<<
>>

Глава 3

Тотальное подавление. Только мой психологический возраст позволял не обращать внимания на девочку, которая осталась жить в нашей гостинице. Эми буквально задалась целью принизить меня настолько, насколько возможно.

С моей колокольни это выглядело забавно, но кто другой, наверное, уже взвыл бы. Ах, ты же не поступаешь в академию, ах, у тебя же нет улучшенных глаз, ах, ты же не видел других городов. «Ты же не» за последнюю неделю я слышал очень часто. При этом, чисто технически, она ни разу не перегнула палку. По-настоящему уничижительных заявлений не было произнесено ни разу.

Ее отец так домой и не уехал. Признаться, я почему-то думал, что он оставит или выпишет из Касайнэ пару телохранителей, а сам свалит, но этот длинноволосый Руру сумел меня удивить.

Я же всю неделю составлял схему подстраивающегося под владельца тренировочного костюма. Какие нужны эффекты от печатей и где, где можно воспользоваться уже существующими печатями, где они должны быть составными, а где ни в коем случае. Ну и конечно, увязать все это так, чтобы не получился космический скафандр. Обычные свои повседневные дела я тоже не бросал. Обучение, тренировка, тренировка с печатями, издевательства над Шидой… Последнее время мне стало жутко нравиться издеваться над ним. Как выяснилось, он достаточно забавно реагировал, когда я… опережал, оказывался лучше… короче, доминировал там, где по идее должен был он. Например, фехтование. Так получилось, что я был лучшим фехтовальщиком, чем он, и благодаря кекки, уравнивающей нас в некоторых аспектах, не раз это демонстрировал. Так он в эти моменты больше всего походил на побитого щенка, что с его физиономией выглядело весьма забавно. Или когда я начинал его учить общению с женщинами, а потом на рынке демонстрировал свою правоту… на нем.

После такого, как вы понимаете, ничего рассказывать о своей прошлой жизни я не хотел. Вдруг он начнет воспринимать все это как должное.

Да и частить с подобным не стоит.

Стук в дверь оторвал меня от рисунков будущего костюма.

– Войдите. – Наверняка кто-то из служанок.

– В прихожей вас дожидается госпожа Руру, Инсатсу-сан. Что мне ей доложить?

– Ничего не надо, Фиоми-сан, – вздохнул я. – Уже иду.

Фиоми – самая молодая из наших служанок, да и просто молодая, не отличалась милой мордашкой, но и дурнушкой не была, а вот фигурка у нее… ой-ей. Видел как-то раз. Так-то кимоно все скрывает, но если терзает любопытство, то можно и подглядеть. Наверное, хорошо, что мое детское тело позволяло оценить ее формы с чисто технической стороны дела, мне в ближайшее время не до подобных развлечений. А вообще замечу, что с этим самым телом мне постоянно приходится бороться. Я не говорю о подростковых гормонах, рано еще, но эта гиперреактивность постоянно куда-то тянула. Не помогали даже выматывающие тренировки в лесу. Доходило до того, что мне приходилось жестко себя осаживать, чтобы зайти в гостиницу через дверь, а не через окно, которое находилось буквально в полутора метрах от нее. Частенько очень хотелось просто попрыгать на месте.

– А ты довольно быстро, – услышал я, когда зашел в общую гостиную. – Бездельничал как все мальчишки, наверное.

Произносила она все это, сидя в кресле, с прямой как шпала спиной.

– Здравствуй, Руру-сан, – удержался я от вздоха.

– И тебе привет, – кивнула она в ответ. – Предлагаю перейти на имена, а то, когда меня называют так официально, становится немного не по себе.

– Э… Эми-тян?

– Да, так сойдет, Шигеру-кун.

– Так что привело тебя в нашу обитель?

– Ой, не строй из себя взрослого, такие слова тебе не идут, – махнула она ручкой. – А я, кстати, никуда и не уходила, просто твой дед только закончил очередные издевательства, – кивнула она на одну из дверей гостиной.

– Ну а я-то тебе зачем нужен?

– Фу, как грубо. Хотя ты же провинциал, – вздохнула она и даже покачала головой.

– Прошу прощения, Руру-сан, – скрыл я ухмылку поклоном.

– Мы же догово… ладно.

Главное, не переходи черту.

Изящно она меня. Типа, что с этих дикарей возьмешь? Знать бы еще, специально или нет. Все-таки ей всего… От восьми до почти девяти. Раз скоро в академию.

– И все же, у тебя ко мне дело?

– Нет, просто мне скучно. Точнее, не скучно, но, судя по вчерашнему дню, скоро будет.

– Мне развлечь тебя разговором? – аж приподнял я брови.

– И как ты себе это представляешь? Провинциал и я? Нет, у нас слишком разные интересы. Но ты вполне можешь сопроводить меня по городу. Вряд ли я увижу здесь что-то интересное, но хоть так время убью.

– М-м-м… – потер я переносицу. – Знаешь…

– Возражения не принимаются! – заявила она веско.

Милая девочка.

– Я и правда занят сейчас…

– Твой дед просил передать, чтобы ты сходил на рынок и купил чернила номер семь, восемь и тринадцать.

Я непроизвольно покосился на дверь, ведущую в коридор с комнатой Джиро.

Я никогда не был увлекающимся человеком, как тот же Маздай. Уходить в то или иное дело с головой – это не про меня. Даже замечания старика по поводу моей одержимости учебой относятся к первому времени, как я попал сюда. Мне тогда почему-то казалось, что по закону жанра с дедом что-то должно произойти, вот я и впитывал знания с максимальным ускорением. Я и сейчас не торможу, но той, реально, одержимости больше нет. Ну а задание старика насчет тренировочного костюма вообще ни к чему не обязывает. Долгосрочный проект, так сказать. Я это все к чему? Просто чисто по времени и возможностям я мог бы сходить с ней погулять. Хотел ли? Не очень. Но как было замечено очень давно – дети с регулярным постоянством добивались от меня, чего хотели. Если это, конечно, не относилось к воспитанию. Им я прощал многое из того, что не простил бы никому и никогда.

Но и сдаваться рано. Мне правда не хотелось никуда с ней идти.

– Пожалуйста, – добавила неожиданно Эми.

Ладно, почему бы и не выгулять ребенка.

– Отец знает о твоем желании? – спросил я для проформы.

– Я скоро иду в академию и достаточно взрослая, чтобы не предупреждать его о своем желании погулять, – вздернула она носик.

– В Касайнэ я давно гуляю, когда хочу и где хочу.

– Ах, в Касайнэ… – протянул я. – Это не в той ли Касайнэ, где минимум преступников? Где полно твоих родственников, а сама деревня постоянно охраняется? Не там ли, где все знают, кто такие Руру, и не хотят с ними связываться? Ну, кроме малолетних придурков.

Она даже не сразу ответила, замявшись на некоторое время.

– А сам-то? Как тогда ты здесь гуляешь?

– С охранником, – не стал я ей говорить о своем уровне умений.

– Вот и бери его, раз такой трусишка.

– Несомненно, но отца все же предупреди.

В ответ она набрала в грудь воздух, но, выдохнув, ответила явно не то, что хотела:

– Не понимаю тебя, что ты так привязался к этому разрешению?

– Просто мне жалко твоего отца, который будет волноваться, когда не найдет тебя.

– В отличие от Инсатсу, мой клан обладает улучшенными глазами, и, если надо, отец моментально найдет меня, – ответила она гордо.

А вот насчет «моментально» сильно сомневаюсь.

– После чего кое-кому достанется. И это точно буду не я.

– С этим я как-нибудь разберусь.

– А, – устало махнул рукой. – Я передумал. У меня куча дел, и времени гулять совсем нет.

– Эй, постой, – сказала она мне в спину. – А как же чернила?

– Слуги купят, – не стал я даже оборачиваться. Довести и меня можно.

– Но Джиро-сан сказал те… – окончание ее фразы оборвала закрывшаяся дверь.

Дети детьми, но меру тоже надо знать. А если ей просто поспорить хочется, пусть другого собеседника ищет.

Отец и дочь Руру покинули нас лишь через три недели, и для меня это время было довольно раздражающим. Мелкие придирки и такие же мелкие подставы заставляли постоянно хмуриться, но и палку она не перегибала, неизвестно каким органом чувствуя тот предел, после которого я взорвусь. Апогеем стало, когда девочка после короткого разговора со мной неожиданно для меня, Джиро и Бакуро просто разревелась, убежав за спину к своему отцу. Удивленный дед начал меня отчитывать, Руру-отец успокаивать дочь, параллельно убеждая старика, что все нормально, они, мол, всего лишь дети, сама дочь, словно почувствовав, что все получается, заревела с новой силой, а я, как дурак, стоял и смотрел на творившийся в комнате бедлам.

Когда все более-менее успокоилось, на вопрос взрослых, что произошло, я лишь пожал плечами.

– Конкретно ко мне клан Руру с заказами больше может не подходить.

На самом деле я не был столь категоричен, но надо же было как-то… встряхнуть их. А то я по умолчанию оказываюсь виноват.

– И что это значит? – спросил дед. – Мы всего лишь хотели узнать… я так понимаю, ты утверждаешь, что ничем не обижал девочку?

– Обижал? – изобразил я удивление. – Вы простите, Руру-сан, если мои слова прозвучат грубо, но я вашу дочь вообще стараюсь избегать. Хотел бы нагрубить, нашел бы место поукромней.

– Я так понимаю, – начал осторожно Бакуро, – что какой-то конфликт все же был. Могу я узнать, в чем он выражался?

На этих словах Эми особо выразительно шмыгнула носом.

– У меня никаких конфликтов с вашей дочерью нет, – ответил я ему. – Точнее не было. Просто не сошлись характерами.

– Ну а сейчас-то что произошло? – вновь спросил Джиро.

Можно, конечно, было бы все объяснить, и даже выставить девочку полной злодейкой, но какой в этом смысл? Мне даже не хотелось, чтобы она здесь и сейчас начала объясняться, ибо мне, волей-неволей, придется отвечать. А уж ставить в щекотливое положение Руру-старшего, заставляя его оправдываться… Слишком мал профит.

– Не знаю. Думаю, Эми-тян сама все объяснит. Когда успокоится. С моей стороны, я ни в чем не виноват, но давайте вернемся к этому вопросу, скажем, завтра.

На том и порешили. А на следующий день Руру Бакуро сам подошел ко мне и извинился за дочь, в то время как Эми подозрительно осторожно сидела на стуле. Неудивительно – извинения, принесенные мне, чисто его инициатива, мог бы и не делать этого. А вот перед дедом он извиниться за бедлам, устроенный дочерью, обязан был. Ну, и получила девчонка за двойные поклоны отца. То ли она плохо продумала, что будет говорить, то ли вообще рассчитывала, что я растеряюсь и возьму всю вину на себя. Но случилось то, что случилось – не прокатило.

Перед возвращением домой Бакуро, вроде как польстив моим умениям нынешним и будущим, заявил, что обязательно купит универсальный тренировочный костюм, который, он уверен в этом, я сумею создать. Этакая попытка уточнить мое нежелание работать с Руру. Само собой, разочаровывать его не стал. Обрывать такие связи из-за какой-то шмакодявки и ее дурацких действий я был не намерен.

* * *

– Доку-сан, – поклонился я вошедшему в магазин мужчине. – Давненько вас не было. За новым заказом или купить готовой продукции?

– Здравствуй, Шигеру-кун, – кивнул шиноби Касайнэ. – И то, и другое. Джиро-сан свободен?

– Увы, – развел я руками. – Прямо сейчас он отсутствует в городе, но, возможно, я смогу вам помочь? Смею надеяться, в ширингу я разбираюсь неплохо.

– Тут скорей экономическая составляющая, – усмехнулся Доку. – Если ты готов принять большой заказ, могу и с тобой все обсудить.

Понятно. Большой заказ – много времени. Если у нас есть другие, можем и не успеть их выполнить. Или, к примеру, я могу не знать, выгодно ли это экономически. Что лучше, десять сложных, но дорогих печатей, или сотня простых, но дешевле.

– Что именно вас интересует? – поинтересовался я, продолжая улыбаться рабочей улыбкой.

– Прежде всего, – начал он, – печати барьера. Двести штук «Футатсо-но-йосо». Сотню «стопарей», то есть обездвиживающих печатей я имел в виду, тоже что попроще. «Пуресу-бан», думаю, подойдет. Десяток «стопарей» получше… – задумался он, выбирая печать.

– Могу предложить «Сейшин-но-рютсу». Гарантированно обездвиживает джоунина «А»-ранга. Применяется так же, как и «Пуресу-бан», только принцип работы другой.

– Минусы? – заинтересовался мужчина.

– Те, у кого много «духовной» кекки, избавляются от печати за пару минут. Но… – качнул я головой, – пара минут у вас будет даже в этом случае. Ну, и общую разнообразность способностей шиноби тоже нельзя не учитывать.

– Ну, это как обычно, – кивнул Доку. – Тогда пусть будет десяток «Сейшин-но-рютсу». Дальше у нас идет пятьдесят печатей для запечатывания людей, тысяча шоковых и тысяча сигнальных. М-м-м… – замялся он. – Печати с техниками вы продаете?

Это одна из тех вещей, которыми славился клан Инсатсу. Далеко не каждый мог создать печать, воспроизводящую ту или иную технику. Палочка-выручалочка для многих людей. Обладать пусть и суррогатной, но той техникой, элементом которой ты не можешь овладеть, никогда не лишне. Да вот беда, клана красноволосых больше вроде как нет, а способны ли конкретно мы с дедом на создание таких вещей, Доку не знает. Зато он, похоже, знает, что клан Инсатсу не продавал такие печати направо и налево.

– Для шиноби Касайнэ, – изобразил я неуверенность. – Но вы должны понимать, что это дорого и непросто. По трудозатратам они себя не окупают.

– Жизнь дороже, – пожал плечами повеселевший мужчина. – Мне совсем не помешает пара таких печатей с техниками элемента Ветра.

– Но только С-ранга, Доку-сан. Все, что выше, скажем так, слишком долго делать.

– На большее и не рассчитывал, – кивнул мужчина.

– Что ж, что именно вас интересует?

– Шар и Лезвия. Хотя бы по паре печатей с этими техниками.

– По паре, – задумался я. – Скажите, Доку-сан, вы ведь не только для себя все это заказываете?

– Конечно, один я бы все это не потянул, – вздохнул мужчина.

– Тогда, как вы смотрите на десяток того и другого?

– В чем подвох? – насторожился шиноби.

– Никакого подвоха, просто это дорого.

– Совсем-совсем никакого? А вы успеете?

– Печати уже есть, с этим проблем не будет.

Совсем недавно старик обучал меня именно этому, вот и остались печати с различными техниками различных элементов. Но не говорить же мужику, что я сбываю результат обучения и тренировки.

– А какие еще есть? – задал он логичный в его ситуации вопрос.

– По двадцать-тридцать печатей с пятью основными элементами. Все С-ранговые.

– А что у Молнии есть?

– Ну, собственно, сами Молнии.

Доку явно заинтересовался, и единственная причина, по которой он не скупил все и сразу, могла быть только в деньгах.

– А могу я… м-м-м… эм… не могли бы вы с Джиро-саном отложить эти печати и не продавать их в ближайшее время? Просто… ну ты и сам понимаешь. Но уверен, деньги найдутся, мне надо лишь сбегать домой и поговорить с людьми.

– Почему бы и нет, – пожал я плечами. – Только вы не распространяйтесь об этом, а то нас просто одолеют предложениями, – набивал я цену.

Не знаю, так ли это, но судя по кивкам мужчины – так.

– Конечно-конечно, тогда, раз с этим разобрались…

В этот момент в магазинчик, расположенный на первом этаже гостиницы, вошел еще один шиноби. На этот раз из Иназунэ. Дворец и Меч. Самое паршивое, я точно знал, что Доку – джоунин, и если шиноби страны Мечей тоже, магазин могут и рас…чить, а я ничего не сумею с этим поделать. В принципе, я и умереть могу. Но вряд ли. С теми защитными печатями, которыми буквально забит магазинчик, выжить я должен. А вот сам магазин, как и два джоунина, нет. Хуже всего будет, если хоть один после этого выживет, что потом говорить и как убеждать друзей погибшего, я не знаю.

– Уважаемые шиноби, – начал я. – Если вы не хотите, чтобы по вашу душу вышел очень разозленный Монолит Джиро, настоятельно рекомендую не устраивать разборок. Здесь нейтральная территория.

После небольшой паузы заговорил шиноби Иназунэ:

– Отсутствием памяти не страдаю.

– Плохая болезнь, согласен, – подтвердил Доку.

– Подожду снаружи, – произнес «мечник», медленно выходя из помещения.

– Так вот… – подал голос Доку, не отрывая взгляд от закрывшейся двери. – Так вот, – повернулся он ко мне.

Когда джоунин Касайнэ уходил, я только головой покачал, как осторожно он это делал.

– Фу-у-ух… – выдохнул сидящий в уголке Шида. Я про него и забыть успел. – Думал, все, конец нам.

Сразу после его слов дверь вновь открылась.

– Инсатсу Шигеру, шиноби-сан, – поклонился я вошедшему через пару минут мужчине.

– Хачиро, – представился тот в ответ. – У меня большой заказ.

Кажется, я еще не скоро высплюсь. Джиро, конечно, поможет, но со всей мелочевкой разбираться именно мне, и старик будет недоволен, если я не справлюсь.

Вернулся он только ночью и, выслушав мой рассказ, заметно занервничал.

– Все говорит о том, малыш, что скоро начнется Третья мировая, – сказал он, когда я замолчал. – В стране Границ это особенно чувствуется.

Страна Границ была соседней со страной Рек, и именно оттуда вернулся дед. Ей вообще не повезло с границей, находясь посреди континента, она граничила сразу с тремя великими странами. В мирное время – это плюс, как по мне, но где тот мир? Постоянно кто-то с кем-то воюет и постоянно на территории страны Границ. Итами как раз оттуда. Напомню тем, кто не в курсе – Итами один из мощнейших противников Шинамона по аниме. Вроде бы в его жилах течет кровь Инсатсу, а вот улучшенные глаза как у самого Великого Основателя – это факт.

– Она не продлится долго, – заметил я. – Год-полтора максимум.

– Тебе-то откуда знать? – осадил меня резко Джиро.

– Знаю. Пояснить, откуда? – ответил я так же резко.

Надо было помягче, но дед чуть ли не впервые на моей памяти применил подобный тон, вот я как-то на автомате и выдал.

– Нам от этого не сильно легче, – отвел взгляд дед, а мне даже немного стыдно стало. – Между странами Пустынь и Дворцов как раз наша страна находится, и, будь уверен, мы даже здесь, в столице, это почувствуем. Я уж не говорю о желании на нас поживиться.

– Или наоборот, будут холить и лелеять, лишь бы печати продавали.

– Не верю, – покачал головой старик.

– Очень даже возможно. Твой вариант тоже реален, но не только он.

– Рад, что хоть это не оспариваешь, – усмехнулся грустно дед. – Нам придется переехать. Забыть на время о печатях и изобразить обычных горожан. Осталось выбрать страну.

– Перво-наперво, дед, я с места не двинусь, пока не закрою все активные заказы, а это месяца три, – начал я. – Во-вторых – предлагаю страну Дворцов.

– Нет, – отрезал дед. – Никаких Великих стран.

– Старик, – вздохнул я. – Прими уже наконец, что не сможешь… опекать-управлять мной всю жизнь. Ты ведь знаешь мое мнение – если хотим возродить клан еще при нашей жизни, нам придется выбрать сторону. Хотя бы условно. Насколько я знаю, в плане безопасности с внешней стороны самыми оптимальными будут страны Городов и Мечей…

– Никогда, – прервал меня Джиро.

– Чикюнэ не любишь ты, а Иназунэ не доверяю я.

– Я и Иназунэ не люблю. И вообще никому не доверяю.

– И не надо, – кивнул на его слова. – Доверять я тоже не намерен, а вот использовать сами боги велели.

Пусть их и не было в этом мире, но местные в них верили.

– Это отрежет нам путь назад, – не сдавался дед. – Как сейчас, жить отдельно от Великих стран уже не выйдет. Остальные запишут нас в свои враги.

Ну, это он уже совсем не подумав сказал.

– А то после уничтожения деревни они считали нас друзьями. А может, до этого? Такое вообще когда-нибудь было? Я же не говорю, что нам надо обязательно принести клятвы Касайнэ. Придем, посмотрим, попробуем, если начнут требовать – уйдем.

– Да кто ж нас отпустит? – усмехнулся Джиро.

– А кому мы там настолько нужны? – спросил я в ответ. – Деда, ты исходишь из предпосылок, что мы прям у всех нарасхват, но это не так.

– Чикюнэ…

– Одна-единственная такая, – прервал я его. – Уж не знаю, что там у тебя с ними было, но почему атаковали нас только они? Между первым и вторым нападением прошло достаточно времени, чтобы о нас узнали все, кому надо, но атаковали опять только они. Но даже в этом случае, стоило нам только показать зубы и дать понять, что продавать печати будем всем, отстала даже Чикюнэ. Я тебе больше скажу – не уверен, что нам и надо куда-то уходить. Хочешь независимости, остаемся здесь. Да, могут быть проблемы, даже уверен, что будут, но если справимся, после войны мы вполне официально для всех станем нейтралами. Теми, с кем надо, а не можно торговать. Ненадолго, – пришлось мне признать. – Но лет десять у нас точно будет. Это с учетом обыкновенной семьи. А вот если начнем собирать остатки клана, кто-нибудь обязательно не удержится. И Касайнэ, в плане укрытия, я вижу оптимальным. Плевать на верхушку деревни, она сменится лет через двадцать… пятнадцать, – поправился я. – За это время само население не даст той верхушке сделать что-то слишком наглое, а с остальным мы справимся. Следующим главой будет Иссейни, чтоб ты знал… а нет, прости, следующим будет муж Инсатсу Кугико, – вспомнил я про родителей Шинамона.

– Что? – встрепенулся дед.

– Муж Кугико – Фуроа Сейки, – кивнул я.

– Когда?

– По окончанию войны.

– То есть, через год-полтора? – задумался Джиро.

Даже не знаю, говорить ему, что править Сейки будет совсем уж короткий срок? Это можно попытаться исправить, но рисковать ради такого дедом? Шинамон выживет, и ладно. Даже если он не Инсатсу по крови, всегда можно выдать его дочь за чистокровного клановца. Сколько их по континенту гуляет, уж одного-двух прикормлю. Это если совсем все плохо будет, и мы не будем собирать клан. А так, все решаемо. Линия Широ так или иначе не вымрет. Я позабочусь.

Да, пожалуй, промолчу.

– Точно не скажу, может, сразу после войны, может, под конец, но так и будет, – подтвердил я.

– Вот и давай переждем войну в другом месте.

– А как насчет еще большего доверия населения? Мы ведь фактически покажем, на чьей стороне. Да и не станет нынешний правитель нам сейчас что-то делать. Не во время войны. Нет, правда, ты всерьез считаешь, что появись мы сейчас в Касайнэ, и нас сразу на тот свет отправят? Где логика? Все, что с нас можно взять, мы можем дать, только будучи живыми. Застенки? Да те же Руру первыми бучу поднимут. Да и не надо нас куда-то запирать, сами будем печати делать.

– Ага, на своих условиях, – съехидничал Джиро.

– Это какие ты собираешься выставить условия? – усмехнулся я в ответ. – Или у нас есть какие-то сверхсекретные печати, которые нельзя никому показывать? По-моему, все всегда упиралось в сложность и время, не более.

– Я, например, не намерен никого обучать, – все-таки подобрал довод старик.

– Можно заставить обучить чему-то конкретному, но только сумасшедший будет учиться у подневольного системе. Да-да, признаю, таких тоже хватает. Но им проще будет интегрировать Инсатсу в деревню. Ширингу – это не какая-нибудь секретная техника или улучшенные гены, думаю, там и без нас есть свои мастера. Инсатсу в деревне – это хорошо, но и без нас Касайнэ вполне обойдется. Наводить на свое имя тень, чтобы… что? Подчинить старика и ребенка?

– Шиноби S-ранга и его внука, – поправил меня старик.

– Так я и не говорю, что все будет просто, но и не так плохо, как ты хочешь это показать. Вот в других деревнях, да, даже предполагать не возьмусь. У нас нигде больше нет поддержки населения.

– Как будто она нам поможет, если Рорей захочет убить тебя или меня.

Не любит старик нынешнего правителя Касайнэ, не любит, не верит и не уважает.

– Не поможет, – согласился я. – Но он будет на нее оглядываться. Плюс общее наплевательское отношение к Инсатсу, плюс умозрительная выгода от таких его действий. Там мы сможем обосноваться и подтягивать разбредшихся по континенту Инсатсу. Больше нигде. А твой план по возрождению клана, извини, не для меня. Повторю то, с чего начал – ты не сможешь вечно опекать-управлять мной, когда-нибудь я вырасту и все равно сделаю, как считаю нужным. Извини, дед, но я не могу по-другому.

* * *

Для обычного человека, не связанного с Великими деревнями шиноби, война началась незаметно. Она шла по нарастающей, отчего информация о разрушениях в соседнем городке воспринималась как должное – война же. Какого-то наплыва беженцев мы с дедом тоже не заметили. На улицах до последнего надеялись, что это всего лишь небольшой конфликт двух, максимум трех, сторон. Но увы, однажды ночью наш городок был разбужен взрывами. Как потом я узнал, сошлись шиноби Чикюнэ, Казенэ и Касайнэ. Поучаствовать пришлось даже деду и единственному самураю S-ранга местного дайме, ибо шиноби совсем уж распоясались. Точнее, самурай там не один был, а вместе со своими подчиненными, но не суть важно.

Старик потом отметил для меня, что ни одного шиноби Касайнэ он на тот свет не спровадил. Парочке даже помог.

Как ни странно, но за заказами все-таки пришли. Я-то думал, что война попозже начнется, и, когда все завертелось, уже и сам подумывал забить на них. Но нет, один за другим шиноби и пара самураев из различных стран все же явились. Оставался лишь Доку из Касайнэ. Также была небольшая проблемка, которую я не учел – те, кто пришел за своими печатями, хотели взять еще, и если имеющееся на нашем условном складе мы продавали, то от новых больших заказов приходилось отказываться, что многим не нравилось. Но кое-как смогли обойтись без конфликтов.

Забавный случай… нет, скорее интересный и заставляющий о многом подумать, произошел, когда к нам заявился джоунин Чикюнэ. Пробыл он у нас ровно столько, чтобы иметь возможность передать свиток с посланием, после чего сразу убыл.

– Ну, что там? – спросил я деда, когда тот после прочтения свернул свиток обратно.

Ответил Джиро не сразу, мне даже пришлось еще раз его окликнуть, так дед ушел в себя.

– А? Да-да, сейчас… – почесал он лоб. – Правитель Чикюнэ желает помириться. Пишет, что не против даже если мы переедем жить в одну из Великих деревень.

После чего сложил ручную печать концентрации и наложил на свиток энергопечать, от чего он просто вспыхнул.

– Э… – не понял я. – Ты чего, дед, а я? Хотя бы в плане обучения высокой политике.

– Не в этом случае, – выпустил он из рук остатки свитка, которые превратились в пепел даже не коснувшись пола. – Это личное. Основную суть я передал, больше тебя там ничего не должно волновать.

– Личное? В таких вопросах бывает личное?

– Бывает, – вздохнул старик.

– То есть, в принципе, мы теперь можем переехать в страну Городов?

– Да я скорей свою куртку съем! – вскинулся он резко. – Тварь. Думает после пары строк все можно забыть? Или то, что я, дурак, полечу к нему в объятья? Гаденыш, – отвернулся он от меня. – Подкаблучник старый.

Ничего себе дела. Да там прям драма какая-то.

– Да я и не собирался. Пошутил просто. Теперь-то я туда точно не сунусь.

Если в дело замешаны эмоции, влияющие даже на политику, от этого дела лучше держаться подальше.

– И правильно, – потер он виски. – От Чикюнэ, и подкаблучника Коичи в частности, надо держаться подальше. Слишком долго мы враждуем, слишком много ненависти.

– Пусть так, старик, но если бы ее было действительно много, вряд ли этот Коичи даже передышку нам дал, я уж не говорю о возможности открыто жить в этом городе.

Что интересно, Джиро промолчал.

В связи с тем, что война началась несколько раньше, чем я думал, озвученный срок в три месяца, отведенный мной на закрытие всех заказов, увеличился до четырех. Почти всех – Доку так и не появился. Я же все-таки уломал старика на переезд в Касайнэ. Наверное, главным аргументом для него стал Фуроа Сейки – муж Инсатсу Кугико и скорый правитель этой деревни. Вообще, Джиро был ярким представителем мира шиноби – он ненавидел полмира, а второй половине не доверял, единственное, во что он верил, это в родственников и клан. Да, Кугико – уже по факту и не Инсатсу, но кровь – не водица, вот и старик надеялся, что она не даст мужу злобствовать по отношению к нам. Ах да, в список тех, кому условно можно доверять, по мнению Джиро, входили и Иссейни. Просто потому, что за пару веков союза они не разу не предали. Даже во время уничтожения нашего клана выделили чуть ли не все боевые силы, дабы помочь. А учитывая, что шла война, было это не просто, и без содействия главнокомандующего, он же глава Касайнэ, такое не провернуть. Что старик пытается повернуть так, будто бы Стаффу Рорей просто хотел уничтожить Иссейни. Но как по мне, слишком… глупо. Да и кучу нюансов Джиро предпочитает не замечать. Другой вопрос, куда делись остатки клана Иссейни, если верить аниме? Ладно старики, но где тогдашние дети? Вот так взяли и медленно поубивались? Шинигами было плевать на их клан вот он за ними и не следил, но если верить канонной истории, от клана осталась лишь внучка одного из основателей Касайнэ – Иссейни Аукуба. Надо бы уточнить вопрос, учитывая, что на данный момент клан, хоть сильно уменьшился, но все еще существует. А не как в каноне – «старушка» Аукуба и все. Которая, к слову, может и родить сына-другого, но почему-то не делает этого. Хотя, что я знаю о медицине этого мира, может, и не способна.

К поездке мы готовились тайно, чтобы не только в городе, но и даже наши служанки заметили все под самый конец. Это было достаточно просто при наличии нужного количества и качества запечатывающих свитков. Небольшой затык вышел с вопросом о самих служанках. Старик хотел их просто уволить, а я – взять с собой. Почему? Ну, жалко мне их было оставлять здесь. Да и привык к ним. К тому же хорошего работника найти было ой как сложно, а наши служанки изучили нас достаточно хорошо, чтобы быть не просто хорошими, но и очень удобными. Ну, и нежелание пригреть на груди шпиона при найме новых слуг тоже сыграло свою роль. Малюсенькую, ага. Единственное, что могло им помешать уехать с нами, были их родственники. У самой старшей из них даже был сын шестнадцати лет. И если его еще можно было взять с собой, то всю родню наших служанок с собой не потащишь.

Шида… Шида просто старался не мешаться под ногами. Да, он был в курсе переезда, но помочь с ним не мог никак. Разве что на последних этапах, когда надо будет много таскать. Вес, на нашем уровне развития, мало на что влиял, а вот лишняя пара рук и ног – очень даже.

Доку так и не явился. Наверное, погиб.

Зато явилась кучка шиноби Казенэ, из которых добраться хоть до кого-то сумел лишь один. Этим кем-то оказался Шида, и как выяснилось, в замкнутых помещениях самурай с мечом опасней шиноби. Если мечом можно размахнуться, конечно. Я это к тому, что пустынник был одет в одежду джоунинов, а наш Шида до этого уровня объективно не дорос.

– Молодец какой, – произнес дед задумчиво, разглядывая разделанное надвое тело. – Жаль, я в другую сторону пошел, мог бы и живьем взять.

– Прошу прощения, Инсатсу-доно, – слегка поклонился мужчина.

– А… – отмахнулся старик. – Было бы за что просить.

Я в тот момент думал о том, кто все это будет убирать. Не служанки же?

– Ариса! – крикнул старик, открыв дверь комнаты. – Бегом сюда!

Кхм. Ну, может, старшая из них и не грохнется в обморок.

Не грохнулась. Даже виду не подала, что ее что-то впечатлило. Более того, после того, как Шида забрал с трупа все, что можно забрать, еще и сына припрягла для уборки. Он – единственный из родни служанок, кто жил с нами. Впрочем, работал он в одной из рыбацких артелей города.

Сам сбор вещей, когда все было готово, занял ровно один день, по окончанию которого мы собрали наших служанок и предложили им ехать с нами. Фиоми Харука, самая молодая из женщин, согласилась сразу, Оучи Эмико попросила пару часов на раздумья, а Тагамими Ариса, старшая из наших служанок, взяла паузу до утра. В итоге согласились все, разве что Арисе пришлось разрешить взять с собой сына. Он, по местным меркам конечно, достаточно взрослый, но что взять с матери? К тому же Кен, ее сын, по умолчанию устраивается к нам на работу, а это достаточно престижно для него. Родню Фиоми, самой младшей служанки, она сама скорей напрягала, так как пристроить ее было некуда, разве что замуж выдать, а Оучи была из маленького простолюдинского клана, который и без нее вполне мог обойтись. Ну, и раз пошел такой разговор, стоит отметить, что у Тагамими Арисы, кроме сына, вообще никого не было.

Женские сборы, с активным участием Шиды и сына Арисы, заняли еще один день. Пришлось потратить последние запечатывающие свитки, но за скорость и мобильность надо платить. Ну, и дабы оставить о себе хорошее впечатление, вечером мы со стариком наведались во дворец дайме, где подарили ему на прощание свиток с А-ранговой техникой Земли. Дорогущий подарок, но мы могли себе это позволить. В конце концов, за время нашего здесь проживания дайме не раз покупал наши свитки и услуги и всегда платил честно и по высшей ставке, превратив за два года свой дворец в настоящую крепость. Не сильно крепкую, но с учетом обитающих там самураев, увеличивающую его выживаемость в разы.

До Касайнэ, из-за служанок, мы добирались три недели, за которые на нас дважды нападали – шиноби-рюзаны и шиноби Чикюнэ. Что тут скажешь, если бы не дед, мы с Шидой вряд ли бы отбились. Точнее, от рюзанов бы отбились, с потерей служанок, а вот шиноби Чикюнэ, с джоунином в команде, нас бы и закопали. Эти нападения очень ярко показали мою слабость, а Шида так и вовсе пару дней смурной ходил. Умом он понимал, что так и должно быть: за время, что его натаскивал Джиро, джоунином не станешь, но надежда, как говорится, не покидала его. Впрочем, старик обнадежил мужика, что лет через пять-шесть, если не снижать темп, он все же достигнет столь желаемого уровня. Вот будь он шиноби, такой великий учитель, как Джиро, уже сделал бы из него джоунина, а так, пусть и дальше мучается со своей катаной. Удар ниже пояса, к слову. Шида очень хотел стать сильнее, но ту катану ему передал отец, и сильным он хотел стать именно как самурай.

На подходе к Касайнэ старик стал заметно нервничать. Посторонний мог и не заметить этого, но я знал его достаточно хорошо. Зато, когда мы оказались у ворот деревни, сопровождаемые якобы скрывающимися шиноби, все признаки нервов как отрезало.

Передо мной и охраной ворот предстал истинный высокородный, бывший глава деревни шиноби страны Чернил.

– Инсатсу Джиро с внуком и свитой, – представился он на КПП. – Прибыл сюда с целью показать внуку одну из Великих деревень.

Ну а что вы хотели? Сказать, что мы беженцы и хотим у них поселиться? Такие вопросы решаются в другом месте.

– Прошу подождать, Инсатсу-сан, – поклонился шиноби. Не очень глубоко, но вполне уважительно. – Гонец в администрацию деревни отправлен. Заранее прошу прощения, если он задержится – в связи с войной некоторые вещи чинуши обрабатывают слишком долго.

– Ничего, – кивнул дед. – Думаю, моих старческих сил хватит подождать сколько потребуется. Шигеру-кун, – кивнул он мне. – Найди старику что-нибудь посидеть.

Запросто. Отдельным списком у нас шел свиток с походными принадлежностями, в который дед засунул и пару складных стульев. Достать из подсумка нужный свиток, развернуть, найти печать с подписью «стул», подать кекки и вуаля. Немного псевдодыма – и стул у меня в руках.

– Прошу, дедушка.

– Благодарю, – кивнул он мне, садясь на стул.

Вы только не подумайте, что это была демонстрация всем желающим, какие мы великие мастера ширингу, тут скорей демонстрация отношений в семье и обыденности всего случившегося. Ну и намек, что именно я должен позаботиться о слугах. Опять же, тут дело не в том, что «главе невместно», а скорее, что наследник достаточно важен и самостоятелен.

Отойдя чуть в сторонку, из того же свитка достал лавку и второй стул и, подозвав Кена – сына Арисы, кивнул на женщин. Тот поклонился в ответ и, подхватив вещи, пошел в сторону служанок, стоящих отдельной кучкой. Ну, а мы с парнями остались стоять. Я рядом с дедом, Шида рядом со мной, а Кен рядом с матерью, которая сидела на отдельном стуле. Среди наших слуг, пусть их и немного, тоже есть своя… свое подобие иерархии. И Ариса была старшей не только по возрасту.

Гонец вернулся достаточно быстро, а вот ответ, что с нами делать, пришел лишь через полчаса. И был он предельно прост и лаконичен – пропустить. Никаких рекомендаций, никаких дополнений, идите и делайте, что хотите. Наверное, если бы не война, пропустили еще быстрей.

В Касайнэ старик был всего два раза, и размещением занимался не он, так что искать гостиницу на первое время пришлось Шиде. Слава богу, что деревни шиноби являлись не режимными объектами, а просто местом проживания тех самых шиноби, принадлежащих одной фракции. Будь иначе, и вариант с ночевкой на улице оказался бы вполне реален, а так: десять минут хождения и уточнения у местных жителей, и вот мы стоим перед нужной нам гостиницей. Самой дорогой, что есть в городе. И да, Касайнэ – скорей город, чем деревня, а название – не более чем дань традиции. Может, когда-то, в самом начале, она и была «скрытой деревней», но сейчас у меня язык не поворачивается называть ее так на полном серьезе.

Ну, и интереса ради – гостиница принадлежит клану Асшу. Та-да! Признаться, я тоже был удивлен, почему-то у меня сложилось мнение, что капитан команды Шинамона – единственный член клана. Ан нет – встречающая нас на первом этаже девушка была довольно милой и беловолосой.

Первым делом нам надо было навестить верхушку Касайнэ, чтоб, значит, себя показать да и посмотреть, как нас примут. Но старика Рорея в деревне не было, а из старейшин присутствовала только Фуруи Баггу – ровесница Стаффу и член его команды в молодости. Забавный факт – все члены команды второго правителя деревни, которые видели его живым последними, сейчас занимают исключительно высокие посты. Единственным исключением является Куроками Киш, погибший еще в молодости. Все остальные сейчас живут и здравствуют, занимая посты правителя и старейшин деревни. В общей сложности пять человек: три клановых и два бесклановых.

Вот к такой бесклановой дед и записался на прием.

Приняла нас бабка… радушно, если так можно выразиться, а вот сам разговор прошел бессмысленно. Было заметно, что ей глубоко плевать на клан Инсатсу вообще и на нас в частности, а старик, в свою очередь, не собирался обсуждать действительно важные вещи с одной-единственной старейшиной. По факту, ни она, ни ее соратники по должности не имели того влияния, которое они хотели показать всем желающим. Да, каждый из них имел два голоса на Совете кланов, да, именно на их плечи ложилось управление Касайнэ в отсутствие главы, да, были и другие мелкие плюсы, но… два голоса на Совете, состоящем из глав более чем тридцати кланов? Плюс жесткий разбор действий тем самым Советом по возвращению Рорея. Но глава, скотина такая, крайне редко отсутствовал в деревне, а в остальное время они были исключительно его командой, без его слова мало на что способные. Исключением являлся Шинку Катаме, но он был не только старейшиной, но и лидером контрразведки всея Касайнэ. У него по умолчанию руки длинней были. Но тут небольшой нюанс: конкретно в управлении деревней они были так же коротки, как и у других старейшин.

С другой стороны, в этом плане они имеют всяко больше влияния, чем простой глава клана, входящий в Совет. Но рулит, один фиг, глава деревни. Именно он задает тему, затем Совет кланов решает, что делать, и уже после него Совет джоунинов решает, как делать. В теории, Совет кланов может сместить главу, но такого еще ни разу не было. Да и собирается тот совет очень редко. Все-таки для того и создавалась должность главы деревни, чтобы заниматься всеми делами. Это я утрированно. Просто куча кланов не пошла бы под руку одного человека, если бы не было совсем никакой возможности сменить его, вот и появился Совет кланов. Такая ситуация во всех Великих селениях, просто где-то глава держит власть крепко, а где-то не очень. Но нигде нет жесткой преемственности в наследии поста лидера, хотя в Иназунэ страны Мечей с этим и готовы поспорить. Предыдущие, нынешний и следующий глава – все они родственники.

В общем, подводя итоги, старейшины без поддержки главы мало чего стоят. Мозг выносить, это да, но что-то реальное, конкретно здесь, может лишь Шинку Катаме. А уж в повседневной жизни глава, скажем, клана Тайдана может плевать с высокой колокольни на указы той же Фуруи Баггу. Ей просто нечем его зацепить. А если и зацепит, то разбираться Тайдана будет уже с главой деревни Рореем, на что тот может и не пойти. Как он потом взгреет ее старческую задницу, говорить стоит?

Впрочем, здесь и сейчас, на нас хватит и ее. Потому мы старательно не замечали вольные или невольные, пусть и мелкие, грубости старухи, улыбались и запоминали. Грубость вообще забывать не стоит. Вот так забудешь, а кто-то потом посчитает это слабостью. И фигня, что сейчас это слабость и есть, не вечно же так будет. А старухе следовало бы помнить об этом.

Определенную грань она, слава богу, не перешла. Некоторые вещи спускать нельзя, но после такого ни о какой жизни в Касайнэ разговор бы уже не шел.

Рорей в Касайнэ появился только через месяц, за который нас не раз приглашали на встречу главы различных кланов. В основном не сильно именитых. Пока Клан Инсатсу был в силе, действительно серьезные заказы могли позволить себе немногие, и дело тут не в деньгах, а в статусе. Красноволосые просто не могли себе позволить брать все заказы подряд, иначе опустились бы до уровня продавцов. Служащих. Тех, к кому приходят толстосумы и барским взмахом руки указывают, что хотят взять. От «мастер занят» или «мастер не желает, видимо, я чем-то ему не подхожу» скатились бы до «вот суки, совсем зажрались» или «я тот, кто платит, а значит, вы должны дать мне, что я хочу». Само собой, не столь явно, но статус и репутация складывается далеко не только из явных вещей. Сейчас же ситуация изменилась, и те, кто ранее не мог рассчитывать на сложные заказы, получил на это надежду, вот они и уточняли, насколько правы. Да только, как мне показалось, никто из них не учитывал простую истину – да, мы не можем позволить себе быть такими же разборчивыми, как раньше, но при этом мы, в данный момент, монополисты. Были в Касайнэ и другие мастера, но, как я понял, они выезжали за счет знания множества печатей, однако даже если это не так, работа Инсатсу при прочих равных все равно получалась лучше. Там много нюансов, но остановимся мы на кекки, которая у нас идеально подходит для печатей, уж за столетия существования Инсатсу позаботились об этом и общих знаниях приемов и уловок, которых, опять же, за столетия набралось немало. Печати тех, кто специализировался на этом долгие поколения, по умолчанию лучше, чем у того, кто создает их всего лишь свою жизнь. Да и повторюсь – не факт, что местные их именно что создают, а не используют собранный за ту самую жизнь список печатей. Джиро, во всяком случае, думает так. Несмотря на то, что постоянно делает упор на возможность ошибки. Но это у него вообще в привычку вошло. Старик все время боится, что я слишком высоко задеру нос, на чем и погорю. У старика из всех щелей прет гордость за клан, но при этом мы ни в коем случае не лучшие. Ни в чем. Просто одни из многих, ну, пусть даже из немногих, но одни из. Соответственно должны стремиться к лучшему и стать первыми.

Так вот, в данный момент мы – лучшее из того, чем могут воспользоваться люди. И мы готовы брать заказы. Плюс мы в Касайнэ, а не у черта на куличках в стране Чернил, и у нас нет внутриклановой конкуренции. Не получится плюнуть на старика с внуком и сделать заказ у другого Инсатсу. И пусть вначале мы и скатимся на пару уровней вниз, но вот позже, когда все подсядут ни иглу… Да, можно будет просто задрать цену тому, кто зарвался. Или развести руками и сказать: извините, но мы болеем, в ближайшее время никаких печатей. Тут, конечно, тоже нельзя перегнуть палку, но если тот же Рорей даст повод, на него насядут очень многие. Именно это мне пришлось вдалбливать в голову Джиро, который чуть не встал в позу, вспоминая былые времена. В итоге, мы отговаривались тем, что здесь не живем и неизвестно, дадут ли нам закончить, скажем, барьеры на клановом квартале-улице. Или попросят свалить, когда установка целой системы печатей, сейчас не важно какой, в одном из местных домов выйдет на заключительный этап. Да и в целом, мы не знаем, сколько здесь пробудем. Да, остаться в селении не прочь, но пока даже с главой не встречались.

В общем, встреч и разговоров было много, а главное, в основном полезных.

И тут, наконец, домой ненадолго явился Рорей. Запрос на встречу мы, конечно, в администрации оставили, но на немедленную встречу рассчитывать не приходилось, ибо главе деревни и без нас с Джиро было чем заняться. Вообще бы принял. Впрочем, не зря же мы столько куролесили по Касайнэ – если заинтересовали достаточное количество людей, то Рорею обязательно не раз и не два сообщат, между делом, о нашем присутствии в деревне. Для намека этого более чем достаточно. Тем не менее, следующие две недели из администрации главы нам не пришло ни одного сообщения. Я уж было думал, что Рорей нас проигнорит, все-таки две недели прошло, что для главнокомандующего во время войны и так предел – это не гражданская аристократия, глава деревни шиноби должен находиться на передовой или около нее, но нет, слава богу, не проигнорил. Не хотелось бы находиться в подвешенном состоянии еще неопределенное количество времени.

Что интересно, пригласили нас не на рабочее место к Рорею, а к нему домой, в клановый квартал Стаффу. Если честно, я себе мозг сломал, что бы это значило. Джиро тоже был не в курсе. Ясно, что показать неформальность встречи, но для чего? Уважить Инсатсу? Иметь повод отказаться от своих слов, касающихся официальной политики? Боялся прослушки оппозиции? Или я несколько погорячился насчет того, что Инсатсу сильно сдали в нужности и полезности? Или последнее относится к «уважить Инсатсу»? Черт, опять запутался.

Принимали нас без официоза, но кепка главы, официальная регалия власти, лежала рядом с ним на диванчике. Да и сама встреча проходила в гостиной дома Рорея. Немаленького такого особнячка в традиционном стиле, выделяющегося даже здесь, в богатом квартале клана Стаффу. Сам клан, к слову, занимался торговлей, но если кто-то думает, что клан старика Рорея зажрался, а его члены превратились в толстых торгашей, то забудьте. Клан шиноби – это клан шиноби. А богатый клан шиноби заклюют в момент, если тот даст слабину. Внутри Касайнэ еще ладно, для того она и существует, чтобы защищать живущих в ней, а вот конкуренты вне деревни – это уже совсем другое. Да и внутри, если откровенно… бизнеса лишат точно. Короче, Стаффу уже долгое время, еще до основания Касайнэ, был сильным кланом, таковым он и остался. А его секретные техники, на основе элемента Огня, как внушали опаску, так и внушают. Разве что, у членов клана Стаффу не было улучшенного генома, но это лишь доказывает, что геном не решает. И не надо тыкать на клан Куроками и его монстра Супану, это частности, до основания Касайнэ Стаффу вполне себе неплохо воевали и с Куроками, и с Иссейни, и с Руру, завоевав себе звание Великого клана. Как и клан Шинку, между прочим. Но вторые на данный момент могут похвастаться лишь десятком человек, из которых более-менее известен только глава разведки Катаме. Профукали былую славу.

Отвесив «очень уважительный поклон», присел рядом с дедом на диван, оказался лицом к лицу с Рореем. Внешне глава очень сильно напоминал себя из манги и аниме. Я не говорю про «один в один», но отличительные признаки присутствовали в полном объеме. Скуластое лицо, впалые щеки, острая бородка, родимые пятна и курительная трубка. Ну и в целом, я с трудом мог представить это лицо добродушным, каким он показывался в «Шинамоне».

– Заранее прошу прощения, что не смог принять вас раньше, – начал Рорей, – но вы должны понимать – из-за войны и моего здесь отсутствия накопилась просто уйма дел.

– Ничего страшного, Стаффу-сан, – кивнул Джиро. – Я все прекрасно понимаю.

– Да ладно тебе, Джиро, – пыхнул он дымом. – Мы же договаривались в прошлую нашу встречу, что перейдем на имена.

– Как скажешь, Рорей, – усмехнулся в ответ дед. – Кстати, позволь представить моего внука – Инсатсу Шигеру. Следующий глава клана.

– Других членов Малого совета, как я понимаю, больше нет? – задал вопрос Рорей. – Ты только не подумай, что я на что-то там намекаю. – Сейчас он имел в виду Малый совет клана, выбирающий голосованием нового главу, и то, что меня назвали наследником, не совсем законно. – Просто… – сделал он затяжку. – Просто я многих из них знал. Надеюсь, хоть кто-то еще выжил?

– Увы, – ответил безэмоционально старик. – Из четырех главных ветвей остались только мы с внуком и Инсатсу Кугико.

– Фуроа Кугико, – поправил его Рорей.

На самом деле сейчас оба старика допустили ошибку. Моему старику не стоило так открыто называть Кугико членом клана и наследницей линии Широ, а то потом, совсем потом, конечно, но как факт, со мной мог бы случиться несчастный случай, а ее дети заняли бы мой пост. А Рорей, из-за этого же, очень даже зря поправил Джиро. Тем не менее, лично я огорчился именно ошибке Рорея – что там в будущем будет, еще фиг знает, но даже такое неофициальное подтверждение, что будущий сын Кугико принадлежит клану Инсатсу, было бы совсем неплохо получить.

Впрочем, Джиро не собирался сдаваться. Зная о том, как он чахнет надо мной, можно сделать вывод, что о «несчастном случае в будущем» он не задумывался. Или… м-да. Я же сам убедил его, что следующими главами будут Фуроа Сейки и Иссейни Аукуба. Плевать ему на Рорея и его делишки. Очень даже зря, как по мне, даже если брать в расчет, что все так бы и было.

– Каким бы хорошим шиноби он ни был, – покачал головой Джиро, – Инсатсу – это Инсатсу. А кто такой Фуроа? Ветвь Широ жива, пока жива Кугико.

– Хе-хе, – усмехнулся добродушно Рорей. Реально добродушно. – Дело в том, что у Фуроа есть улучшенный геном. Я не говорю, какой именно, это, уж прости, дела деревни, но дети Кугико будут именно Фуроа.

Хреново. Не соврало аниме, значит. Ну, не беда, все решаемо.

– Весомый довод, – покивал Джиро. – Но… – и замер, видимо, решив не продолжать спор. – Действительно весомый. – Впрочем, я и не имею никакого морального права заявлять права на Кугико, так что не подумай ничего такого. Просто люблю поспорить.

Все мы понимали, что нюансов здесь полно. Начиная с того, что Сейки и помереть мог, и заканчивая тем, что Кугико сама вернется в клан да еще и мужа притащить сможет. В конце концов, права на члена клана – это одно, а воля решившего вернуться – совсем другое. Но если убрать с доски старика Джиро, то останется только желание самой Кугико, а тут Рорей, видимо, был вполне уверен в себе. Но и Джиро молодец, вовремя остановился, вспомнил, как мне кажется, что четвертый по счету глава Касайнэ появится потом, а разрешение на проживание нам нужно сейчас.

– Это да, – кивнул Рорей, выдохнув дым. – За собой я такое тоже отмечаю. Все же возраст дает знать – все чаще хочется поворчать и поспорить.

Сказал чувак, более чем на сорок лет младше Джиро.

– Особенно если дают повод, – вздохнул картинно дед. – Пока дожидались тебя, устал всем объяснять, что не могу взять сложные заказы. Я готов помочь чем смогу, но, – пожал он плечами, – не с тем, что продлится достаточно долго.

– А что так? – удивился Рорей. Вроде даже натурально.

– Потому что мы с внуком здесь не живем. Просто приехали… предложить помощь, – подобрал дед слова. – Собственно, с этим я к тебе и пришел. Пусть от клана Инсатсу мало что осталось, но я, как официальное лицо, не мог не сделать этого, когда началась война. Ты уж извини, что сразу не пришли, но надо было закрыть все заказы, а это время.

– Не стоит, Джиро, не стоит, – отмахнулся Стаффу. – Я все понимаю. И, конечно же, даю разрешение на проживание. Как минимум до конца войны, а там посмотрим.

Вот ведь хитрожопый обезьян. Мог бы и просто разрешить тут жить. Уверен, по окончанию войны никто не придет нас выселять, даже не заикнутся. Всего-то и надо подождать, пока мы обрастем тут корнями, после чего на нас и давить проще будет. Чувствую, пока идет война, нас будут обхаживать по полной, да и после… Но не всегда, факт. Рорей еще спросит за все. Но в эту игру можно играть вдвоем. Просто Стаффу не догоняет, что мы с дедом можем встать и уйти, как бы крепко здесь не увязли. Вызывает опаску только то, что многие «скрытые деревни» будут воспринимать нас как часть Касайнэ, что сулит проблемы, но и это решаемо. А вот что будет, если мы сумеем привязать Касайнэ к себе? Что будут делать кланы, когда Рорей начнет нас выгонять? Ой, не знаю. Но постараюсь, чтобы хай они подняли до небес. Времени, конечно, для этого маловато, но я постараюсь.

А еще возможно, что Рорей все прекрасно понимает, но имеет что возразить. Нельзя считать других тупее себя. Опасно это.

Благодарить дед не стал, ибо не за что. Это они должны благодарить нас.

– Что ж, рад что с этим разобрались, – произнес Джиро. – В таком случае, может, сразу и скажешь, с чего нам лучше начать?

– Расценки на такой случай, как я понимаю, старые? – задумался Стаффу.

– Конечно, – подтвердил Джиро.

– Тогда, несомненно, больница, – кивнул он сам себе. – У нас и так медиков не хватает, а тут еще и сбоящие печати в больнице.

Стоит отметить, что печати не вечны, и чем больше их эксплуатируешь, тем быстрей разрушается материал, на котором они стоят. Тут есть нюансы, такие, как человеческое тело и «мертвая» кость, металл неплохо держит печать, но в целом печати, установленные на длительный срок, лучше почаще проверять. А печати, установленные в больнице, слишком сложны, чтобы с легкостью найти человека, который может произвести профилактику и обновление. А уж если там что-то «перегорело»… тут лучше обращаться к тому, кто их установил.

Да вот беда…

– Я… кхм… обязательно туда загляну, – замялся Джиро.

– Какие-то проблемы? – спросил Рорей.

– Ну… никогда не специализировался на медицинских печатях, – сознался дед.

– То есть, – решил уточнить Рорей, – за больницу ты не возьмешься?

– Почему же? – пожал плечами дед. – Возьмусь, и даже гарантирую качество работы, просто… – слегка поморщился он, – это будет несколько дольше.

– Даже так, – задумался Стаффу, не забывая попыхивать трубкой. – Насколько дольше? Хотя стоп, признаю, вопрос некорректен. Тогда давай ты сначала все там осмотришь и выдашь заключение и сроки работы.

– Договорились.

Забавно. Я думал он предложит что-нибудь другое. Видимо, у них там и правда дело швах.

– Кстати, – подмигнул уже мне Рорей. – Могу устроить твоего внука в Академию. По возрасту подходит, да и со сверстниками ему будет веселей.

Даже не знаю, как это назвать. Наглость? Нет. Разведка? Нет. Нахрап? Тоже нет. Дело в том, что все дети, поступающие в Академию, кроме заключения контракта, дают еще и кучу клятв, что все вместе сильно привязывает их к Деревне. Вот я и не могу понять: то ли Стаффу настолько нагл, то ли это и правда просто способ проверить наше… отношение к этому делу. Причин на самом деле может быть гораздо больше, вплоть до пофигизма и реальной попытке помочь Джиро занять чем-нибудь внука. Но лично я думаю, что тут все же есть двойное, а то и тройное дно. И ответ Джиро должен сказать Стаффу достаточно много.

– Я бы и рад, чтобы Шигеру побольше общался со сверстниками, но его обучение ширингу еще не окончено, – ответил Джиро. – К тому же, его нынешних знаний и умений более чем достаточно, чтобы помогать по работе, а помощь мне, откровенно говоря, будет не лишней.

Идеальный ответ.

Если Стаффу заикнется про своих мастеров в помощь деду, я в нем разочаруюсь. Но это реально первое, что напрашивается.

– Даже так, – посмотрел он на меня пристально. – Внушает уважение. В таком возрасте, признание такого мастера, – покивал Рорей. – Что ж, мое дело предложить. – И пыхнув дымом, начал выбивать прогоревший табак на специальное блюдце. – Возможно, вам требуется помощь в обустройстве. Чем смогу, помогу.

Тоже важный вопрос. На самом деле, чем может помочь глава деревни двум людям с деньгами при обустройстве? Только если нам начнут ставить препоны в администрации Касайнэ. Зачем им ставить препоны? И в чем, тогда уж? Мы вполне можем снять, как и в столице страны Парусов, этаж какой-нибудь средней гостиницы. Не в той, где живем сейчас, это дороговато, но в средней можем. И, собственно, все. Помочь с какими-нибудь налогами? Не станет Рорей так грубо работать. В общем, нас и сейчас все устраивает. Но. Если мы вдруг решим здесь обосноваться надолго, свой личный дом, а то и земля, нам бы не помешали. И вот тут нам и могут ставить палки в колеса. Деньги есть, значит, можно их немного подоить, благо, поводов достаточно, все ж таки мы приезжие, и просто взять и купить землю здесь не так просто. В любом случае, нужны поручители. Пусть Касайнэ и не режимный объект… да вы и сами все понимаете. Я даже не уверен, что за последние лет тридцать сюда переехал хоть кто-нибудь. Тут, как мне кажется, и для своих мест мало. Нормальная политика в целом, я одобряю. Не озаботишься подобным ограничением сейчас, и потом будешь думать, куда поселить детей-внуков. Но это при условии огроменной каменной стены. Не было бы ее, и другое дело. Обычную стену можно отодвинуть, но не в том случае, когда она под завязку напичкана печатями, половину из которых сейчас повторить смогут немногие. То есть не отдельные печати, а системы печатей. Конечно, нет ничего невозможного, но вот насколько это будет геморрно… проще не пускать приезжих, а о стене задуматься много позже.

Что значит вопрос Рорея для нас? Думаю, вы уже догадываетесь. Сейчас есть реальная возможность обзавестись своей землей, но что с нас за это потребуют? Присяги? Возможно и такое, но ответ Джиро на предложение поступить мне в академию должен был… ах ты ж, черт. Ответ был слишком идеальным. Похоже, что Рорей даже не понял, правду ли говорил Джиро или просто тактично его послал, вот и проверяет.

– Если поможешь снять домик на территории Касайнэ, я буду тебе благодарен, – ответил Джиро.

Снять, не купить. Вот теперь посыл достаточно явный. Видимо, дед решил договариваться о постоянном проживании с Сейки, а Рорей должен посчитать, что старик просто берет паузу. Снять дом – это тоже не хухры-мухры. Понятное дело, что пока не решится вопрос с личной землей, нам придется условно «сидеть на чемоданах», но даже так, решение Джиро было более чем разумным. Решать все в первую встречу никак нельзя, еще подумают, что мы прогибаемся или у нас проблемы какие за пределами Касайнэ. В общем, спешить нельзя. Даже если бы Джиро смог выторговать землю без каких-либо последствий в виде клятв, условий или присяги деревни. Первый этап по интегрированию в Касайнэ, можно сказать, выполнен, второй начнется уже после Третьей войны шиноби.

– Ну, это легко, – начал забивать Стаффу трубку. – Сегодня же раздам нужные указания, а завтра можешь идти в администрацию деревни. С материалами для печатей у нас сейчас сложно, но если потребуется, сообщи. Думаю, мы сможем выделить тебе из запасников. Да и в целом, если что-то понадобится, говори, не стесняйся. Мастера печатей сейчас нарасхват, так что заказами мы тебя обеспечим.

Это Рорей так подстраховался, как я понял. Если у нас в ближайшее время будет хорошо, ну, абсолютно все, это может насторожить, а тут на тебе – просто сама деревня идет тебе навстречу, и не за красивые глаза, а из-за нужды. Впрочем, тут я могу и ошибаться, может, Стаффу просто радушного хозяина изображает. Или еще что.

– Постараюсь не напрягать вас, – кивнул Джиро. – Понимаю, что в военное время сложно со многими вещами.

– Ну, сейчас еще не все так плохо, вот, помню, во Вторую все было действительно сложно.

Та война продлилась семь лет и закончилась уничтожением Ичи-но-нэ, точнее через несколько месяцев после нее.

– Действительно, – посмурнел дед.

– Извини, если напомнил… – начал Рорей. Явно хочет проверить, что у Джиро на уме по этому поводу.

– Ничего, – прервал его старик. – Дело прошлого, а надо думать о будущем.

– Мудрые слова, – медленно кивнул глава клана Стаффу. – Но все же прости, что напомнил. Давай лучше поговорим о чем-нибудь более веселом. И обнадеживающем. Помнишь моего старшего сына? Так этот карапуз совсем взрослым стал, – вздохнул напоказ Рорей. – Девушку в дом привел. Дай боги, после войны поженятся. А то что за дела – пятьдесят семь лет, а внука нет.

– Ну, тут я тебя опередил… – усмехнулся Джиро.

Так серьезный разговор и закончился. Дальше последовала двухчасовая болтовня двух стариков, вспоминающих былые, несомненно лучшие, времена. Время от времени мне казалось, что вновь начинается словесная пляска намеков и недомолвок, но чуть позднее выяснялось, что это уже моя паранойя.

<< | >>
Источник: Николай Метельский. Клан у пропасти. 2017

Еще по теме Глава 3:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование
  18. Глава 13 За знакомство
  19. Глава 15 Надя