<<
>>

Глава 17

Я стоял в углу одной из комнат, в которой находилась дверь в серверную и центр СБ квартала Тачибана. Стоял так, чтобы дверь в подвал была в прямой видимости, а сам я не попадал в объектив камеры.

Эх… Вспомнить расположение стен и лестниц, сосредоточиться… «Скольжение»! С изнанки мира я вышел в нескольких сантиметрах над ступеньками, но, сжав зубы от боли, особенно сильной, так как всего несколько минут назад я точно таким же способом проник в дом, все же устоял на ногах и не сверзился вниз.

Одет я был на манер какого-нибудь спецназа моего родного мира. Все черное, подсумки, две кобуры с пистолетами, тканевая маска с прорезью для глаз, за спиной штурмовая винтовка. В такой экипировке меня фиг опознают. Точнее, Карлика во мне не узнают. Хотя если кто-то надумает себе, после чего упрется рогом, то ему и доказательства будут не нужны. О камерах я скоро позабочусь, но мало ли. У тех же Токугава хватило и обычного взрыва, который я и устроил-то постольку-поскольку – там мне скрытность после дела была особо не нужна.

А вот здесь все совсем иначе. Бэкапы, флешки в камерах, другие способы сохранить информацию, мне нужно было предусмотреть все, и самое простое – это тупо отключить систему на время действия нашей с Шотганом группы. Ну и качественно зачистить все, что было записано до этого. И дело даже не в том, что я мог попасть в объектив камер, а как раз наоборот. В некоторых местах мое появление будет выглядеть очень странно. Если же все представить так, что работали изнутри, то, например, появление неизвестного прямо в центре связи СБ будет выглядеть не так странно.

В конце спуска в подвал меня поджидала бронированная дверь с небольшим, метра три, коридорчиком перед ней. И если там нет камеры, то я уйду в дом престарелых. Сейчас наступит самый опасный для меня момент – надо будет совершить «скольжение» и оказаться четко за дверью, рядом с которой вряд ли есть какие-то препятствия.

Увы, но внутри я не бывал и, что находится за дверью, не знаю. У Токугава было немного проще. Что ж, приготовились, собрались, и вперед… Стоп. Сначала три «фокуса» накинуть, и вот теперь вперед.

Выйдя из «скольжения», тут же врубил «отвод глаз» и недолго думая пристрелил ничего не подозревающих операторов. Было их всего трое, и все сидели на своих местах перед кучей мониторов. Со стороны должно выглядеть так, будто сюда зашел свой человек и тупо убил не ожидающих такого эсбэшников. Ладно, с этим разобрались, пора идти дальше по списку.

Достав флешку, вставил ее в один из USB-портов местного компа. Дабы не морочиться на месте, у меня уже давно припасен проверенный вирус, так что осталось только его запустить. Но это чуть позже. Оглядев экраны в комнате, показывающие все, что творится в округе, принялся ждать. Нужно правильно подобрать время для активации газовых мин и блокировки МПД. Причем сначала первое и лишь потом второе. Так как газ действует не сразу, необходимо немного подождать, пока обычная охрана и охрана в МПД не окажется в нужных местах. Благо патрули очень четко следуют заданному маршруту.

Так. Первый пошел. Ждем. Еще чуть-чуть. Второй сигнал пошел. А вот теперь запускаем вирус, даем еще один сигнал, на этот раз Шотгану, ждем еще три секунды, вынимаем флешку и ускоряемся. Времени немного, так что надо поторопиться. Выскакиваю из дома и несусь к первому в нашем списке охраннику в МПД. Из-за поворота одного из домов появляется Хонда, одетый так же, как и я, только у него вместо пистолетов и винтовки дробовик, на который надет глушитель. К первому МПД подбегаем одновременно, Шотган поднимает руку, в которой зажат подавитель, и молча кивает мне, после чего я начинаю стрелять в охранника плазмой. Если кто не понял, заблокирован только МПД, а в нем сидит вполне себе живой бахироюзер, ранг которого нам не известен. Оставлять таких людей за спиной не стоит. По итогам забега были уничтожены все тридцать три МПД, причем вторая смена, сидевшая в аналоге технического ангара в подвале одного из домов, успела все там разгромить, пытаясь бахирными техниками вскрыть свои же МПД.

Собственно, их облачения я и ждал. Они же там не сидят все время внутри доспехов. В общем-то старались не только они и не только вскрыть; один, например, тупо пулял «огненные шары» в воздух, рассчитывая… да не важно уже на что. В общем, многие пытались сделать хоть что-то, но именно в «ангаре» последствия выглядели наиболее эпично. Ну а те, кто был на улице… Скажем так, далеко не факт, что они все как один восприняли данную ситуацию как нападение. Мало ли что случилось с их техникой? Короче, выбраться пытались многие, но не все. И лишь закончив с зачисткой местности, а убивали мы только парней в МПД, замечу, почти полностью потратив запасные заряды с плазмой, мы с Шотганом направили свои стопы в особняк Тачибана.

В коридоре, заметив, как Хонда поднимает свой дробовик, я остановил его, положив руку на плечо.

– Ты ведь говорил, что заучил все фотографии наизусть. Это всего лишь служанка, Шотган, и я надеюсь, что ты не превратился в тупое зверье. Непричастных и детей не трогаем. Ведь так?

На что он, постояв, еле заметно вздохнул и, мягко поведя плечом, освободил его из моей хватки.

Народу в доме собралось под сотню, и далеко не все из них были Тачибана. И слуги были, и гости, и охрана была. Так что нам пришлось вглядываться в лицо каждого, перед тем как отправить пулю в лоб. Или горсть картечи в случае Шотгана. После себя мы оставили дом ужасов, и мне было неприятно представлять, каково будет очнувшимся детям, но уж лучше так… Хонда, кстати, не сорвался и никого лишнего не прихлопнул.

То, что началось на следующий день в СМИ, описать довольно сложно. Им явно запретили освещать данный инцидент. Подробно освещать. Вот репортеры и изгалялись, пытаясь показать, что новость вроде и будничная, но при этом – о-го-го! Простой обыватель разве что головой покачает от столь вопиющего зверства, а вот человек, знающий об аристократии чуть больше, поцокает языком и начнет рассуждать об очередном кровавом конфликте между аристо. Я же… Ну а я учился в Дакисюро и наслушаться успел много чего.

Никакой конкретики, одни предположения, кое-кто даже связывал резню у Тачибана с недавним взрывом у ворот школы, но в основном детишки сошлись на том, что это нечто другое. Все-таки никто из младшего поколения Тачибана не умер, так что попытка взорвать кого-то выглядела довольно странной. А уж если вспомнить, что никто из них в Дакисюро не учился, то и вовсе глупой. Правда, местные ученики не обязаны поименно знать всех, кто учится с ними, так что и такие предположения все же были. Причем споры не утихали уже несколько дней.

– Вам, часом, не запретят ко мне ездить? – спросил я Охаяси на обеде. – А то что-то эта тема не торопится утихать.

– Где мы и где Тачибана? – пожал плечами Райдон.

– У нас с ними не было никаких дел, – пояснила Анеко. – Так что я сильно сомневаюсь, что данный… инцидент нас затронет. – Да и если бы родители о чем-то таком задумывались, уже запретили бы.

– А вот у меня отец вел с ними дела, – вздохнул Вакия. – Теперь, боюсь, его пару недель дома точно не будет.

– Все так серьезно? – приподнял я брови.

– Ну… кхм… – прочистил горло Тейджо, оглянувшись по сторонам. – Скажем так, бесхозное дело само к рукам не прилипнет. Сейчас вообще все, кто вел с ними дела, суетятся. Ну, в смысле бизнес.

Показательный момент. И то, что он при мне об этом упомянул, и то, что при остальных наших друзьях. Из нашей компашки сейчас отсутствовала только Мизуки, если ее вообще можно к нам причислить. Все-таки она как кошка – то здесь, то там, никому не «принадлежит».

– Слушай, – посмотрел на него Тоётоми, – может, ты тогда слышал что-нибудь большее, чем… – покрутил он ладонью, – слухи.

– Не-а, – кинул он в рот небольшую сосиску в виде осьминожки. – Отец сам в недоумении, – добавил он, прожевав. – Может, он что-то и знает, но явно маловато.

– Любопытно, – покачал головой Тоётоми. – Мой отец и вовсе сказал не лезть в это дело.

– Дед сказал, что это, скорее всего, имперцы, – произнес Мамио, имея в виду имперскую аристократию.

– Вроде как с кланами Тачибана почти не вели дела, а из свободных родов – из тех, кто такое может потянуть, – никто и никогда с ними не конфликтовал.

– Ну, справедливости ради, конфликт мог быть и незаметен, – пожал я плечами.

– Приведший к подобному результату? – усмехнулся Тоётоми.

– Это и правда маловероятно, Син, – заметила Анеко. – Из-за ерунды такие акции, да еще, похоже, и показательные, не проводят, а все остальное скрыть от общественности довольно сложно.

Дети – с их малым опытом. Впрочем, кому как не им знать, что разведка аристо бдит, и у детишек вполне могло сложиться впечатление, что уж такое-то скрыть не удалось бы никому. А вот то, что жизнь жестче, чем им кажется, и то, что показательной акция могла быть, чтобы замести следы, они могли и не учесть. Хотя в целом Анеко все же наполовину права – причина такого поступка у меня была довольно серьезной. Не каждый день тебя хотят превратить в ничто, отняв вообще все, что ты имеешь. А у некоего обладателя дробовика и вовсе уже отняли.

Кстати, о Шотгане. Вернувшись домой, мужик начал жестко бухать и продолжает делать это уже третий день. Дождусь окончания недели и, если сам не прекратит, придется ему в этом поспособствовать.

Не обошла эта шумиха стороной и меня. Если раньше на сбор бывших слуг разных кланов не особо-то и обращали внимание, то сейчас шмонают всех. Хорошо, что мы в этом плане ни одного закона не нарушили, так что докопаться до меня не выйдет, а вот любопытные взгляды я притянул. Ладно там Кояма, им и пары разговоров за чашкой чая хватило в свое время, а вот сейчас я буквально кожей ощущаю внимание всех кого ни попадя. Если раньше это были Кояма, Охаяси и госструктуры, то сейчас уже не возьмусь утверждать, кто из соглядатаев на кого работает. Но это даже и неплохо, если подумать. Когда отправимся в Малайзию, все вопросы тут же исчезнут, и меня… нас не удастся обвинить в присвоении чужого. Ведь те же Кояма со своим альянсом уже наверняка все там поделили, а тут мы такие красивые.

Хлобысь, и целую провинцию под свою руку берем. Сейчас же… скажем так, народ если и рассматривает данный вариант, то считает его безумием и ищет двойное дно. Никто и подумать почему-то не может, чтобы простолюдин решился на подобную авантюру. Во всяком случае, у меня сложилось именно такое впечатление, а там боги его знают. Нельзя недооценивать чужие мозги.

За всеми этими событиями я упустил один важный момент, точнее, событие. Ведь через две недели у меня день рождения, и на этот раз тихо-мирно, в «семейной» обстановке, его не проведешь. Ну, можно, конечно, и так, но зачем упускать шанс заявить о себе? Мне лишние знакомства не помешают. Так что праздник я решил проводить если и не с размахом, то уж всяко не у себя в особняке, в котором, может, и есть небольшой дворик, но много гостей туда все же не пригласишь. Да и не горю я желанием, чтобы по моему дому шастали всякие личности… Нет уж, лучше снять для этого дела какой-нибудь элитный ресторан или банкетный зал. А можно и вовсе часть парка недалеко от города. В общем, пора этим заняться вплотную. С Кагами посоветоваться. Можно и с Анеко, но Кагами как-то надежнее.

Так как времени, по сути, оставалось немного, я в тот же день, как обычно навестив после уроков Кагами, задал ей интересующий меня вопрос.

– Хм… – задумалась она. – Список гостей и место проведения праздника – вопросы тесно связанные. Лично я советую тебе сконцентрироваться на молодежи примерно твоего возраста. В этом случае… да… пожалуй… – пробормотала она. – Могу поспособствовать в снятии на день «Восхода пламени».

Дурацкое название, как по мне, но в Токио в кругах высокородной молодежи о нем мало кто не знает. Я по работе с этим ночным клубом тоже сталкивался. Точнее, слышал. Причем и со стороны «Ласточки», и со стороны Шидотэмору. Интересно, откуда про него наша домашняя Кагами знает?

– А этот клуб разве можно снять?

– Конечно, – пожала плечами Кагами. – Правда, далеко не каждый это сумеет. Но место отличное. По молодости и мы там бывали, а Акено его даже пару раз снимал для…

Тут она зажмурилась и покачала головой.

– Кагами-сан? – произнес я осторожно.

– Извини. После войны с Докья многие наши друзья и близкие покинули нас. Но клуб до сих пор хорош.

– Ну, «Восход», значит, «Восход», – пожал я плечами, после чего перевел тему: – А кого из гостей пригласить посоветуете?

– Ровесников, как я уже сказала. Семьям девушек отсылай два-три приглашения: именное девушке и одно-два пустых. Деловых партнеров не забудь. Придут или нет, не важно, главное, не забыть их. На самом деле, если хочешь, я могу и сама этим заняться. Тогда и взрослые подтянутся, что для будущих перспектив будет неплохо.

Как-то оно, несомненно, и неплохо будет, но только если я хочу связать с их кланом свою жизнь.

– Не стоит беспокоиться, Кагами-сан, – улыбнулся я. – Уж с такой мелочью я и сам справлюсь.

– Как знаешь, – с улыбкой пожала она плечами. – Давай так, ты дашь мне список тех, кого хотел бы видеть на празднике, а я дополню его теми, кого можно пригласить за компанию. И кто, скорее всего, согласится прийти. А ты уже там сам выберешь, кому отсылать приглашения.

– Было бы здорово, Кагами-сан, – кивнул я.

Тут все просто – глядя на мой список, она вполне может сообразить, кого можно пригласить еще. С ее-то опытом и знаниями осечки вряд ли будут. С «Восходом» тоже все отлично. Клуб элитный, безо всяких «но». Той же «Ласточке» до него, как до Китая раком. Заодно и «Интер» приглашу. Мне ребята вряд ли откажут, благо они сейчас как раз из турне вернулись, и работы, по идее, у них нет. Той, которую нельзя отложить, конечно. Так-то музыкальная группа их уровня всегда чем-то занята.

Удивила Аматэру. Несмотря на то что я отказался от ее царского, если не больше, подарка, она не стала рвать со мной – хоть и не связывалась с тех самых пор, а как только я потребовался по нашим совместным делам, сразу же дала знать. И уже на следующий день мы как ни в чем не бывало – во всяком случае, вежливо – вместе проводили собеседование с кандидатами на место руководителя театра.

– Ну, что скажешь? – спросила она после ухода последнего претендента.

Встречи проходили в… как сказали бы в моем мире, особенно в Штатах, в Кояма-тауэре, но здесь это был один из безымянных небоскребов в центре Токио, славящийся только тем, что в нем расположены офисы очень богатых предприятий. Иногда именитых, иногда не очень, но определенно мастодонтов. А уж то, что они все принадлежат членам клана Кояма, и вовсе знают немногие. Уточню – не роду, а именно клану. Тут предприятия разных родов расположились.

– Да они все как один, – пожал я плечами. – Лично я не вижу разницы. Ну а если судить по резюме, то пятый номер вроде неплох. И опытен.

– Руководитель пяти театров за двадцать лет, – открыла Аматэру одну из папок. – Не сказала бы, что это хорошо.

– Ни один из них не прогорел, – снова пожал я плечами.

– Тогда позволь мне выбрать самой, – произнесла она задумчиво.

Как будто могло быть иначе? Я же все равно в этом не разбираюсь. И ладно бы на людях, а уж наедине могла бы быть и… А, понял. Типа, никакого больше общения в прежнем стиле. Ну, это наименьшая из проблем, которую я мог отхватить после моего отказа.

– В таком случае, Аматэру-сан, позвольте откланяться. Вряд ли я смогу вам чем-нибудь помочь.

– Как пожелаешь, – глянула она на меня. – И не напрягайся так. У меня нет к тебе претензий.

– Премного благодарен, – поклонился я.

– Ты начинаешь меня раздражать. Больше обычного. Вали уже отсюда, – помахала она рукой.

Или я ошибся? Долбаная старуха. Совсем запутала.

Несмотря на шмон со стороны государства, который провели далеко не только у меня, наше дело с Малайзией продвигалось вперед. Недавно мы определились с шагающей техникой и сделали заказ. Так что где-то через месяц на специальных складах, арендованных Шмиттами, появятся новенькие шагоходы. В основном тип 41 «Ари» – средний японский МД, надежная и проверенная не одним боем техника. Кроме нее были заказаны также легкие и тяжелые МД. Из первых – тип 04 «Ниджи-но-ши». Вполне себе современный легкий МД, вышедший на рынок всего лет десять назад. А также десяток типа 06 – ровесника своего легкого собрата. Этот тяжелый МД хоть и не участвовал в таком количестве конфликтов, как «Ари», но успел зарекомендовать себя не хуже. Хотели еще несколько тяжелых БР взять, как альтернативу артиллерии, но решили, что не стоит. Пилотов и так мало, МД у нас несравненно больше – с запасом брали.

Как можно заметить, брали японскую технику – это не только надежность, но еще и унификация. Плюс основная масса пилотов у нас именно японцы. Среди немцев таких не оказалось, а русских всего шестеро. Наемники предоставляли пятнадцать пилотов, и даже со своими шагоходами, но они у них, скажем так, не очень. Старье, вплоть до «Самурая С». Из новья всего два МД «Самурай Т». Но если версия «С» – это разработка чисто военная, хоть и старая, то версия «Т» создавалась именно под наемников и ничего выдающегося из себя не представляет. Более того, «Самурай Т» и не планировался как что-то нормальное.

Сходил на очередное собрание директоров Шидотэмору. Участия почти не принимал, но о том, что своих работников пригласить на день рождения тоже нужно, в уме пометку сделал. А то я со всеми этими аристократами совсем о них запамятовал. Ладно мужики на базе, про них я и не забывал, но и о Шидотэмору, верфи и даже Ямасите-Корп тоже стоит подумать. Тот же Танака. Вроде рабочая лошадка, о которой я вспоминаю, только если припрет, но о сомнениях в его верности и профессионализме даже речи не идет. А Нэмото-старший? А вот эти самые старики, что сейчас решают пусть и рутинные, но важные вопросы вполне себе серьезной компании? Бог его знает, кто из них мне предан, а кто предаст при случае, но пока этого не произошло, забывать о них будет банально невежливо. И даже если забыть про верность, никто из них Шидотэмору еще не подвел, а это, на секундочку, мой тыл.

Параллельно со всеми этими хлопотами бывшие слуги Дориных собирались в поездку на родину. Ровно пятьдесят человек, если не считать Беркутова, Щукина и Святова. Тридцать восемь обычных пехотинцев и двенадцать тяжелых с МПД, которые им предоставил я. Порывались с нами поехать и пилоты, и техники, да только что им там делать? Хотели взять с собой МПД «Кара», но я их отговорил – если что, будет жалко бросать, а главное, одинаковую технику тупо проще перевозить. Меньше мороки с бумагами. Нам и двенадцати «Ёкаев» Одзавы хватит. Точнее, в худшем случае не хватит и их. Если глава рода засядет у себя на загородной даче, нам в любом случае придется несладко. Если же удастся подловить его в городе, где у рода особой защиты нет, то нам даже всех людей задействовать не придется.

Роды Кагами приближались, и я начинал нервничать. То есть я и так постоянно на взводе, но, глядя на ее одухотворенную улыбку, с проскальзывающим… прям и не знаю, как точно описать выражение лица, которое пусть и редко, но появлялось у нее. Даже я иногда его замечал, хоть и навещаю ее всего пару часов в день. В общем, я такое выражение видел только у бойцов, которые шли в последний бой. Не в том смысле, что они на смерть идут, а в том, что… блин, сложно описать. Короче, пан или пропал. Когда ты идешь в атаку с очень маленьким шансом на выживание, но точно знаешь, что идти надо и это последний бой. Либо выиграем и идем домой, либо тут и остаемся. И отступать нельзя. Ее дочери, уверен, ни фига не понимают, да и Сакурай Синдзи понять не должен был бы, но я-то видел. И Акено видел, отчего мы с ним нервничали еще больше. Когда рожала моя жена, еще в том мире, было как-то попроще. Ну да там и не было никакого бахира, и шансы у Светы были ровно как и у всех. А тут вдобавок еще и долгожданный наследник, вот Акено и ходит, вздрагивает.

Так что, отправляясь в Россию, чувствовал себя мелким сосунком, который бежит от проблем, но чувства облегчения подавить не мог. Пока меня нет, пусть это и бред, я ни за что не отвечаю. Пусть у Акено голова болит.

В Москву прилетели утром. Не знаю, как остальные, а я выспался в полете. Первым делом отправились на склады грузоперевозчика, который должен был доставить наши вещи еще пару дней назад. Пошли не все, понятное дело, Святова отправили устраивать людей в отеле. Номера хоть и были забронированы – но бойцы, да без командира? Мы тут не на отдыхе, если что… – сказал я и поехал на экскурсию. Не развлечения ради, просто мне было необходимо знать, насколько эта Москва отличается от той, из моего прежнего мира. И не могу не отметить, отличается она сильно. Особенно за МКАДом.

В отель я вернулся только вечером, где застал культурно выпивающих мужиков. Хотя даже это звучит слишком сильно. Два литра водки на троих и очень много закуски. По факту, они просто соскучились по русской еде, а спиртное – это так, небольшое дополнение. Ну да пусть. На дело нам не завтра, так что пускай отдыхают.

– Син! – помахал мне Святов от одного из столиков в ресторане отеля.

– Холодец? – подошел я к ним.

– Он самый, попробуй, – кивнул он мне.

Хм. Забавно. То ли я сильно «объяпонился», то ли организм к такому не готов, но холодец мне не понравился, хотя в том мире я ничего против него не имел.

– Так себе, – проглотил я кусочек.

– А, японская твоя душа, – махнул рукой Святов.

– Мы, японцы, всеядны, если что, – заметил я. – И блюда разных стран уважаем. Наверное, просто здесь фигню подают.

– Это один из лучших отелей города, – произнес Щукин, закинув в рот гриб. – Так что «фигня» – это не про местный ресторан.

– Вот сейчас и проверим, – подсел я к ним за столик.

В конце концов, кроме малосольных огурцов, грибов и холодца тут было еще много чего.

– Кстати, – заметил Беркутов, – как мы и договаривались, я разослал письма всем своим знакомым. Так что считай, мы заявили о себе.

На его слова Щукин немного поморщился. Он был против этой идеи, верно подметив, что если Симонов узнает, то он, несомненно, всполошится. Прямо о нем в письмах Беркутова не говорилось, там вообще было лишь заявление о последней операции слуг Дориных в войне. После которой та война наконец закончится. Зачем это? А чтобы заявить о себе заранее. Чтобы потом проще было уйти, ибо за тихое убийство главы свободного рода можно нехило отхватить по шапке. А так мы вроде как всех предупредили, что это дело клана Дориных. Щукин предлагал заявить об этом после акции, но ответ злых аристократов, а главное, государства, мог быть слишком быстрым и жестким.

– Вы гляньте, кто пожаловал, – тронул меня за плечо Беркутов.

– Вот уж кого не ожидал здесь увидеть, – заметил Щукин, бросив взгляд в ту сторону.

А Святов просто хмыкнул, тут же вернувшись к буженине.

– Антон Геннадьевич, – поприветствовал Щукина и потом всех по очереди подошедший к нам мужчина. Встал он таким образом, чтобы его видели все, и я в том числе. – Беркутов, – на этот раз я заметил его кивок. – Алексей, – поздоровался он со Святовым. – Рад вас снова видеть. Правда, не ожидал, что вы соберетесь вместе.

– Знакомься, парень, – произнес Щукин. – Самый гениальный из бывших слуг клана Дориных – Мартынов Геннадий Андреевич. Ранг – Мастер.

Этому Мартынову на вид лет сорок, так что на гения-простолюдина он вполне тянет, раз уж он Мастер в его годы.

– Сакурай Синдзи, – поднялся я со стула, протянув ему руку.

– Приятно познакомиться, – ответил он на рукопожатие.

И никакого удивления, что парень моего возраста затесался в эту компанию.

– Хватай стул и садись, Гена, – произнес Щукин. – Ты ведь не на пару слов к нам заскочил?

– Нет, – согласился он, постояв немного. – Скорее всего, нет.

После чего сходил за свободным стулом у другого столика и подсел к нам.

– С чем пожаловал? – поинтересовался Беркутов.

– А то ты не понимаешь, – скривился Мартынов. – Ты взбаламутил весь город, Беркут, а теперь спрашиваешь, зачем я пришел?

– Прямо-таки весь город? – усмехнулся тот.

– Клан мертв уже не один год. Все смирились, всё поделили, но тут пришли вы и говорите, что война не окончена. Это затрагивает интересы не только бывших слуг клана. А каково таким, как я? Мы отдали все долги, начали новую жизнь, а теперь выясняется, что еще не все окончено? Ладно я, тут среди бывших слуг и родов Вятовых бурление началось! Либо будь более конкретным, либо готовьтесь к новой войне.

Опа. Нехило мы ошиблись. Я в основном, так как именно я на этом настоял. А моя троица, выслушав Мартынова, тупо перевела на меня взгляд. И хоть бы слово сказали.

– Кхм, – прочистил я горло. – Война начнется не завтра, да и не сразу. Вятовы наверняка попытаются сначала узнать, в чем дело.

– Вам от этого легче? – посмотрел на меня Мартынов.

– Несомненно, – ответил я. – Надолго мы здесь все равно не задержимся.

– Ну а мне-то вы можете сказать, в чем тут дело? – спросил он. Меня причем.

– А вот это не мне решать.

– Гена у нас командиром третьего легиона был. Надежный человек. Сейчас под Рысевыми ходит, – заметил Щукин, накалывая на вилку гриб. – Боже, насколько же крутая вещь вилка.

– Палочки тоже нормальная вещь, – произнес Святов. – Просто привыкнуть надо.

– Стар я для этого, – покачал он головой.

– Надо было на Байкал сначала съездить, – вздохнул я. – Теперь точно не получится.

– Байкал? – переспросил Мартынов. – Так все дело… – замолчал он, посмотрев на Беркутова.

А тот лишь кивнул в ответ.

– Значит, это было не стечение обстоятельств… – пробормотал Мартынов. – Все-таки не стечение… Кто?

Да вы издеваетесь. Че все молчат-то?

– Нынешний глава рода Симоновых. Насчет его отца не в курсе. Но вряд ли, – произнес я, тоже попробовав грибы.

А что, неплохо. Лучше холодца.

– Я… – откинулся Мартынов на спинку стула. – Я отпрошусь у главы. Вы ведь дадите мне поучаствовать?

– Нет, – ответил я категорично.

– Почему? – выдавил он, хотя было видно, что хотелось ему обматерить меня.

– Потому что тебе приходится отпрашиваться для участия в подобных вещах, – посмотрел я на него. – Скажем так, Рысевым больше нет доверия. Или ты думаешь, что это дело чисто слуг клана?

– Ха! – подал голос Беркутов. – Четко сказал, шеф.

Не любит он ушедших к аристократам.

– А при чем здесь тогда ты? – спросил он сквозь зубы.

– Я помогаю своим людям раздать последние долги, – ответил я. – Это наша операция, а для тебя война давно окончена.

– Ты не прав, парень, – поджал он губы. – Совсем не прав.

– Надеюсь, ты будешь молчать и не будешь мешать, – сказал я ему. – Если потребуется, я поддержу своих людей в уничтожении не только рода Симоновых.

– Громкие слова для сосунка.

– А ты не слишком ли зазвездился, парень? – спросил Мартынова Щукин. – А то мы тебе враз докажем обратное.

Пободавшись взглядом с нашим стариком, Мартынов оглядел напрягшихся Беркутова со Святовым.

– Приношу свои извинения, – вздохнул он.

– Проехали, – махнул я рукой.

– Но ты все равно не прав. Плевать на аристократов, но что ты против меня имеешь? Уверен, даже невзлюбивший меня Беркутов подтвердит, что я честно отдал долг клану. И сейчас не собираюсь стоять в стороне.

– Ты слуга рода Рысевых. Не важно, кем ты был раньше, данная акция будет проводиться здесь и сейчас, а ты часть тех, кто бросил на произвол судьбы огромное количество людей. Ты выбрал свой путь и свою сторону, так что, пожалуйста, просто постой в сторонке.

– Я выбрал род клана Дориных, – произнес Мартынов. – Всяко лучше, чем совсем левый род.

– Для кого как, – заметил Беркутов.

– Может, для озлобленных, брызжущих ядом типов, вроде тебя, это и ненормально, но я до конца сохранил верность клану.

В его словах есть смысл. Просто каждый понимает верность по-своему. Его версия еще не самая худшая. Да чего уж там – она и вовсе не плохая, просто другая.

– Антон Геннадьевич? – посмотрел я на Щукина.

– Я не против, – пожал он плечами.

– Сергеич?

– Я «за».

– Жень-Жень?

Ответил тот не сразу, но все же пересилил себя.

– Он может пригодиться.

– У тебя дня три-четыре, пока мы осматриваемся, – обратился я к Мартынову. – К этому времени ты должен быть готов выступить, куда скажем. И еще. Самой операцией заведуют они. Я лишь на подхвате. Таким же будешь и ты.

– Я понял. Переезжать отсюда вы не будете?

– Пока нет, – пожал я плечами.

– Тогда я свяжусь с вами, – встал он из-за стола. – К какому роду ты принадлежишь?

– Ни к какому. Простолюдин я.

На что он заметно удивился.

– Понятно…

И он был не последним, кто нас навестил. В ресторане больше никто не побеспокоил, а вот вечером к Щукину в номер прямо-таки зачастили гости. И ведь Беркутов не писал, где мы остановились. Сами нашли. А вот поутру, все в том же ресторане, где мы завтракали, перед тем как должны были заняться делом, нас посетил представитель одного из родов бывшего клана Вятовых. Этот разговор вели Щукин с Беркутовым, и сводился он лишь к одному – у них пытались выведать, не остался ли кто жив из рода Вятовых. Прямо не спрашивали, но намекали. В конце концов Беркутов просто послал двух мужичков куда подальше, но, думаю, они свой ответ получили. Пусть не в лоб, но получили. Я в разговор не лез, а эти двое, даже трое, так как с вопросами лезли и к Святову, далеки от плетения словесных кружев и поиска тройного дна. Двойное тот же Щукин распознал бы, но даже он в этом не мастак. Меня же все устраивало. Сильно сомневаюсь, что аристократы клана Вятовых нападут, не выяснив все точно… да и остальные заинтересованные лица будут ждать нашего хода. В целом пристальное внимание со стороны могло бы помешать задуманному, но есть я. Пусть попробуют последить за ведьмаком. Или даже за группой, которую прикрывает ведьмак.

<< | >>
Источник: Николай Метельский. Срывая маски. 2018

Еще по теме Глава 17:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9