировали настоящие мастодонты – главы и наследники тех самых родов. А скоро и сам император с сыном пожаловать должны.

– Это всего лишь люди, – успокоил я ее тихо. – Ты вот считаешь себя небожительницей?

– Да как-то, – покосилась она на стоящих неподалеку отца и сына Кагуцутивару, – не очень.

Кагуцутивару – род с так называемым «божественным происхождением». И один из немногих в Японии имеющий в своем составе Виртуоза. К тому же именно из этого рода уже третье поколение подряд выходят все министры финансов нашей страны. Эти двое, кстати, являются и тем, и другим. Старший – старейшина рода и Виртуоз, а младший – глава рода и министр, умудрившийся добраться до ранга Мастера. Первому восемьдесят лет, второму шестьдесят.

– Вот видишь, – усмехнулся я еле заметно. – А ведь за теми стенами, – покосился я на монументальный забор, опоясывающий всю территорию родовых земель, – находится целый город, где каждый именно так тебя и назовет. Все познается в сравнении, но, несмотря ни на что, мы не перестаем быть просто людьми.

– Ты это им скажи, – покосилась она на Кагуцутивару.

– Думаю, они согласятся со мной. Если не зазнавшиеся дураки.

– Таких много, – поежилась она.

– Главное, – улыбнулся я, – что они смертны.

– Давай о чем-нибудь другом поговорим, – нахмурилась Мизуки. – Пока что зазнавшийся идиот рядом со мной стоит.

– Уела, – усмехнулся я. – Есть у меня такой грешок.

– О, папка, – заметила она вновь прибывших гостей. – Пошли к ним.

Под «ними» она имела в виду отца и деда. Кента величественно вышагивал на пару с мужественным Акено. Вместе они выглядели достаточно значимо, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что клан Кояма силен и уверен в себе.

– Ну, поздороваться с ними придется, – согласился я.

– Только поздороваться? С ними всяко спокойнее будет.

– Я понимаю, – повел я ее к родне, – что тебе здесь не нравится, и мне правда жаль, что тебе пришлось пойти со мной, однако я пришел сюда не для того, чтобы стоять под боком у твоего отца. Ты уж прости, рыжая, но такой шанс представляется очень редко.

– Да понимаю я все, – хмурилась она. – Понимаю.

– Надо было кого-то из сестер Ренжиро пригласить, – вздохнул я.

– Извини, – пробормотала она. – Не волнуйся, все нормально. Я не подведу.

– Конечно не подведешь, – улыбнулся я. – Ты ведь Великая Рыжая.

– А то, – вздернула она носик.

Интересно, это на нее так большие шишки повлияли или просто не уверена в себе? А может, это отголоски отношения к ней в клане? И ведь не спросишь, неловко как-то.

– Кояма-сан, Акено-сан, – поклонился я.

А вслед за мной поклонилась и Мизуки. Чуть ниже меня. Как бы говоря этим – «папа, деда, извините, но сегодня я не с вами». Похоже, рыжая наконец взяла себя в руки.

– Здравствуй, Синдзи, – кивнул Акено и улыбнулся: – Привет, Мизуки. Ты как, малышка?

– Нормально, пап, – ответила она.

– Я знаю, как ты не любишь такие сборища, но ты уж потерпи сегодня, – не отрывал он от нее взгляда.

– Да нормально все, – повела она плечом. – Если что, Син огребет.

– Ну спасибо, – усмехнулся я.

– Вот только давайте без «если что», – краем губ улыбнулся Кента.

– Мы постараемся, Кента-сан, – качнул я головой.

– Или убежим, – вставила Мизуки. – Местное старичье фиг нас догонит.

– Ну спасибо, – повторил за мной Кента.

Постояв для виду с Кояма, отправились гулять дальше. Мизуки все-таки расслабилась и уже не была такой зажатой, в результате чего мне было предложено осмотреть поместье.

– А то надоело уже тут, – надулась она. – Ходим по двору как болванчики. Говорят, внутри этой горы, – произнесла она таинственным шепотом, – Аматэру веками хранили свои сокровища.

– Я на гору не пойду, – помотал я головой.

– Да я тоже, – повела она плечом. Это у нее такой аналог взмаха рукой. Во всяком случае, судя по тону, если бы мы были в другом месте, она точно махнула бы ладошкой. – Но поместье осмотреть надо. Что я буду Шине рассказывать?

– Ну раз надо – пошли, – вздохнул я.

Думается мне, если зайдем куда-нибудь не туда, местная охрана вежливо укажет нам на это. Пропустить что-то важное я не боялся, так как точно знал, когда все начнется. Мизуки тоже не волновалась. Как потом выяснилось, важные вещи никогда не начинали раньше определенного промежутка времени после официального начала приема. Давали, так сказать, время на адаптацию. Ну и пообщаться с окружающими.

В целом ничего интересного здесь не было. Для меня. А вот рыжей на удивление понравилось. Повосхищалась древними столбами, которые когда-то были воротами, полюбовалась местным прудом с карпами, пропищала что-то пару раз, гладя шипастый каменный шар, стоящий за главным корпусом поместья. Как потом выяснилось, это древний артефакт слежения, который в современных реалиях был не актуален, а вот как антиквариат очень даже. Встречали мы и других гостей, которые, как и мы, гуляли по поместью. Кто-то осматривался, кто-то беседовал, не обращая внимания на окружающую обстановку. Ну а где-то за полчаса до назначенного срока Мизуки сама потянула меня обратно во двор.

Вернувшись к основной массе людей, я почти сразу увидел деда Мамио, гордо стоящего в одиночестве, и Отомо Акинари, стоявшего в компании своего отца и деда. Само собой, все они пришли сюда с дамами. Первым делом решил пообщаться с Укита Коусеем. Раз он один, не придется влезать в разговор или ждать удобного случая.

– Укита-сан, – поклонились мы ему с Мизуки. – Позвольте представить вам Кояма Мизуки.

– Укита-сан, – поклонилась она еще раз.

– Здравствуйте, дети, – кивнул он нам. – И как вам здесь?

– Необычно, – ответил я.

– Необычно? – дернул бровями Укита. – Да, пожалуй. Я долго живу на свете, но в первый раз попал на столь представительный прием.

– В первый? – удивился я.

– Я встречался почти с каждым из них, – окинул он взглядом пространство. – С большинством. Но видеть их всех в одном месте мне не доводилось. Странно, не правда ли? – посмотрел он на меня.

– Мало ли? – пожал я плечами. – Все-таки вы не последний человек в стране.

– Тут мало быть не последним, – усмехнулся он. – Когда ты возобновишь тренировки с моим внуком? – резко сменил он тему.

– Даже не знаю, – вздохнул я напоказ. – С безопасностью все нормально, но вот времени почти нет.

– Мне нравится результат, – произнес он. – Так что считаю, что не прогадал с твоим предложением.

– До идеала пока далеко, – чуть качнул я головой.

– Я вижу изменения в нем, а это уже радует. Признаться, на столь быстрый результат я не рассчитывал.

– Признаться, я тоже, – чуть усмехнулся я. – Мамио-кун далеко не безнадежен.

– Надеюсь на это, – кивнул Укита, после чего вновь неожиданно сменил тему: – Аматэру-сан умеет удивлять. Если когда-нибудь тебе все же понадобятся генераторы Укита-Групп, можешь смело обращаться.

– Благодарю, Укита-сан, – слегка поклонился я.

На самом деле довольно странные слова. Неужто он догнал, кто посодействовал ему с приемом? Да нет, с чего бы? Рановато. Но предложение обращаться… Скажем так, если мне потребуются его генераторы, то купля-продажа будет вестись стандартными методами. Мне совсем не обязательно обращаться к нему лично. Не факт, что он вообще узнал бы об этой сделке. Разве что из отчетов. Так что, скорее всего, он намекнул на благодарность за Мамио.

Минут через пять разговора старик стрельнул глазами куда-то в сторону, после чего вежливо закончил разговор. Ну и я не стал ему досаждать лишний раз, отправившись с Мизуки дальше. К слову, несмотря на свой активный характер, рыжая вела себя идеально. Не лезла в разговор, когда надо – поддакивала, выражала нужные эмоции в нужных местах. Не просто мелкая, ничего не понимающая дурочка, а настоящая партнерша и отличная спутница. Но вот скучно ей было наверняка.

– И что мы тут стоим, Син? – спросила она тихо, продолжая улыбаться на публику. – Пойдем лучше к нашим.

– Сейчас увидишь, – ответил я так же тихо.

После чего все же поймал взгляд Акинари и, слегка довернув голову, чуть улыбнулся. Правильно поняв намек, он что-то произнес, поклонился и на пару с Матарэн Хидеми, своей невестой, покинул общество отца и деда, беседующих с наследником и главой клана Абэ.

– Сакурай-кун, – вздернул нос Акинари, – рад тебя видеть. Кояма-сан, – кивнул он ей.

– Отомо-кун, – произнес я с тем же апломбом, что и он. – Приятно видеть тебя здесь, Матарэн-сан, – кивнул я ей.

– Мальчишки, – фыркнули девушки одновременно, после чего, переглянувшись, тихонько засмеялись.

– Ну как тебе тут? – спросил Акинари.

– Да как обычно, – вздохнул я. – И чего все норовят спросить об этом?

– Ну так… – кивнул он себе за спину. – Не каждый день такие сборища происходят. Я вообще жутко удивлен, что оказался здесь. Так еще и тебя встретил. И не только… – замер он неожиданно, глядя прямо на меня. – Да нет, бред, – мотнул он головой. – Как думаешь, есть у нас время осмотреть поместье?

– А мы уже, – вздернула носик Мизуки.

– Счастливчики, – вздохнул он. – А меня по всему двору таскали, хвалясь, какой у них наследник растет. Это приятно, конечно, но крайне утомительно.

Я так понял, хвалились они именно тем, что Аматэру выделила его отдельным приглашением.

– Это да, – покивал я. – Лучше бы хвалились, какая у их наследника прекрасная невеста.

– А то, – покивал он вслед за мной. – Стоп. А как же тогда я?

– А ты перетопчешься, – хмыкнул я. – Пока третья часть…

– А, так вот оно в чем дело, – протянул он, прервав меня. – Надо будет посоветоваться с маркетологами. Может, и стоит затянуть это дело.

– Так вот как оно все делается, – покачал я головой.

– Мальчики, – подала голос Матарэн, – кажется, начинается.

В этот момент на веранду особняка вышла Аматэру. Я, кстати, так и не смог с ней поздороваться, слишком уж большие шишки с ней общались. Выйдя на всеобщее обозрение, она подождала, когда к ней подойдет Кента, а мы, гости, начали стекаться поближе к этой парочке. В первых рядах, к слову, стоял сам император. С ним, по понятным причинам, я тоже не общался. Слишком уж наглым выглядела бы подобная моя попытка. К этому бойкому улыбающемуся старичку просто так не подкатишь. И ведь не скажешь, что это Мастер-универсал, который со своим камонтоку может раскатать большую часть Виртуозов мира. Один на один. С виду – ну прям маленький добрый дедушка.

Тянуть резину Аматэру не стала, да и гости собрались достаточно быстро. Сделав небольшой шаг вперед и оставив Кенту чуть-чуть позади, Атарашики скрестила ладони у пояса.

– Приветствую всех, пришедших сюда сегодня. И благодарю за оказанную вашим приходом честь, – начала она и слегка поклонилась. – Сегодня я хочу объявить о знаковом событии. Событии, о котором я задумывалась уже давно, – и, немного помолчав, продолжила: – Не буду отнимать ваше время и скажу как есть: род Аматэру выходит из клана Кояма.

В моей жизни случалось всякое, бывало и такое, что можно охарактеризовать как «это было как взрыв». Но не здесь и не сейчас. В этот момент окружающие словно подняли волну, которая через несколько секунд снова затихла. Вал шепота, переходящего в полный голос, плавный переход обратно на шепот и вновь тишина. Но проняло всех. Это было понятно и по лицам, и по доносившимся до нас словам.

Даже Акинари тихонько выразил свое отношение к услышанному.

– Охренеть…

Но вот на двор снова опустилась тишина, и Атарашики, подождав еще несколько секунд, продолжила:

– Причины подобного поступка просты, – еще одна небольшая пауза. – Мой род угасает. Кто бы что ни говорил, пытаясь меня успокоить, но факт остается фактом, и я не могу его игнорировать. Род Аматэру на грани. Увы. Это не значит, что мы сдались. Аматэру, – чуть подняла она голову, – будут бороться до конца! Однако нельзя пребывать в благостном заблуждении, а я трезво смотрю на реальность. К сожалению, мой род может пресечься. И если это случится, на клан Кояма, с которым мы связаны не одну сотню лет, не должна пасть тень. Они помогали до конца. Посему, если мы и исчезнем, это будет только наша вина. Мы не собираемся рвать связи с бывшим кланом, но далее наши пути расходятся.

Ай да старуха! Или это Кента? Не важно. Атарашики всего несколькими словами сняла с Кояма всю ответственность, снизив репутационные потери до минимума. Понятное дело, люди будут говорить о том, что это Кояма довели… точнее, позволили дойти до такого состояния великому роду, но теперь – просто так сложилось. Судьба. А Аматэру вроде как не хотят (даже я заговорил о них во множественном числе), чтобы кто-то посчитал виновным Кояма, если род исчезнет. Просто потому что, если часть – особенно такая часть – твоего клана исчезла с лица земли, по умолчанию виноват клан. И ладно если род был уничтожен во время войны, да еще и начали не вы, тут еще можно отмазаться, хотя, опять же, не в случае, если погибли Аматэру. Но коли такой род исчезнет в мирное время… На самом деле, если забыть про передачу камонтоку и целую прорву желающих стать наследником Атарашики, у Кенты и правда нехилая такая бомба лежала под боком. А ведь старуха могла и не успеть. Неожиданный инфаркт, и у Кояма целый ворох проблем. Опять же, если бы это был другой род, все козыри были бы у Кенты… Хотя не совсем. Кояма во многом уникальны, в том числе и тем, что в клане целая куча родов во много раз старше главного. После потери Аматэру Кенту бы ждали огромные проблемы, но и потеря других родов ему может нехило аукнуться. Если бы они с Атарашики не договорились, думаю, ему пришлось бы уйти на покой, передав главенство Акено. А так он еще побарахтается.

Правда, остается момент с общей глупостью подобного решения. В свете озвученных причин, конечно. Ведь выживать, как ни крути, проще в клане, а если уж твой род и исчез, то репутация Кояма будет последним, о чем ты будешь беспокоиться. Но и тут Атарашики может элегантно вывернуться. Ведь она женщина. Глупая, слабая женщина, которой позволено чудить и ошибаться. Это мужчину обзовут идиотом, а женщину… Ну что с этого племени взять, право слово? И я все же склоняюсь к тому, что это ход Аматэру. Ведь теперь, дабы избавиться от остатков негативной репутации, клану Кояма придется даже помогать роду Аматэру. Может, и не всецело, но по мелочи точно. Хитрая старая карга. И Кенте помогла, и про себя не забыла.

– Как же так, Син? – с расширенными глазами спросила тихо Мизуки. – Как же так?

– Я просто в шоке… – пробормотал Акинари. – Будет теперь о чем внукам рассказать.

– Время покажет, – произнес я. – Да и Аматэру, думаю, еще всем покажут.

<< | >>
Источник: Николай Метельский. Срывая маски. 2018

Еще по теме Глава 24:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование
  18. Глава 13 За знакомство
  19. Глава 15 Надя