<<
>>

Глава 7 Прошлая жизнь и будущая жизнь

Меня поглотила тьма, через которую потом проступили видения, сначала показавшиеся мне незнакомыми, но, как выяснилось позже, это были мои прошлые жизни.

В первом видении я сидел во внутреннем дворике королевского дворца в средневековой Индии и был всемогущим владыкой этих земель.

Передо мной открывался яркий пейзаж. Я видел аккуратно подстриженный светло-зеленый газон, окруженный высокими каменными изваяниями индийских богов и богинь. Также я видел крестьян, которые обрабатывали мою землю, выращивали мое зерно и увеличивали мое богатство.

Я был рассержен, но не знал почему. Как приличествовало моему царственному сану, я медленно поднялся с трона и спустился вниз к крестьянам. Я помахивал плеткой, ступая по влажной траве. Я не боялся, что крестьяне могут защищаться или отомстить мне, потому что меня окружали несколько преданных солдат, которые шли вместе со мной и тоже помахивали плетками.

Я не понимал, почему мучил этих людей, которые так усердно работали на меня. Возможно, их труд не казался мне слишком усердным или я хотел их проучить и продемонстрировать свою власть.

Может быть, в этом году не уродилась пшеница, потому что было мало дождей, и я обвинял крестьян в плохой погоде. Может быть, я так забавлялся, не знаю. Но я знал, что мне очень нравится сечь крестьян, хотя они уже и так падали передо мной на колени. И я знал, что мое запястье ужасно ныло после того, как я наносил удары плеткой, причем я еле сдерживал стон и уже не мог бить этой рукой, не испытывая сильной боли.

Наблюдая это постыдное зрелище, я молниеносно перенесся в мою нынешнюю жизнь. Я порвал связку в правом запястье. Боль была так невыносима, что я пил обезболивающие, чтобы просто жить и работать. Почему я вспомнил про эту боль сейчас?

Почему я был так жесток к этим людям, честным труженикам, которые искали у меня помощи и мудрого совета, но взамен получали удары когтистыми плетьми? Я не находил ответа.

Я мог только стыдливо смотреть, как бью этих крестьян что есть мочи.

Я уверен, что мой доппельгангер[3] из Средних веков был совершенно неуправляем и не послушался бы меня сегодняшнего. Но мой просветленный ум воспринимал увиденное по-новому, и это восприятие ужасало. Я услышал голос, который говорил со мной по телепатической связи. Он по-доброму, но твердо приказал мне молить крестьян о прощении, что я и сделал без тени сомнения, так как стыдился того, что сотворил.

Наблюдая сцену избиения крестьян, я сказал: «Я ужасно с вами обращался. Простите меня за все».

Крестьяне подходили ко мне один за другим, принимали мои извинения, причем некоторые даже дотрагивались до меня, желая убедиться в человеческом отношении к ним, чего они никогда не посмели бы сделать, если не верили бы в мою искренность. Когда они касались меня руками, я чувствовал удары, похожие на электрические разряды и пронзавшие меня до мозга костей. Я уверен, что именно эта непрерывная череда любящих прикосновений исцелила разрыв связки в правом запястье, который мучил меня много лет. Через неделю после околосмертного переживания и до сегодняшнего дня боль уже не была такой сильной, как прежде.

Пока перед моими глазами медленно меркла жизнь владыки в Средние века, другие прожитые мною жизни молниеносно сменяли одна другую, как иллюстрации в детской книжке с картинками, если ее очень быстро листать. Они были смутно знакомы мне, но только я пытался сосредоточиться на одной, как мое внимание перескакивало на другую, а потом на третью. Переживая эти события, я понял, что время нелинейно. Время может идти вспять, может подчиняться циклическим закономерностям, может одновременно содержать прошлое, настоящее и будущее. Я пришел к выводу, что время изобрел человек, пытаясь упорядочить свою жизнь. Но на самом деле времени не существует, по крайней мере оно не такое, каким мы его представляем. Мы сами, то есть наше сознание, являемся тем, что вытягивает наши жизни вдоль «временного отрезка».

Внезапно этот стремительный калейдоскоп остановился, и начали появляться картины другой жизни. Я сидел на пороге большого, но неопрятного дома с окнами на зеленеющее поле. По ту сторону поля тянулись другие дома, и я знал их жителей. Они выходили из своих грязных лачуг и медленно брели на полевые работы. В эту минуту в моей голове начали один за другим возникать ответы на вопросы: кто я и где я.

Я жил в горном афганском ауле девятнадцатого века, и передо мной расстилалось маковое поле. Зеленые маковые коробочки сидели на верхушках стеблей, как пломбир на деревянной палочке. Это маковое поле досталось мне по наследству от покойного отца, и теперь я был одним из крупных поставщиков опия в стране. На продаже опиумного мака я сделал огромное состояние, но оно мало меня интересовало, поскольку я был влюблен в свою собственную продукцию. Я был опиумным наркоманом.

Моему взору открылись несколько картин: вот я стою в поле и пробую маковый сок на вкус. Полевые работники надрезают маковые коробочки, чтобы потом высушить их, а я иду среди рядов макового поля, растирая смолу пальцами и облизывая их. Сок приятно дурманил, но этот эффект был несравним с эффектом готового опиума. Те же работники, которые надрезали коробочки и высушивали их, скатывали маленькие опиумные шарики для моей трубки, которую я курил по вечерам.

Поначалу пары опиума дарили райские ощущения. Мой мозг погружался в блаженное состояние, когда казалось, что тело обволакивает теплая морская вода и отделяет его от внешнего мира. Напоенный этим зловещим блаженством я созерцал, как маковое поле меняет свой цвет в лучах заходящего солнца и как день медленно сменяется ночью. Но это опиумное наслаждение обернулось адом, когда я решил, что этого мало. Я обнаруживаю себя «дегустирующим» урожай с утра до вечера и рассказывающим своим работникам, что должен проверить, насколько товар качественен, перед тем как предложить его перекупщикам.

Я знаю, что они знают правду. Я знаю, что однажды они перенесут меня к хижине и будут снабжать меня опиумными шариками в достаточном количестве, чтобы я весь день пролежал в опиумном бреду, а они в это время станут воровать мои деньги.

Я знаю, что рано или поздно все это произойдет, но мне наплевать. Я прочно подсел на ощущения, которые приносит мне опиум, на любопытную особенность этого кайфа, которая позволяет мне всецело концентрироваться на своих ощущениях.

«А ведь у меня вновь сформировалась эта зависимость, — думал я, наблюдая за тем, как мой двойник из девятнадцатого столетия пристрастился к курению опиума. — Викодин или опиум — по сути одно и то же. Разница лишь в том, что я был зависим уже в прошлой жизни. Что бы это могло значить?» — спросил я себя.

«Это означает, что теперь ты знаешь: твои проблемы из прошлого присутствуют в твоем настоящем, — произнес тот же вездесущий голос. — У тебя будет еще одна жизнь и еще один шанс избавиться от зависимости».

Я осознал, что в нынешней жизни воспроизвожу манеру поведения из моих прошлых жизней: презираю менее удачливых, злоупотребляю богатством и общественным положением и отгораживаюсь от реального мира с помощью обезболивающих и антидепрессантов. Меня озарила эта мысль, но одновременно я задумался о том, что если мне суждено выжить после операции, то мне следует избавиться от привычного поведения и начать новую жизнь. Возможно, мне дадут еще один шанс побороть свои слабости.

Это открытие и напугало, и потрясло меня. Выход из тела и путешествие сквозь туннель напомнили мой первый полет на американских горках: я боялся того, что ждет меня впереди, и в то же время хотел испытать еще больше.

Видения рассеялись, и я снова вернулся в туннель. Впереди горел яркий Свет, и рядом со мной снова стоял отец. Он взял меня за руку и повел к Свету. Как и раньше, он телепатически повторил мне ту же фразу: «Если ты сохраняешь ясность ума и честен с самим собой, о тебе позаботятся Бог и Вселенная».

Эта фраза переполняла все мое существо. Я чувствовал себя полностью умиротворенным, и в этот самый момент я понял, что моя жизнь получила новое направление.

<< | >>
Источник: Пол Сперри, Раджив Парти. Умереть, чтобы проснуться. 2017

Еще по теме Глава 7 Прошлая жизнь и будущая жизнь:

  1. Глава 7 Жизнь продолжается
  2. Глава 54 В новую жизнь
  3. Иногда можно судить о будущем по прошлому
  4. Прошлое — не пролог к будущему
  5. Оглядываясь назад, в прошлое, и глядя в будущее
  6. Будущее исследования операций уже в прошлом
  7. Жизнь — это бизнес
  8. Жизнь в разрыве
  9. Пётр Успенский. Странная жизнь Ивана Осокина, 2011
  10. Жизнь в настоящем
  11. Это как жизнь
  12. Жизнь «по понятиям»