<<
>>

Глава 12 На большой дороге

Ради справедливости должен заметить, что Арпана никогда не слышала об околосмертных переживаниях. Она была стоматологом и знала о случаях, как люди получали слишком большую дозу анестезии или у них останавливалось сердце в стоматологическом кресле, но она никогда не слышала, чтобы человек покидал свое тело, уходил в туннель или встречал покойных родственников в райских садах.

Эта идея была ей внове, и мысль о том, что нечто подобное случилось с мужем, была ей непонятна.

Мое ОСП напоминало слона в посудной лавке. Нам не хотелось о нем говорить, но, судя по бессвязному характеру нашего разговора, Арпана могла сказать, что мое переживание прочно засело в моей голове. Какое-то время она избегала этой темы, но в итоге поняла, что должна нарушить молчание.

«Не хотела бы говорить, Раджа, но для меня это кажется сном. Это очень яркий сон, но только лишь сон», — сказала она.

«Но это было на самом деле, а не во сне! Я был вне моего тела, я был там и получил знание, которое перевернуло мою жизнь, — сказал я.

— Неужели ты думаешь, что если это переживание не было бы реальным, я отважился бы на такие огромные перемены в нашей жизни?»

«Это огромные перемены, мой Раджа, — сказала она, называя меня этим ласковым прозвищем. — Но я не могу не сомневаться. Вся наша жизнь изменится до неузнаваемости. Мы переживем такие перемены?»

Я хорошо понял, что она имела в виду. Если уйду с поста заведующего анестезиологическим отделением, наши друзья подумают, что у меня очень серьезная болезнь и, возможно, я при смерти. Если мы продадим дом и избавимся от дорогих машин, они подумают, что мы разорились или вообще разводимся. Если я начну рассуждать об ангелах и целительской практике осознанности, они подумают, что я спятил. Она имела право сомневаться в моих дальнейших шагах. В нашем мире — да практически в любом мире — такие серьезные шаги, к которым меня подталкивали ангелы, говорят о плачевной ситуации, а не о духовном преображении.

Духовное преображение — это последнее, о чем думает большинство людей, и, скорее всего, они не поверят в это объяснение, если его им предложат. К тому же к этим шагам меня подталкивали ангелы и Светящееся Существо, которое встретилось мне в духовном мире. «Может быть, я схожу с ума?» — задумался я.

«Не знаю, сможем ли мы пережить такие перемены, — сказал я, испугавшись даже самой мысли о таких вещах. — Но я обязан поступить так, как советовали ангелы и Светящееся Существо. Они не просили. Они говорили так, словно перемены были делом решенным!»

«Значит, они видели наше будущее», — сказала Арпана саркастически.

«Полагаю, что так, — сказал я. — Они знают, что мы должны сделать, чтобы исполнились их предначертания».

Я не мог поверить, что говорю это. Я всегда был твердо убежден, что управляю моей жизнью. Кроме того, я был человеком, которому вверена не только собственная судьба, но и судьба моей семьи. И сейчас, передавая бразды правления ангелу, я совершал поступок, который, по мнению всех окружающих, выглядел абсолютно безумным, но только не в моих глазах. Я не отступался от задуманного и с радостью передавал право на управление своей жизнью в обмен на духовное просветление.

«Мне нужно пройтись», — сказала Арпана.

«Мне нужно еще обезболивающего», — ответил я, чувствуя, как горят нервы вокруг дренажного отверстия.

Я нажал тревожную кнопку, вызывая медсестру. Когда она появилась, Арпана уже ушла.

На следующий день пришел хирург. Он хотел узнать, как мои дела. Дренаж уже не сочился так, как вчера. Хирург предположил, что рана скоро заживет.

«Значительное улучшение, — сказал он, надавливая на разрез рукой. — Я думаю, что сегодня вас выпишут».

Чуть позже днем пришел интерн. Он надавил на рану и мял ее руками, пока я не скорчился от боли.

«Извините, док, — сказал он. — Но если не будет болеть, то не заживет».

Он что-то пометил в медкарте и сказал, что меня выпишут в ближайшие часы.

«Вам надо убираться отсюда, прежде чем вы подхватите стафилококковую инфекцию», — сказал он, признаваясь мне как коллеге, что их больница, как и многие другие, бессильна перед этой заразой.

Через несколько часов, когда были подписаны документы на выписку, меня усадили в инвалидное кресло и выкатили на обочину тротуара к БМВ Арпаны. Вскоре я откинулся в пассажирском кресле, и мы направились домой.

Мы ездили по этой дороге много раз, но теперь мне казалось, что она ведет к великому неведомому.

Интерн выдал мне флакончик с обезболивающими таблетками, которые должны были помочь мне пережить двухчасовую поездку до дома. Он добавил, что во мне уже «порядочно транквилизаторов», но если понадобится снять боль, таблетки придутся очень кстати.

Обычно я только приветствовал дополнительную дозу, поскольку моя лекарственная зависимость требовала, чтобы я пил таблетки несколько раз в день для профилактики депрессии и приступов гнева. Но сейчас, к своему удивлению, я положил их в бардачок и больше о них не вспоминал.

Несмотря на обезболивающие, разрез все же причинял мне боль, однако ощущения были намного лучше моих ожиданий. Я даже коснулся несколько раз своей раны, чтобы снова почувствовать боль и чтобы убедиться, что ткани не онемели и в них не поселилась гангрена или какой-то другой монстр, пожирающий плоть. Боль была вполне сносной.

«Что-то изменилось», — сказал я себе.

Про Арпану я мог сказать то же самое. Очевидно, что вчера ее напугали перемены в моем характере, но теперь ее лицо казалось задумчивым и умиротворенным. Она не улыбалась, но выглядела счастливой.

Только мы выбрались с забитых дорог Лос-Анджелеса и выехали на свободную дорогу, Арпана заговорила о переменах, которые ожидали нас в будущем.

«Наше будущее похоже на эти дождевые облака, — сказала она, указывая на гряду темных и зловещих туч на горизонте. — Понятно, что сегодня с часу на час эти тучи прольются дождем, но я не могу сказать, будет ли это сильная гроза или просто освежающий дождь. Не знаю, будут ли перемены плохими и будут ли плохими вообще, потому что у меня нет всей информации».

«Я знаю, что ты хочешь сказать, — сказал я. — Мне проще, потому что я был там и знаю, насколько все это реально.

Но ты считаешь, что я рассказывал тебе свои сны».

«Сны, — повторила Арпана. — Похоже, что наше будущее так же призрачно, как твои сны».

Сны. Я посмотрел вперед и пробормотал про себя: «Сны».

Моя голова опустилась на грудь — я засыпал. Через минуту я уже спал, но теперь мой сон был не о взрослых игрушках, которые снились мне, когда я засыпал дома на просмотре телереклам, не о машинах, мчащихся сквозь бескрайнюю пустыню. Мне снилось, как я открываю свой медицинский кабинет специалиста по практике осознанности. Я мог разглядеть его в мельчайших подробностях. Я был смущен, так как не очень хорошо знал, что делать, но что-то делал. Вдруг я опять проснулся.

Арпана продолжала говорить.

«Ну и как ты собрался зарабатывать на практике осознанности? — спросила она. — Что это такое?»

«Знаю только приблизительно, в общих чертах, — сказал я. — Нефармакологические методы лечения в сочетании с лекарственными препаратами могут вылечить депрессию, зависимость и другие болезни души. Это поиск внутренних резервов, которые могли бы заполнить внутреннюю пустоту из-за лекарств, алкоголя и наркотиков. Знаешь, что они сказали? Зависимость — это несбывшийся духовный опыт».

«Кто сказал?» — спросила Арпана.

Я вдохнул поглубже и ответил: «Ангелы».

«Но, Раджа, это могут быть твои личные проблемы, — говорила она, и в ее взгляде читалась абсолютная уверенность, что это и есть мои личные проблемы. — Как ты сможешь обучить этим целительским практикам других?»

Мое лицо зарделось от стыда. Я знал, о чем она говорит. Когда мне недоставало обезболивающих, чтобы ублажить мое пристрастие, я быстро раздражался и был совершенно несносен.

«Я знаю, что у меня проблемы с наркотиками, но теперь пора вылечиться и научить этим секретам других, — сказал я. — Я знаю, время пришло. Мне предстоит многое узнать о практике осознанности, но ангелы сказали, что я научусь. Я должен верить».

И отключился. Когда мы проехали несколько километров, Арпана разбудила меня, тряся за плечо.

«Я вот подумала, — сказала она, и в ее глазах плясал огонек.

— Мне никогда не хотелось ничего такого. Это ты хотел».

«Что ты хочешь сказать?» — спросил я, тряся головой и опять просыпаясь.

«Ты желал всего этого. Это тебе был нужен дом побольше, „Хаммер“, „Мерседес“, вечеринки и прочие игрушки».

Прежде чем я успел возразить, она напомнила, что я хотел «попасть в самое яблочко». Я сразу понял, что она имеет в виду. Согласно плану застройки, наш квартал был спроектирован в форме двух колец. Внешнее кольцо состояло из домов с площадью от трехсот семидесяти до четырехсот двадцати квадратных метров, с двумя этажами, двухместными гаражами, задним двором и бассейном, где могли спокойно разместиться тридцать-сорок человек гостей. Внутреннее кольцо было таким же, как внешнее, разве что дома были на сотню квадратных метров побольше, с трехместными гаражами и задним двориком, который мог вызывать восторг у самых искушенных устроителей вечеринок. И попасть во внутреннее кольцо могли только те, кто знал код от замка. Внутреннее кольцо было тем самым «яблочком». По своим размерам и своему дизайну эти дома не уступали многим особнякам на Беверли-Хиллз. Площадь самого маленького дома в этом кольце составляла где-то пятьсот пятьдесят квадратных метров, а самого большого — той самой копии Белого дома в миниатюре — около тысячи квадратных метров. Из нашего дома с анфиладами комнат открывался прелестный вид на гольф-поле и озеро. У нас был четырехместный гараж. На заднем дворе размещались бассейн, джакузи, банная купель, фонтан и газон, с которым садовник возился по полдня каждую неделю.

«А-а-а, „яблочко“, — понимающе протянул я. — Но как я мог знать тогда, что это только начало моих проблем, а вовсе не конец?»

«Как ты мог знать? Раньше надо было думать, — сказала она, притворяясь рассерженной. — А теперь погляди на нас! Гораздо труднее выйти из этого положения, чем вляпаться в него».

«Погоди-ка, — подумал я. — Не только я принимал эти решения».

«Арпана, не я один покупал все это. Ты была вместе со мной, — возразил я. — И хотела этого не меньше меня».

«Я знаю, Раджа, я знаю. Но, к сожалению, мы всегда хотим больше, чем можем себе позволить. Все мы люди. Мы не чувствуем, когда следует остановиться», — вздохнула Арпана.

<< | >>
Источник: Пол Сперри, Раджив Парти. Умереть, чтобы проснуться. 2017

Еще по теме Глава 12 На большой дороге:

  1. Глава 51 По дороге в школу
  2. Глава 32 Дорога Юлия Цезаря
  3. Глава 1 Ее больше нет…
  4. Глава 8 На одну проблему больше
  5. Чем больше вещи меняются, тем больше они остаются все теми же
  6. Чем больше знакомых, тем больше денег
  7. НИЗКИЕ НАЛОГИ: чем больше средств остается в распоряжении людей, тем больше они производят
  8. Самая простая стратегия успеха у клиентов — всегда давать больше, чем от вас ожидают. Намного больше.
  9. Глава десятая, в которой мы рассмотрим бюджет подростка, не нуждающегося больше в финансовом контроле со стороны взрослых
  10. Первый корнер с акциями Гарлемской железной дороги
  11. Реформирование российских железных дорог
  12. Лена Обухова, Наталья Тимошенко. Дорогой несбывшихся снов, 2017
  13. На перепутье трех дорог
  14. Дорогие россияне
  15. А напоследок я скажу. Вот что, дорогой читатель…
  16. Второй кормер с акциями Гарлемской железной дороги
  17. Акции США выжили» Дорогие ли они сегодня?
  18. Февраль 1995 Том 32, номер 2 Нервные барышни: дорога на Небеса