<<
>>

Глава 23 Будь самим собой

Пока Рагав был на занятиях, я совершенствовал свои медитативные навыки, проводил долгие часы за чтением религиозных и духовных трудов на общие темы, связывающие все формы духовной мысли.

Также я подробно разобрал собственное околосмертное переживание, чтобы рассмотреть типы медитации, которые были бы особенно эффективны для достижения всех уровней осознания этого ОСП.

По вечерам я навещал Рагава, пока он не прогнал меня, чтобы я не мешал ему заниматься. Он был в ударе. Он учился до полуночи и рано вставал, чтобы успеть на занятия. Я взволновался. «Может быть, Рагав действительно хочет стать врачом?» — думал я, пытаясь скрыть свой эгоизм. Видно же, что он прилежно занимается.

Благодаря медитациям прощения мое сердце открылось для сопереживания другим и сыну в особенности. Учась сопереживать другим, я начинал понимать, с каким упорством настаивал, чтобы он окончил медицинский факультет. В таких мыслях родился вопрос, который уже возникал во многих моих медитациях: «Неужели из-за собственной гордости ты заставляешь его стать тем, кем ему не хочется быть?»

«Отец знает лучше, — подумал я.

— Но лишь тогда, когда дело касается его самого».

Вдруг, совершенно неожиданно для нас самих, учебный семестр подошел к концу, и Рагав сдал последний экзамен. Он перешел на третий курс. Еще год, и ему выдадут диплом.

Мы возвращались в Калифорнию ко Дню благодарения. Арпана встретила нас в аэропорту, и мы сияли от радости. Вдруг Рагав обнял меня за шею, и я заплакал. Арпана протянула руку и вытерла слезы с моих щек.

«Спасибо за помощь, папа, — сказал он. — Спасибо вам обоим».

Мысленно я вернулся к ОСП и ко всему тому, что случилось потом. Это был долгий путь, и он еще не завершился, но я был в восторге от всего произошедшего со мной и всех духовных прорывов в моей жизни.

Я уже научился многому. Но еще больше предстояло узнать.

Перед началом следующего семестра Рагав должен был сдать экзамен по лицензированию врачебной деятельности — экзамен на профпригодность, где ему предстояло продемонстрировать уровень освоения основных медицинских наук и умение применять их на практике. Это трудный экзамен, но медицинские университеты требуют от студентов, чтобы они сдали его и тем самым подтвердили свою готовность продолжить образование.

Было похоже, что Рагав серьезно настроился на подготовку к испытанию. Мы обсудили, что потребуется ему для сдачи экзамена, и создали в доме атмосферу, которая благоприятствовала его учебе. Затем мы с Арпаной оставили его одного, чтобы он мог заниматься. Предоставляя ему полную свободу действий, мы хотели понять, действительно ли он хочет стать врачом или планирует выбрать другой путь.

Вдруг мое эго снова подняло голову. Я подумал, что мои старания окупятся сторицей, если мой сын станет врачом. Но вдруг он не захочет стать врачом? Вдруг он провалится на экзамене? Неужели во мне снова заговорил отцовский гнев, как это было до моего ОСП? Неужели я опять стану злым и жестоким, если он не захочет стать врачом? Чтобы избавиться от этих опасений, я решил посоветоваться с Санджаем. Мой друг по-прежнему мужественно боролся с раком.

Он выслушал мои жалобы, а затем высказал свое мнение. «Самое главное, что вашему сыну нравится его жизнь, — сказал он. — Теперь я знаю эту истину, потому что сам болен. Ты знаешь ее благодаря ОСП. Твой сын тоже знает ее, только по-своему. Я думаю, что он не хочет быть врачом, но боится сказать об этом. Спроси его, как он хочет поступить со своей жизнью. Не дави на него. Помни, это его жизнь».

Я позвонил сестре и рассказал ей, что происходит. Два года назад у нее погиб сын. В пятницу он окончил бизнес-школу в Сингапуре и в воскресенье ночью разбился на машине. Она терпеливо меня выслушала, а затем высказала свое мнение.

«Радуйся, что он у тебя есть, — сказала она. — Я бы все отдала, чтобы у меня были твои проблемы».

Потом я спросил Арпану.

«Просто люби его за то, что он есть, — сказала она. — Это одно из наставлений твоего ОСП, верно? Воздействуй примером, а не силой. Придется смириться, что он не хочет стать врачом».

Таким образом, я перестал спрашивать своих друзей и родственников, что они думают об этой дилемме. Я решил спросить самого Рагава.

Мы с Арпаной стояли на кухне. Рагав проходил через гостиную, когда я попросил его остановиться на минутку.

Арпана чувствовала, что что-то назревает. Она пила воду, но поставила стакан обратно и притянула Рагава к себе. Это была защитная реакция, и вдруг мне стало стыдно, потому что я понял: они боятся, что разговор закончится ссорой.

«Как учеба?» — спросил я.

«Неважно, — сказал Рагав. — Интерес пропал».

«Хочешь стать врачом?» — спросил я.

«Я пытался, — сказал он. — Не хочу разочаровать тебя и маму. Не знаю, что сказать, но это не для меня».

Я посмотрел на Рагава. Мы смотрели друг на друга. Я чувствовал, что ему неловко, только на этот раз мое сердце наполнилось состраданием, а не гневом.

«Наверняка ему тяжело говорить об этом. Должно быть, он ужасно боится меня», — мелькнуло в голове.

Все, о чем я мог думать — как помочь ему пережить это. Как облегчить его ношу и воскресить его надежды на будущее? Какую роль сыграть в его жизни, помогая сориентироваться на новом пути? На этот раз его нужды заботили меня намного больше моих собственных. Теперь мне была невыносима мысль о том, что я мог его упрекать, наказывать или стыдить. Я боялся, что все будет так, как всегда. В любом случае, мне было очень жаль, как я относился к нему в прошлом.

Пока мы втроем стояли вместе на кухне, у меня возникло непреодолимое желание проявить отцовские качества, желание наставить, поддержать и обучить независимости и успеху. Я знал, что должен это сделать, потому что только так он мог раскрыть свой природный талант и способности, не подстраиваясь под меня.

Я откашлялся.

«Тогда продолжим, — сказал я. — Ты еще молод. Лучше, если это случится сейчас, пока у тебя все впереди. Потом ты не сможешь ничего изменить».

Я наблюдал, как моя любимая жена и сын выдохнули с облегчением. Я сказал сыну, что помогу ему, и не важно, что от меня потребуется. Я понял этот урок: самые большие проблемы в жизни могут возникнуть тогда, когда человек хочет оправдать чужие надежды и забыть о собственных. Этот разговор помог моему сыну разобраться в себе. Я поощрял его желания, но не подсказывал ему, какими они должны быть. «Зачем я живу на этой земле, если не могу облегчить страдания людей, вверенных моей заботе?» — подумал я.

Когда я понял это, мои отношения с сыном изменились навсегда.

<< | >>
Источник: Пол Сперри, Раджив Парти. Умереть, чтобы проснуться. 2017

Еще по теме Глава 23 Будь самим собой:

  1. Труд — это работа над самим собой, самосоздание
  2. Джен Синсеро. НИ СЫ. Будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед, 2018
  3. Стивен Джозеф. Аутентичность: Как быть собой, 2017
  4. Управляя собой
  5. Связь европейских государств между собой
  6. Формирование мира из связанных между собой государств
  7. Почему самые ожесточенные финансовые битвы мы ведем сами с собой, иррациональными
  8. Конфискация активов вне уголовного производства не должна подменять собой уголовное преследование
  9. Глава 65 Все и сразу
  10. Глава 11
  11. Глава 6
  12. Глава 3
  13. Глава 19 Реконструкция
  14. Глава 10 Дата ее смерти
  15. Глава 46 Ох уж эти итальянцы…
  16. Глава 16 Посреди февральской весны
  17. Глава 5 Куда катится мир
  18. Глава 27 Венеция
  19. Глава 44 София