<<
>>

Глава 22 Второе пробуждение

К этому времени я определил для себя, что медитация — это путь к душе, а душа — путь к исцелению.

Мои рассуждения были просты. Хотя эмоции возникают в нашем физическом теле, но их источником является душа.

И хотя сами по себе наши эмоции — это еще не заболевание, но они могут привести к многим заболеваниям, таким как повышенное артериальное давление, тахикардия, закупорка артерий и опасные реакции, в том числе горе, гнев, заниженная самооценка и депрессия. Очень часто, если не всегда, неуправляемые эмоции связаны с проблемами души, глубочайшей и истинной природы нашей личности. Душа — хранительница наших сокровенных мыслей и единственная сущность, которой принадлежит истинное знание о нашем образе «Я».

Я имел возможность лично убедиться в этом еще до своего ОСП. Потом мне стало понятно, что моя новая миссия заключается в том, что я должен исцелить самого себя и каждого, до кого только смогу дотянуться и кто страдает хроническими болями, зависимостями и депрессией. Светящееся Существо назвало это «целительской практикой осознанности» и предложило мне создать эту практику холистической медицины, которая была бы прочно основана на медитации.

Я решил съездить на Арубу и отточить мои медитативные навыки. Не только потому, что это райский остров в Карибском море, но и потому, что именно там наш сын Рагав учился в мединституте. Я видел в этом возможность поработать над отношениями с сыном, а также над отношениями с самим собой в процессе медитации.

Сейчас я понимал, что все это время я не знал своего сына, так как ставил свой эгоизм выше его счастья. Он справлялся с учебой, но хотел ее бросить. К сожалению, я игнорировал этот вполне очевидный факт, потому что предпочитал жить так, как было принято в нашей семье на протяжении поколений.

В Индии на старшего сына возлагаются особые надежды.

Из всех остальных детей у него свои отдельные задачи. Он должен быть самым высокомотивированным. Он должен подавать пример успешной жизни своим братьям и сестрам. Как и многие другие иммигранты (хотя вместе с женой мы прожили в Соединенных Штатах более двадцати пяти лет, и все наши дети родились в Америке), мы продолжали жить так, словно эта индийская традиция действительно была необходима для успеха всей нашей семьи.

Но это не принесло Рагаву счастья. Ему не хотелось того, чего хотели от него мы. Когда мы его спрашивали, он утверждал, что охотно посещает занятия в мединституте, но было ясно, что его сердце не лежит к медицине, но он так хочет угодить нам, что подавляет собственные желания и мечты. В его душе разыгрывалось сражение между родительскими ожиданиями и его собственными желаниями — его страстным увлечением программированием.

Между тем я вел свое сражение — сражение между родительскими ожиданиями и страстью моего сына. Я хотел, чтобы мой старший сын пошел по моим стопам, чтобы он стал врачом, как многие из наших друзей. Только позже я понял, что безжалостно толкал его в этом направлении, так безжалостно, что он не мог сказать «нет».

Не позволяя ему жить своей жизнью, я мучился вопросом: «Чего он не может понять?» Было бы лучше, если я сформулировал бы вопрос по-другому: «Что я сам не могу понять?» Ответ был прост. Я был приверженцем старой парадигмы, мифа, который гласит, что «отец знает лучше».

Я развивал свои медитативные навыки не только потому, что хотел совершенствоваться в собственной практике, но и потому, что разрабатывал различные медитации для тех, кому могла понадобиться целительская практика осознанности. Медитация позволяет достичь разных состояний, и я чувствовал, что могу достичь всех. Повторенье — мать ученья, а что касается медитации, я уже привык к серьезной повседневной практике и хотел добиться больших результатов в этом земном раю.

К своему удивлению, я вдруг обнаружил, что стал жертвой медитационного кризиса. Он напоминает творческий.

Писателю не пишется, а я не мог медитировать. Этот кризис предстал передо мной во весь рост после моей первой недели пребывания на острове. По утрам я подолгу гулял по белому песчаному пляжу и старался держаться поближе к кромке волн, которые перекатывал яркий голубой океан.

Пройдя три километра, я уселся в позе лотоса на мягком песке и закрыл глаза ладонями. Мое лицо было обращено к солнцу, и я благодарил высшие силы за подаренное мне счастье — я опять увидел восход. Это была моя медитация благодарности.

Но она не принесла желаемого результата. Как ни странно, но вместо погружения в состояние полной умиротворенности и чувства благодарности за все хорошее, что меня окружало, я испытывал чувство глубокой тоски, что нахожусь здесь, на Арубе, а не дома в Калифорнии. Появились плохие воспоминания о жизни, которые не желали исчезать. Такие мысли могут возникать при обычных медитациях, но я научился с ними смиряться и отпускать их вместе с другими негативными мыслями, не причиняя себе ни малейшего вреда. Но сейчас, на Арубе, негативные мысли не исчезали. Нет, они застыли неподвижно и потешались надо мной, как чудовища разума, какими они и были. Очень скоро мои расслабляющие медитации превратились в негативные и беспорядочные эпизоды.

Я перепробовал разные психотехники, которые помогли бы улучшить результат. Я попробовал медитацию осознанности, когда мое внимание было направлено в область пупка, а я сосредоточен на его размеренных движениях. Но негативные мысли не исчезали. Медитация самообследования организма, когда с каждым вдохом я сосредотачивался на разных его частях, не избавляла мой разум от чудовищ. Они потешались надо мной. Я совершал медитацию шагов. Я медленно расхаживал взад и вперед по полоске теплого песка, мысленно сосредотачиваясь на каждом шаге, пытаясь ощутить подошвы стоп и устремляя свой взор в нейтральную точку в отдалении. На этот раз этой точки не было. Были только мучительные видения и воспоминания. Что бы я ни делал, я не мог приказать чудовищам оставить меня одного.

Когда я закрывал глаза, надеясь вступить в прохладный рай спокойного медитативного состояния, я погружался в хаос гнева и обиды. Так продолжалось неделями. Во мне росли неуверенность и страх, что духовное влияние ОСП покинуло меня навсегда.

Я старался, но не мог добиться духовного экстаза. К сожалению, я винил в этих неудачах моего отца и пути, которые я так и не выбрал в своей жизни. Когда я пытался выкинуть эти мысли из головы, я всякий раз сотрясался от гнева и обиды. Иногда я несправедливо винил в своих неудачах моего сына Рагава, и это создавало леденяще неприязненную атмосферу немногочисленных вечеров с ним. Я рассчитывал, что медитация поможет мне сохранить спокойствие и сосредоточенность; без нее меня снова захлестывали гнев и обиды, когда я заставлял Рагава прилежно учиться или (упаси Боже!) предлагал разрешить мне помочь ему в учебе.

Я могу сказать, что раздражение было взаимным.

«Лучше бы ты не приезжал!» — сказал он однажды.

«Я тоже так думаю», — ответил я.

Оглядываясь назад, я понимаю, что поступал не из сочувствия или сострадания, а из эгоизма. Я хотел того, что хотел — сын должен стать врачом, меня не заботило его мнение. Да, ведь отец знает лучше.

Но потом меня осенило. Я стоял на полосе девственно чистого песка и смотрел на солнце. Я искал внутреннего умиротворения, но не находил. Во мне клокотал гнев. Ум был рассеян, хотя должен был прочно укорениться в настоящем. В своей молитве я задавал только один вопрос: «Что дальше?»

В голове зазвучали громкие и отчетливые голоса ангелов: «Будь сострадательным».

Я чуть не задохнулся от стыда.

«Я не сострадателен», — упрекнул я себя.

По поручению Светящегося Существа я должен был разработать область медицины, главным образом основанную на сострадании, и все же верх одерживала темная сторона — та сторона моего эго, которая заставляла думать только о себе. Я должен был научиться прощать, любить и исцелять. Я должен был отказаться от мысли, что отец знает лучше. Дело в том, что я сам не знал, что лучше для Рагава.

Сейчас он хорошо учился в институте, но в итоге его поджидало несчастье. В конце концов, с каждым новым успехом в учебе он приближался к получению диплома — к профессии врача, которая казалась ему несчастьем. Я ошибался, когда подталкивал его вперед и не спрашивал, куда он хочет поступать.

«Отец не знает лучше», — сказал я себе.

Это было неприятно осознавать, но через минуту я понял, что достиг своей цели. Мне казалось, что я пробил стену и вошел в новый мир свободы и разумения. Таким был итог медитативного кризиса. Я увидел свое благословение, а не проклятие. Я освободился от эгоизма.

Я сел под деревом и достал ручку и блокнот. Затем, в течение следующего часа, я составлял правила дальнейшей медитации.

Медитация прощения

Исцеление непосредственно связано с прощением. Избавление от любого заболевания — физического, психического или эмоционального — может состояться только тогда, когда на душе легко, а для этого нужно уметь прощать.

Простить — не значит забыть. Не надо притворяться, что события, причиняющие нам боль, никогда не происходили. Мы хотим научиться вспоминать о них, но только чтобы они не причиняли нам боль. Также это не означает, что мы стремимся вступить в отношения или повторно сойтись с теми, кого прощаем. Можно простить человека в своем сердце и даже не встречаться с ним опять, и исцеление произойдет. Мы прощаем, чтобы отпустить прошлое, а не украшать его оковы и связывать себя ими.

Время: один час.

Порядок действий таков.

1. Отключите телефон, поиграйте на каком-либо музыкальном инструменте или включите успокаивающую музыку звуков природы. Сядьте поудобнее, закройте глаза. Сделайте вдох. Сделайте выдох. Постарайтесь максимально расслабиться с каждым очередным выдохом. Вдыхая, представьте себе, что ваш позвоночный столб наполняется белым Светом. Выдыхая, представьте себе, как Свет распространяется от позвоночника по всему телу. Продолжайте вдыхать и выдыхать, пока Свет не распространится из позвоночника по всему телу. Во все клетки вашего организма льется светящийся белый Свет.

2. Теперь, когда вы видите, что все ваше тело соткано из чистого белого Света, представьте себе, что вы стоите в цветущем весеннем саду, посередине которого находится озеро с живой водой. Вглядитесь в озеро, чтобы увидеть там самого себя. Вы видите себя ребенком, когда вам было четыре года или пять-шесть лет. Этот ребенок нуждается в вашей заботе. Скажите ему, что вы любите его, что он — в безопасности. Скажите ребенку, что вы всегда будете любить его, что вы всегда простите его за любые ошибки. Крепко держите его. Дарите ему всю вашу любовь. Ваш ребенок должен знать, что его никогда не бросят, что его всегда защитят. Скажите ребенку, что он достоин любви, что он достоин успешной и мирной жизни. Скажите ребенку, что вы всегда поможете ему снова вернуться на правильный путь, даже если он сбился с него, и серьезность ошибок совершенно не важна. Смотрите, как ваш ребенок улыбается, как он радостно играет. Он знает, что его не бросят. Скажите ребенку, чтобы вы всегда готовы прийти ему на помощь.

3. Посмотрите вверх. Теперь вы — источник белого Света. Вы чувствуете, как белый Свет озаряет весь цветущий сад. Вы чувствуете, как Свет наполняется сладостным ароматом цветов.

4. Теперь снова всмотритесь в озеро. На этот раз представьте, что вы видите лица своих родителей, когда они были маленькими. Представьте себе, что они просят вас простить их за любые поступки, которые могли причинить боль. Взгляните на них с любовью, как на детей, они должны знать, что вы не сердитесь. Вы прощаете их, вы любите их, они не должны больше тревожиться. Вы видите, как они счастливо улыбаются, как они дарят вам свою любовь и нежность, как они играют.

5. Посмотрите вверх. Вы чувствуете, как белый Свет пронизывает весь цветущий сад. Свет напоен сладостным ароматом цветов. Вы вдыхаете этот аромат.

6. Приходите на берег озера столько раз, сколько сочтете нужным. Вы должны увидеть всех, кто был в вашей жизни: братьев и сестер, родителей, коллег, супруга, детей.

Представьте себе, что все они — это маленькие дети, что они смотрят на вас невинными глазами детей, которые набедокурили и боятся наказания. Пока они будут извиняться и просить у вас прощения, ваше сердце наполнится любовью к ним, потому что они — ваши дети. Скажите им, что они в безопасности, что у них все хорошо, что они могут играть и радоваться. Когда вы скажете им, что все хорошо, одарите их своей любовью. Их лица расплывутся в невинных и прелестных улыбках.

7. Когда все лица исчезнут с поверхности воды, снова всмотритесь в озеро. Вы видите себя взрослым. Вы видите себя умиротворенным, и радостным, и счастливым. Вы в безопасности, вы — защитник, вы любите и любимы. Радость переполняет вас. Вибрации всех клеток вашего тела — это вибрации хорошего здоровья. Вдруг вы слышите свой голос: «Спасибо тебе, что ты здесь, со мной. Я люблю тебя». А теперь представьте, что ваше тело, сотканное из белого Света, ваше отражение в озере и сладостный аромат цветов сливаются в одно.

8. Сделайте вдох: «В моем мире нет непрощенных людей», скажите на выдохе: «Все хорошо», пока не доиграет музыка или пока вы не почувствуете, что готовы открыть глаза.

Напоследок опишите в своем дневнике разговоры и наставления всех, кого видели на поверхности озера. Изложите свои впечатления.

Моя медитация была успешной. Мое детство предстало с лучшей стороны. Так воскресла моя любовь к отцу. Эмоции и мысли о моем отце плавно перетекли в эмоции и мысли о моем собственном отцовстве. Самыми серьезными из всех вопросов были следующие. Ты был материалистом и поэтому давил на Рагава, чтобы он стал учиться на врача? Почему ты хотел, чтобы он получил профессию, которая никогда не была ему интересна? Это была твоя гордость? И гордость — это разновидность материалистических взглядов?

Я должен был ответить на эти вопросы.

<< | >>
Источник: Пол Сперри, Раджив Парти. Умереть, чтобы проснуться. 2017

Еще по теме Глава 22 Второе пробуждение:

  1. Глава 12 Второе письмо
  2. Пробуждение инвестирующей публики
  3. Второе измерение
  4. Второе направление Нового курса: победоносный доллар
  5. Второе предварительное замечание: о денежной форме богатства
  6. Первое, второе, пятое высшее образование, MBA и прочие умные места
  7. Банковская система — второе звено кредитной системы
  8. Глава 11
  9. Глава 6
  10. Глава 3
  11. Глава 62 «Каза Итальяна»
  12. Глава 1 Светлый путь
  13. Глава 35 Такие люди, как он