<<
>>

Глава 14

Наконец. Этот день наконец закончился. Вся эта история наконец закончилась. Во всяком случае для нее. Укутавшись в одеяло, Шина лежала на своей кровати в позе эмбриона и думала.

Думала о том, что история пока что не окончена и ей надо решить, что делать. И нужно ли что-то делать. Да и права ли она в своих домыслах. Пока она никому даже не намекнула о своих догадках, но они жгли ей разум и не давали заснуть.

Токийский Карлик. Не такой уж и карлик, если подумать. Когда она спросила о нем отца, он сказал, что с высокой долей вероятности Карликов несколько и у каждого свой уровень. Кто-то ходит на сложные дела, кто-то на повседневные, а один – на самые опасные. Вот последний и мозолит всем глаза, в то время как остальные действуют тихо и незаметно. Специфика у них такая. Эта группировка работала с целой кучей народа, в том числе и с аристократией. А уж сколько пострадавших от их рук… И бандиты, и бизнесмены, и та же аристократия. Вычислить их по тому, с кем они чаще работали, не выходит, так как они не чураются брать повторные заказы от старых клиентов.

Более того, многие пострадавшие тоже пользовались их услугами.

А самое главное, один из них имеет ранг Мастера. Таких людей проще сразу убить, в то время как Карлика хотят именно что прибрать к рукам. Что подразумевает осторожные и в каком-то смысле даже благожелательные действия. Но так вычислить никого не выйдет. Вот и маются службы безопасности разных родов – и найти надо, и к себе расположить. При этом, что совсем удивительно, на Карлика нет ни одного заявления в полицию. Ни одного! Да, если он попадется, на него наберется изрядный компромат, но – чисто технически – искать его просто не за что. Не совершил он ничего противозаконного! Теперь же, после помощи в спасении двух принцесс, одна из которых дочь самого наследника империи, откровенно агрессивные действия в его сторону будут рассматриваться и Кояма, и императором через недобрый прищур, что никому не добавит смелости.

Особенно после того, как сама Аматэру заявила, что он не потребовал платы за свою помощь. Идеальный ход с его стороны, если подумать. Пусть и не индульгенция на будущие художества, но что-то около того.

Но Шину все это волновало постольку-поскольку. Главное, что не давало ей покоя, это личность того, кто ее спас. Точнее, предполагаемая личность. У нее не было ни одного доказательства, но… В тот момент на крыше, когда атаковали вертолет, который должен был их забрать, Карлик сделал то, что она видела не один раз и даже не десяток. Очень характерное движение шеей. Она и сама сбилась со счета, сколько раз наблюдала подобное. Каждый раз, когда его что-то раздражало, каждый раз, когда он, казалось, вот-вот начнет ругаться… О да, она хорошо знала, как Синдзи реагирует в таких ситуациях. Наверняка он про себя еще и ляпнул что-нибудь типа своего коронного «дерьмище».

А с другой стороны – ну мало ли? Мало ли людей с такой привычкой? А если это и не привычка? Вот захотелось Карлику именно в тот момент похрустеть шеей. А его ранг? Мастер в шестнадцать невозможен, а уж Универсал… Это даже не из разряда фантастики, скорее это шизофрения. Ладно, пусть он еще гениальнее, пусть он начал так же рано, как она, что уже было бы заметно. Но проблема в том, что никакая гениальность не нарастит мощь духовного тела. Это происходит лишь с годами, после множества тренировок. Если бы все упиралось только в мастерство манипуляции бахиром, она уже была бы Мастером. Получается – это не Синдзи? Но боги, как же он похож на него! По уму, она ошибается, но при этом все чувства кричат ей, что это он. Посоветоваться с отцом? А если она не права? Как бы Сину проблем не привалило. Хотя отец всегда был на его стороне… И в лоб не спросишь – уж у кого у кого, а у Синдзи язык подвешен что надо и соображалка работает на полную. Он бы ее просто высмеял, и все. С чувством, с толком, с расстановкой. Ошарашить его не получится. Да что уж там, он смог вытащить двух растерявшихся девчонок из очень сложной ситуации, причем в условиях крайне ограниченного времени.

Что ему какой-то там вопрос в лоб? А то, что они с Фусако-тян были всего лишь обузой – это факт. Что бы там отец ни говорил о ее силе воли и гордости за нее, уж себе-то можно признаться в том, что она была в тот момент скорее на бревно похожа.

Было очень страшно. За себя, за Фусако, с которой они успели на пару хлебнуть лиха и даже подружиться, за Карлика. Ведь случись с ним что-нибудь, и не факт, что их стали бы ловить. Прибили бы прямо там. То есть понятно, что похитителям, чтобы хоть как-то выбраться из сложившейся ситуации, они нужны были живыми, но в тот момент казалось, что их хотят убить. Было холодно, больно, страшно. Пусть ее и подлечили после попытки побега, но усердствовать не стали, а сломанное ребро и вовсе не трогали. В назидание…

Она старалась держаться, старалась выглядеть уверенно, но когда слышала тихий плач из соседней клетки, все, что Шина могла, это отвернуться, чтобы внучка императора не видела ее слез.

Вот и сейчас… Боги… Надо собраться. Мама не должна догадываться, как ей плохо. Не важно, Синдзи это или нет, Кояма Шина обязана ему по гроб жизни, а значит, необходимо засунуть свои предположения куда подальше и помалкивать. Сейчас это все, что она может сделать для Карлика.

То, что день рождения наследника рода Тачибана проходил в их особняке – токийском особняке, я имею в виду, – это, несомненно, моя удача. Следить как-нибудь можно и за другими локациями, но нужно-то мне именно это место. Глава с наследником живут здесь, а не в каком-нибудь пафосном ресторане. За наблюдением я провел весь вечер и часть ночи. Засел за пару километров от них, на крыше пятиэтажки, и пялился в подзорную трубу. А с другой стороны, примерно на таком же расстоянии, сидел Шотган. Причем и у меня, и у него были специальные камеры, вытащенные Фантиком из остова убитого в хлам боевого робота, так что посмотреть на действие с разных сторон у нас получится. Я в общем-то и в других местах такие камеры расставил, так что в этом плане у нас все нормально.

Что хуже, это количество пригнанных на праздник МПД. Их там штук тридцать. Точно не скажу, с моего места далеко не все видно, но примерно так. И что-то я сомневаюсь, что МПД будет сильно меньше, если в особняке соберется много членов рода. Особенно если собирать их на поминки. Инсценировать несчастный случай я, пожалуй, не смогу – значит, они будут настороже. А ведь работать желательно как можно тише. Блин, и что делать? Они, кстати, используют тяжелый МПД тип 17, тот самый, что я забраковал на выставке Тайра. Этот их генератор на спине для масштабных боев не подходит. Точнее, слишком уж рискованно. А вот для охраны особняка, да в мирное время, да в самой столице, все очень даже неплохо. И вот как мне быстро, а главное, одновременно избавиться от такого количества техники? Надо с Фантиком консультироваться.

Домой… В свой временный дом в квартале Кояма я вернулся только днем и сразу же зашел навестить Кагами. После освобождения Шины я уже побывал здесь, но тогда все закончилось слезами радости и дикой суетой вокруг. Кагами все же дала выход накопившимся переживаниям – ну да теперь можно. От нее же узнал, что у Шины, оказывается, все это время был перелом ребра, который она заработала, пытаясь убежать от похитителей, а Токугава не сочли нужным ее лечить. Точнее, подлечили немного, и все. У меня после таких новостей даже уважения к ней прибавилось. Оно и так было высокое, но если девчонка бегала со мной по кварталу Токугава со сломанным ребром… И ведь даже не пикнула. Да и виду не показала. Ну а так в целом она легко отделалась. Принцесса Фусако отделалась еще легче, но это уже другой разговор. Конечно же я не беру в расчет эмоциональную составляющую, тут, уверен, Шине пришлось ой как несладко. Ну и Фусако, да. Но на внучку императора мне как-то с высокой колокольни плевать. Выжила, и ладно. Меня только массовая смерть детей может тронуть, а отдельные инциденты… да еще и не связанные со мной напрямую… Жизнь – дерьмо, что тут еще скажешь? Другое дело, что и сам я убивать детей… ну, теперь-то уж точно не буду.

Сейчас надо мной нет начальства, которому я обязан подчиняться. Хотя ладно, не стоит зарекаться.

Зайдя в дом Кояма, я громко поздоровался, на что никто не отреагировал, так что пришлось идти вглубь.

– Сакурай-сан, – выпрыгнула из-за поворота служанка, – чем могу быть полезна? – поклонилась она.

– Кагами-сан ищу. Не подскажешь, где она?

– Кагами-сама на кухне, – поклонилась она еще раз.

А служанка-то новенькая, но в лицо меня уже знает.

Когда я зашел на кухню, Кагами с серьезным выражением лица взбивала тесто в миске. Блендер стоял рядом, но я лишь пару раз видел, чтобы она им пользовалась. Кроме нее на кухне никого не было. Ну да, обед, по идее, уже прошел, и Кагами, скорее всего, что-то для души готовит.

– Даже за работой вы бесподобны, Кагами-сан.

– За работой я всегда бесподобна, – фыркнула она. – Садись, я почти закончила. Еще немного, и поставлю тесто отдохнуть.

Присев на стул, я положил локоть на стоящий рядом стол.

– Вам скоро рожать, Кагами-сан, а вы…

– Ой, вот только ты не начинай! – бросила она, не поворачиваясь ко мне. – Не могу я сейчас сидеть и ничего не делать.

– Как там Шина? – решил я сменить тему.

– В больнице. Обследование проходит. Но за ее физическое состояние я как раз не переживаю, – произнесла она. – Ты в курсе, что император решил пощадить самых младших Токугава? – повернулась она ко мне и вынесла вердикт: – Им конец. Я – да и не только я – позабочусь, чтобы их род прекратил существование. Но демоны их побери! – оттолкнула она от себя миску. – Зачем было растягивать агонию? Почему бы сразу всех не перебить?!

– Чтобы помучить? – пожал я плечами. – Подозреваю, император зол не меньше вашего.

– А-а… – отвернулась она обратно, взяв миску. И, немного так постояв, произнесла: – Все, пусть отдохнет. Чуни! Бегом сюда! – крикнула она в сторону двери.

Не прошло и десяти секунд, как на кухне появилась служанка, которой Кагами стала объяснять, как и что делать. Как будто та и сама не сможет упаковать тесто в пленку.

Сама же Кагами, после того как выдала указание, принялась заваривать чай.

– А что там с Аматэру? Не сильно ее ругали? – спросил я, просто чтобы разговор поддержать.

Тем не менее в прошлый раз Кагами, наверное, только воспитание не позволило при мне материться на старуху. Но паузы между словами были очень красноречивы.

– Да что ей будет? – засыпала она ложку чая в маленький чайник. – Это же Аматэру. На нее где сядешь, там и слезешь. К тому же она была в своем праве. Хоть мне и не хочется это признавать. А вот этого Карлика я бы живьем в землю закопала.

– Его-то за что? – удивился я. – Акено-сан говорил, что он просто наемник.

– Просто наемник… – хмыкнула она не оборачиваясь. – Вот просто и закопала бы. Просто потому, что до Аматэру не добраться. Кто-то же должен за риск заплатить?

– Суровая вы женщина, Кагами-сан, – покачал я головой, хоть она этого и не могла видеть.

Повернувшись ко мне, она на пару секунд замерла, после чего обратилась к служанке:

– Ты все? Тогда беги отсюда, – и, вновь обернувшись ко мне, продолжила: – Ты не представляешь, Синдзи, через что пришлось пройти Шине. Она этого старается не показывать, но я точно знаю, что моя девочка почти не спит по ночам. Я каждое утро вижу ее невыспавшееся лицо, и у меня сердце кровью обливается. Аматэру в своем праве, щенков Токугава пощадил император, и трогать их в ближайшее время нельзя, так на кого мне выплеснуть свою ярость?! – практически прошипела Кагами.

– Хм… Но ведь и Карлик неподходящая для этого цель. Мне-то плевать, но как-то оно несправедливо.

– А-а… – отвернулась Кагами. – Думаешь, я этого не понимаю? Да и не достать этого Карлика. Демоны! – выругалась она. – Вот что ему стоило прийти к нам, когда Аматэру сказала, где держат Шину? Ведь мы гораздо больше в этом заинтересованы были.

– Да боги его знают, – пробормотал я. – Мало ли… Были, наверное, причины.

– Причины, – фыркнула она вновь. – Специально искать не буду, но если он повстречается мне на кривой дорожке… – повернулась она ко мне и, глядя куда-то в пустоту, подняла кулачок, слегка тряхнув им. – Все причиндалы оторву на фиг! Тоже мне, нашелся тут… – бурчала она, направившись к закипевшей воде.

М-да, пожалуй, лучше сменить тему.

– Вы сами-то как? Вам тоже немало выпало. Я, конечно, мало чем могу помочь, но если что…

– Спасибо за участие, Синдзи, – повернулась она, подарив мне улыбку. – Все хорошо, поверь. Теперь, когда Шина дома, все прекрасно. Я бодра и зла, – вскинула она руку, – как могла бы сказать Мизуки.

– Кстати, насчет рыжей. Передо мной она ведет себя как всегда, а на самом деле?

– По ней эта ситуация тоже ударила, – вздохнула Кагами. – Она и раньше-то слишком уж увлекалась тренировками, а теперь и вовсе… как одержимая.

После чего, взяв большой чайник, пошла к чайнику маленькому и принялась заливать его кипятком. Немного помешав содержимое, вылила в раковину. Опять залила чайник кипятком и опять вылила. И лишь после этого достала с полки другую шкатулку. Положив оттуда две маленькие ложки чая, залила кипятком и, накрыв чайник крышкой, подошла ко мне, присев рядом.

– О ее тренировках я позабочусь, Кагами-сан, – улыбнулся я ей. – И о том, чтобы она не переусердствовала.

– Рассчитываю на тебя, Синдзи. И у меня будет к тебе просьба.

– Слушаю, Кагами-сан, – кивнул я ей.

– Возьми к себе Шину.

– Что, простите? – взлетели мои брови.

– На тренировки, – уточнила она и так очевидное. – Не только Мизуки, но и Шину.

– Я… – По больному бьет. Вот как отказать ей и в такой ситуации? – Но зачем? Не лучше ли ей сконцентрироваться на бахире?

– Они сестры, Синдзи. И очень близки, – произнесла Кагами. – Поверь, не только Мизуки бегает к Шине за помощью, но и Шина привыкла полагаться на Мизуки. Никто не сможет поддержать ее лучше нашей рыжей непоседы. Да и сама Мизуки… Уверена, ей будет гораздо проще в присутствии сестры. Проще и спокойнее. А Шина… Займи ее тем самым бахиром. Я дам тебе методички. Как раз на ее уровень. Плюс мы загрузим ее учебой. На первое время ей хватит, чтобы отойти после похищения.

– Методички на ее уровень? Надеюсь, там ничего секретного не будет?

– Нет, – отмахнулась Кагами. – Тебе и смысла нет давать секретные вещи, ты без бахира все равно ничем не сможешь ей помочь. Тут Учитель нужен.

Собственно, потому ранг Учитель так и называется. Просто на определенном этапе бахироюзер накапливает достаточно сил, знаний и опыта, чтобы иметь возможность действительно учить, а не быть временным инструктором. Все, что ниже, – так, обычные вояки.

– Ладно, считайте, что уговорили. Но ее охрану на базу я не пущу. Пусть рядом ждут.

– Согласна. Все будет, как и с Мизуки. Я не требую чего-то менять.

– Не подумайте, я не имею в виду, что они должны прямо за забором сидеть. Охрану Охаяси с Укита я тоже не пускаю к себе. Точнее, пускаю, но сидят они в четко очерченной зоне. Собственно, я и от охраны Шины того же хочу.

– Я все понимаю, Син, – улыбнулась Кагами, – и со всем согласна.

– Ну тогда… Шине сами скажите. Или нет. Лучше я. Но тогда еще одно условие – если она будет против, уговор отменяется.

– Но ты ведь не будешь ее отговаривать? – состроила Кагами строгое лицо.

– Конечно нет, – изобразил я возмущение. – Но обязательно уточню, желает ли она сама тренироваться у меня.

– Вот и отлично, – кивнула Кагами. – Рассчитываю на тебя, Син.

– Да что уж там… – пробормотал я. – Вы только помните, у меня и у самого дел навалом, не смогу я уделять им все свое время.

– Я полностью на тебя рассчитываю, – повторила она.

С Шиной я поговорил на следующий день. Разговор вышел недолгий – не то чтобы она прямо влет согласилась – помялась для приличия, но согласие дала. Конечно, я уточнил, сама ли она хочет со мной заниматься или мать настояла, и, по ее словам, Кагами просто обозначила такую возможность, а вот решение оставила за ней. Придраться мне было не к чему, так что, назначив дату первого из занятий, которые должны начаться уже после каникул, – пошел к Кагами за методичками.

Кстати да, каникулы… У меня на них давние планы. Еще когда мы определились с местом вторжения в Малайзию, я начал готовиться к поездке туда. А уж когда план был утвержден, важность данного мероприятия стала очевидной. Нам кровь из носу нужно было договариваться с теневой властью города Мири. За неделю это сделать будет трудно, но нам и требовалось лишь начать диалог, остальное сделают наши представители.

Все документы для поездки были готовы еще до истории с похищением Шины, так что сейчас не было нужды суетиться и бегать, доставать бумажки в надежде успеть уложиться в каникулы. Сначала мы небольшой толпой летели в Берлин. Не только чтобы сбить со следа возможных шпионов, а потому что у меня там и правда были некоторые дела, связанные с верфью. Да и в целом ни у кого не должно быть вопросов, ведь если этот некто начнет копать, он сразу наткнется на мои совместные дела со Шмиттами и целой прорвой немецких инженеров, приехавших устраиваться ко мне на работу. Так почему бы Сакураю Синдзи и не слетать в Германию? Тем более что и еду я туда не один, а в компании Нэмото-старшего, ответственного за Коралловую верфь. Кроме него меня сопровождает Итагаки Сейджун, каким-то неведомым мне способом умудрившийся затесаться в нашу компанию. То есть я как бы и не был против поездки своего верного пса, но добро вроде не давал. Также с нами ехали Святов и Щукин. Первый напросился сам, а второй – в качестве тяжелой артиллерии. В Берлине к нам должны присоединиться люди Шмиттов во главе с Клаусом, сыном Мартина.

Само собой, я предупредил всех, кого мог, что каникулы проведу в Германии. В целом реакция была спокойной, но вот, например, Акено покачал головой и сказал «соболезную», а Кагами просила не доверять никому. Да уж. В Японии у немецкой аристократии репутация довольно специфическая. И как только наши страны союзниками умудрились стать?

В Германии я пробыл ровно столько, чтобы успеть пересесть на другой самолет. Нэмото-старший остался решать наши дела, а мы, встретившись с Клаусом и двумя его подчиненными, отправились прямиком в Малайзию, в столицу провинции Сарвак – город Кучинг. А это самая западная часть Восточной Малайзии, в то время как нам нужен Мири – самая восточная часть. То есть нам еще пришлось пересечь всю малайзийскую территорию острова Калимантан. К сожалению, других международных аэропортов здесь не было. Их в Малайзии и так всего два – один здесь, другой в столице страны Куала-Лумпуре.

То еще путешествие, к слову. Духота, грязь и очень наглое население. Наглое и тупое. Я даже стал задумываться, а нужен ли мне вообще этот Мири? Может, сжечь там все на хрен, и все дела? Да нет, рано об этом думать. Просто надо было внутренней авиалинией воспользоваться, а не машины в прокат брать. В том же Кучинге с населением все отлично. Чистые, спокойные, где-то даже умиротворенные, а в Бинтулу – с точностью до наоборот. Посмотрел страну, называется.

– Похоже, – заметил Святов, – нас тут совсем не уважают.

Мы уже час сидели в какой-то забегаловке средней паршивости и ждали, когда на переговоры придет тот, кто сможет отвести нас к самому Махатхиру Мохамаду – старому другу казненного активиста Гунтура и фактического правителя города Мири. Все, что мы про него знаем, это то, что он старик и все его окружение – такие же старики.

– Местные, – ответил Клаус на русском, – вообще никого не уважают.

В этот момент в забегаловку зашел бодрый старичок и, оглянувшись, направился прямиком к нам.

– Извиняюсь за опоздание, – присел он за наш стол. – Дела замучили.

Из нашей компании за столом помимо меня находились только Клаус и Святов, остальные расселись за другими столами. Немцы отдельно, Щукин с Итагаки отдельно.

– У вас неплохой японский, – произнес Клаус тоже по-японски.

Собственно, мы в таком составе и сидели, потому что все трое знали японский, немецкий и русский. Плюс мы с Клаусом еще и английским владели.

– Жизнь длинная, многое успел выучить, – усмехнулся старик. – Представьтесь. Свое имя не называю, так как оно вам без надобности. Можете звать стариком.

– Клаус Шмитт.

– Господин, – отозвался я.

– Что? – не понял старик.

– Звать меня можете Господин.

– Не слишком ли нагло, мальчик? – прищурился он.

– Мое имя вам тоже не требуется, но обращаться-то ко мне как-то надо.

– Я смотрю, тебя это задело, – усмехнулся старик.

– Это банальная вежливость, – приподнял я бровь. – Вы могли хотя бы выдуманное имя назвать.

– Можешь звать меня Абдула, – пожал он плечами.

– А вы меня… пусть будет Максим.

– Договорились, – улыбнулся он криво. – Итак, с чем пожаловали в наш славный городок? Мне необходимо знать, что доложить Махатхиру.

Вываливать ему правду не хотелось, но иначе сюда и вовсе не стоило ехать.

– Я обладаю информацией о новом вторжении японских кланов, и в связи с этим мне есть что предложить… вашему городу.

– Именно ты? – покосился он на Клауса. – Да еще и всему городу?

– А другим вы на хрен не сдались, – усмехнулся я. – Мири проще спалить дотла, чтобы он вид на море не заслонял.

– Далеко не факт, что япошкам удастся захватить тут хоть что-то, – ответил он.

– Это я предпочту услышать от Махатхира, а не от его посланника. Информация, согласитесь, стоит того, чтобы до него донести.

– Эх… – положил он руки на стол и замолчал. – Подожди минуту, – поднялся он на ноги.

После чего, выйдя на улицу, переговорил о чем-то со стоящим там мужчиной.

– Сразу должен предупредить, – вернулся он обратно. – Я Ветеран, а ресторан окружен тремя Учителями и Мастером. А теперь позвольте представиться – Махатхир Мохамад, – кивнул он нам. – И мне интересно, с чего вы взяли, что у японских кланов есть хоть какие-то шансы?

– Да потому, что они в курсе, какие сложности их подстерегают, – ответил я.

Удивления особого не было, нормальный ход. Немного авантюрный, но встречающийся.

– И это ни о чем не говорит, – ответил старик.

– А вам не пофиг? Ваш округ расположен вплотную к границе территории кланов первого альянса. Вы в любом случае будете первыми, кто попадет под удар.

– А ты, значит, можешь это исправить, – усмехнулся Махатхир.

– Могу попытаться. Но если мы с вами не договоримся… Осознайте уже, при любом исходе конфликта Мири так или иначе будет уничтожен. Вторжение уже не остановить.

– Если сообщить о нем королю…

– Кланы просто лучше подготовятся, – прервал я его. – Возьмут еще кого-нибудь в свой альянс, но все равно нападут.

– Ладно, – постучал он пальцами по столу. – Предположим. И что предлагаешь ты?

– Захватить вас первым.

– Что, прости? – удивился он.

– Захватить вас. Если эта земля будет моей, я обязуюсь не трогать город и даже поспособствовать его развитию. Лично я не считаю разумным сгонять почти миллион человек с насиженного места. Подобный ресурс можно и нужно использовать.

– И ты думаешь, что я поверю, будто кто-то позволит сидеть чужакам на своей родовой земле?

– После того, как я дам слово, я не смогу его нарушить, если хочу, чтобы со мной и дальше вели дела. Таков наш мир, вам ли, старому человеку, не знать об этом. Примеров последствий нарушенного слова полно.

– Это аргумент, – согласился он. – Но слово придется давать под запись.

– Несомненно, – кивнул я.

– Что ж, теперь вам нужно убедить меня, что вторжение будет.

– У меня нет доказательств, – хмыкнул я.

– Да ладно, – усмехнулся он. – Вы ведь состоите в этом альянсе, как я понял, и у вас нет доказательств?

На этот раз его усмешка была ироничной. Типа, а не брешешь ли ты тогда?

– Вы не правы. Я даже не аристократ, – вновь удивил я его.

В целом переговоры вышли забавными. Вроде долгими и сложными, но по окончании какого-то напряга не было. Даже с учетом того, что мы так и не пришли к общему знаменателю. Добившись от меня в самом начале условия «клятвы под запись», старик начал юлить и выбивать себе различные преференции. И себе, и городу, к слову. Не скажу, что он безоговорочно поверил в приближающееся вторжение, но торговался отчаянно. Будет оно или нет, кто его знает, а плюшки выбить лучше заранее. Из-за его неверия мы, скорее всего, и проторчали там несколько дней; будь он уверен в том, что им скоро звездец настанет, то нам, в смысле мне и Клаусу, было бы гораздо проще. Хотя его, конечно, можно понять – достаточно просто посмотреть на ситуацию под углом зрения малайцев. Приезжает неизвестно кто, несет какую-то дичь, да еще и ничем не подкрепленную, хочет стать их господином… Мало ли было авантюристов, желающих откусить кусочек от страны? Вряд ли они хотят участвовать в какой-то сомнительной афере с непонятными перспективами в будущем. Так что в итоге мы лишь наладили диалог, но на большее я и не рассчитывал – цейтнот по времени и отсутствие каких-либо подтверждений с нашей стороны. Бог с ними. Начало положено, и ладно. Со временем они так или иначе увидят, что мы настроены серьезно.

Возвращались мы тем же путем. Сначала в столицу страны, на этот раз на самолете, затем в Германию и лишь потом в Токио. Правда, в Берлине пришлось немного задержаться, так как со мной связался Генрих Нойман, старый друган Джернота, и попросил о встрече. Встретились мы в ресторане на Дурлахер-штрассе, 15. Весьма и весьма неплохой ресторан, надо заметить. Посоветовал Клаус, и стоит признать, вкус у него есть.

На встречу старик пришел не один, и при первом взгляде на его спутника мне сразу стало понятно, о чем пойдет речь. Несмотря на распространенное мнение, что настоящего военного никакой пиджак не скроет, это не так, но конкретно этот человек и не пытался что-то скрыть. Я бы даже сказал, что он хотел выпятить свое военное прошлое. Хотя костюмчик на нем сидел вполне нормально.

– Приветствую, молодой человек, – поздоровался Генрих, когда эти двое подошли к моему столику.

– Герр Нойман, – кивнул я в ответ. – Прошу, присаживайтесь.

– Благодарю, – произнес он, занимая место. – Позволь представить тебе моего старого знакомого – полковник Лам. Оливер Лам.

– Бывший полковник второго полка гвардии клана Липпе, – кивнул тот, чуть ли не щелкнув каблуками.

– Прошу, – указал я ему рукой на свободный стул.

Немного поговорив о берлинских буднях, мы дождались своего заказа. Точнее, они дождались, а я просто общался, не притрагиваясь к своему блюду.

– В прошлый раз ты говорил, – перешел к делу Нойман, – что мы тоже должны рискнуть. В целом я понимаю твою позицию, хоть мне и есть что возразить, однако… – замолчал он. – В отличие от меня, полковник поддержал твои слова.

– Бывший полковник, – уточнил Лам. – И да, я согласен с тем, что рисковать надо обеим сторонам. Иначе у будущего… работодателя, начальника, господина изначально будет недоверие. И какой в таком случае смысл идти кому-то под руку? Только хуже будет. Как минимум мы так навсегда и останемся наемными работниками.

– Герр Нойман говорил вам, что предполагаемый господин в скором времени рассчитывает затеять конфликт с применением значительных военных сил? Вы стопроцентно идете на войну.

– Говорил. Это будет наш вклад в будущие отношения.

– И сколько ваших товарищей разделяют это мнение?

– Триста четырнадцать человек ровно, – ответил Лам. – Сто семьдесят девять пехотинцев, пятьдесят один тяжелый пехотинец, десять снайперов, одиннадцать саперов, шестьдесят три отличных артиллериста.

Четко. Похоже, Лам тот еще педант.

– И когда вы приняли решение рискнуть?

– Два месяца назад. Все это время собирал людей, – услышал я ответ. – Если бы не стечение обстоятельств, через пару недель сам поехал бы к вам.

– Ранг? – спросил я коротко.

– Учитель. Смею надеяться, сильный Учитель. Пятьдесят шесть лет.

– Что с семьями? Сколько человек? Нужна ли помощь в переезде?

– Хм… – задумался он. – Сколько человек гражданских, вот так сразу не скажу. Но не меньше девяти сотен. Пока не решится наша судьба, принято решение не брать с собой семьи. К переезду почти готовы. Неделя максимум, и мы будем готовы полностью.

– Что ж… – думал я недолго. – Жалованьем не обижу, пенсию семьям погибших обещаю, постараюсь решить вопрос с их переездом и расселением в Токио. Но не настаиваю. Последний пункт по желанию.

– Нас все устраивает, – кивнул Лам.

Похоже, он и правда все для себя решил еще пару месяцев назад.

– В таком случае давайте все-таки отведаем, чем тут кормят.

Интересно, это у меня удача такая, харизма или стечение обстоятельств? С людьми-то мне однозначно везет. Хотя… Если бы не решение принимать бывших слуг, кто дал бы гарантию, что было бы так гладко?

Домой я вернулся в воскресенье, как раз за день до начала учебного года. Завтра вновь начнется школьная обязаловка, а мне еще надо окончательно перевезти вещи в свой особняк. Именно этим я и решил заняться вечером. Во всяком случае, упаковать хотя бы еще пару коробок. Просто, сидя дома, мне неожиданно нечем было заняться, вот и… Как-то так.

Тем не менее втянуться в сборы мне не дал телефонный звонок.

– Слушаю, – произнес я осторожно, так как номер, который определил мобильник, принадлежал Аматэру.

– Есть разговор, – услышал я голос Атарашики. – Серьезный. Лучше сегодня, но если у тебя какие-то дела…

Карга старая. Поди пошли ее, когда она так настроена. Сейчас со мной говорила Аматэру Атарашики, а не кошелка из онсэна.

– Я не занят Аматэру-сан. Уже выезжаю.

<< | >>
Источник: Николай Метельский. Срывая маски. 2018

Еще по теме Глава 14:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование