<<
>>

Глава 11

– Спасибо, Отомо-сан, – поклонился я. – Вы меня сильно выручили.

– Можешь обращаться ко мне по имени, – ответила она.

– Благодарю еще раз, Каори-сан. Надеюсь, мои песни вам приглянулись?

– Да, весьма неплохо, – кивнула она.

– Спасибо и тебе, Синдзи-кун.

– Не за что, Каори-сан, – улыбнулся я. – Передавайте привет вашему брату.

– Обязательно.

Выйдя из звукозаписывающей студии, я забрался в машину.

– Домой, Василий. Что там с твоей семьей?

– Нормально все, – ответил он. – Привыкают к новому дому. Спасибо, что помогли с гражданством.

– Да бог с тобой, мелочи.

В моем прежнем мире с гражданством в Японии было построже, да и в целом здесь с этим проще. Не только в этой стране. К тому же я просто отдал распоряжение кому надо, и все. А вот с Отомо Каори пришлось самому разбираться. А все долбаные дни рождения. На этот раз – у Шины. Вот что можно подарить семнадцатилетней девчонке из могущественного аристократического рода, у которой и так все есть? А чего нет, то ей может достать папа.

Эх, как же проще было раньше. Пока я считал Шину просто соседкой, ей доставались духи, бижутерия и подобная ненужная фигня. И все были довольны. А сейчас? Дарить ей что-то супердорогое и редкое тоже не следует, а то в следующем году не смогу держать планку. Дарить же что-то хуже, чем раньше – плохой тон. Не дай боги, обидится опять. А у меня с фантазией в этом плане беда. Я даже с Акено консультировался, так как Заноза спасовала. Но он просто развел руками – подарками у них в семье заведовала Кагами. Подошел я и к ней, но Девятихвостая меня мягко послала, вроде как это моя ноша. Тут-то я и вспомнил про Анеко, которая нацелилась стать идеальной женой. Пусть привыкает. Вдруг у ее будущего мужа будут те же проблемы, что и у нас с Акено. И что забавно, она действительно помогла.
Вот и пришлось переться к Каори. Можно было и без нее обойтись, но мне и так было необходимо к ней заскочить, песни передать, плюс наладить контакты.

Когда сестра Акинари узнала, чего я от нее хочу, только головой покачала. Но помогла. Три песни ей, одна Шине. Договаривались, правда, на одну, но не ссориться же из-за этого? Не знаю, что она при этом подумала, однако спела на пять с плюсом. Мне понравилось. А вот с регистрацией и лицензированием вновь пришлось идти к Акено – без документов Шины было не обойтись. Правда, мимо проходила Кагами и, услышав наш разговор, прогнала мужа, пообещав заняться этим самостоятельно. Акено было рыпнулся возразить, но его быстро поставили на место. Такой он порой подкаблучник. Хотя, пока Кагами беременная, и я этим грешу.

На следующий день Казуки вернулся на базу вечером, да еще и с фингалом.

– Я так понимаю, ты подставился? – спросил я.

– Добрая драка объединяет, – пожал он плечами. – Вы сами так говорили.

Не помню такого, но сказать мог, да.

– И как, помогло?

– Еще не знаю, – потрогал он синяк под глазом. – Надеюсь.

– Сходи в медпункт, – усмехнулся я. – Тойчиро-сан поможет.

– Пока не стоит, – покачал он головой. – Еще посчитают мажором и неженкой.

– Ну, как знаешь.

День рождения Шины приближался. Честно говоря, изначально я собирался пойти на него с внучкой Джернота, но Анеко как-то раз заметила на тренировке, что это еще ерунда, вот у Шины-сан скоро день рождения, вот у кого трудности.

– Кстати, Синдзи, а с кем ты пойдешь на праздник?

Намек более чем понятен.

– Еще не знаю. А у тебя есть на этот день какие-нибудь планы?

Тоётоми как-то раз заметил, что девчонкам… точнее, юным аристократкам не совсем комфортно ходить на различные праздники и приемы в составе семьи. Это как бы показатель того, что парни ими не интересуются, а женихи, в отличие от распространенного мнения, есть далеко не у всех. На самом деле мало у кого они есть. И время сейчас уже не то, не средневековье, чай, и род, с которым заключается такой договор, должен быть хорошо знаком, скорее даже дружествен.

Либо нужна какая-то политическая причина. В крайнем случае выгода для обоих родов. Так что если откровенно, то и в средневековье с ранней женитьбой все было не так, как представляют себе простолюдины. Гораздо сложнее. А уж принятие в род жены из простого сословия – так и вовсе штука распространенная, что еще уменьшает шансы аристократок.

А у Анеко к тому же и родословная в минус играет. Она же у нас старшая принцесса главного рода клана Охаяси, такую девицу кому попало отдавать нельзя. Правда, это уже мои домыслы, но вряд ли я ошибаюсь. Вот и изгаляются и Анеко, и та же Каори, пытаясь найти себе пару. Даже не пару, а просто спутника на вечер. Не удивлюсь, если тут еще и отцы играют свою роль, пытаясь держать дочерей при себе. Так что нет ничего удивительного, что Анеко сыплет подобными намеками. Хорошо еще не часто, знает меру. А то бы я только с ней и ходил на приемы к аристократам.

В общем, над предложением составить мне пару Анеко обещала подумать. Впрочем, думала она недолго и уже на следующий день дала согласие. Хотел я было попросить у Кояма приглашение для Шмиттов, раз уж с Идой ничего не вышло, но потом передумал. В конце концов, нам ведь надо отметить их связь со мной, а не с Кояма. Не стоит строить в умах окружающих связь Шмиттов и Кояма, хватит и того, что у них я под боком живу. Не дай боги император подумает, что наш альянс – проект этого клана.

Так что в день икс, забрав Анеко из дома, поехал в загородный особняк Кояма. Гостей в тот вечер встречали Акено, Шина и Мизуки. Точнее, нам с Анеко повезло, и нас встретили втроем, а мог и один Акено стоять. Жди потом кого-нибудь из девчонок.

К гостям нас отвела предельно вежливая Шина. Возможно, даже чуть более вежливая, чем нужно. Но я с такой Шиной не очень знаком, так что могу и ошибаться. С ходу нашли Райдона, с которым немного пообщались. Постояли бы еще, но мы же не в школе, тут надо пройтись – себя показать, других посмотреть. Так что, после того как Анеко с намеком кашлянула, отправились дальше.

Видел краем глаза недовольную Каори, которая в компании какого-то парня наворачивала вкусняшки со стола. К ней подходить не стали – в паре главный мужчина, и подошли бы не мы с Анеко к Каори, а я к ее парню, которого ни Анеко, ни я не знали. Вот девушка одна могла подойти к знакомой, даже если та с парнем, а у нас бы так не вышло. Зато мы спокойно могли подойти к ее брату, находящемуся недалеко от сестры и, что-то мне подсказывает, присматривающему за ней. Заодно познакомились с его невестой, Матарэн Хидеми. Красивая и, я бы сказал, мягкая на вид брюнетка в очках и бело-красном кимоно. У Шины, к слову, тоже бело-красное кимоно, но рисунок абсолютно другой. У Хидеми что-то вроде облаков по всей поверхности, а у Шины цветы у подола, воротника и рукавов. Анеко тоже была в кимоно, но там преобладали белый, золотой и красный. Да и само кимоно больше походило на корейский вариант, то есть было не облегающее, а больше похожее на платье.

Пообщавшись с поглядывающим на сестру Акинари, мы отправились дальше. Сегодня здесь было гораздо больше наших ровесников, чем на дне рождения Кенты, но это и понятно. Я тут даже нашу старосту-тян встретил, но подходить, опять же, мы не стали. То есть можно было, как и к Каори, но общаться с незнакомыми или почти незнакомыми парнями у меня сегодня желания нет. Тем более что с женихом старосты-тян мы еще в прошлую нашу встречу не поладили. Пообщались и с Чесуэ. Это уже реально на какой-то ритуал стало походить. Я, кстати, узнал, почему он так популярен среди аристократии. Оказывается, Чесуэ – единственный в Японии, кроме императорского рода, кто занимается выращиванием кристаллов для охранных роботов. Мне раньше казалось, что этим занимаются те, кто делает для них платформу, два в одном, так сказать, однако нет. Только Чесуэ. И я еще хотел в будущем устроить с ним войнушку… В таком случае произошло бы одно из двух – меня либо морально поддержали бы, либо тут же задавили всем миром.

Но плодами победы в любом случае не дали бы воспользоваться.

Заметил Кагами, беседующую с каким-то стариком. Точнее, он ей что-то втирал, а она со скучающим выражением лица смотрела, что происходит вокруг. Прийти, что ли, на помощь?

– Еще не поздно лечь в больницу, – услышал я на подходе. – Подумай о ребенке, в конце-то концов! – негромко, но экспрессивно произнес старик.

– Это решать мне, отец, – отрезала она и поймала меня взглядом. – И я уже все решила. Синдзи! – повысила она голос.

Какого черта? Зачем ей в больницу?

– Кагами-сан, – поклонился я. – Рад видеть вас в добром здравии, – произнес, покосившись на ее отца.

– Кояма-сан, – поклонилась Анеко.

– Я тоже рада вас видеть, – улыбнулась она. – Познакомьтесь с моим отцом. Гангоку Ю.

– Гангоку-сан, – поклонился я еще раз.

Само собой, Анеко повторила мой маневр.

– Тот самый Сакурай Синдзи? – посмотрел на меня старик и, покосившись на Кагами, покачал головой. – Хоть вы ей объясните, молодой человек, что беременность в ее случае безопаснее встречать в больнице. Все, я пошел. Сил нет с тобой спорить.

Фух. Я уж было испугался. А это всего лишь еще один паникующий старик. Мало мне одного Кенты. Но для проформы все же попытался последовать совету этого Ю.

– Кагами-сан, – начал я, когда старик отошел от нас, – дети…

– Я не первый раз рожаю, Синдзи, – перебила она, поняв, к чему я клоню. – И сама прекрасно знаю, когда ложиться в больницу.

– И вам совсем не страшно? – спросила Анеко.

– Страшно, девочка. Очень страшно. Но еще страшнее мне оставлять семью. Пусть так, в больнице с этим все равно ничего поделать не могут.

Покрутил шеей в попытке ею похрустеть – еще по старой привычке с того мира, но из-за возраста, как всегда, ничего не получилось. Нечему там еще хрустеть.

– Не бойтесь, Кагами-сан, – поддержал я ее. Переубедить-то все равно не получится. – Как сказал великий мудрец, пока с вами Сакурай Синдзи, любой ребенок родится крепким и здоровым.

– Это какой такой мудрец? – усмехнулась Кагами.

– Великий! – поднял я палец вверх.

В какой-то момент, пока мы общались с Кагами, к нам подошла платиновая блондинка нашего возраста, в которой я узнал родственницу Анеко.

– Кояма-сан, – поклонилась она, прежде чем отозвать мою партнершу.

В итоге девушки, пошушукавшись, ушли, оставив меня наедине с Кагами.

– К нам намедни Мизуки подходила, – произнесла она с улыбкой. – Это правда, что ты взялся создать для нее индивидуальный стиль?

– Я попробую, но даже ей я не мог ничего обещать.

– И каковы шансы? – спросила она.

Свой стиль я создал сам. Это правда. Не с нуля, понятное дело, просто переработал то, что собрал, но тем не менее. Да, там преобладает джиу-джитсу, однако для ведьмаков моего уровня ни один существующий стиль не смог бы подойти полностью. Так что в той или иной мере все мы учителя-экспериментаторы. В итоге получившаяся у меня солянка прошла жесткую проверку далеко не одним боем, поэтому можно сказать, что у меня все получилось. Так почему бы и не повторить опыт.

– Восемь из десяти, что получится, – ответил я. – Конечно, знать техники, которыми она будет пользоваться в будущем, было бы неплохо, но и так справлюсь.

– Тебе именно техники нужны? – задала она еще один вопрос.

– Да нет, – пожал я плечами. – В основном эффект и время создания.

– Понятно, – отвернулась она, переведя взгляд на двор и гостей. – И ты позволишь потом использовать этот стиль другим членам рода Кояма?

Интересный вопрос.

– А вы от лица кого спрашиваете?

– А есть разница? – посмотрела она на меня.

– Конечно. Мне очень дорога ваша семья, Кагами-сан. Но только ваша. Если вы говорите от лица всего рода, то я не согласен. Если от своего лица, то я не смогу вам отказать.

– Я ведь и солгать могу после твоих слов, – заметила она, приподняв брови. – Хотя да, ты же у нас аномально чувствителен ко лжи.

– С чего это вы взяли? – отвернулся уже я.

– Мы слишком долго знакомы, Синдзи, – усмехнулась Кагами. – Ты мне как сын. Неужто нормальная мать не узнает о таком?

Блин. Смущает. Ладно, о другом надо подумать. Могут ли местные ведьмаки, они же Патриархи, чуять ложь? Если их уровень равен рангу Ветерана, то они примерно по силам между нашими Специалистом и Витязем. В этом случае все нормально. Сомневаюсь, чтобы в этом мире было много Патриархов такого уровня, их все же берегут, а до Витязя добраться на одних тренировках ой как сложно. В общем, их было мало, и статистики по ним тоже немного. Да и не могут Витязи отличить ложь от правды. Точнее, они делают это с переменным успехом, да и то неуверенно. Так что мне даже полезно будет, если народ увидит, насколько я в этом хорош. Хотя нет, перегибаю. Уж лучше вообще никто ничего знать не будет. Но Кагами и не побежит рассказывать, какой у нее выдающийся сосед. Я вот даже не уверен, что Акено в курсе. Хотя да – с ним мы тоже не вчера познакомились.

– Так каков ваш ответ, Кагами-сан? – спросил я.

– От своего лица прошу, – ответила она. – И если у тебя все получится, то обещаю, что у клана будет перед тобой долг.

Нормальная цена. Жаль, что в перспективе. Кагами одним махом записала в должники весь клан, хотя профит будет только у ее рода. Если бы она просила только для себя и своей семьи, то я бы тут же отказался от долга, но раз уж не только для них, то пусть будет. К тому же я и не подумал о таком варианте. Забавно. Я совершенно спокойно отношусь к долгам со стороны семейства Акено. Мне на это абсолютно плевать. Свои же. Но вот иметь долги перед ними как-то не хочется. Может, это из-за Кенты? Да нет, я и раньше таким был. Не люблю брать в долг. Наверное, боюсь, что если это близкие люди, то они посчитают, что я их использую, а уж если чужие… Когда-нибудь придется отдавать, что не есть гуд. Другое дело, что понятие «долг» тут несколько размыто из-за засилья аристократии и их интриг. Вот и дую на воду, отказываясь по возможности вообще от какой-либо помощи.

– Что ж, если у меня получится, то я не против использования стиля другими.

– Спасибо, Синдзи, – улыбнулась Кагами.

– Да нет, это вам спасибо, – склонил я голову. – Далеко не каждый ребенок, потеряв семью, сможет обрести новую.

На что Кагами обняла меня и взлохматила мне волосы.

– Мне жаль, что такое произошло с твоим отцом, – произнесла она тихо.

А вот это надо сразу прояснить.

– Мои родители умерли шесть лет назад, Кагами-сан, – ответил я. – Спасибо, что поддерживали меня все это время.

– Ох, Синдзи, – покачала она грустно головой. – Мы ведь и правда думали, что ты поддерживаешь с ними отношения.

Я тут же вспомнил тот разговор у них дома, когда меня уговорили пойти в Дакисюро. Родителей я тогда тоже упоминал.

– Такой уж я человек, – пришлось признать свое вранье в тот день.

Да и не только в тот.

Анеко я нашел минут через десять. Она стояла в компании Шины и мило той улыбалась. И Шина улыбалась в ответ. Тоже мило. Но, черт возьми, от них, кажется, даже «яки» шло. Несильное, но впечатление такое, будто они готовы сцепиться.

– Девушки, – произнес я осторожно, подойдя к ним.

Встревать в такие разборки не самая лучшая идея, но одна красотка – сегодняшняя именинница, а вторая – моя партнерша. Я просто не мог проигнорировать зарождающийся конфликт.

– Вот и весь сказ, – произнесла Анеко, беря меня под руку и глядя Шине в лицо. – Думаю, тут больше не о чем говорить. Пойдем, Синдзи, мне захотелось пить.

– Шина, – кивнул я ей, прощаясь. – И что на вас нашло? – спросил Анеко, когда мы отошли.

– Не бери в голову, это наши с ней дела. Женские.

Похоже, не ответит.

– Тогда пойдем, выпьем сока и найдем твоего брата.

– Какого именно? – спросила она весело.

– Да любого… – пробормотал я.

Шина кипела от злости после разговора с блондинистой стервой. Раздражение было настолько сильное, что ей пришлось удалиться в свою комнату на некоторое время, дабы хоть немного остыть. Иначе она точно на ком-нибудь сорвется. А даже если и нет, держать лицо с каждой минутой становилось все сложнее и сложнее. Ей определенно нужно успокоиться. «Даже не друзья с ним», ха! Да она знакома с Синдзи с тех времен, когда они голышом бегали по их двору! «Не друзья», скажет тоже…

Да, приходится признать, что в последний год она совсем потеряла берега и перегнула палку. Нежелание Синдзи заниматься бахиром и его постоянное потакание ей застили глаза, отчего казалось, что Син слаб как телом, так и духом, а ее попытки это изменить лишь усугубляли конфликт. Она, дочь Кояма Кагами, повела себя как узколобый мужлан, пыжащийся своей силой. Не увидела очевидного. Не хотела видеть очевидное… Но турнир расставил все по своим местам, открыл ей глаза. Показал его силу, в том числе и силу воли. Все эти годы он именно что потакал ей, но когда вопрос стал ребром, рука… и нога у него не дрогнули. Словно пелена с глаз спала. Как она раньше могла не замечать того, что превосходит его только в том, что родилась в удачной семье? Деньги… хотя нет, и тут он обошел ее – ей столько денег на карманные расходы не выделяют. Статус и гены, вот и все, в чем она его превосходит. А по факту, только статус. Но и его он всеми силами пытается изменить. У Синдзи полно черт, за которые его можно уважать. Не без минусов, конечно – если он настолько крут, мог бы и не доводить конфликт до крайней стадии. Лично она не видела, как этого можно было избежать, но Син мог это сделать, она уверена.

Теперь же приходится все исправлять. Ей исправлять. Синдзи вроде и не против помочь, но всякие там личности постоянно мешают! Ладно Охаяси Райдон, должны же у Синдзи быть друзья, но его сестра, эта дрянь… бесит. Жутко бесит! А ведь совсем недавно она почти стала ее подругой. Сучка! «Даже не друзья», тоже мне… На пляж вместе ходили… Точно! Надо еще раз выбраться в мир. Только без нее. Можно пригласить подруг отметить день рождения без взрослых. А Синдзи пусть и дальше пашет, ну или что он там делает. Ну его на фиг, раз водится с этой заразой. Без него обойдемся. И Мизуки не приглашать – не хочет помогать сестре, не будет ей и развлечений. А то ишь дурочку из себя строит. Как будто Шина не знает, что рыжая та еще плутовка. Могла бы и помочь наладить отношения с Сином… Нет, точно не приглашать. Куда она там мечтала попасть? В караоке? Отличная идея для середины зимы. Вот и пусть теперь завидует. А сопровождающим… ну, она найдет кого-нибудь. Да хотя бы Ренжиро. Двоюродный брат подойдет. Семье ведь главное, чтобы это парень был, а на силу плевать. С Синдзи же вон на пляж отпустили, а у него вообще ранга никакого нет. Точнее, есть, но такой маленький, что его можно не учитывать. Хотя, конечно, с ним было бы веселей… Нет. К демонам этого прогульщика! Устроим девичник! Ну и Ренжиро пригласим. Без парня все равно не отпустят.

На следующий день Шина сделала ход конем, пригласив в караоке, а когда я отказался идти, тяжко вздохнула. И так у нее это естественно получилось…

– Я правда не могу, – повторил я. – У меня сейчас куча дел, особенно бумажных. Да еще и налоговая неподалеку крутится. Да и другие проверяльщики. Как будто им заняться больше нечем. Один глобальный проект, несколько второстепенных, которые по трудозатратам не такие уж и второстепенные. Партнеры постоянно время отнимают. Плюс учеба – хочу вновь бросить вызов Мизуки.

Точнее, подготовиться и сдать экзамены за следующий год. Да и ученички, о которых тебе лучше не знать, время отнимают.

– Я понимаю, – вздохнула она еще раз. – Все нормально, Синдзи, я не в обиде. А Ми-тян тебе не победить, сам же знаешь.

Ну прям… прям две разные Шины – до турнира и после. Может, ее подменили? Может, настоящая Шина в каком-нибудь храме заперта, а тут ее двойник?

– Я постараюсь, – только и ответил я.

В пятницу после уроков пришлось ехать в мэрию, где мне целый час выносили мозг чиновники из опеки несовершеннолетних. Да, по истечении обещанных мне Кентой пяти дней я сообщил ему свое решение, и он даже, расстроенно покачав головой, согласился, что вариант с Шидотэмору возможен. Вот только он не давал обещания не мешать мне. Так что дело затянулось, а теперь и вовсе в мэрию пришлось ехать. С адвокатом Шидотэмору. Если коротко, то они ни в какую не хотели давать временное опекунство компании. Либо отказ родителей от прав на меня, либо их подтвержденная смерть. А так как тел не нашли, мне не подходит ни тот ни другой вариант. Я им тыкал завещанием, которое написали родители, но оно, видите ли, составлено неверно. Если бы вместо компании в нем был указан конкретный человек, тогда да, в нашем же случае – извините. Но на отказ от прав родители не пошли бы точно, да и не подумал я тогда о подобном варианте. Как и о том, что эту писульку необходимо проверить на юридическую состоятельность. В итоге при любом раскладе я попадаю под опеку государства. И уже после этого Шидотэмору может подать заявление о желании взять меня под свое крыло. Можно тянуть время, так как не все с этим просто, доказывая, что завещание состоятельно, но в это время я все равно буду под колпаком государства. Под опекой, я имею в виду.

От второго варианта я отказался сразу, так как смысла нет, ибо опека уже будет у других. Проще начать все заново. Ну а первый вариант плох тем, что не только Шидотэмору может подать свое заявление. Кто этим тут же воспользуется, догадаться не сложно.

– Кента-сан, – обратился я к нему, когда мы пили чай у него в комнате. – У меня к вам просьба.

– Слушаю, Синдзи, – кивнул он благожелательно.

– Я прошу прекратить ставить мне палки в колеса в деле о моей опеке.

– О чем ты? – изобразил он удивление.

– Я в курсе, что вы мешаете Шидотэмору.

– Прям-таки в курсе? И как я это делаю, позволь спросить?

– Доказательств у меня нет, – сделал я глоток чая. – Так что вы правы, могу и ошибаться. Но тогда… – замолчал я. Требовать от старика слова или какого-то подтверждения, что это не он, я не могу. Он меня точно пошлет. Мягко или грубо – не важно. – Что ж, я понял, – произнес я, ставя чашку на столик, и поднялся. – В таком случае прошу простить меня за то, что отнял ваше время, Кояма-сан. И глубоко извиняюсь, что посмел подозревать вас в подобных вещах, – поклонился я под конец. – Не смею отнимать ваше время, – направился я на выход.

И он меня не остановил. Даже слова не сказал. То есть про домашние отношения со стариком можно забыть. Не удивлюсь, если и дружеские скоро пропадут.

Оставаться жить в квартале после такого я уже не мог. Дружеские отношения с главой клана – это хорошо, если они теперь есть, но покажите мне простолюдина, который живет на родовых землях друга-аристократа. Нет таких. Так что уже на следующий день, предупредив Кояма, я начал собирать вещи. Чем и продолжил заниматься после школы. Именно в этот момент ко мне и зашел Акено.

– Похоже, ты не шутил, – осмотрелся он, когда я впустил его в дом.

– В одиночку это трудно делать, но думаю, за неделю управлюсь, – пожал я плечами.

Многовато я вещичек скопил, это да. Родительские я тоже не собирался оставлять.

– Подожди, – остановил он меня, когда я направился на кухню. – Я ненадолго. Не нужно кофе.

– Как хотите, Акено-сан, – усмехнулся я. – Но в заваривании кофе я совершенствуюсь.

– Слишком медленно, – покачал головой Акено. – Я состарюсь раньше, чем ты научишься варить кофе.

– Чай вам не нравится, кофе тоже, – присел я на диван. – Не стойте, Акено-сан, а то вы меня смущаете.

– М-да, – сел он в кресло. – Не думал, что все так обернется, – и неожиданно выдал: – Собираешься исчезнуть?

Была такая мысль. Если я хочу избавиться от чьей-либо опеки, мне действительно лучше исчезнуть. И передать акции доверенному человеку, потому что у Кояма хватит власти сильно мне нагадить с этим. Да только проблемы это не решит, и ограничений я на себя навешу выше крыши.

– Нет, не собираюсь, – качнул я головой. – Решу эту проблему по-другому.

Просто-напросто сдам родителей. Сразу, как только Кояма сделают свой шаг. Я ведь не давал обещания не рассказывать о том, что они живы. Впрочем, я не собираюсь кричать об их афере на всю страну, просто сообщу обо всем Кояма. Вряд ли Кента остановится, но пока и этого хватит.

– Отец сказал, что ты уверен, будто он… – замялся Акено.

– Уверен, Акено-сан, – вздохнул я. – Без доказательств. Просто уверен.

– Но если ты не прав… Ты ведь и правда можешь быть не прав.

Могу. И осознаю это.

– Тогда мне тем более не стоит тут задерживаться. После таких ошибок я просто не могу использовать ваше гостеприимство.

– Что ж ты такой упертый? – покачал он головой.

– Я… Акено-сан, если я не прав, то ничего, кроме моего места жительства, не изменится. Когда-нибудь я все равно должен был переехать. Я бы даже извинился еще раз, искренне извинился, но от бездоказательной уверенности сложно избавиться. Я осознаю, что могу быть не прав, мне будет очень стыдно, но я не могу ничего с собой поделать. Мы с адвокатами перепробовали много чего, но каждый раз натыкались на какие-то препоны. Кому это еще нужно, кроме вашего отца?

– Ну а ему-то зачем? – воскликнул, не выдержав, Акено.

– У него спрашивайте, – поджал я губы. – Я, знаете ли, тоже не понимаю.

– Ты, похоже, и не собираешься искать логику в этом деле, – провел он рукой по волосам.

Ну не говорить же ему о своем «повелительстве»? Он, видимо, и не знает об этом. А может, стоит? Может, рискнуть? Нет. К черту риски. И так хрен знает что происходит. Еще и такой неопределенный фактор, как Акено, в дело добавлять точно не стоит.

– Да поздно уже логику искать, – усмехнулся я. – Что есть, то есть. Мне нужна свобода над головой, даже с родителями умудрился договориться, а вот с Кояма-саном такое вряд ли пройдет.

Давить-то мне на него нечем. Разве что угрожать, что вот как вырасту, так устрою ему кузькину мать от всей своей «повелительской» души. Но это глупо. Не сейчас точно.

– И что ты уперся в эту гипотетическую свободу? – покачал головой Акено. – Как будто у тебя тут же все отберут. Или на галеры отправят. Тебе до совершеннолетия осталось всего ничего.

Над этим я тоже думал. Чисто логически Акено прав – незачем Кенте лишать меня всего. Если ему нужен в будущем Повелитель огня, то злить меня, настраивая против себя, не стоит. Подождать немного до совершеннолетия, и хрен кто заставит меня дать клятву верности клану. Это раньше я гадал над различными действиями старика, но теперь все несколько упрощается. Однако в Малайзию я отправиться уже не смогу. Дело даже не в том, что не дадут, просто смысла уже не будет. Как и Шмиттам, к слову, которых подставлять ой как не хочется. Ведь все, что мы завоюем, окажется именно у клана Кояма – слишком велика будет наша связь в глазах императора. Если Кента все же добьется своего, придется делать что-то совсем плохое и неразумное. Либо все отменять. Но даже не будь Малайзии – такая связь определенно помешает мне в будущем получить свой герб.

Надо что-то делать. Как-то затормозить Кенту. Хотя бы затормозить. Или, может… притащить к нему родителей? Или не молчать, а предъявить доказательства их жизни самому бюро опеки? Или…

– Акено-сан, передайте Кояма-сану, что если он потянет ко мне свои руки, пока идет дело, Шидотэмору подаст на него в суд. Мы найдем причину, связанную со мной.

– Что? – вскинул он брови.

– И я гарантирую, что об этом узнает очень много людей. Не только аристократов. Пусть даже мы проиграем, наверняка проиграем, но резонанс точно будет. Я не собираюсь сдаваться без боя.

– Доигрался? – спросил Кенту сын. – Плевать на его слова, что ты будешь делать с его обидой на клан?

– Знаешь, – произнес Кента медленно, – его слова тоже не подарок. Клану Кояма – судиться с какой-то там Шидотэмору из-за мальчика-простолюдина?! И смех и грех.

– Так ты все-таки мешал ему, – поджал губы Акено.

– Чуть-чуть, – подтвердил Кента. – А обида у него не на клан, а на меня лично. Это ерунда… Но каков, а? – даже восхитился он. – Вывернулся-таки, молокосос.

– То есть ты его оставишь в покое? – спросил Акено.

– В этот раз, – кивнул Кента. – И не его, а это дело с опекой. Я, кстати, и не собирался доводить его до конца.

– Это как? – удивился Акено. – Зачем тогда начинал?

– Если бы ты, дурачок, к нему не пошел, я бы просто спустил все на тормозах, а он потом пришел бы ко мне просить прощения за то, что ошибся. А опека… Зачем она мне, если он, как ты выразился, затаит обиду на клан? Это сейчас у него претензии ко мне лично, а как оно будет потом, неизвестно. Бог его знает, какие мы планы ему поломаем.

– Ты, а не мы. Ладно, с этим я понял, – потер Акено лоб в раздражении. – Только я-то тут при чем?

– Теперь, даже если я ничего не буду делать и Шидотэмору получит опеку над ним, он будет думать, что это сработали его слова. В общем, я теперь в одних минусах. Спасибо, сын, – произнес он весело.

– Откуда столько радости?

– А чего печалиться? – пожал Кента плечами. – В целом-то мы ничего не потеряли. Можно даже кое-что получить. Намекни ему между делом, что ты постараешься меня остановить. Мол, я закусил удила, но ты ему поможешь. Пусть не мне, но тебе-то он точно будет благодарен.

– Лучше не рисковать, – покачал головой Акено. – Выкинет еще что-нибудь – проблем не оберемся. Лучше просто скажу, что решил с тобой вопрос. А вот его переезд…

– Забудь, – отмахнулся Кента. – Когда-нибудь это и без нас произошло бы. Его, наверное, и сдерживало только расстояние до школы.

– И Кагами, – произнес Акено задумчиво. – Последнее время он зачастил к ней.

– Ну и это, – пожал Кента плечами. – Хотя, конечно, жаль. Не учел я твою любовь бегать к нему при любом форс-мажоре.

Если бы дом не находился в квартале Кояма, я бы уже давно нагнал сюда народу, и они за день собрали бы все вещи, а так приходится все делать своими руками. Который уже день. Стараясь не отвлекаться от дел. Блин. Ну хоть рыбки нормально переехали. Нескольких поселил в аквариуме моего маленького и мало кому известного кабинета в главном офисе Шидотэмору, а все остальное уехало в особняк. Осталась мелочь.

На душе была тишь и благодать. Вчера Акено сообщил, что разобрался с отцом и никто мне теперь мешать не будет, а он лично даже поможет. Точнее, Акено уже отдал все распоряжения, и дело должно сдвинуться с мертвой точки. Правда, под опекой государства побыть немного все же придется, но это такая малость, право слово. Если Кента не будет вмешиваться, я, наверное, даже не успею запомнить лица куратора, которого ко мне приставят. А с помощью Акено могу и вовсе его не увидеть. Хотя нет, хотя бы раз мы с ним должны встретиться. Ну да приглашу его к себе в особняк, пускай офигевает и не рыпается.

Переезд, по понятной причине, отменен не был, все же с Кентой у нас небольшой конфликт вышел, и оставаться после него здесь жить будет как-то слишком уж… просто слишком. Да мне гордость не позволит здесь остаться! Я что, побирушка какой-то? Жаль, конечно, добираться до школы придется в разы дольше, но Райдон-то ездит, вот и я смогу.

Оторвал меня от мыслей звонок в дверь. Вряд ли это Акено – зачем ему ходить сюда каждый день? Разве что с вещами помочь. Но у него и своих дел навалом. Да и людей проще прислать, но без моей просьбы он этого не сделает, а я… скажем так – не люблю свой характер, но он же и не дает мне меняться. Замкнутый круг, чтоб его… В общем, мне гордость не позволит попросить его о помощи. Гордость и подозрительность. Мизуки помогает иногда – только ее я и могу допустить до своих вещей, но она тоже не бездельничает целыми днями. Особенно после того, как заявилась ко мне с флешкой, переданной матерью. С тех пор, ответственно заявляю, пашет она как папа Карло дни напролет. Времени разобраться с информацией на флешке у меня нет, поэтому приходится пока тупо загружать ее физическими упражнениями, что не просто, учитывая ее выносливость. Вот разгребу немного дела и займусь рыжей.

Оставив в покое коробку, в которую я собирал вещи, отправился открывать дверь. По сути, выбор того, кто мог меня навестить, не сильно большой – либо девчонки, либо Кагами. Но я ставлю именно на Кагами. Шина вряд ли придет, а Мизуки у меня на базе.

– Здравствуйте, Кагами-сан, – произнес я, открыв дверь. И тут же напрягся. – Что с вами?

Никогда, ни разу в жизни я не видел Кагами такой… потухшей. И это не из-за переезда. Я уже общался с ней после того, как сообщил о своем решении. Она, конечно, расстроилась, но выглядела после этого скорее раздраженной.

– Синдзи… – сглотнула Кагами.

– Что случилось? – спросил я, немного паникуя. Сам такого от себя не ожидал, но видеть ее в подобном состоянии было крайне некомфортно. – Просто скажите, Кагами-сан, я разберусь.

– Шину похитили…

<< | >>
Источник: Николай Метельский. Срывая маски. 2018

Еще по теме Глава 11:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование
  18. Глава 13 За знакомство
  19. Глава 15 Надя