<<
>>

Глава 9

– И что вы можете сказать в свое оправдание, юная леди? – спросил я девочку, которая стояла напротив моего стола. – Молчание тебе не поможет, Рейка-тян, я жду ответа.

– Казуки ушел, – пробубнила она, смотря в пол, – и я пошла его искать.

– В сторону заброшенного завода, – кивнул я. – Это логично. – Слишком часто она видела, как там тренируются ребята, так что такое возможно. – Но на сам завод зачем полезла?

– Я не хотела… – буркнула она, так и не подняв головы.

– И кто же тебя заставил? – Стоит, молчит, краснеет. – Рейка-тян, – подошел я к ней, – ты хоть представляешь, как я испугался за тебя? А сколько людей бросили свои дела и побежали тебя искать? Нельзя быть такой эгоистичной.

– Прости, братик… – произнесла она, готовая расплакаться.

– Ох, горе ты мое, – обнял я девочку, присев рядом с ней на корточки. – Не делай так больше. Казуки же просил никуда не уходить.

– Я больше так не буду, – произнесла она мне в рубашку.

– Ну все, не плачь, пойдем уже.

Извинишься перед Казуки. Он ведь тоже сильно за тебя испугался.

Поднявшись с корточек, взял в руку ладошку девочки, после чего мы с ней вышли из кабинета в приемную, где нас ждали Казуки и Танси-сан. И если с Казуки все в порядке, то старика я здесь увидеть не ожидал.

– Сакурай-сан? – произнес Казуки, поднявшись со стула.

– Что нужно сказать, Рейка-тян?

– Прости меня, Казуки, – произнесла она смущенно.

– Конечно, Рейка-тян, – улыбнулся он. – Но больше не убегай, ладно?

– Не буду, – улыбнулась она осторожно.

– Казуки, – сказал я, – отведи нашу гулену к себе. Пусть умоется и переоденется.

– Хорошо, Сакурай-сан. Пойдем, Рейка-тян? – протянул он ей руку.

– Иди, – слегка подтолкнул я девочку. И, проследив, как они исчезают за дверью в конце коридора, повернулся к старику: – Вы хотели поговорить, Танси-сан?

– Так и есть, – подтвердил он, поднявшись со стула.

– Вы просили посмотреть кого-нибудь в помощь Брасовой-сан, – кивнул он благожелательно Лене. – Собственно… – приподнял он руку с папкой.

– Точно, было дело. Проходите, – пригласил я его, возвращаясь в кабинет.

Дождавшись, пока я сяду за стол, Танси-сан положил передо мной папку.

– Прошу, ознакомьтесь, – произнес он. – Здесь самые… – запнулся он, подбирая слова, – лучшие из самых подходящих.

– А у вас так много кандидатов? – раскрыл я папку.

– Я выбирал из семей тех, кто решил присягнуть вам, – пояснил Танси. – Из этих нескольких сотен четыре десятка в той или иной мере могут вам подойти. И уже из них я подобрал десяток.

– Одни женщины? – хмыкнул я, не отрываясь от чтения.

– В возрасте от двадцати девяти до пятидесяти, – заметил он. – Так сложилось, специально по возрасту я не выбирал.

– Знание как минимум русского и немецкого у всех, как я посмотрю, – заметил я, подняв голову.

– Это лучшие, – кивнул он.

– Что ж, спасибо, – кивнул я, закрыв папку. – Кто-то, возможно, отсеется. Не могли бы вы составить список всех кандидатур со своими пометками? Кто в чем лучше или хуже, кого вы считаете более пригодным для этой работы.

Прочитал я не все, но и выбирать себе подчиненных не мне, а Лене. Меня же, на первый взгляд, все устраивает.

– Да, конечно, – слегка поклонился он.

– Тогда все. Спасибо, что так быстро справились.

– Не за что, Сакурай-сан, – поклонился он еще раз и уже глубже. – Это моя работа.

– Кстати, Танси-сан, – остановил я его у двери, – у нас ведь нет официального отдела кадров?

– Если считать базу и все, что здесь происходит, отдельной организацией, – обернулся он, – то вы правы, нет. Сейчас я состою в штате Шидотэмору.

– Ясно, еще раз спасибо, – кивнул я ему. А когда старик вышел, нажал на кнопку селектора: – Ленок, зайди ко мне. И сделай кофе, пожалуйста.

– Слушаюсь, Сакурай-сан, – раздалось в ответ.

Ей явно будет трудно совмещать организацию секретариата и повседневную работу, но зато потом станет проще.

Так что придется потрудиться. Иначе она свихнется все на себе тащить.

Вечером заехал к Танаке. Надо было обсудить создание второго отдела кадров и предполагаемое опекунство. И если с первым трудностей не предвиделось, то вот со вторым все было непросто.

– Стоп, – остановил я Танаку. – То есть, пока тела моих родителей не извлекут из-под обломков здания и не подтвердят их личность, ничего не выйдет?

– Сейчас они числятся пропавшими без вести, – подтвердил он. – И у нас не то чтобы ничего не выйдет, просто потребуется больше времени. Либо… – замолчал он. – Хотя нет, это тоже дело не быстрое.

– Что именно? – поинтересовался я.

– Временная опека. Но, как и с Казуки-куном в свое время, так пока еще никто никогда не делал. В смысле компании так не делали.

Ясно. Никто не брал опеку над ребенком при живых родителях, как с Казуки, и никто не оформлял временную, как в нашем случае. А значит, это точно затянется на какое-то время. В любом случае большее чем пять дней. Да уж, дела-делишки. И что теперь делать?

Придумал.

– Ты пока собирай все нужные документы, а с этим я разберусь. И на мою сестру тоже собирай. На всякий случай.

– Как скажете, Сакурай-сан.

Выйдя из офиса и забравшись в машину, я достал телефон.

– Алло, отец, есть разговор.

С родителями я встретился ночью в какой-то забегаловке, где с начала времен никогда не было ни одной камеры.

– И что такого произошло, что ты связался с нами? – поинтересовался отец, когда эта сладкая парочка подсела ко мне за столик. – Мы сейчас, знаешь ли, не в том положении, чтобы рисковать.

Как и они, здороваться я не стал.

– Из-за вашей мнимой смерти, – бросил я, – я остался «сиротой». Догадайтесь, кто претендует на опеку надо мной.

– Кента-сан, да, – вздохнул Рафу. – Об этом мы не подумали.

Офигеть! Он реально не врет! Они и правда не учли этот момент. А я-то уж, грешным делом, начал их подозревать во всяком таком…

– Надо что-то делать, Рафу, – произнесла с тревогой Этсу.

– Нельзя отдавать ее… ну и его Кенте.

– Не уверен, что ему нужна Рейка, – покачал я головой, доставая из кожаной папки бумагу с ручкой. – Пишите завещание. Я потом заверю его задним числом и все будет нормально.

– И что писать? – посмотрел на меня с удивлением Рафу. – Такие вещи не решаются за пять минут.

– Можете не упоминать свои финансы и собственность, главное, напишите, что отдаете опеку над нами Шидотэмору.

– Э нет, так не пойдет, – встряла Этсу. – Кто даст гарантии, что ты вернешь нам дочь?

– Ваши «тела» не опознаны, даже не найдены. И найдены не будут. Так что максимум, на что мы можем рассчитывать, это временная опека. Большего сейчас нам просто не добиться. А когда вы «вернетесь», Шидотэмору уже не сможет удержать нас.

– Это всего лишь твои слова, – нахмурилась Этсу.

– Отец, – вздохнул я, – мне было сложно, но я доверил вам родительские права на меня. Поверил вам. Поверьте и вы мне хоть раз. Рейка вернется к вам, как только вы пожелаете. У вас в руках информация о моем «повелительстве», возможно еще что-то, у меня – маска и нападение вашего Мастера. Если мы окончательно поссоримся и начнем гадить друг другу, пострадают все. Лично мне этого не надо. Рейка – славная девочка, но лично я ради нее не намерен рушить все свои планы.

– Тогда лучше передать тебе наше настоящее завещание, – не сдавалась Этсу. – Оно и заверено давно и по всем правилам. Никто не докопается.

– И что в нем? – спросил я, глядя на нее.

– Доверенный человек из нашего отряда получает опеку над нашими детьми. Остальное для тебя не важно.

– Местные будут долго с ним связываться.

– Так тем лучше, – ответила Этсу. – Пока они там будут разбираться, мы либо решим наши проблемы, либо «вернемся».

– Ну, знаете ли, – откинулся я на стул, – если вы мне не верите, то почему я должен это делать?

– Чтобы не попасть в зависимость к Кенте, – усмехнулась Этсу.

– Вместе с вашей дочерью, – заметил я.

– Да ему наплевать на нее, – ответила она после небольшой паузы.

– Но если ты хочешь подгадить нам по доброте душевной, то да, с твоей подачи он и ею займется.

– И я это обязательно сделаю, – произнес я, положив локти на стол и приблизив лицо к Этсу. – Как и положено в нашей дружной семейке.

– Хватит вам, – поджал губы Рафу. – Ты обещаешь отдать нам дочь сразу, как мы попросим?

– Обещаю, – отмахнулся я.

Это было сформулировано четко и более чем определенно, так что нарушить слово я не смогу. Но мне это и не надо.

– Тогда диктуй, что надо писать, – сказал он и взял лист с ручкой.

– Рафу, – произнесла Этсу угрожающе, – мы не должны так безответственно доверять другим.

– Он наш сын, – пожал плечами отец. – Если ему не доверять, то кому? Ну или мы можем заявить, что живы.

На что женщина просто цыкнула языком в раздражении и бросила:

– Делай что хочешь.

Поговорили мы и об их расследовании, но как я и думал, ничего они еще не выяснили. Ибо времени прошло слишком мало. Ну да и не спросить я не мог. Зато узнал, что в том здании Рафу использовал два артефакта. Один одноразовый, который просто распылил противников на атомы, а другой – тот, с помощью которого удалось обрушить здание. Первый артефакт они, к слову, оставили там. Если найдут… Впрочем, по словам родителей, вряд ли узнают, для чего он использовался, но задуматься находка заставит. В конце концов, там не только их тел не найдут, но и тел нападавших.

Разойдясь с родителями, я первым делом поехал к нотариусу. Личный не личный, но сотрудничаем мы с ним долго и плодотворно. Так что за малую денежку он вполне мог заверить бумагу задним числом. Ну а после него, уже ночью, я навестил Танаку. Причем даже не разбудил – мой гендиректор продолжал работать и на дому.

Не забывал я и о Тачибана. С местностью вокруг и внутри их родовых земель я разобрался, теперь вот думал, как разделаться с охраной. Причем сделать это надо было быстро и по возможности одновременно. Главная проблема мне виделась в МПД. И днем, и ночью их дом охраняли четверо бойцов в МПД, и как от них избавиться, я пока не представлял.

Я даже их ранга не знал. А ведь если что, их количество обязательно увеличат. Это не значит, что там было всего четыре охранника, просто технику использовали лишь они. Одна радость – работали все по заведенному порядку, ни на йоту от него не отходя. Я уже начал осторожный поиск нужного яда и усыпляющего газа, который сможет быстро вырубить даже бахироюзеров. И того, и другого, потому что очнулся Шотган и потребовал своего участия. Сначала-то план был примерно готов, и там я хотел использовать яд. Пробраться в дом да прыснуть спящим в лицо. Теперь же… даже и не знаю. Похоже, придется вырубать вообще всех, для чего и требуется скопом усыпить, а уж потом разбираться с Тачибана. Вот только сделать это гораздо сложнее. Так еще и эти типы в МПД, на которых не подействует газ. Так что и тут я не уверен, возможно, придется придумать третий план. И четвертый, на всякий случай. Но газ и яд для первых двух лучше начать искать заранее.

Во вторник вернулся Беркутов, да не один, а с целой толпой своих земляков. Само собой, это не было неожиданностью – Беркутов чуть ли не ежедневно общался то с Хигаси, то с Нэмото, то со мной. Поэтому к прилету нескольких сотен человек мы были готовы. В течение ближайших пяти дней к нам будут прибывать мои будущие бойцы, а после того как они обустроятся, сюда прилетят почти две тысячи членов их семей. В связи с этим пришлось опять пересматривать застройку базы. У нас сейчас почти четыре тысячи гражданских на руках. Три семьсот примерно. Из них около трех тысяч – иностранцы. Да, их можно разместить в городе, но мы с Судзуку решили сделать немного не так.

– Военный городок? – переспросил он неуверенно. – Сакурай-сан, меня Хигаси живьем съест. Это вы с ним нормально общаться можете, ну еще Таро, а от меня только косточки останутся.

– Да брось, – отмахнулся я. – Нормальный он. И я же не предлагаю тебе идти и выбивать из него деньги – сам с ним поговорю.

– Ага. Ну да… – сник он окончательно. – А нам точно требуется этот городок?

– Слышал когда-нибудь о программе помощи в расширении города?

– Нет, – посмотрел он на меня с удивлением.

– Если коротко, то тем, кто застроит часть пригорода, полагаются преференции от государства. В частности, послабление с налогами.

– Но ведь аристократы тогда…

– О да. Можешь не сомневаться, – покивал я. – Город фактически расширяется за счет аристократов. Для них послабления не такие существенные, как для простолюдинов, но при их доходах даже этот мизер дает огромные прибыли в будущем. Чем больше застроил, тем больше прибыль.

– В будущем, – понятливо кивнул Судзуку.

– Именно. Правда, есть свои нюансы. Больше пяти квадратных километров застраивать бессмысленно. С финансовой точки зрения. Но учитывая, что процентов шестьдесят планировки отдают на откуп застройщикам… Сам понимаешь, построить-то можно всякое.

– Понимаю, – произнес он задумчиво. – Торговые центры, частные школы, отели. Все, что в будущем будет давать прибыль. Но для всего этого требуются огромные деньги. Боюсь, у нас их просто не хватит.

– Так от нас и не требуется все сделать за один день. Там работы на годы.

– А база? – спросил он. – Нам разве не придется ее убрать?

– Нам ее в любом случае придется убрать, – вздохнул я, поморщившись. – Поверь, эту землю не зря продавали так дешево. Лет через пять до нас как раз доберутся Тайра с их проектом застройки. Сама территория базы в проект не попадает, но держать нечто подобное рядом с жилым районом нам не позволят. Либо все перестраивать, как скажут сверху, либо на фиг валить. Проще уж подписаться под проект и сделать все, как нам будет удобнее.

– Но это ведь частная земля, – удивился Судзуку. – Как они нас прогонять будут?

– Да уж поверь, найдутся способы, – вздохнул я. – Земля хоть и частная, но не родовая. В общем, этим я предлагаю заняться тебе. Зарегистрируешься в программе от лица Шидотэмору, создашь проект, а там уже разберешься.

– Да мне бы с базой разобраться, Сакурай-сан.

– А кому сейчас легко? На каждом по два-три дела висит, – развел я руками. – У тебя же отец – глава строительной фирмы, поможет если что. Заодно и ты ему поможешь.

– Скорее фирмочки, Сакурай-сан, – вздохнул он, сдавшись. – На фирму они не тянут. Но я понял, что вы имеете в виду. Постараюсь все сделать в лучшем виде. Базу до последнего не трогать?

– Конечно, – откинулся я на спинку кресла. – Но сразу распланируй, что тут будет, впихни жилые дома. Вот ими и можно будет заняться. Заодно и наших гражданских заселим. Больницы, школы, детские сады, отели – сделай все как полагается.

– Сделаю, Сакурай-сан. Территорий брать по максимуму?

– А вот на этот счет тебе нужно будет поговорить с Хигаси.

В школе прошла очередная серия тестов, результат которых вывесили на стенде у главного корпуса. И все бы ничего, проверочные испытания постоянно проходят, но, глядя на свой результат, я задумался об одной важной вещи.

– Ты все-таки попал в первую десятку, – произнес Райдон. – А Мизуки-тян опять на первом месте.

Если все пойдет по плану, где-то в начале апреля мы отправимся в Малайзию, то есть до конца года я все же доучусь, а вот со следующим надо что-то делать.

– Да, опять… – пробормотал я.

Самый идеальный вариант, если Кента позволит мне сдать экзамены за следующий год, но я не уверен, что здесь так можно. Я имею в виду, сдать экзамены всего лишь за один год. Вот окончить школу экстерном можно, а так…

– Чего ты такой хмурый? – удивился Рэй. – Неужто хочешь опередить Мизуки?

– Что? – посмотрел я на него. – Не, это нереально. Боги ее знают, как она это делает, но я еще в средней школе зарекся с ней соревноваться.

– Ну и правильно, – усмехнулся Рэй. – Девятое место тоже неплохо.

Вот только смогу ли я сдать экзамены за следующий год? Ну или за два года, если припрет? Придется очень сильно постараться. Где только время взять?

– Как и одиннадцатое место, – хмыкнул я.

– Само собой, – подтвердил Райдон. – Еще немного, и тебя догоню.

– Мамио на триста двадцать втором, – пробормотал я. – С каждым месяцем понемногу улучшает результат.

– Это, конечно, хорошо, – согласился Райдон, – но так он до конца школы останется в самом низу. Ему явно стоит поднажать.

Как и мне.

– Он будет наказан, – произнес я.

– В смысле? – не понял Рэй.

– В прямом. Мне нужен был лишь повод, и он сам его дал. Это вы пришли ко мне за силой, а Мамио требуется нечто иное.

– И как ты его… – заинтересовался Райдон. – Ну, ты понял.

– Не скажу, – улыбнулся я. – Сам у него узнаешь.

Это будет стыдно, уж я позабочусь, а станет ли Мамио об этом рассказывать, пусть сам решает.

Райдон сидел у себя в комнате и уже в который раз смотрел, как на экране монитора Синдзи разносит очередного противника во время турнира. Хотя нет. Это финал, и нельзя сказать, что он «разнес» Мизуки, но он победил ее. И ни у кого язык не повернется ляпнуть, что девушка слаба. Да что уж там, если она продолжит прогрессировать такими же темпами, то через год таки поднимется до ранга Ветерана. Причем официально. Ей и на практике-то осталось полгода где-то. Плюс оттачивание новых техник. Так что да, где-то год. Тем не менее Синдзи сумел ее победить. Без бахира, на одной лишь физической силе и выносливости. Плюс специфические знания, которые он, может, и не создавал сам, но постарался и собрал их в единую систему.

– Опять смотришь? – зашла в комнату Анеко.

– Страшно представить, в кого он превратится, когда начнет заниматься бахиром, – произнес Райдон, даже не повернувшись к сестре.

– Это да… – пробормотала она у него над ухом.

– Ты уже решила, что скажешь ему насчет своей мотивации? – спросил он, глядя на сестру.

– Я еще не определилась, – вздохнула она.

– Да ладно, – усмехнулся Рэй. – Еще нет? Так скажи ему все как есть.

– Да ну тебя, – отвесила она легкий подзатыльник брату. – Как будто это так просто. Вот ты можешь предположить, что он ответит на признание?

– Если откинуть в сторону вариант с побегом?

– Райдон! Я же серьезно.

– Да ничего он не сделает, – хмыкнул Рэй. – Отмажется тем, что простолюдин, и все.

– Вот именно, – фыркнула Анеко. – Отмажется. Кстати, все хотела спросить: ты был серьезен, когда говорил, зачем пришел к нему?

– Абсолютно, – ответил Райдон, поставив запись боя на паузу.

– Но ты же всегда хотел быть инженером.

– Одно другому не мешает, – пожал он плечами. – Я парень, Анеко, я должен быть сильным. Не важно, чем я занимаюсь по жизни. Да ты и сама все прекрасно понимаешь. Но обладать потенциалом мало. Более того, обладать им и не использовать по полной просто… – набрал он воздуха в легкие. – Расточительно, – выдохнул Рэй. – И немного страшно.

– Что? – не поняла Анеко. – Страшно?

– Именно, – отвернулся он от нее, вновь глянув на экран. – Всего один раз, всего раз не использовать силы по полной, и можно потерять дорогого тебе человека. Или самому помереть. Жизнь – это тебе не турнир, одна ошибка, и ты уже не сможешь попытаться выиграть в следующем году. А отказаться от тренировок с Синдзи – это та самая ошибка. Не хочу больше… – поджал он губы.

– Рэй, – вздохнула Анеко, – ну не мог ты ничего тогда сделать. Ты же ребенком был.

– Я знаю, – ответил он спокойно. – Поверь, понимаю и осознаю. Но Рюичи-сан погиб. Теперь же я не ребенок… Что, если погибнет не шофер, а кто-то из семьи? Отговорки уже не помогут. Я должен знать, что использовал все свои возможности. Знать, на что ты способен – это быть на шаг впереди проблем. Посмотри на Синдзи, – мотнул он головой на монитор, – он знал. Даже поставил на себя большие деньги.

– Ну… Он скорее все о противниках знал, – возразила Анеко, пытаясь быть объективной.

– И это тоже, – усмехнулся Райдон. – Без этого никак. Помнишь, что нам наши учителя говорили? Причем все как один. Знать себя и знать противника. Однако познать себя, оказывается, не так-то и просто.

– Они несколько иное имели в виду. Надо знать, на что ты способен.

– Ну да. О чем я и говорю.

– На что ты именно сейчас способен, а не в теории.

– Так и я не только этого хочу, – дернул плечом Рэй. – Узнать, на что я способен, а потом добраться до своего предела. И быть уверенным, что это так. Чтобы в будущем не было сожалений. А ты? Тренировки с Синдзи не приблизят тебя к нему, могла уже убедиться.

– Другое приблизит, – усмехнулась Анеко. – Доверь это мне. Я уже ближе, чем любая потенциальная соперница.

– А они у тебя есть? – приподнял брови Райдон.

– Ну… – замялась она. – В теории.

– Например? – заинтересовался он.

– Мог бы с этим и помочь, – нахмурилась Анеко. – Лучший друг как-никак.

– Не припомню никаких соперниц, – удивился Рэй.

– Парни… – повторила она тихо. – Акэти и две сестрицы Кояма, – добавила Анеко громче.

– Мизуки и Шина? – поднял брови Райдон. – Бред. А что за Акэти… стоп. Акэти Торемазу?

– Она самая, – подтвердила она хмуро.

– Она тебе точно не соперница, – покачал головой брат. – Не уверен, что она даже на вторую жену потянет. Точнее… Да она же в ступор при нем впадает!

– Если очень надо, – произнесла Анеко серьезно, – то такая мелочь девушку не остановит.

– Да ерунда это, – отмахнулся он. – Все равно первую жену родня выбирает.

– Да? И кто у него в родне числится? – спросила она иронично.

– Э-э… Ну да. Он же теперь сирота. Хотя стоп. Бунъя же теперь… хотя да – ему же всегда было на родню плевать.

– Неизвестно на самом деле, как там у него с родней сложится, – вздохнула Анеко. – Но свое решение он с высокой долей вероятности продавит. А я хочу быть первой.

– Лучше подбери свои хотелки, сестренка, – покачал головой Райдон. – Тебе бы вообще его женой стать, а уж какой по счету – дело десятое.

– Ты… Вот никогда от тебя поддержки не дождешься!

– Но ведь я прав, – усмехнулся он. – К тому же я его друг. Так что без обид, сестренка, но если ты просто хочешь быть первой, то помощи от меня не жди.

– Вот ведь ты засранец, – протянула Анеко.

Она действительно не знала, что сказать Синдзи. И дело даже не в том, что она боялась признаться, что хочет быть ближе к нему. Нет. Когда все началось, когда они с Райдоном пришли на первую тренировку, Анеко и правда не особо задумывалась над своим желанием тренироваться с Синдзи. Да и зачем думать, и так все понятно. Но Син… Сакурай Синдзи сумел что-то затронуть в ее душе своими словами. Задать тот самый вопрос, который мучил многих подростков. А что дальше? Чего ты хочешь? Чего ждешь от будущего? Просто выскочить замуж за понравившегося парня? Слишком мелко. Глядя на то, как парень на год ее младше рвет жилы ради каких-то своих целей, как простолюдин с минимумом поддержки построил фактически свою корпорацию, Анеко осознавала, как скучно она живет. Скучно и бессмысленно. Но в то же время она понимала и другое: ей не нужны все эти сверхцели. Она просто хочет… чего? Увидеть его цель? Увидеть, как он добьется своего? Может, просто быть рядом? Быть причастной? Или она всего лишь хочет, чтобы он принадлежал ей? В любом случае все ее желания крутились вокруг Синдзи, но она чувствовала, что быть просто женой ей мало. И чем в таком случае помогут эти тренировки?

На следующий день они с братом вновь пропустили свои клубы. Ненадолго заехали домой и уже оттуда отправились на базу Синдзи. Переодевшись в отведенном для них домике, Анеко с Райдоном неспешно потопали в сторону заброшенного завода, где, на их удивление, Синдзи не оказалось. А ведь они созванивались, чтобы предупредить о приезде. Точнее, о времени приезда. До этого Син всегда сам начинал тренировки, хоть и оставался с ними не так уж и часто. Но интриговало другое – Мамио тоже отсутствовал. На месте их ждал только Казуки-кун, сидящий прямо на голой земле и подкидывающий небольшие камушки, да Рейка-тян, примостившаяся на лавочке с альбомом и карандашами.

– Похоже, Син не шутил, – пробормотал Райдон.

– Ты о чем? – спросила Анеко.

– Он сегодня обещал наказать Мамио за его низкие оценки на тесте.

– А почему не здесь? – удивилась она. – По-моему, во время тренировки наказывать проще.

– Хех, – усмехнулся Рэй. – Да у Мамио и так тут каждый день как наказание. Казуки-кун! – окликнул он его. – А где Синдзи?

– На тренировке с Мамио-саном, – откликнулся Казуки, отвлекаясь от своих камешков. И, покосившись на Рейку-тян, чтобы убедиться, что у нее все в порядке, продолжил: – А вами сегодня я займусь.

– Да ты и так с нами постоянно, – проворчала Анеко.

– Сегодня – от начала и до конца, – отряхнулся он, поднявшись на ноги. – Для начала я покажу вам простенькое упражнение на тренировку бокового зрения. Старайтесь сознательно развивать его всегда и везде. Ну и дома попросите своих помочь. Хотя бы минут двадцать каждый день. А потом заучим пару базовых стоек и, самое главное, выясним, для чего они нужны и почему именно такие. Необходимо осознавать, что ты делаешь и зачем. Из этого исходит понимание, что делает противник. Хотя в нашем с вами случае это не так актуально. Сакурай-сан частенько говорит, что боевые искусства в нашем мире развиты на уровне потасовок в подворотне. Но многие стойки завязаны на человеческие рефлексы, так что без этого все же никуда не деться.

– А что ты сейчас делал? – спросила любопытная Анеко, как только парень замолчал. – С теми камнями, – уточнила она.

– Ну… это… – почесал он затылок. – Тренировка такая. На внимательность и реакцию. Скучно, нудно, но надо. Вам она все равно не нужна, – отмахнулся он, попытавшись съехать с темы.

И если бы это был Синдзи, Анеко, несомненно, отстала бы, но Казуки был для нее лишь тренером. Совершенно незнакомым и не сильно важным.

– А почему не нужна? Может, мы тоже хотим тренировать внимательность.

– Как бы это… – замялся Казуки. – Вам уже поздно. Вы не просто бахироюзеры, вы Ветераны. Если хотите тренировать вот прям как я, то вам нужно вообще на полгодика отказаться от бахира. Но это и не имеет смысла. Если хотите тренировать внимательность, то обратитесь к своим наставникам в… ну… в роду, в семье. А реакцию вам заменяет бахир.

– Но ведь и ты будешь в будущем изучать бахир, – не сдавалась Анеко.

– Так то в будущем, – пожал он плечами. – А сейчас что делать? Да и не факт, что я смогу даже до Ветерана добраться. Вам с этим проще. Глупо использовать костыли, если у вас здоровые ноги. Это Сакурай-сан так говорил. Правда, по другому поводу, но и вам подходит.

– Ясно… – разочарованно протянула Анеко.

А Казуки мысленно выдохнул. Эта настырная девчонка вынудила его сильно юлить. Не объяснять же, что это тренировка для Патриархов была. Сакурай-сан говорил, что если хорошенько сконцентрироваться на камне и захотеть, чтобы он летел медленнее, то он будет лететь медленнее. И у Казуки вроде даже начало что-то получаться, пока эти двое не пришли.

Синдзи появился лишь под конец тренировки. Без Мамио. Анеко отметила краем глаза его приход, но не решилась прерывать занятия. Так и стояла с расставленными и чуть согнутыми ногами, нанося последовательные резкие удары руками.

– Райдон! Нет, Казуки! – воскликнул Синдзи. – Что это за дрыганья? Поясни Рэю, где он не прав.

На что Казуки лишь тихо вздохнул. Он уже час с переменным успехом пытался это сделать.

– Локти, Райдон-сан. Поправьте локти.

На пару секунд замерев, Рэй поправил локти, как ему говорил Казуки, и вновь продолжил бить воздух. Увы и ах. Умом он все понимал, но стоило лишь немного расслабиться, и его локти тут же расходились в стороны. Как его и учили все эти годы.

– Ладно, стоп, – остановил их Синдзи. – На сегодня хватит. Завтра с твоей стойкой разберемся, Рэй. А сейчас идите умываться и переодеваться.

Немного притормозив, чтобы пропустить брата вперед, Анеко осторожно приблизилась к Синдзи.

– Можно с тобой поговорить? – спросила она.

– Да, конечно, – улыбнулся Син. – Иди, – кивнул он Казуки, – потом обсудим.

Рейку уложили спать гораздо раньше, так что, кроме них, тут больше никого не было.

– Син… – замялась Анеко. – Помнишь, ты спрашивал, зачем мне эти тренировки?

– Ты наконец нашла свой ответ, Анеко-тян? – улыбнулся он.

Демоны! Как же он круто улыбался… нет-нет, сначала дело. Девичьи грезы потом.

– Понимаешь, – она вздохнула и произнесла, словно шагнув в пропасть, – я не знаю, у меня нет причины. Я просто хочу этого. Хочу… – не могла она подобрать слова. – Просто хочу. У меня в жизни не так много целей, которые требуют так сильно выкладываться, и увеличения силы среди них нет. Но и если ты прогонишь меня… – замерла она, постаравшись принять беззащитный вид.

Чисто женские штучки, как говорят парни. Если у него сердце не из камня, то он не прогонит и разрешит тренироваться с братом.

– А про те самые цели ты говорить не хочешь, – задумался Синдзи, не обратив на нее особого внимания.

Может, из-за этого, а может, из-за чего-то еще, но Анеко неожиданно даже для самой себя произнесла:

– Я хочу быть достойной опорой своему будущему мужу. – Всего секунда испуга и смущения резко переросла в решимость. – Он не должен оглядываться назад, должен знать, что позади все хорошо. Дети, дом, все это под опекой достойной жены. Он должен идти лишь вперед, я хочу видеть, как он идет лишь вперед!

Стоило ей только замолчать, вся решимость куда-то ушла, осталась лишь нарастающая паника, сковывающая движения и путающая мысли. Наверное, только вбитая с детства дрессировка позволила ей держать лицо, не показывая, что у нее на душе.

А через несколько секунд тишины, которые показались ей вечностью, Синдзи произнес:

– Что ж, понятно. Это не проблема – я понял, что тебе нужно.

– Правда? – пискнула Анеко.

– Конечно, правда, – улыбнулся он. – Я не смогу помочь тебе в целом, но со своей стороны знаю, что делать.

На самом деле этот разговор мало что значил, ну право слово, с чего бы ему ее прогонять? Но, накрутив себя и услышав слова Синдзи, Анеко не выдержала и с визгом кинулась ему на шею. Тревога, решимость, испуг, облегчение – за короткое время она успела прочувствовать слишком многое, так что и ее невинное объятие было не сильно удивительным. Другое дело, что и сама причина накрутки была ей непонятна. Да и какая разница? Ведь Синдзи в очередной раз показал, каким должен быть мужчина. Есть проблема – нет проблемы. Не то что этот Мамио. За спиной такого парня, как Синдзи, и правда должна быть идеальная женщина.

И она будет ею.

<< | >>
Источник: Николай Метельский. Срывая маски. 2018

Еще по теме Глава 9:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10