<<
>>

Глава 15 Раджив-счастливчик и Раджив-бедняк

Врачей-психиатров можно разделить на две категории: те, кто общается с пациентами, и те, кто не общается.

Психиатры, практикующие «психотерапевтические беседы», относятся к специалистам, которые не полагаются во всем на лекарства и верят, что с помощью хорошо сформулированных вопросов и искренней заинтересованности в пациенте можно подобрать лекарство от болезней, нарушающих человеческую психику.

Это относится и к отцу-основателю аналитической психологии Карлу Густаву Юнгу, который на себе испытал ОСП. После пережитого Юнг мог проводить психотерапевтические беседы на очень глубоком уровне личного понимания, и когда он говорил, что «происходящее после смерти столь неизъяснимо прекрасно, что наше воображение и наши чувства не могут даже приблизительно изложить концепцию происходящего», то его пациенты сразу видели, что попали по адресу.

Но есть и такие врачи, которые не общаются с пациентами. Они задают несколько вопросов, затем выписывают лекарства. Как правило, это антидепрессанты или снотворные.

Причем многие даже хотят найти такого врача, который не задавал бы вопросов.

Разумеется, даже в наш себялюбивый век, когда мы обожаем регистрироваться на сотнях интернет-сайтов и бесконечно обсуждать себя самих и наши интимные переживания с совершенно незнакомыми людьми, очень немногие предпочитают беседу с психотерапевтом лекарственной терапии. Дело в том, что большинство людей склонны пить таблетки. Поэтому только десять процентов психиатров тратят более пятнадцати минут на прием одного пациента, а все остальные работают согласно стандартам медобслуживания.

Я был точно таким же доктором. Не успевал пациент открыть рот, как я выписывал рецепт и отправлял его восвояси быстрее, чем выпивал чашку кофе. Уверен, что так поступает большинство моих коллег.

Если первый рецепт не приносит результата, многие врачи тут же выписывают второй, чтобы появился кумулятивный эффект.

А если комбинация двух лекарств оборачивается побочным эффектом, его можно ослабить, подобрав третью чудо-таблетку. Если от лекарств нет толка, психиатр может направить пациента к психологу, который с ним и побеседует. Но теперь, когда я изучал практику исцеления осознанностью, я могу утверждать, что эта западная методика прямо противоположна моей, но при этом является наиболее распространенным подходом к зависимости и боли, физической и психической одновременно.

К сожалению, даже когда зависимые искренне хотят найти другие средства психологической реабилитации, чтобы уменьшить дозу антидепрессантов и обезболивающих, у них часто происходят рецидивы. Если вы последуете моему примеру и опустите дозу ниже минимального значения, то эффект будет сопоставим с ломкой. Вот почему продолжительные и дорогостоящие визиты в реабилитационные центры или рекомендации врача жизненно необходимы. Без надлежащего медосмотра пациент может подвергнуться риску серьезной абстиненции, такой как судороги или галлюцинации.

Как ни странно, в моей жизни не произошло ничего подобного за те полгода, которые понадобились для отказа от обезболивающих и антидепрессантов. Возможно, свою роль сыграли мои профессиональные знания, я точно не скажу. Но могу уверенно заявить, что после ОСП я расстался с прошлым и открыл для себя новый мир — без зависимости и боли.

Я не хочу утверждать, что перемены в моей жизни происходили без всякого участия с моей стороны, но именно после встречи с архангелами и Светящимся Существом я получил знания и видение, необходимые для сознательной трансформации прошлого.

Мне предстояли серьезные перемены. До ОСП я страдал хронической депрессией, и, естественно, что после диагноза «рак предстательной железы» мое психологическое состояние резко ухудшилось. Среди насущных проблем особенно остро стояла проблема денег, которые я потерял на фондовом рынке — более трех с половиной миллионов долларов, причем большая часть этой суммы принадлежала моим близким. К тому же меня тревожили экзистенциальные вопросы.

Откуда у меня возник рак? Почему после первой и последующих операций мне становилось только хуже?

В результате оперативных вмешательств зависимость обычно усиливается: мне не просто хотелось принимать обезболивающие — я действительно нуждался в них. Боль была так невыносима, что я неоднократно брал больничные листы. Все-таки как процесс лечения вышел из-под контроля? Сколько еще, на протяжении многих часов подряд, я смогу работать в мире сердечной хирургии высокого риска? Имею я право заведовать анестезиологическим отделением, если зависим не меньше своих пациентов? Почему я стал таким безнадежно меркантильным и зачем мне участвовать в этой бессмысленной гонке конкурентов? Как мне наладить отношения с сыном, покойным отцом и Богом?

Пережив ОСП, я знал, что ангелы могут дать ответ.

После выписки домой из больницы у меня возникла потребность в медитации, сейчас я медитировал ежедневно, иногда по нескольку раз в день. Я даже оборудовал комнатку на первом этаже нашего нового дома — маленький закуток, где расставил статуэтки индийских богов и богинь, архангела Михаила и архангела Рафаила — христианских святых, которые явились мне. Это была причудливая смесь религий, но еще причудливей выглядела комната в голубом дыму, который наполнял ее, когда я жег благовония. Все же мне нравилась эта смесь. Одним из многих нюансов, которые я сумел понять после встречи с ангелами и Светящимся Существом, было сходство между людьми и религиями. Я осознал эти нюансы во время одной из медитаций, когда мне явился архангел Михаил.

«Не важно, чему учат нас проповедники. Важно, что все люди хотят одного и того же, — сказал архангел, причем его слова прозвучали в моей голове еще до того, как я увидел его самого. — Все мы хотим быть здоровыми, счастливыми, свободными от страха и дружить друг с другом. Мы нуждаемся в мирном сосуществовании».

Были другие встречи с ангелами. Они приходили ко мне практически ежедневно во время медитаций, хотя я не мог предсказать, когда они появятся.

В какой-то момент они просто появлялись. Иногда они напоминали мне школьных учителей. Например, если во время медитации я обдумывал какой-то вопрос, они рисовали картину, которая помогала найти ответ.

Однажды, во время одной из медитаций мной овладела глубокая печаль, причиной ее были те же страхи, вызывавшие депрессию.

Я задумался о деньгах, потерянных мной на фондовом рынке в 1999 году, и спросил себя: почему я вложил весь свой капитал в рисковые активы только для того, чтобы проверить свои математические расчеты и заработать еще больше денег, хотя заработанное уже превышало все мои ожидания? Я думал о друзьях, заработавших намного больше, чем я, просто следуя моим советам. Почему я не бросил торговать опционами и не обналичил их сразу же, как советовал своим друзьям? Потом я задумался о раке предстательной железы. Может быть, это Божье наказание? Почему я не мог выздороветь и перенес столько операций? Вдруг это кармическая расплата за прошлые грехи? Когда я искуплю свои грехи? Смогу ли я снова полюбить себя?

Изо всех сил я пытался сохранить позитивный медитативный настрой. Как правило, он означает, что человек отдается во власть свободного потока мыслей, принимает их как неотъемлемую часть жизни и позволяет им исчезнуть в мире своего сознания. Но мысли не исчезали. Они оставались со мной и мешали медитировать.

Вдруг мне явились архангел Михаил и архангел Рафаил. В своей обычной приятной манере они утешали меня словами, что «уклонение от пути» во время медитации — дело самое обычное.

«Естественно, во время медитации у тебя возникают мысли, но ты должен дистанцироваться от них и отпустить по течению реки жизни», — сказал архангел Рафаил.

«Именно так должно быть, — согласился архангел Михаил. — Но у многих это не получается, по крайней мере у новичков».

«Да, у мыслей есть колючки, как у кактусов, — сказал Рафаил. — Они вонзаются в тебя и причиняют боль. Иногда их нельзя извлечь сразу же, как тебе хочется, и уколы причиняют боль».

«Есть простые средства борьбы с этими депрессивными мыслями», — сказал архангел Михаил.

Я должен был взглянуть на ситуацию под другим углом зрения. Как советовал мне архангел, я выделил в себе две противоположные друг другу ипостаси — Раджива-бедняка и Раджива-счастливчика. Раджив-бедняк расстраивался из-за потери денег на бирже и не мог согласиться, что виной тому была его жадность. Потом он заболел раком предстательной железы, за этой бедой последовали несколько операций с осложнениями. Теперь он роптал на Бога за эти несчастья, не задумываясь о собственной карме. Раджив-счастливчик — это малый, которому представилась возможность следовать своей дхарме, своей цели, который был свободен от огромных долгов по ипотечному кредиту. Его жизнь была намного легче, и он мог открыть новый смысл жизни, он мог изменить мир.

Эти две ипостаси моей личности сформировали мое новое мировоззрение. Как сказали мне ангелы, во время медитации надо спрашивать себя: кем я хочу быть сегодня? Радживом-счастливчиком или Радживом-бедняком?

Я понял, что сами обстоятельства моей жизни и помогут мне ее изменить. Как сказал Рафаил: «Боли избежать нельзя, но у страдания есть альтернатива».

Оставалось только изменить угол зрения, чтобы прекратить испытывать страдания. Все оказалось довольно просто. Я не могу изменить прошлое, я должен его принять. Я должен понять, что сам решаю, кем мне быть — счастливчиком или неудачником. Другими словами, с болью прошлого ничего сделать нельзя, но, создавая такое будущее, какое ты захочешь сам, совсем необязательно продолжать страдать из-за нее.

<< | >>
Источник: Пол Сперри, Раджив Парти. Умереть, чтобы проснуться. 2017

Еще по теме Глава 15 Раджив-счастливчик и Раджив-бедняк:

  1. Сто один способ разбогатеть Счастье за один рубль. Богачи и бедняки
  2. Глава 11
  3. Глава 6
  4. Глава 3
  5. Глава 1
  6. Глава 2
  7. Глава 4
  8. Глава 5
  9. Глава 7
  10. Глава 8
  11. Глава 9
  12. Глава 10
  13. Глава 12
  14. Глава 13
  15. ГЛАВА 2.